home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Не зря, эх, не зря драконы в свое время доверяли байдрахам самое ценное, что у них имелось — сокровища. Эти ребята умели ошарашить!

Будто дубинкой по голове. Вопрос Дюпона резко поменял ход всех моих рассуждений. Я даже, кажется, рот приоткрыл на несколько секунд, соображая, что ответить.

— С чего вы, собственно…

— Ну-ну, Стоцкий, бросьте, не нужно врать. Я же вижу, вы — человек серьезный и не стали бы являться в мой дом только из рассчета на вознаграждение. Хотя я всегда к вашим услугам! Значит, у вас была другая причина прийти сюда. А учитывая вчерашние события, невольным участником которых вы, слава Судьбе, стали, я делаю вывод, что вас попросили или заставили навестить меня. Скорее, второе. Раз не получилось у моих врагов вчера, получится сегодня, только иным методом, через вас. Предполагаю даже, что и на вас воздействуют посредством силы, о чем я крайне сожалею, являясь невольной причиной. О свойствах перстня они узнали недавно, и с тех пор я потерял покой! Что они только ни пробовали… наконец, докатились до попытки убийства… Боюсь, долго так продолжаться не может. Я уже принимаю ответные меры. Как раз вчера я должен был обсудить с компетентными людьми из Совета то, какие ответные меры я имею право принять, чтобы остаться в живых. Но о моей поездке стало известно, встреча так и не состоялась, и только благодаря вашему вмешательству я еще жив… Впрочем, я уже выразил свою признательность! А по поводу разгорающегося конфликта… Кажется, одной из сторон придется покинуть этот свет. И очень надеюсь, что это буду не я…

Хм, какой откровенный мужик. И смотрит честными глазами, вот как такому не поверить? И видно, что не дурак, реально оценивает ситуацию, внимателен к мелочам, но при этом достаточно смел, ведь впустил же он меня к себе в кабинет и даже остался со мной наедине, хотя имел миллион причин опасаться повторной попытки убийства.

Ладно, хочешь откровенности? Получай!

— Вы угадали, господин Дюпон, меня послали сюда с целью любыми средствами выкрасть у вас перстень. В противном случае они пообещали убить мою подругу, похищенную вчера вечером. Это все, если говорить вкратце.

Байдрах задумался, потом вернулся к столу, открыл коробку и достал оттуда пару толстых сигар.

— Угощайтесь!

Пока я раскуривал сигару, он уселся в глубокое кожаное кресло и жестом предложил мне устраиваться в кресле напротив.

Сигара оказалась крепкой. Я их не очень-то и любил, но, кажется, разговор предстоял долгий, в таких случаях сигара — самое то. Еще бы полстакана виски в придачу, стало бы просто идеально.

— Выпьете? — словно услышал мои мысли Дюпон, и, не дожидаясь ответа, добавил: — А я выпью!..

Он ловко выбрался из своего кресла и, подойдя к бару, вытащил оттуда початую бутылку виски и два стакана, которые тут же и наполнил на треть.

— Ирландский двадцатилетний, советую!

Мы выпили, не чокаясь. Вот теперь можно и поговорить…

Дюпон налил еще по порции, и продолжил:

— У вас, мой друг, ситуация еще хуже, чем у меня. Не завидую! Если бы, не приведи Судьба, они схватили бы мою дочь, я отдал бы перстень, не раздумывая. Правда, я тут же лишился бы своего положения, денег, связей. Но вы это знаете и так, не правда ли, господин маг?

— Маг-детектив, — поправил я. — На отдыхе!

Он был прав. Потеряй он перстень, не важно, по какой причине, и община служителей драконов быстро разобралась бы с отступником, который ставит личное выше общественного. А то, что он легко угадал во мне Дар, объяснялось его собственной нечеловеческой природой, да и моими вчерашними… хм… подвигами.

— Не повезло вам с отдыхом, — посочувствовал байдрах.

— А вам с друзьями, — парировал я.

— И с врагами тоже, — добавил Дюпон и внезапно улыбнулся, радостно, как ребенок, придумавший новую шалость. — А знаете что? Мы отдадим им перстень!

— Отдадим? — удивился я.

— Конечно! Не страдать же вашей ни в чем не повинной подруге из-за меня!

Я молчал, переваривая услышанное. Что ни говори, но во внезапно проснувшееся великодушие миллионера я не верил. Значит, он что-то задумал.

— Кто с вами контактировал? — внезапно спросил байдрах.

— Некий Рош, — я решил, что можно выложить карты на стол.

— Как они на вас вышли? Следили?

— Да, араб-официант в том самом кафе, откуда в вас стреляли убийцы. Я допросил его сегодня. У него на плече оказалась странная татуировка-знак в виде вертикального зрачка. Из-за нее он отличал меня от прочих людей — знал, кто я на самом деле, хотя сам он человек без Дара.

— Татуировка. Вот даже как…

— Он называл себя Сыном Адама-Изначального. И у него стояла блокада от ментального вмешательства. Как только я попытался копнуть чуть глубже, он умер.

— Сына Адама… — Дюпон допил виски, но больше наливать не торопился. — Что вы знаете о них?

— Ничего. Рош сказал, что работает на кого-то. Его имя мне не известно.

— Оно никому не известно. Мои люди ловили Сынов и допрашивали их… поверьте, соблюдая все конвенции и предосторожности. Результата не добились. Одно я знаю наверняка: этот человек или это существо — глава Сынов — он очень высоко сидит. Главная цель ордена — то, ради чего он создавался — избавление людей от магов и Малых Народов. То есть, как вы правильно понимаете, полное наше истребление. Они — антимаги, как они еще себя называют. И они уже добились многих результатов. Это не афишируется, Совет не хочет поднимать панику, но я передавал служебную записку и в нашу общину, и в центральный Совет. Речь в ней шла о пропавших без вести. Их с каждым годом становится все больше, следов же не находят никогда. Я думаю, их истребляют антимаги.

Я вспомнил Красную Розу и его пленников, а также тех, чьи кости только еще предстоит извлечь из подвала клиники. А сколько подобных учреждений имеется по всему миру? Я отчетливо помнил жирную белую нить, связывающую сердце доктора Холмогорова с неизвестным до сих пор кукловодом. Нет ли здесь связи с Сынами Адама? И в том, и в ином случае похищали только и исключительно обладателей Дара и представителей Малых этносов.

— Я тоже сталкивался с пропавшими. У себя на родине…

— Значит, вы прекрасно понимаете, о чем я говорю!

— Зачем им ваш перстень? — лениво поинтересовался я, даже слегка прикрыв глаза. — Что в нем такого особенного?

Из-за полуопущенных век я видел, как Дюпон коротко взглянул на меня, всего на секунду, но мне этой секунды вполне хватило, чтобы дать себе зарок никогда ему полностью не доверять. Да, пока наши интересы совпадают, он может быть полезным компаньоном, но этот взгляд… байдрах предаст меня в то же мгновение, как только его планы разойдутся с моими. И вот еще что — я не верил ему! Ни за что на свете он не отдал бы перстень ни мне, ни кому иному, даже за спасение собственной дочери.

— Он не больше чем безделушка, — Дюпон отвернулся в сторону, но я хорошо помнил его мимолетный ледяной взгляд. — Практически ничего не стоит. Однако существует легенда, что с его помощью дракон слышит своего слугу. И не просто слышит, а повинуется его Слову. Но вы-то понимаете, что это ерунда. Драконы никогда не подчинялись нашему племени, наоборот, это мои предки служили верой и правдой, не требуя ничего взамен. Так что… даже если бы драконы существовали и сегодня, повелевать ими было бы невозможно. Они великие существа! В их жилах струился огонь недр мира, их глаза пронизывали пространство и время, их сердце способно было объять необъятное. Если бы не людская гордыня, они и сейчас обитали бы на свете.

Вот о драконах он говорил иначе. Даже не с любовью — с преклонением. Он поклонялся им, как своим богам. Вот теперь я поверил. Поверил и понял, ради чего, точнее — ради кого он готов пойти на смерть.

— Конечно, настоящий перстень я вам не дам, — легко вернулся к основной теме разговора байдрах. — Но у меня есть его копия, да такая, что невооруженным глазом подделку ни за что не отличить. Нужно проводить профессиональную экспертизу, а она займет некоторое время. Вот это-то время мы и постараемся использовать, чтобы освободить вашу подругу и расправиться с моими врагами! Согласны? Собственно, у вас опять нет выбора, но в этот раз хотя бы появляется реальный шанс на победу. Неужели вы им не воспользуетесь?

Выбора у меня не имелось. В этом он абсолютно прав. Сначала Светка, а после все остальное. Устроил, называется, ей каникулы в Париже. Она и так, бедная, мало что со мной видит, а тут вырвались в кои-то веки отдохнуть, и на тебе…

— Да, по рукам. Я передам копию Рошу, а ваши люди пусть отслеживают все мои передвижения. Я заметил, у вас достаточно профессионалов в штате.

Дюпон вновь посмотрел прямо мне в глаза, и на миг мне почудилось, что зрачки его сузились по краям, принимая совсем иную форму. Впрочем, через секунду все стало как прежде, и я счел увиденное лишь игрой собственного воображения.

— Поступим так, — продолжил Дюпон. — Сейчас вы получите фальшивый перстень, после спуститесь вниз и присоединитесь к гостям. Уверен, там будут присутствовать незримые наблюдатели. Рош и тот, кого он представляет, не смогут положиться на волю случая и наверняка предпочтут следить и за вами, и за мной постоянно. Конечно, не сами, но людей у них достаточно. Более того, они уже следят, я в этом уверен. Мне сообщали о странном сгустке света, носившемся по дому час назад. Поэтому я предпринял некие меры, чтобы наша встреча осталась незамеченной. Сейчас внизу ваша копия пьет неплохой коньяк и ведет неспешную беседу о политике Евросоюза. Но нам следует поторопиться, у нас в запасе минут десять, не больше.

Он подошел к стене и отодвинул вмонтированную панель, обнажив скрытый сейф. Я следил краем глаза за его действиями, и, хотя обзору чертовски мешала спина байдраха, готов был поклясться, что коробочек в сейфе находилось две. Он взял левую, а к правой мимоходом прикоснулся. Нежно, словно к котенку. Хотя нет, в его жесте было гораздо больше любви, скорее, так ласково гладят собственных детей. Кажется, теперь понятно, где хранится настоящий перстень. Да и система защиты сейфа мне известна. С тех пор, как в наш отдел пришел Степка, наш уровень существенно вырос. Он любил возиться на досуге с новейшими замками, попутно объясняя всем присутствующим схему их действия.

— Вот точная копия! — Дюпон протянул мне коробочку. — Спрячьте!

Я открыл ее и вынул достаточно простой на вид перстень. Все, как и на рисунке. Ничего бросающегося в глаза. Золотой ободок и камень — кошачий глаз. Коробочку я положил на столик, а перстень сунул во внутренний карман.

— Вот и отлично, — подбодрил байдрах. — Теперь ступайте вниз. Я тоже вскоре спущусь. Больше этим вечером мы с вами не пообщаемся, но будьте уверены, мои люди отныне всегда рядом, хоть и незримо, и помогут в случае чего.

— Отлично. Уверен, все получится!

Дюпон лишь кивнул и отвернулся в сторону, давая понять, что аудиенция закончена. Я одним глотком допил виски и вышел в коридор, прикрыв за собой дверь.

Что ж, встреча прошла не совсем так, как я рассчитывал, но все же лучше, чем могло бы быть. Я заручился поддержкой высокопоставленного байдраха, меня будут прикрывать его люди, хотя в их надежности я уверен не до конца, но все же… У меня есть дубликат перстня, и появляется реальный шанс обменять его на Светлану, а дальше можно начать действовать уже по совсем иным правилам.

Старик-дворецкий, терпеливо дожидавшийся моего появления на стульчике в коридоре, тут же встал и, поманив меня за собой, последовал в обратном направлении, и вскоре, миновав несколько коридоров, мы вернулись вниз, туда, где были слышны громкие голоса и играла музыка. Вот только подошли мы не к главной двери, ведущий в зал, а к неприметной боковой.

— Минуту, — дворецкий остановил меня, когда я уже собирался толкнуть дверь.

Она приоткрылась сама, и мне навстречу шагнул не очень приятный на вид человек во фраке. Он недружелюбно уставился на меня в упор, словно запоминая, после чего внезапно отдал честь и испарился в воздухе. И только сейчас я понял, кого он мне напоминал. Меня самого.

Мне показалось или дворецкий хихикнул?..

— Теперь можете идти, — разрешил он. Голос его звучал до невозможности серьезено. Значит, все же показалось…

— До встречи! Когда куплю собственный замок, обязательно приглашу вас к себе на службу!

Старик только покачал головой в ответ, развернулся всем телом, потеряв ко мне всяческий интерес, и направился куда-то по своим делам.

Я же шагнул в приоткрытую дверь.

Зал для приемов встретил меня сотней собравшихся гостей, оркестром, игравшим вальс, и официантами, снующими с подносами между беседующими людьми. Сам по себе зал показался мне бесконечно огромным, с небольшое футбольное поле. Он занимал оба этажа, только изящные резные лестницы по бокам вели на второй ярус — там имелись проходы в основную часть поместья, а застекленная крыша позволяла наблюдать за плавным движением облаков. Полы блестели, начищенные до блеска, изумительные каменья отсвечивали в украшениях дам, кавалеры, преисполненные сознанием собственной значимости, в украшениях не нуждались, блистая совсем иными категориями, непременным атрибутом которых являлось наличие знатных предков и баснословных сумм на банковских счетах со множеством нулей на конце.

Я жестом подозвал официанта и заказал виски. Через минуту получил стакан, наполненный на три пальца янтарным напитком. К счастью, он догадался не кидать внутрь лед. Я тут же прикончил порцию и повторил заказ, а сам тем временем встал у одной из колонн, неподалеку от компании курильщиков, и занялся изучением гостей.

Конечно, я предполагал, что среди европейской знати есть множество представителей Малых Народов, но сейчас, глядя на многообразие этносов, задался вопросом, а присутствуют ли в высших кругах обычные люди? Конечно, все носили личины, не выставляя собственную принадлежность к той или иной расе на всеобщее обозрение, но для всякого обладателя магического взора и, как недавно выяснилось, специальной наведенной татуировки, истинный облик гостей тайной не являлся.

У нас в России ситуация была несколько иной. Там, как ни странно, Малые Народы старались не лезть ни во власть, ни в олигархи, предоставляя людям самостоятельно решать собственную участь. Может, поэтому и докатились в последнее время до столь плачевных результатов, хотя в Европе, несмотря на финансовые кризисы последних лет, ситуация в общем и целом выглядела все же предпочтительнее российских реалий.

Я заметил Натали, которая вместе с Флави и еще несколькими молодыми дамами бурно что-то обсуждали, не забывая время от времени отпивать маленькими глотками шампанское из невесомых хрустальных бокалов. Они весело смеялись, привлекая к своей группе внимание всех собравшихся здесь мужчин, независимо от возраста.

В зале появился Дюпон. В мою сторону он даже не взглянул. Байдраха тут же окружили несколько человек, завязав с ним оживленную беседу.

Но меня он сейчас не особо интересовал, для начала следовало вычислить наблюдателей Роша и сыграть для них небольшой спектакль, чтобы в дальнейшем не возникло ни малейших вопросов о происхождении перстня.

В некотором отдалении от основной массы гостей расположились телохранители, которые, как им и положено, усиленно бдили, водя настороженными взглядами по залу. Некоторые из них стояли особняком — несомненно, люди. Сами того не сознавая, они четко улавливали собственную чуждость здешнему обществу.

Показалось или нет, но в некоторых взглядах я заметил скрытую враждебность. Вероятные агенты Роша, учтем. Теперь осталось лишь выбрать момент и незаметно, но при этом так, чтобы мои действия увидели те, кому это нужно, покинуть зал.

Но я не успел осуществить свой план. Массивные двери торжественно распахнулись, и в зал вошел высокий, спортивного телосложения молодой человек, одетый во фрак, как и все здесь присутствующие. Но если на мне фрак сидел, как фирменный чехол от «мазерати», надетый поверх продукции отечественного автопрома — издалека выглядит похоже, но сущность не спрячешь, — то на юноше фрак смотрелся гармонично.

Его лицо я хорошо знал. Принц, четвертый в очереди наследников престола Соединенного Королевства. Капитан Армейского воздушного корпуса, лично принимавший участие в уничтожении одного из лидеров Талибана, с детства воспитываемый в строгих традициях, но при этом не чуждавшийся легкомысленных приключений. Не зря же в юности он получил в СМИ прозвище «шальной ребенок» из-за своих экспериментов с алкоголем и травкой.

Вот такого человека лично я хотел бы видеть во главе государства. Шалости можно списать на возраст, в остальном же принц соответствовал. Недаром же и русские цари воспитывали в своих детях в первую очередь чувство уважения к собственной потенциальной роли в истории. Ведь, как известно, не народ для царя, а царь для народа. И нет ничьей вины в том, что некоторые цари оказались слабее прочих. Но когда ты с детства несешь на плечах груз ответственности и понимание, что вокруг — твоя страна, что цель твоей жизни — улучшить, а не разграбить, когда тебя воспитывают как наследника престола, тогда и только тогда ты будешь мыслить не сиюминутными категориями наживы, а смотреть вперед на многие годы и даже десятилетия.

Наверное, в душе я монархист. Но самое интересное, что принцу не суждено заниматься политикой. Максимум, чего он может достичь — стать королем в стране с конституционной монархией, играя роль носителя церемониальных функций. И хотя его положению многие могут только завидовать, но для человека с политическими амбициями подобная перспектива далеко не самая желаемая…

Принц явился не один, а в компании трех молодых людей, в которых, судя по выправке, я без труда опознал офицеров.

Дюпон поспешил им навстречу, приветливо улыбаясь. Все внимание в зале переключилось на принца, самое время для меня незаметно исчезнуть из комнаты.

Я неспешно отступил за колонну и вдоль стены прошел к боковому выходу из помещения, краем глаза отметив, что внимание нескольких телохранителей я своим маневром привлек. Что ж, будем надеяться, что среди них есть те, на кого и рассчитан мой уход.

А вот покинув зал, я отправился вовсе не в сторону кабинета Дюпона, а по запомненному маршруту, проделанному шариком. Да, меня заинтересовала спальня Натали, точнее, содержимое ее ящика. Может, конечно, я ошибаюсь, и все это не стоило выеденного яйца, но взгляд девушки я никак не мог забыть. Жесткий взгляд. Она готова была разорвать подругу, лишь только заподозрив ее на мгновение в прикосновении к тайнам, которые та не должна знать.

И мне стало любопытно. Я вообще от природы страдал или наслаждался, тут уж смотря как оценивать, излишней склонностью к выяснению тайн бытия. Это и сыграло в дальнейшем роль при выборе профессии. А ведь я мог стать кем угодно, при наличии явного Дара, а главное, умения им распорядиться. И выбрав в итоге наш отдел, я лишь подтвердил, что так и остался тем мальчишкой, главным делом для которого являлось постижение загадок мироздания и установление справедливости, хотя прошедшие годы частенько показывали, что справедливость существует лишь в нашем воображении, реальность же зачастую до простоты банальна и подчиняется лишь законам силы. К счастью, и силой природа меня не обделила, так что я мог творить справедливость по собственному усмотрению…

Накинув на себя краткосрочную невидимость, я последовал по проложенному шариком маршруту и вскоре вышел к знакомой двери, ведущей в будуар Натали. Вскрыть замок оказалось проще простого, учитывая уроки Степки, и через пару минут я уже стоял посреди спальни, которую недавно видел в отчете шарика.

За прошедшие часы ничего здесь не изменилось, и я сразу же направился к трюмо, которое и являлось целью моего незапланированного визита. Только там имелись ящики с замками, а значит, именно там любопытная Флави отыскала альбом Натали.

Открыть еще и трюмо также не составило трудностей. Я зашарил внутри, отодвигая в сторону банки, тюбики и прочие дамские аксессуары. А вот и девичий альбом. Я раскрыл его и уставился на великолепно исполненный снимок принца в полный рост. Ох уж мне эти женские мечты. Альбом я отложил в сторону, зашарил в ящике дальше и, наконец, вытащил на свет небольшую коробочку для украшений.

Я открыл ее, уже почти и не сомневаясь, что там внутри. Перстень. Еще одна копия или оригинал? Что же тогда осталось в сейфе у Дюпона?

Я негромко присвистнул в раздумье. Зачем Натали похищать перстень или делать идентичную копию? Откуда она вообще знает о свойствах кольца? Или ее тоже успели просветить по этому поводу некие доброжелатели, и она, как и я, лишь одно из орудий Роша? Мол, рано или поздно что-то да сработает, главное разбросать побольше наживок вокруг…

Ни времени, ни желания проникать в сущность перстня и определять его подлинность у меня не имелось, поэтому я сунул его в другой карман, и поспешил покинуть будуар Натали.

Конечно, для комплекта мне не помешало бы завладеть еще и тем кольцом, которое хранится у Дюпона, но это в данный момент не представлялось возможным. Поэтому я тихонько вернулся в зал для приемов и успел как раз вовремя.

Распорядитель вечера объявил белый танец, и Натали, на правах хозяйки, смело приблизилась к принцу, и он не отказал ей. Пара закружила в вальсе, а ко мне внезапно подошла Флави. Вот уж чего я не ожидал сегодня, так это приглашения на танец.

— Извините, не знаю вашего имени, месье…

— Стоцкий, — я склонил голову в поклоне, как мне казалось, изящном.

— А меня называйте просто Флави. Могу я позвать вас танцевать? Это белый танец, и обычно дама выбирает себе кавалера. А я выбрала вас, мне показалось, что у вас грустный и озабоченный вид.

Я еще раз поклонился девушке и протянул руку. Она возложила сверху свою маленькую аккуратную ладошку, и вскоре мы уже кружили среди остальных пар. Танцевать я не особо умел, но легкое раз-два-три в самой простой интерпретации мог сосчитать, а большего тут и не требовалось. Флави оказалась отличной партнершей, готовой помочь и повести за собой, если ей казалось, что мне требуется помощь.

Так что среди прочих пар мы не выделялись, и вскоре, когда я привык к ритму, даже смогли немного поболтать.

— У вас интересный акцент, — сообщила мне Флави. Честно говоря, я не думал, что формула дала сбой. Просто у девушки оказался чрезвычайно тонкий слух, даже патентованное заклятье не помогло. — Откуда вы?

— Из России, — вынужденно признался я. — Прибыл вчера.

— Ох, Россия! Страна снегов! А правда, что там даже летом сугробы выше головы?

— Конечно, и медведи заходят вечерами на чашечку чая в гости.

Флави звонко рассмеялась.

— Ох, простите, месье Стоцкий. Не сердитесь! Я понимаю, что все это глупости и предрассудки, но не смогла удержаться…

— Все в порядке, Флави. У нас на самом деле снега хватает, тут вы совершенно правы.

— А вы приехали по делам или с целью отдыхнуть?

— Знаете, — серьезно задумался я, — сначала думал, что еду исключительно на отдых, а теперь оказалось, что по делам…

— Любопытно, расскажете подробности?

Мы как раз оказались рядом с танцующей парой принца и Натали. Они о чем-то негромко переговаривались между собой. Девушка загадочно улыбалась, принц тоже казался довольным жизнью. И тут в мгновение ока ситуация в зале переменилась.

Думаю, я заметил их первый. Мы как раз развернулись в сторону окон, и я увидел смутные тени, мелькнувшие сначала в относительной дали, но через секунду совсем рядом — прямо за стеклом. А потом стекла с оглушительным звоном вылетели, точнее, влетели в зал, осколками поранив несколько гостей, стоявших, на свою беду, слишком близко от окон.

Совсем рядом кто-то дико закричал. Крик подхватили другие, и уши тут же заложило от начавшегося шума, топота ног и истошных стонов.

До нас осколки тоже долетели, но я успел уронить Флави на пол, прикрыв своим телом. Несколько острых стекол впились в мою спину, но это ерунда по сравнению с тем, что случилось бы, попади осколки в лицо. Девушка трепыхалась подо мной, как черепаха, перевернутая на спину, не понимая в чем дело, но не визжала и даже особо не вырывалась.

Я резко вскочил на ноги, одним рывком поставив Флави рядом. Принц — вот где сказывается военная выучка, — успел повторить мой маневр и прикрыл собой Натали, а теперь так же ловко поднял ее с пола.

Мы с ним переглянулись.

— Что произошло? Террористы? — поинтересовался он спокойным голосом.

— Не думаю, — я покачал головой, — все гораздо серьезнее!..

— То есть, вы полагаете…

— Да, сейчас они придут!

К принцу уже спешили его сопровождающие офицеры, а телохранители, точнее, те из них, кого не посекло стеклом, и кто еще мог держаться на ногах, бросились к своим хозяевам. Флави тем временем деловито вытащила у меня из спины застрявшие осколки.

— Раны нужно обработать!

Сквозь проемы рам я вновь увидел призрачные силуэты. Они не были похожи ни на кого — просто некие неясные тени, но уровень угрозы, исходившей от них, зашкаливал за все возможные показатели.

Тени плавно вплыли в зал. Их еще не видели, а если и видели, не поняли, с кем имеют дело. Одной из теней на пути попался толстяк, беззвучно разевающий рот, как рыба, выброшенная на берег. Один рукав его фрака оторвался и свисал с плеча. Тень прошла сквозь толстяка, даже не остановившись. А он тут же почернел лицом и опустился на пол, конвульсивно дернувшись пару раз, и затих. Тени касались и иных гостей, результат тот же — быстрая смерть. Мгновенное удушье или сердечный приступ? Тени не знали жалости, кто бы ни попадался на их пути, каждый становился их жертвой, независимо от пола и возраста.

— Мне кажется, сейчас нам лучше всего бежать, — заметил я принцу, как одному из немногих, не утративших выдержки.

— Согласен, — кивнул он. Теней принц не видел, как не видел их всякий обычный человек, но падающих одного за другим гостей званого вечера не мог не заметить. — Отступаем!

Красиво сказал, я даже позавидовал. Не спасаемся бегством, а именно отступаем. Вроде как проиграна не война, а лишь схватка местного значения. Я все больше проникался к принцу уважением.

Натали спряталась за его плечом, но страха в ее взгляде я не заметил. Возможно, девушка просто не умела бояться, с детства воспитанная в роскоши и привыкшая к беспрекословному подчинению. Весь мир лежал у ее ног, и любые опасности казались ей лишь вызовом ее воле. О возможной смерти она и не помышляла. Впрочем, в ее возрасте жизнь представляется бесконечной, и кажется, что весь мир вертится лишь вокруг тебя.

— У отца здесь много охраны. Они справятся!

— Не думаю, — я увидел, как тень прошла сквозь тролля-телохранителя. Он видел угрозу, даже попытался устранить ее всеми доступными средствами. Выстрелил несколько раз, попал, но пули прошли сквозь тень, не причинив ей вреда, и попали в колонну позади, оставив там несколько глубоких выбоин. — Отступаем!

Мы вчетвером пошли, а точнее, даже побежали со всей возможной при данных обстоятельствах скоростью в сторону главного входа, нас прикрывали офицеры принца и несколько штатных телохранителей байдраха.

Там уже образовалась давка. Несколько гостей упали на пол, но это не остановило прочих, они лезли вперед, ступая прямо по телам в попытках покинуть это гиблое место.

Самого же Дюпона мы повстречали практически у самих дверей. Его несли под руки два здоровяка-тролля, расчищая себе дорогу крепкими кулаками. Лицо байдраха заливала кровь, сочащаяся из нескольких порезов. Натали всплеснула руками и бросилась к отцу.

— Элементарии! — он открыл глаза, но смотрел не на дочь, а исключительно на меня. — Стоцкий, это элементарии!

Вот тут я содрогнулся. Неудивительно, что тени видел далеко не всякий. Даже не каждый представитель Малых Народов мог их заметить. Я лично прежде никогда не встречался лично с этими тварями, но слышал о них с детства. Ими пугали всех обладателей Дара, как обычных детей пугают Бабой-Ягой и Кощеем.

Элементарии — это души умерших дурных, порочных людей — и не только людей. В их число могло попасть после плохой смерти любое существо, независимо от своего первоначального этноса. И дороги назад не было. Каждый, кто становился элементарием, терял былую сущность и превращался в чудовище, высасывающее жизнь почище самого кровожадного вампира или демона. И чем сильнее выглядел человек, тем вкуснее он казался для них, тем желаннее он выглядел, на такого они могли охотиться до тех пор, пока не загоняли его до предела, а затем, откушав, исчезали, возвращаясь во временное небытие.

Их можно было уничтожить, приложив массу усилий, но никогда прежде я не слышал, чтобы элементарии нападали таким числом. Один, два, ну, максимум — три, а здесь я насчитал их не меньше двух десятков.

Кто-то очень постарался, собрав их в одном месте и натравив на гостей вечеринки. Вот только очень интересно, кто же является их главной целью?

У тварей не было глаз, они ориентировались в пространстве только им ведомыми средствами, но по залу двигались крайне уверенно, оставляя за собой лишь мертвые тела.

И даже элитарные спригганы ничего не могли поделать с нападавшими. Они умирали так же быстро, как и обычные приглашенные, и даже их замечательная, уникальная подготовка и способности здесь не помогали.

Путь наружу перекрывали насмерть перепуганные, не отдающие себе отчета в том, что творят, гости. Все смешалось: люди, гномы, эльфы высоких кровей. Перед лицом смерти все вдруг стали похожи друг на друга в своем первобытном страхе.

— Надо пробовать через верхний ярус, — предложил я. Выход через боковую дверь уже отрезала тройка теней-элементариев, но дорога к лестнице еще казалась мне относительно свободной.

Сквозь проем выбитого окна в зал шагнул новый персонаж. Это был настоящий белокурый гигант — больше двух с половиной метров ростом, весь раздувшийся от мышц. Глядя на него, удавился бы от зависти любой бодибильдер. Да что там бодибильдер, тролли-телохранители казались рядом с ним подростками, впервые пришедшими в тренажерный зал. Он нисколько не боялся тварей, снующих вокруг, брезгливо отпихивая их в сторону, если они приплывали чересчур близко. Вреда элементарии ему не причиняли.

— Я так и знал, — вот сейчас в голосе Дюпона послышался неприкрытый ужас. — Это Большой Брат. Он ими и управляет!

Хм, не много ли всяческих родственников свалилось на мою голову в этой поездке? Сначала Сыны Адама, теперь этот блондин Большой Брат… а значит, где-то есть и Малый Брат?..

Дюпон правильно понял мое замешательство.

— Это корриган. Большой из двух братьев. Он не отличается особым умом, так что у нас еще есть шанс.

— Кто такие корриганы? — задал вопрос принц. Я удивился, как он столь долго сохранял выдержку, не видя виновников паники. А вот Большого Брата он видел воочию.

Мы пробились к боковой лестнице и со всей возможной скоростью поднимались по ступеням наверх. Телохранители и офицеры шли последними, прикрывая отход. Байдраха несли на руках, но он пытался идти сам, попутно начав объяснять принцу:

— Вы о них вряд ли слыхали, Ваше Высочество, разве что в сказках. Но, как видите, иногда и сказки обретают реальность!..

— К черту сказки! Как их убить? — принц поражал своей конкретностью, задав самый правильный из всех возможных вопросов.

— У меня есть кольцо. Перстень! С его помощью можно постараться…

— Так чего же вы ждете? — удивился принц.

— Вы правы, — внезапно согласился Дюпон. Наш план летел ко всем чертям, но выбора не было. Увидев перстень в руках байдраха, наблюдатели, если они еще живы, сообщат Рошу, что я не выполнил свою миссию, а значит, не видать мне обмена перстня на Свету.

Мы выбрались на верхний ярус, по периметру охватывавший зал, и я увидел неподалеку дверь. До нее было не больше двадцати шагов, и наша группа успешно преодолела половину пути, когда, обернувшись, я увидел, как несколько элементариев поднялись за нами по лестнице или прямо по воздуху и теперь успешно настигали нашу группу. Не уйти!..

— Я использую кольцо, — прохрипел Дюпон. — Спасите мою дочь!

— Отец! — Натали вцепилась в него руками. — Я с тобой!

— Уведите ее! — байдрах уверенно встал на ноги и легким движением надел перстень на палец. Очевидно, он носил кольцо все это время с собой, а мне специально показал коробочку в сейфе, решив проверить, отправлюсь ли я в кабинет без спроса. И я бы отправился, да просто не успел…

Один из троллей подхватил Натали на руки, второй остался рядом с Дюпоном. Я шел последним и, закрывая дверь, успел увидеть, как элементарий, летевший впереди всех, сначала неуверенно замер на месте при виде сгорбленного маленького байдраха с вытянутой вперед рукой, а потом внезапно плавно двинулся дальше, пройдя сквозь тело Дюпона без малейшей задержки.

Байдрах молча рухнул на доски, рядом упал тролль-телохранитель, которого тень коснулась лишь мимолетно. Перстень не помог. Мертвы.

Я захлопнул дверь, и меня слегка передернуло.

— Быстрее, уходим отсюда!

Мы побежали по коридорам прочь от гибельного зала. Тролль закинул Натали на плечо, сама она все порывалась вернуться и помочь отцу. Флави, несмотря на бледность, бежала впереди всех. Она прекрасно ориентировалась в поместье, показывая верное направление. Принц легко бежал рядом с ней, высматривая опасность. Его офицеры держались чуть позади, а я замыкал нашу группу.

Перстень Дюпона не сработал против тварей, и байдрах погиб. А это значит, что его перстень — ненастоящий! И байдрах сам об этом не знал, искренне полагая, что отдал мне фальшивку. А у меня в карманах два кольца, и одно из них — тут я уверен на все сто двадцать процентов — истинное!

Но как так вышло, что Дюпон не сумел отличить настоящий перстень от подделки? Ведь одно дело — ювелирная оценка, а совсем иное — ощущение сил, содержащихся в перстне. Он, как давний владелец, просто не мог не почувствовать, что магии в перстне нет. Конечно, паника, охватившая почти всех при нападении, крики ужаса, страх за судьбу дочери — все это отвлекало и отвлекло байдраха от кольца, он не использовал его сразу, решив приберечь на крайний случай, а когда этот случай наступил, стало слишком поздно.

Ловко! Если все произошедшее — ловушка, подстроенная и исполненная чьим-то злым разумом, то я мог бы позавидовать ловкому умельцу, если бы на кону не стояла и моя жизнь в том числе.

— Мне нужно в мою спальню! — внезапно опомнилась Натали. — Отпустите меня! Поставьте на пол! Немедленно!

Да, все-таки это девочка умыкнула у папаши перстень. Теперь в этом не оставалось ни малейших сомнений. Выкрала его, заменив еще одним дублем, для своих целей, а теперь опомнилась, да поздно.

Тролль-телохранитель и не подумал остановиться, молча продвигаясь вперед.

— Я сказала, поставь меня на пол!

— Сейчас это не самая лучшая идея, — попытался ее образумить принц.

— Вы не понимаете! Отцу нужна помощь, и только я смогу ему помочь!

— Ему уже не помочь, — обронил я негромко, но девушка услышала.

— Что вы сейчас сказали?

Я молчал. Не хватало только истерики. Сам виноват, надо было рассказать обо всем позже или вообще ничего не рассказывать — так даже проще. Сама бы узнала.

Натали, наконец, поняла, что ответа не дождется, но он ей уже и не требовался. Она поверила.

— Это я виновата! Я во всем виновата! — девушка резко дернулась, но тролль держал крепко. — Я виновата! Одна я!

— Да, — согласился я, — это вы во всем виноваты!

Натали потеряла сознание. Шок оказался сильнее страха.

— Вы уверены? — тихо спросила Флави. — Он?..

— Погиб, — подтвердил за меня принц. — Я тоже видел. Не знаю, что там произошло, но он упал, как и все остальные. А потом дверь закрыли…

— Я потом вам обо всем расскажу, Ваше Высочество, — пообещал я, в глубине души надеясь, что все же не мне придется открывать принцу глаза на истинную природу окружающего мира.

— Договорились, месье…

— Стоцкий!

— Крайне рад знакомству, — церемонно кивнул принц на бегу.

— Аналогично, Ваше Высочество.

— Господа, — прервал обмен любезностями один из офицеров. — Кажется, за нами погоня!

Принц явился на вечер в качестве свадебного генерала. Сам он не обладал даже зачатками Дара, в его офицерах я тоже не увидел нужного огонька, но вот чего у них было не отнять, так это военной четкости и наблюдательности.

Офицер не мог видеть элементариев, пока те сами не изъявили бы желание показаться, приняв полуматериальную форму. Зато он, как и я, всеми, что называется, фибрами души чувствовал опасность, и, как верноподданный Его Высочества, главной задачей считал уберечь от беды принца.

Я же, обернувшись, увидел, как в конце коридора, который мы только что миновали, появилась пятерка теней. Они мчались вперед на крейсерской скорости, и, по несложным подсчетам, должны были догнать нас через минуту.

Пространство вокруг элементариев не выдерживало напряжения подобной силы. Вазы с цветами, столики, тумбы, пуфики — все разлеталось в стороны при их приближении, так что офицерам и не нужно было лицезреть врагов, они видели косвенные проявления их приближения — этого оказалось достаточно, чтобы принять единственно верное в данной ситуации решение.

— Ваше Высочество, уходите через окно! Мы их задержим!

Тролль с Натали на плече резко затормозил, как раз добравшись до середины коридора, и одним пинком выбил ближайшее окно наружу. Второй этаж — не менее пяти метров — опасная высота, но другого выбора я не видел.

— Прыгай! — приказал я троллю, забирая девушку из его рук.

Тот молча подчинился приказу и вывалился из окна, неудачно приземлившись внизу. Тролль слегка вскрикнул от боли, кажется, повредив ногу.

— Лови принца! — крикнул я вдогонку, тролль кивнул и развел руки в стороны, ожидая прыгуна.

— А как же девушки? — не понял Его Высочество.

— За них не беспокойтесь, вперед!

Принц сиганул вниз, прямо в объятия телохранителя. У оставшихся офицеров не имелось ни единого шанса выжить.

— Я бы на вашем месте отступил, — посоветовал я и тут же увидел, как элементарии выплывают из-за угла. — Флави, держись мне за плечи!

Несмотря на абсурдность приказа, девушка послушалась беспрекословно, а я, только лишь ощутив вес ее тела, тут же слевитировал вверх, почувствовав, как сразу же после срабатывании формулы обе девушки стали до невозможности тяжелыми, но я удержал.

Так, теперь осторожно вперед сквозь выбитое троллем окно, и аккуратно вниз, прямо в распростертые объятия телохранителя.

— Как там мои люди?

— Я посоветовал им бежать.

— Надеюсь, они воспользуются вашим советом…

— Я тоже. Надо добраться до машин. Эти твари быстры, но не настолько. Если выберемся с территории, они нас не догонят.

— Насколько я знаю местность, — вступила в разговор Флави, — то нам нужно пробежать вон до того угла, и мы как раз попадем к парадному входу.

— А там и стоянка в паре шагов! Отлично!

Мы поковыляли в указанном направлении. Движение группы замедлял тролль с поврежденной ногой, к тому же он тащил Натали.

Из покинутого нами окна некоторое время раздавались крики и грохот падающей мебели. Офицеры, даже не видя опасность, пытались ей сопротивляться. Через несколько секунд все затихло.

— Они лезут в окно! — закричала Флави, обернувшись.

— Я постараюсь подогнать машину, — принц со спринтерской скоростью рванул вперед и через десяток секунд скрылся за углом. Я же остался с хромающим троллем в качестве последнего щита.

Элементарии — твари опасные, и защититься от них сложно, но я все же маг-детектив. К тому же в моем кармане лежал перстень Дюпона. Настоящий перстень, как я очень надеялся. И раз байдрах возлагал на него особые надежды, то он и мне сможет помочь.

Но лучше всего успеть сделать отсюда ноги и не рисковать понапрасну, доверившись неизвестному артефакту.

— Приближаются, — ровным голосом констатировала Флави, еще раз оглянувшись. — Метров двадцать…

Мало! Не успеть! Кажется, все же придется мне принять неравный бой… Или плюнуть на все, сбежать одному с перстнем и обменять его на Свету? Чем я, собственно, обязан этим двум девушкам? Бледная как смерть Натали свисала с плеча тролля. Раскрасневшаяся Флави сжимала и разжимала кулаки, не заметив, как ногтями разодрала ладони в кровь.

Эх! Жил дураком, дураком и помру. Пора!

Я уже собрался остановиться и сразиться с тенями, как вдруг из-за угла вылетел черный тонированный «хаммер». Он лихо затормозил прямо перед нами, в окне показалась озабоченная физиономия принца.

— Скорее!

Кажется, смертельный бой опять отложился на неопределенный срок. Что ж, поживем…

Тролль скорее забросил, чем возложил Натали на заднее сиденье, и сам уместился рядом. Флави залезла с другой стороны, а я сел рядом с принцем, который тут же до пола выжал педаль газа.

И как раз вовремя, тени оказались совсем рядом. Они спешили, торопились к нам и не успели самую малость. Мне даже показалось, что один из элементариев прошел сквозь багажник, протягивая к нам длинные отростки-руки. Ему не хватило только чуть-чуть, чтобы коснуться головы Флави или могучего плеча тролля.

Тяжелая машина неожиданно резко сорвалась с места, разметав во все стороны гравий и траву с землей.

Принц набирал скорость, не оглядываясь назад. Он сосредоточился на дороге, нахмурив брови, а я успел бросить взгляд в боковое зеркало.

Элементарии преследовали нас, как могли. Откуда-то сбоку выбежал Большой Брат, размахивая мощными кулаками. Но мы увеличивали дистанцию, и вскоре все противники пропали из вида.

Зато я увидел, откуда пришли элементарии. Собаки и тролли-охранники лежали мертвыми тушами вдоль дороги. Не помогла ни особая система защиты, ни внутренние ресурсы. Твари спокойно преодолели все преграды. Странно только, что до поместья они добрались, не подняв переполох заранее.

Нам повезло. Элементарии уничтожили охранную систему на въезде. Ближняя к нам решетка валялись в стороне выломанная. Пулеметы бездействовали.

Принц, не сбавляя скорости, протаранил лимузин, застрявший между решетками, протащив его перед собой в обратном направлении. Задняя решетка поддалась напору и вылетела, освободив нам путь.

К счастью, встроенные в стены пулеметы не открыли по нам огонь. Вокруг одни трупы, а автоматика испорчена. Мы выбрались из ловушки, но на то, что все этим закончилось, я бы не поставил и старую советскую копейку. «Хаммер» объехал лимузин и понесся вперед по грунтовке, набирая скорость.

Пришла пора собраться с мыслями. Я медленно сосчитал до десяти, глубоко вдохнул и выдохнул несколько раз, и голова слегка освежилась. Может, этому способствовал кондиционер, работающий на полную.

Раз. Элементарии во главе с корриганом гнались исключительно за нашей группой. Логично предположить, что кто-то из нас и являлся их изначальной и главной целью.

Два. Ни я, ни Флави, ни Натали на эту роль не годились. Нас можно было уничтожить раньше, не прибегая к столь серьезной боевой артиллерии, кем, по сути, являлись элементарии.

Три. Кольцо украла Натали и спрятала в своей комнате. Какие цели она при этом преследовала, я не знал, но смерти отцу она не желала.

Четыре. Что за силы на самом деле скрыты в перстне? Отчего все с таким ожесточением охотятся за ним?

И, наконец, пять. Если мы трое не являлись целью нападения, и атака началась через некоторое время после появления принца, то, значит, он и был главной мишенью!

Вопрос: хотели ли его уничтожить физически или желали просто похитить? Я бы поставил скорее на первое — все же элементарии не очень подходили для роли захватчиков, а вот киллерами они являлись первостатейными.

Еще вопрос: зачем кому-то убивать или похищать принца, причем именно во владениях байдраха, столь бесцеремонно, грубо и показушно истребляя всех вокруг?

Связано ли похищение Светланы, Рош и его хозяин со всем этим представлением?

Случайно ли вышло, что я оказался в самом эпицентре событий?

Сколько вопросов и, как всегда, ни одного ответа…

— Может быть, дамы и господа, мне наконец кто-то внятно объяснит, что же там произошло? — спросил принц, выруливая на автомагистраль. — У меня такое неприятное ощущение, что только я один из всех здесь присутствующих совершенно не понимаю, в чем, собственно, дело?!.

Я устало посмотрел на него.

— Боюсь, разговор предстоит долгий. Представьте, Ваше Высочество, что на нашей планете люди — это не единственный разумный вид…


Глава 2 | Мир под Контролем. Фактор Трикстера | Глава 4