home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Афродита

— Не знаю, что хуже, тот факт, что эта чертова полиция не позволяет нам уехать домой в туннели, или то, что я на самом деле начала думать об этих хреновых туннелях, как о доме, — бурчала Афродита, пока рылась в сумочке. — Где, черт возьми, успокоительное?

— Позволь мне помочь тебе, моя красавица. — Дарий осторожно взял у Афродиты сумочку от Валентино Гаравани, расстегнул боковой карман и вытащил оттуда пузырёк с таблетками. — Либо вино, либо успокоительное, но не всё сразу, — сказал он, протягивая ей пузырек.

— Мой отец мёртв, — уныло сказала она.

— Я думаю, в этом есть смысл, Дарий не хочет увидеть мёртвой и тебя, — произнесла Зои, плюхаясь за ней на диванчик в небольшой комнате ожидания рядом с лазаретом. — Я знаю, что ты чувствуешь, и знаю, что это может показаться тебе хорошей идеей, забыться на сегодняшний вечер, но от смерти отца не убежишь.

— Даже дерьмового отца? — спросила Афродита Зет.

— Да, даже такого, — понимающе кивнула Зои. — Когда-нибудь ты смиришься с этим. По своему опыту могу сказать, что лучше это заделать раньше, чем позже.

Афродита нахмурилась, но убрала бутылку красного вина, из которой пила.

— Хорошо. Я выбираю успокоительное.

— Только одну таблетку, — настоял Дарий.

— Ладо. Просто дай её мне. Даже полузабытье будет сейчас очень кстати.

Дарий клал маленькую голубую пилюлю в ладонь Афродиты, когда голос Шони заставил Афродиту с удивлением поднять глаза.

— Я не хочу быть в забытье. Даже в полузабытье. — Шони вошла в комнату ожидания, следуя за Стиви Рей, Рефаимом, Демьеном и Танатос. — Если я забудусь, то могу не вспомнить того, что произошло сегодня ночью и это означает, что я забуду последний день жизни Эрин. Её жизнь заслуживает того, чтобы её помнили. Также как и жизнь твоего отца, Афродита.

Афродита отправила пилюлю в рот и проглотила, ничем не запив.

— Когда я вспоминаю отца, я вспоминаю слабого мужчину, который издевался над моей матерью, когда был пьян. Я не уверена, что хочу помнить это. Что ты хочешь помнить об Эрин? То как вы делили они мозги на двоих всё это время или то, что разошлись?

— Серьёзно, Афродита, мне действительно жаль о том, что твой папочка умер сегодня, но это не значит, что ты можешь грубить Шони, — сказала Стиви Рей.

— Стиви Рей, каждый из нас встречался со смертью по-своему, — объяснила Афродита, выглядя более терпеливой, чем то, как она себя чувствовала. — Я лишь говорю вещи прямо, и мне жаль, что это заставляет тебя чувствовать себя неудобно, но я не грублю. Я говорю правду. Так что ты выбрала Шони?

— И то, и другое, — медленно сказала Шони. — Я буду помнить мою Близняшку такой, какой она была на самом деле, не только хорошей или только плохой. У многих людей нет и этого. — Шони перевела взгляд с Афродиты на Зои. — Какой ты помнишь свою маму?

Вздох Зои был долгим и грустным.

— Я пытаюсь помнить только то видение, которое дала мне Никс, в котором мать входит в Потусторонний мир. Тогда ей было спокойно, и это хорошие воспоминания.

— Ну, я не уверена в этом варианте на счет моего отца, — сказала Афродита. — Не знаю, где он, но моё наилучшее предположение, что это не Потусторонний мир Никс.

— Ты, должно быть, удивишься, — произнесла Танатос.

Афродита, в шоке, взглянула на неё.

— Вы говорите мне, что видели его дух, который входил в Потусторонний мир?

— Нет, я не присутствовала при его смерти, и его дух не стал общаться со мной, но могу сказать, что я почувствовала большое количество покоя, которое осталось в земле на месте его смерти. Я надеюсь, это поможет тебе понять, что после смерти я могла ощутить такое сильное присутствие спокойствия только потому, что ушедший дух освободился от жизненного потрясения, трагедии или грусти. Я полагаю, что дух твоего отца переродился, для того чтобы быть свободным от этой жизни и он придёт снова, родившись при счастливых обстоятельствах.

Афродита несколько раз тяжело моргнула и заставила себя не плакать. У неё ушло много времени на то, чтобы собраться с силами, но её друзья терпеливо ждали. Когда она, наконец, заговорила, её голос дрожал:

— Сп-спасибо за то, что сказали мне это Танатос. Это действительно помогает. Я и правда, не могу вспомнить время, когда мой отец был на самом деле счастлив. Я надеюсь, — она остановилась, прочищая горло, и затем закончила. — Я надеюсь, он будет счастлив в следующий раз.

— Это будет моей просьбой к Никс, — произнесла Танатос.

— Моей тоже. И моей. Да, моей тоже, — ответили остальные.

— Будем ли мы следить за телом Эрин в течение нескольких следующих дней? — Казалось, что вопрос Зои сотряс комнату.

— Вряд ли это будет необходимо, — сказала Танатос.

— Ну, я знаю, что это не очень приятно, но кому-то надо сказать это. — Зои говорила так, как будто не замечала или не заботилась о том, что все в ужасе смотрели на неё.

Афродита спрятала неожиданную улыбку. Вау, голос Зет действительно начинал походить на злобный голос Верховной Жрицы.

— Здесь, рядом с нами есть два вампира, — продолжила Зет, жестом показывая на Старка и Стиви Рей, — которые когда были недолетками отвергли Превращение и «умерли», — она изобразила пальцами кавычки. — Точно также как Эрин «умерла» сегодня, — Зои снова изобразила кавычки. — И оба из них воскресли и вернулись как красные недолетки всего через несколько дней. Поэтому я думаю, что нам нужно….

— Нет Зет, — сказала Стиви Рей, неодобрительно смотря на неё. — Эрин не вернуть.

— Стиви Рей, я же сказала, что это неприятно, но нам придётся иметь с этим дело, — убеждала Зои. — Кто пойдет посмотреть…

— Никому не нужно смотреть на мёртвую недолетку, — отрезала Танатос. — Она действительно мертва.

— Танатос видела, что её дух вошёл в Потусторонний мир, — тихо сказала Шони. — Никс приняла её.

— Я уверяю тебя, что Никс не приглашала никого из нас, когда мы умерли, а затем воскресли, — добавила Стиви Рей.

— Нет, не приглашала, — согласился Старк.

— Эрин по-настоящему мертва, — сказал Демьен.

— Ладно, я просто…ну, я не хотела, чтобы это прозвучало холодно или как-то в этом роде, — сбивчиво объяснила Зои.

— Мы уверены, что ты не хотела ничего плохого,- произнесла Танатос.

- Я согласна с Зет на счет того, что нужно называть вещи своими именами, и я думаю, нам нужно убедиться в кое-чем ещё,- сказала Афродита. Она встретилась мудрым взглядом с Танатос.- Круг изгнал то, что выглядело как переделанное тело Неферет и когда её выгнали из школы, она прошла через Эрин и ушла в том направлении, где был найден папа. Я считаю нам нужно знать точно, если Неферет на самом деле убила обоих — Эрин и отца.

У Танатос опустились плечи.

- Я боюсь, что нет способа убедиться в этом окончательно, но предположение Афродиты на счет того, кто мог быть ответственен за обе смерти, имеет смысл. Я почувствовала присутствие смерти за несколько мгновений перед тем, как Зои сообщила мне о пауках. Это могло быть началом отторжения Превращения телом Эрин, или же попытка Неферет воскреснуть из мёртвых.- Она вопросительно посмотрела на всех.- Кто-нибудь из вас заметил, что Эрин показывала признаки болезни перед вечером? Кто-нибудь слышал, как она кашляла или говорила, что была необычно усталой в последнее время?

- Почему бы вам не спросить кого-то, кто действительно знал Эрин, и кому было не наплевать на неё?- произнес Даллас из коридора за пределами комнаты, где он стоял, прищурившись, смотря на всех.

- Даллас, рада, что ты присоединился к нам. Подойди, садись, поговори с нами. Когда ты будешь готов увидеть тело Эрин и попрощаться, я проведу тебя внутрь и расскажу тебе о том, как радостно приняла наша Богиня дух твоей дорогой подруги, когда та вошла в Потусторонний мир этой ночью,- сказала Танатос.

- Мне нечего вам сказать. Она была счастлива перед тем, как бросила этот ебаный круг. Я не хотел, чтобы она делала это. Я бы остановил её, если бы «Мисс я тут самая главная» не сказала своему войну убрать меня с дороги. Я даже не знал, что Эрин умерла несколько минут назад, когда я, наконец, выбрался из этого чертового чулана.- Зрачки Далласа враждебно покраснели.- Я понятия не имею, из-за кого из вас произошел этот огромный пипец, но я могу сказать вам, что знаю правду, как и все остальные в этом Доме Ночи — Эрин мертва потому, что чертова Зои Редберд и её друзья виноваты в случившемся сегодня ночью. До этого она была счастлива и если бы я смог остановить её, я тоже был бы счастлив.

Лампочки в комнате ожидания начали мерцать по мере того, как злость Далласа становилась ощутимее.

- Тебе же будет лучше, если ты заткнёшься, Даллас,- сказал Старк, поднимаясь, для того чтобы встать между разозлённым красным вампиром и Зои.

Дарий присоединился к нему, встав со Старком плечом к плечу.

- Эрин отвергла Превращение. Круг Зои не имеет к этому отношения

- Она не хотела, чтобы ты остановил её, - произнесла Шони, снова заплакав.- Она хотела быть частью нашего круга.

- Она не хотела иметь ничего общего ни с одним из вас!- завопил Даллас.

- Ты не будешь повышать свой голос в гневе так скоро, после преждевременной кончины недолетки.- Сила в голосе Танатос восстановила лампочки, и Даллас сделал шаг назад.- Если ты хочешь проститься со своей подругой с миром, любовью и уважением, то ты можешь сделать это. Если же тебе хочется сорвать злость и посеять разногласия, тогда тебе следует уйти, Даллас, и забрать свою негативную энергию с собой. Тебе не место у постели того, кто недавно присоединился к нашей Богине.

- Я по-своему попрощаюсь с Эрин, но не буду этого делать при людях, которые виновны в её смерти!- Даллас прорычал эти слова, и с презрительной усмешкой сделал несколько шагов назад, перед тем как повернуться и убежать из лазарета.

- Он будет серьёзной проблемой,- сказал Старк.

- Он стал серьёзной проблемой с тех пор как узнал обо мне и Рефаиме,- сказала Стиви Рей, покусывая губу.- Это завело его.

- Это не твоя вина,- сказал Рефаим, беря Стиви Рей за руку.

- Да, ну, жаль, что я не чувствовала каково это было,- пробормотала Стиви Рей, прислоняясь к своему парню.- Это только то, что он использовал, для того чтобы быть милым и сейчас он не просто псих, он опасный псих.- Она посмотрела на Танатос.- Мне не нравиться это говорить, но у меня есть, чувство, что смерть Эрин будет только предлогом, который нужен ему для того, чтобы сделать что-нибудь глупое, например, прийти после нас.

- Да, и все мы застряли в школе вместе с Далласом и этими придурками, сопровождающими его всё время, которые будут вставлять нам палки в колёса, при любом удобном случае, - сказала Афродита.

Вздох Старка заставил всех повернуться к нему.

-Горшок с дерьмом — это то, в чём сейчас Неферет. И мы знаем, что перед тем как Неферет схватила бабушку Редберд, Даллас общался с ней.

- Что означает, что если Неферет удалось взять себя в руки, для того чтобы преобразовать своё тело, она скорее всего, снова свяжется с Далласом для получения информации касательно того, что происходит в Доме Ночи,- закончила за Старка Зои.

- Даллас, винящий нас в смерти Эрин, будет рад, как стервятник на тележку с мясом, сделать что-нибудь, что поможет ему помешать нам,- сказала Стиви Рей.

Афродита поморщилась на деревенское сравнение Стиви Рей, но согласилась с её логикой.

- Худшее, что могло бы помешать нам, было бы выяснение способа доказательства виновности одного из вампиров Дома Ночи в смерти моего отца.

- Я полагаю, ваши предположения верны. Неферет убила твоего отца. Я также полагаю, что её появление могло стать причиной того, что тело Эрин, на котором очень много травм, отвергло Превращение, поэтому Неферет, в буквальном смысле, может быть виновна в том, что она забрала две невинные жизни сегодня ночью,- произнесла Танатос.

- Она захочет спихнуть эту вину на кого-нибудь другого,- сказала Афродита.

- Да, она захочет подкинуть улики, чтобы это выглядело так, что кто-то из Дома Ночи сделал это,- согласилась с ней Зет.- Нет сомнений, Даллас поможет ей сделать это.

- Мы не должны допустить этого,- сказала Танатос.

- Как? Это школа, а не военная крепость. Не так уж и трудно прокрасться сюда и выйти отсюда. Мы все знаем это — все мы это делали. И нам следует помнить о том, что Неферет знает все входы и выходы этой школы, намного лучше нас, - сказала Афродита.

- Тогда, моя задача довольно проста. Я должна придумать способ, для того чтобы помешать Неферет войти в школу, - произнесла Танатос.

- На самом деле, вам нужно помешать не только Неферет. Я чувствую, что Даллас или кого-то из его отвратительных друзей будут ходить туда-сюда и делать любые пакости, придуманные Неферет для них. В действительность ей не нужно ничего делать, ей нравиться командовать. Это делает её могущественнее, - сказала Афродита.

- Хорошо подмечено,- согласилась Зои.

- Я подумаю над этим, и пока у меня не будет ответа, я буду абсолютно уверена, что территорию школы патрулируют. Калона и Аурокс не позволят кому-либо проникнуть в школу в светлое время суток,- сказала Танатос.- Почти рассвело. Вы все нуждаетесь в отдыхе.

Афродита встала и удивилась тому, что комната начала вращаться вокруг неё. Благодарная успокоительному, которое начало работать, она оперлась на сильную руку Дария.

-Ну, я бы сказала, что не хочу казаться стервой, но это было бы ложью. Мне вообще плевать на это. Вам и остальным из Школьного Совета следует знать, что Дарий будет ночевать со мной в моей бывшей комнате.- Афродита говорила с Танатос твердым, не терпящим возражений голосом, который напомнил неприятный ей неприятный голос матери.- Я знаю, что это против правил, но разве красть чью-то бабушку, убивать человека без причины и быть причиной отторжения Превращения и смерти недолетки, и это только три пункта из длинного списка правил, которые были недавно нарушены плохими ребятами. Поэтому я нарушаю правило ради хороших. Я не хочу спать без моего Война, и я могу гарантировать, что Зои чувствует тоже самое.- Афродита стрельнула насмешливым взглядом в Стиви Рей.- Деревенщина настаивала бы, что она спит со своим птице-парнем, но с рассветом он превратиться в птицу и, по-видимому, она по-прежнему отказывается сажать его в клетку перед превращением. Стиви Рей, я права?

-Я не разговариваю с тобой, когда ты называешь Рефаима птице-парнем.- Стиви Рей неодобрительно посмотрела на Афродиту.

- Да, как я думала. Всё ещё без клетки. В любом случае, мы сражались со злом и спасали этот чертов мир месяцами, и сейчас мне нужен мой Воин. Я извиняюсь, если заставила вас чувствовать себя неудобно. Конец.

После этого была длинная пауза, во время которой Танатос и Афродита неотрывно смотрели друг на друга, и затем Танатос сказала:

- Я полагаю, что Воины могут делить спальни с их Жрицами, особенно, если они считают, что их Жрицам угрожает опасность.

-Зои всегда угрожает опасность,- быстро произнес Старк.

- Как и моей Пророчице,- добавил Дарий, обнимая Афродиту.

Афродита улыбнулась.

- Я полагаю, мы поняли друг друга.

- Стиви Рей, я знаю, что ты будешь спать одна, как только взойдет солнце,- тихо сказала Шони.- И если ты не будешь сильно возражать, я действительно оценю, если ты останешься со мной в спальне, которую я делила с Эрин. Я-я не думаю, что смогу остаться там одна.

-Ох, черт, да, конечно я останусь с тобой, - сказала Стиви Рей, обнимая Шони.- Но нужно будет оставить открытым окно для Рефаима.

- Конечно,- сказала Шони.- Без проблем.

- Только будьте уверены, что в спальне плотные шторы и ни один лучик света не сможет проникнуть в комнату днём,- напомнила ей Зои. Она взглянула на свои часы.- Сколько осталось до рассвета?

-Двадцать четыре минуты,- одновременно сказали Стиви Рей и Рефаим.

- Хорошо, тогда ребят, вы идите устраивайтесь. Старк, сходи в мою бывшую спальню и сделай то же самое, что я сказала Стиви Рей — убедись, что шторы плотно закрыты. Я проверю как там остальная часть нашей группы и удостоверюсь, что все они расположились, по крайней мере, на сегодня,- сказала Зои.

Афродита посмотрела на неё. Зет выглядела нормально, но с ней было что-то не так, острота её голоса, необычно напряженный взгляд на её лице, тёмные круги под глазами. Всё это так не походило на повседневную Зои. Повседневная Зои была уставшей, и изредка даже сварливой, но она всегда забывала об усталости и делала то, что должно быть сделано. Афродита поняла, что более внимательно изучила Зет, увидела в ней девушку, которая делала всё, что требовалось, и которая не могла просто плюнуть на это.

- Зет, почему бы тебе не позволить Танатос уложить недолеток на ночь в постель. Ты собрала наш круг вместе и выгнала отсюда Неферет. Использование этих сил истощило тебя, как физически, так и умственно. Мы больше не нацелены на то, чтобы прятаться и зализывать раны. Это как шило в заднице, то, что мы застряли здесь, но есть и хорошие моменты в том, что мы остались в Доме Ночи, в таком затруднительном положении. Больше не придется заказывать пиццу, которую доставляют по улице. Мальчик-Лук, тебе следует сбегать на кухню и захватить для своей девушки настоящей еды и чего-нибудь попить, перед тем как солнце превратит тебя в подгорелый тост, - сказала Афродита.

- Я не нуждаюсь в твоих советах касательных того, как мне заботиться о Зет,-огрызнулся Старк.

- Довольно мило. Так вот как ты реагируешь на добрые советы? Это так умно,- произнесла Афродита, туманно качая головой.

- Если бы не Дарий, ты бы уже в заднице была,- сказал Старк.

- Прекратите спорить, вы оба!- закричала Зои, а затем глубоко вздохнула и медленно выдохнула, перед тем как закончить.- Афродита права. Я ужасно устала и хочу есть.

- Отдохни и восстанови свою энергию,- сказала Танатос Зои. А затем перевела взгляд с Афродиты на Старка.- Ваша Верховная Жрица права. Вы спорите, не помогая никому, за исключением тех, кто хочет посеять разногласия среди нас.

- Прости,- пробормотал Старк.- Я становлюсь раздражительным, когда Зои становится уставшей.

- Извинение принято. А я становлюсь стервой, когда убивают одного из моих родителей,- Афродита ещё сильнее оперлась на Дария.- Милый, ты не мог бы отвести меня в постель?

- С радостью,- сказал Дарий. Он с уважением поклонился Танатос, Зои и Стиви Рей, и затем он практически вынес Афродиту из комнаты.

Они шли под старыми дубами, которые отбрасывали тени на девичье общежитие, когда ужасная боль пронзила голову Афродиты, ослепляя её. Тело Афродиты судорожно дёрнулось, заставляя её закричать и выпасть из рук Дария. Как только Афродита рухнула на землю, её посетило видение.

С огромной силой приходит большая ответственность

Взвесь удовольствие от руководства и роскоши Дамокловым мечом

Когда она поверит, что древность это ключ ко всем её нуждам

Тогда, как всё падет; тогда, как Свет истекает и истекает кровью…

Афродите на самом деле было хреново. Не только потому, что её терзала головная боль, и она перестала видеть, как всегда бывает перед одним из её видений. Также она слышала стихи.

Богиня, она ненавидела стихи.

Фигуральные выражения, высосавшие из неё всю энергию, в самом деле, олицетворяли поэтический язык и следовательно принудили её использовать то, что она ненавидела, для того чтобы объяснить то, что она ненавидела.

Она бы посмеялась над собой, но боль не позволила ей.

Краешком сознания Афродите было известно, что Дарий звал её по имени и поглаживал её волосы.

«С ним я в безопасности. Ну что ж, Никс, я готова к чему угодно, что ты должна показать мне. Богиня, как же я рада, что только что приняла успокоительное. Интересно, когда я вернусь, то мне перепадет ещё один бокальчик вина…»

Сознание Афродиты отделилось от её тела, взрывая её глаза с такой силой, что кровеносные сосуды лопнули и заставили её голову пульсировать болью.

Не то, чтобы она ощущала это тогда. Дух Афродиты следовал за небольшой полоской серебряного света, который унес её далеко… прочь…

В видении дух Афродиты очутился в теле Зои.

Богиня, она ненавидела переживать те ужасные события, которые должны были случиться с людьми, особенно с теми, кто был её друзьями. Афродита взяла себя в руки и взглянула на мир глазами Зои.

Зет сидела в кафетерии. Казалось, что она была там одна, если не считать Аурокса. Она смотрела в глаза Аурокса, а он называл её Зо и говорил ей предлагал ей попробовать. Афродита почувствовала поток эмоций Зет, как будто его слова пробудили в ней что-то. Она была так смущена и разрывалась между тем, чего ей хочется и тем, что по её мнению ей следует сделать. Эмоции кипели внутри Зои. Афродита могла почувствовать жар её эмоций, который исходил из центра грудной клетки Зет, как и то, что он фактически сжигал её. Она удивилась, какого черта это происходит, но затем Зет, вместе с Афродитой, попробовала кровь Аурокса. Так постепенно все мысли исчезли из её головы.

Пить кровь парня-быка было также отвратительно, как если бы Афродита просто подумала об этом — не то, чтобы она думала об этом. Когда-либо. Возможно, та её часть, которой было не так отвратительно, была удивлена тем фактом, что Зет это точно нравилось. Хм. У Зет действительно было дело к Ауроксу. Вот что ей нужно запомнить. Как и то странное жжение.

Затем сцена изменилась, и там появился Старк, как правило, портя всё её (и Зет) веселье. Он повёл себя как собственник и поэтому, он и Зои начали спорить, что очень сильно раздражало.

Однако это не был гнев до белого каления. Но это было то, что чувствовала Афродита внутри Зет. Девушка была невероятно зла.

Эта сцена перешла в другую, где единственным, что осталось, как прежде было то, что Зет была очень расстроена. Афродита не могла сказать, где она находится. Это был не день, но это определенно точно была и не ночь, хотя бы потому, что небо беспокоило Зет, и поэтому она держала глаза опущенными до тех пор, пока какие-то ужасно одетые парни не начали приставать к ней. Зои поднялась к ним, в чем Афродита была с ней полностью согласна, но затем уровень её гнева стал критическим. Афродита беспомощно наблюдала за тем, как Зои подняла свои руки и позволила всему расстройству, злости и смятению, которые наполнили её, уйти. Афродита лишь мельком увидела лица двух парней, но ужас, застывший на их лицах, когда их отбросило на каменную стену, а их кровь забрызгала всё вокруг, навсегда остался в её памяти.

Снова смена обстановки, но в этот раз Афродита не смотрела на мир глазами Зои. Она видела её на расстоянии. Зет вернулась в Дом Нои. Её гнев сменился огорчением, испугом и смущением. Но это не все изменения, которые увидела Афродита. Она могла видеть, что Зои что-то притащила с собой. Часть этого чего-то была ужасной. Это выглядело как блохи или что-то вроде плотоядных вшей, цепляющихся к Зои и ползающих под её кожей. Однако Афродита уставилась на ужасно грязные, ползающие штуки, которые тряслись и перемещались, что выглядело как блеск или даже красивый плащ, покрывающий Зои. А затем Афродита моргнула, и эти штуки снова стали ужасными, ползающими насекомыми.

Афродита понятия не имела, что это, но было абсолютно очевидно, что эти штуки появляются не из Зои. Они не были её составной частью. Мысли Афродиты обгоняли одна другую. То, что так достало Зои, срыв Старка и те придурки, которые действовали вместе, было нормально. Ненормальной была реакция Зет на это. Могло ли это быть потому, что это была ненастоящая реакция Зои — это были разочарование и гнев, текущие в ней, поглощающие её, использованные ею, разве Зои не осознавала этого? И тогда какого черта эти штуки менялись и выглядели красиво? Афродита не знала, что происходит, но она знала, что, в конечном счете, Зои будет сердита и могущественна, и полностью выйдет из под контроля.

Это ужаснуло Афродиту.

Следующая сцена последовала так быстро, что у Афродиты закружилась голова.

Через Зет Афродита увидела себя, будучи закованной в наручники в тюремной камере. Перед тем, как железная дверь захлопнулась, закрывая её в одиночной камере, плечи Зои тяжело опустились. Гнев, который делал её такой могущественной полностью погас. Совершенно опустошенная и наполненная ненавистью к самой себе, Зои смотрела на закрытую дверь, как если бы это была крышка её гроба. Затем молодая Верховная Жрица, и по совместительству лучшая подруга Афродиты, подошла к углу камеры, скользнула вниз по стене, притянула колени к груди и начала раскачиваться вперед назад, вперед назад. Три слова повторялись в голове Зои снова и снова: Я заслужила это. Я заслужила это. Я заслужила это. Я заслужила…

У Зои не осталось надежды.

И затем Афродиту снова выдернуло из тела Зет и она обнаружила себя парящей над центром большого собора. Её затошнило, она посмотрела вниз и увидела мертвых прихожан. Мертвы были все. Каждое горло было разорвано, и из их тел была высосана вся кровь.

Торжествующий голос в голове Афродиты снова и снова повторил три слова: Я заслужила это. Я заслужила это. Я заслужила это…

С огромной силой приходит большая ответственность

Взвесь удовольствие от руководства и роскоши Дамокловым мечом

Когда она поверит, что древность это ключ ко всем её нуждам

Тогда, как всё падет; тогда, как Свет истекает и истекает кровью…

Стихи повторились в голове Афродиты, окончательно рассеивая тревожные сцены, и её дух возвратился назад в её ослепшее, наполненное болью тело.

- Дарий!- ахнула она, задыхаясь и прижимая руки к своим закрытым, кровоточащим глазам.

- Я здесь! Ты в безопасности!- произнес он.- Я послал за Зои и…

- Нет!- сказала она ему из последних сил.- Не позволь Зет узнать об этом. Не позволь никому.

- Я сделаю, как ты сказала моя красавица. Отдыхай. Я всегда буду тебя защищать.

После этого Афродита позволила себе потерять сознание.


предыдущая глава | Раскрытая | cледующая глава