home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Надо признать, принц держался мужественно. Мою историю он выслушал спокойно, не перебивая повествование вопросами. Потом еще долго молчал, ведя тяжелую машину по скоростному шоссе. Я посоветовал ему выбрать дорогу по собственному усмотрению, но желательно двигаться в сторону Парижа. Света в городе, значит, и я должен находиться неподалеку.

Остальных мой рассказ о тайной жизни городов не заинтересовал. Все и так были в курсе происходящего.

Я все смотрел на Флави и Натали, все еще пребывающую в глубоком обмороке. Вот ведь что интересно, я мог бы поставить последний пятак на то, что Натали — человек! Не видел я в ней ни одной черты, присущей расе байдрахов. Значит ли это, что Дюпон не ее отец? У Флави Дар ощущался слабо, но он имелся, хотя я не мог распознать — какой именно. Главное, что и она — человек! Ведьминого начала в них я не почувствовал. Все же Темная сущность легко пробивается сквозь любые заслоны. Но Дар у обеих бесспорно присутствовал, по крайней мере элементариев они видели прекрасно, в отличие от того же принца. О тролле же и говорить не стоило, с ним и так все ясно…

По окончании рассказа, для пущего эффекта, я попросил тролля снять на пару минут личину и показать принцу свое истинное лицо. Признаюсь, зрелище было не из приятных: тролли — те еще красавцы, но зато напрочь отметало все сомнения. Вот и Его Высочество оглядел телохранителя с глубоким интересом, как юный натуралист изучает новый вид бабочки, только что им открытый, а потом, наконец, заговорил:

— Я давно подозревал нечто подобное. Слишком уж странен окружающий нас мир. Он словно живет по собственным законам, и даже я, вроде бы не последний человек в своей стране, иногда совершенно теряюсь от абсурда происходящего. Спасибо вам, Стоцкий, что открыли мне глаза. Я это очень ценю!

— Вообще-то, — подала голос Флави, — он обязан будет стереть вашу память. Служба Контроля так всегда поступает! А Стоцкий как раз из их числа, как я понимаю…

Мне почудилась легкая неприязнь в ее голосе. Принц вопросительно взглянул на меня. Я кивнул.

— Все верно, я из Службы Контроля, только не из французской. И тут нахожусь в связи с личной поездкой, а не по службе. А так подтверждаю — память стираем. Но иногда случаются исключения, когда переживания подопечного настолько глубоки, что потеря памяти изменит человека навсегда. Считаю, сейчас у нас как раз такая ситуация. Так что придется вам жить с этим знанием, Ваше Высочество.

— Это замечательно! И зовите меня Билл. Мы в одной лодке, церемонии здесь неуместны.

— Меня друзья называют Лис.

— А я Флави, — не забыла упомянуть девушка и улыбнулась принцу, поймав его взгляд в зеркало заднего вида. Кажется, у Натали появилась конкурентка в борьбе за внимание высокопоставленной особы.

Только я подумал о Натали, как она негромко застонала и открыла глаза. Флави склонилась к ней и, вытерев салфеткой выступивший пот со лба девушки, обеспокоенно спросила:

— Ты в порядке?

— Кажется, — неуверенно ответила Натали. — Где мы? Что случилось? Я плохо помню… Что с отцом?

Ох, неужели все сначала?.. Мне проще схватиться в рукопашной с элементарием, чем объяснять подобные вещи, да еще и по нескольку раз кряду. Флави тяжело вздохнула, готовясь к тяжелому рассказу, но Натали глухо произнесла:

— Вспомнила! Это я во всем виновата!

Так, сейчас начнется истерика. В крайнем случае, у меня имеется одна чрезвычайно действенная формула заклятья, разработанная группой мужчин-магов, измученных множественными сменами женского настроения за краткие временные промежутки. Называется заклятье просто — Анти-ПМС. Эффект — гарантированный трехчасовой сон, успокаивающий нервы, затем приятное пробуждение и никаких противопоказаний.

Но формула не понадобилась. Натали глубоко вздохнула и внезапно успокоилась, хотя взгляд у нее изменился, стал отстраненным и пустым. Я следил за ней через зеркальце, а она подняла на меня глаза и задала самый главный вопрос:

— Зачем они напали?

— Хотелось бы знать, — пробурчал я в ответ. — Варианта два: либо их цель — убийство или похищение принца, причем скорее убийство, либо перстень вашего отца. Других вариантов я не вижу. Все остальное они могли провернуть и в иное время.

— Если бы не я, отец спас бы нас всех, — мрачно проронила Натали.

— Месье Дюпон и так спас нас, задержав тварей на лишние мгновения.

— Что вы планируете, Лис? — спросил принц, обращаясь ко мне, как к самому сведущему в создавшейся ситуации. Я не хотел принимать командование на себя, но все к тому шло.

— Добраться до города, укрыться в надежном месте, а там видно будет. Вам, Билл, сейчас нельзя возвращаться к себе. Мы не знаем даже, кто наш враг. И если они пошли на столь наглое покушение, то им ничего не будет стоить разыскать вас и в ином месте. Пока лучше всего, если мы будем держаться вместе.

Про кольцо в моем кармане я решил ничего не рассказывать. Лишний козырь не повредит, тем более что я твердо решил обменять его на Свету. Ее жизнь и безопасность на первом месте, а дальше как-нибудь да выкручусь…

— Есть одна квартирка, — загадочно начал принц, — о ней знают немногие…

— Едем!

Его Высочество не подвел, квартира оказалась что надо — пентхауз с видом на город: четыре спальни, гостиная размером с небольшой аэродром, бассейн, наполненный теплой водой по случаю наступающего Нового Года. Светлане бы здесь понравилось…

До места мы добрались без приключений, разве что проклятое уличное движение, не признающее основополагающего российского правила: у кого машина дороже, тот и главный, чуть все не испортило. Скутеристы бросались под колеса нашего «хаммера», и одного мы все-таки чуть не уронили шлемом об асфальт. Лишь в последнюю секунду принц нажал на тормоза, а виновник потенциального ДТП укатил вперед, даже не оглянувшись.

Портье внизу не задал ни единого вопроса, пропустив всю нашу пеструю и крайне подозрительную компанию в здание. Вышколенная прислуга везде ценилась!

Натали уселась не диванчик и явно не собиралась вставать с него в ближайшее время, погруженная в свои мысли. Тролль занял высокий стул у барной стойки и набулькал добрую половину бокала самой ядреной жидкости, обнаруженной там же в шкафах. Роль хозяйки взяла на себя Флави. Как я видел, шансы ее все повышались. Принц одобрительно поглядывал на ее хлопоты, и уже через пятнадцать минут на столе появилась пара откупоренных бутылок вина и легкая закуска. Несмотря на все неприятности, есть хотелось чертовски! Стресс сказался впрямую на моем аппетите, и тот ланч в лесу уже давно организмом позабылся.

Мой план дальнейших действий был крайне прост. Дождаться сеанса связи, сообщить, что кольцо у меня, обменять его на Светлану, а потом пленить похитителей и сдать их местному отделению СК, либо, если начнут сопротивляться — уничтожить ублюдков, не исключая жестокие меры воздействия!

Кстати! Часы пробили половину десятого вечера, через полчаса должен позвонить Рош. Но если я вставлю сим-карту в телефон, то что помешает им засечь мое текущее местоположение?

Принц углядел на моем лице признаки озабоченности, и тихо поинтересовался, в чем дело. Я объяснил суть проблемы, а так как в своем предыдущем рассказе о таинствах мира я не упустил свои собственные свежайшие приключения и роль Сынов Адама в них, то Билл тут же проникся проблемой и предложил:

— Мой телефон защищен от прослушки любых видов. Вы можете вставить сим-карту в него, и гарантирую, что этот Рош никогда не вычислит нас!

Поразмыслив, я признал, что идея недурна. Даже высшие маги не могли похвастаться глубоким знанием современной техники, а Рош и к магам-то не относился. И спецов лучших, чем мог позволить себе нанять принц, я все равно не отыскал бы за столь короткое время.

— Спасибо, — искренне поблагодарил я, и взял протянутый смартфон.

Надо признать, принцу приходилось не просто, но — вот что значит хорошее воспитание — казалось, что светский раут продолжается. Он был мил, любезен и приветлив, а его белоснежной улыбке позавидовали бы девять из десяти голливудских актеров. А десятый просто молча удавился бы от чувства собственной ущербности…

Не успел я вставить карту в телефон, как он настойчиво зазвонил, хотя до назначенного срока оставалось еще минут пятнадцать.

— Стоцкий? — я узнал голос Роша. Он казался взволнованным, но старался этого не показывать. Тем не менее, резкие хрипловатые нотки выдавали его обеспокоенность.

— Он самый!

— Почему вы отключили телефон?

— А ваше какое дело? Мы договорились связаться в десять вечера, вот я здесь. Что еще?

— Я бы на вашем месте не грубил, Стоцкий…

— К сожалению, вы не на моем месте.

— Ладно, к делу; он у вас?

— У меня.

— Вы готовы совершить обмен?

— Конечно, только не ночью, в людном месте и без глупостей.

— Все будет хорошо, не волнуйтесь, — а вот теперь в его голосе появилось нетерпение. — Предлагаю встретиться сегодня, это в ваших же интересах.

Первое правило переговорщика: если четко понимаешь, что нужно противнику, никогда на это не соглашайся. Просто из принципа.

— Завтра в полдень.

— Стоцкий…

— Давайте не будем спорить, Рош! Завтра вы получите свой перстень, а я — девушку. Как вы сказали, это в моих интересах, но и в ваших тоже. Так что в двенадцать часов на площади Согласия. Со стороны Лувра на Центральной Аллее. Жду вас!

Я сбросил звонок и выключил телефон, чтобы не передумать. Конечно, желание вытащить Светку уже сегодня было велико, но мне еще предстояло продумать план кампании. Да и выяснить несколько смутных моментов во всей этой истории…

Все присутствующие внимательно слушали мой разговор, и, конечно, у них появились ко мне вопросы. Кроме тролля. Его интересовало лишь содержимое бара, он как раз откупорил вторую бутылку виски. Впрочем, метаболизм у троллей иной, для такой туши две-три бутылки — ерунда. Первой заговорила, в чем я и не сомневался, Натали.

— Лис, а разве перстень у вас?

Ты же, девочка, наверняка знаешь, что настоящего перстня у меня нет, он спрятан в твоей комнате, а вот то, что я успел его оттуда изъять, в голову тебе, конечно, не приходит. Что же, не буду разочаровывать…

— У меня дубликат. Ваш отец сам отдал его мне незадолго до нападения. Но чтобы отличить подделку от оригинала, потребуется время, а мне главное — выручить свою подругу из плена.

Девушка неуверенно покачала головой. Что-то ее во всем этом смущало, но вот что?..

— Чем кольцо важно? — поинтересовался принц.

Я лишь пожал плечами. Конечно, я подозревал, что у перстня имеется ряд интересных свойств, известных нашим врагам, иначе они с таким остервенением не гонялись бы за ним.

— Отец очень ценил его, — ответила за меня Натали. — Оно особое! Он говорил всегда, что ценнее перстня для него только я…

Как она это произнесла! Ни капли стыда, ни грамма раскаяния! Все недавние сожаления исчезли. А ведь по сути это она убила Дюпона, ведь имей он при себе перстень, глядишь, и отбился бы от элементариев.

Но тут же тень воспоминаний легла на ее лицо. Натали нахмурилась.

— Предлагаю поужинать! — сняла легкое напряжение, воцарившееся в комнате, Флави. — Силы нам не помешают!..

— Поддерживаю! — улыбнулся принц.

Мы с удовольствием накинулись на угощения, позабыв на время обо всех проблемах. Только Натали почти ничего не ела, лишь взяла кусок сыра и забилась в угол дивана.

Принц галантно разлил по бокалам бутылку Бордо. Мы сдвинули бокалы за успех, после чего отдали должное закускам. И лишь когда все более-менее насытились, Билл негромко поинтересовался у меня:

— А что же делать нам?

— Думаю, лучше всего будет, если вы отсидитесь в этой квартире. Многие о ней знают?

— Несколько человек. Помещение записано на одного из моих товарищей. Он приобрел его по случаю. И каждый из нас может тут запросто остановиться, но подобное случается достаточно редко. Не думаю, что нас тут найдут. Прислуга, даже если узнает меня, никогда и не при каких обстоятельствах не сообщит в полицию. Тут так заведено…

— Тогда сидите здесь. Я завершу свои дела, а потом обращусь в местную Службу Контроля. Надеюсь, они помогут. Все равно большего я предложить вам не в силах. Тут не моя территория. А враги крайне сильны и опасны. Я бы не стал рисковать на вашем месте…

Флави кивнула, ей мой план пришелся по душе. Мол, лучше сидеть тихо и не высовываться, коли уж такие дела творятся, что и зашибить ненароком могут. Натали же лишь безразлично отвернулась в сторону. А тролль, поняв, что сегодня мы никуда не двинемся, улегся прямо на полу и тут же громогласно захрапел. Кстати, не помешало бы выяснить его имя, все же в одной команде оказались, пусть и случайно.

Билл обдумал мое предложение, но отрицательно покачал головой.

— Нет уж, так не пойдет. Мы поступим следующим образом, — в его голосе внезапно прорезались командные ноты, — девушек оставим здесь. Здоровяк приглядит за ними. А мы с вами, Лис, отправимся вызволять вашу подругу. А уж после придумаем, как и наши дела уладить лучшим образом. Ведь без вас я пропаду. Не знаю, кто и зачем устроил на меня охоту, но отныне мне потребуется помощь Службы, и с вашей поддержкой, думаю, я смогу договориться с местными об охране, а уж когда доберусь до дома, мне придется вообще полностью пересмотреть вопросы дальнейшего существования…

Я его понимал. Тяжело это: осознать так внезапно, что мир совсем иной, чем казалось все предыдущую жизнь. Принц держался молодцом, но потом, чуть позже, еще может накатить волна паники. Подобное случалось на моей практике, хотя обычные люди узнавали об истинной сути вещей в редких, исключительных случаях. Интересно, как сложится судьба Великобритании теперь? Ведь в руках принца все же сосредоточено большое количество нитей для управления государством. Одно только его имя — это уже символ! И сейчас он показывает и мне, и всем остальным, что достоин своих предков. Но чем он сможет мне помочь? Только привлечет излишнее внимание. С другой стороны, любая сторонняя поддержка мне на руку. Против меня выступают люди серьезные, которые уже показали свои возможности и намерения. И если среди них нет магов, одни только люди, пусть обученные и вооруженные, то и от принца может быть толк…

Билл, кажется, уловил мои сомнения, потому что добавил, чуть горячее, чем требовалось, чтобы показать собственное хладнокровие:

— Я прикрою! Меня учили! К тому же, я могу раздобыть оружие!

Глаза его горели восторгом, хотя он и старался говорить спокойно.

И я внезапно понял, что для него это в первую очередь интересное приключение. Он же еще молод, ему нет и тридцати, и мыслит юношескими категориями. Опасность его привлекает, душа требует подвигов, а тут внезапный подарок — тайное знание и загадочные, опасные враги. Да ведь он считает, что ему чертовски повезло! Приключение — хоть куда! Даже война в Афганистане с таким не сравнится…

— Согласен, — кивнул я. А что еще оставалось делать? Тем более, принц прошел серьезную военную подготовку, а разбрасываться подобными профессионалами сейчас я не имел права.

— Я с вами, — как нечто само собой разумеющееся сообщила со своего места Натали.

— Не останусь же я тут одна, — подхватила Флави, хотя мне показалось, что она с большим удовольствием находилась бы в стороне от событий.

— И я еду, — пробурчал тролль, не открывая глаз.

Эх, Света, видела бы ты собравшуюся для твоего спасения компанию, очень бы удивилась…

— Тогда решено, с утра отправляемся на место, разведаем там все, подготовим пути отхода. А сейчас спать!

Флави и Билл расходиться по спальням не торопились. Принц налил еще вина и разжег камин, девушка удобно устроилась в кресле, укрывшись пледом.

Натали же отправилась в выделенную ей комнату, а тролль тут же поднялся на ноги, добрел до двери в спальню, в которой скрылась Натали, и устроился подле нее на полу. Я же настолько устал, что болтать допоздна мне совершенно не хотелось, так что я последовал примеру Натали, выбрав себе свободную спальню, и снял, наконец, утомивший меня за день фрак. От былого лоска не осталось и следа, он оказался многократно порван на спине, галстук-бабочка тоже отсутствовал, а я и не заметил, где его потерял. Порезы ныли, но я решил, что они не стоят особого внимания, только прошептал легкое заживляющее заклятье, не особо действенное, зато успокаивающее нервы. Все равно как помазать ранку зеленкой или йодом. И отправился в постель, уснув раньше, чем голова коснулась подушки.

А проснулся я от пробивающегося сквозь дверь запаха свежесваренного кофе. Отдохнул я замечательно и чувствовал себя готовым к очередному тяжелому дню. Каникулы не задались, это стоит признать…

В шкафу я нашел несколько пар джинсов, кроссовки, майки и даже куртку по своему размеру. Впрочем, там имелись вещи и других размеров, не в слишком большом ассортименте, но достаточном, чтобы одеть разношерстную группу.

Фальшивый перстень я положил в правый карман джинсов, а настоящий в левый. Главное не забыть, где какой, потому что разницы между ними я не ощущал, мне оба кольца казались безжизненными, я все еще не чувствовал в них ни магической энергии, ни скрытых сил…

В гостиной уже собралась вся наша честная компания. Флави угощала Билла и остальных кофе и булочками, Натали уткнулась в ноутбук, а тролль курил толстую сигару — судя по изысканным ароматам, витавшим вокруг — из личных запасов принца.

Я взял свою порцию кофе, поблагодарив Флави за заботу. Натали оторвала взгляд от экрана и взволнованно сказала:

— О нас пишут! Все газеты, все информационные сайты! Сенсация, будь они прокляты!..

— И что же конкретно пишут? — лениво поинтересовался принц.

— «…Бойня на званом вечере. Вчера господин Дюпон, на которого буквально за день до этого было совершенно покушение, собрал в своем загородном имении под Верноном многих известных людей Франции, и, как оказалось впоследствии, не только Франции. О том, что произошло на вечере, можно только гадать. Очевидно, враги господина Дюпона повторили свою попытку, на этот раз удачно. Господин Дюпон, известный предприниматель, был убит. Но не только он один пострадал в этот жуткий вечер. Среди его гостей — банкиров, бизнесменов, деятелей культуры — оказались убитыми больше двадцати человек, ранено около пятидесяти. Выжившие дают показания полиции, но их слова еще предстоит проверить. Пока же ясно только одно. Между восемью и девятью часами вечера в поместье ворвалась группа неизвестных лиц. Они применили неизвестное биологическое оружие, после чего скрылись. Розыск преступников продолжается. Объявленный план-перехват пока не дал результатов. Как стало известно из достоверного источника, пропала дочь господина Дюпона, а также ее близкая подруга баронесса дю Гош. Об их местонахождении также ничего не известно.

Но главная и самая обсуждаемая тема дня: что же случилось с британским принцем Уильямом — одним из гостей Дюпона — жив ли он и где в данный момент находится?..

Несмотря на то, что Уильям присутствовал на вечеринке исключительно как частное лицо, пропажа наследного принца Британской Короны грозит Франции крупным международным скандалом.

Неизвестно, захвачены ли Уильям, госпожа Дюпон и госпожа Гош преступниками или им все же удалось самостоятельно покинуть место бойни? Но, в таком случае, где они скрываются и почему до сих пор не вышли на связь с полицией?

Эти и другие темы мы будем подробно освещать в течение дня. Оставайтесь с нами!..»

Нас ищет вся полиция Франции, включая добровольцев, а мы собрались в центр Парижа, словно на прогулку. Нет, так дело не пойдет…

— Что вы на это скажете? — огонь в глазах Натали разгорался. — Ищут они нас! Лучше бы преступников искали!

— Элементариев-то? И что бы они с ними делали, если бы, на свою голову, нашли? — негромко спросила Флави.

Натали замолчала, но я видел, что она не согласна. Просто принципиально ни с чем не согласна.

— Придется всем накинуть на себя личины. О вас, Билл, позабочусь я!

— Хорошо, — согласился принц, не скрывая радостного оживления. — Действуйте, Лис!

— Натали, пойдем в другую комнату, я видела там огромное зеркало в полстены, оно нам сейчас понадобится… — Флави утащила подругу, тролль молча вышел из комнаты вслед за девушками, а я смог заняться принцем.

Хм, кого бы из него сделать? Известные личности нам, конечно, не очень подходят, но и совсем безликого персонажа изготовлять я не хотел, тем более что Билл добровольно вызвался помогать мне, и я в ответ собирался сделать его приключение незабываемым.

— У вас есть предпочтения? Как бы вы хотели выглядеть? — спросил я.

— Да, — скромно кивнул принц. — Можно сделать меня похожим на Шерлока Холмса?

— На Бенедикта Камбербэтча или на Роберта Дауни… как его… младшего? — опешил я. — А может, на Ливанова?..

— Извините?..

— Хм… не берите в голову! Так на которого?

— Нет, Лис, вы не поняли. Я не хочу быть похожим на актера, играющего Холмса, я хочу быть похожим на настоящего Холмса!

— Ваше… хм… Билл, вы, надеюсь, помните, что это вымышленный персонаж?

— Конечно, — принц рассмеялся. — Не принимаете же вы меня за полного идиота? Я имею в виду, что у Холмса имелись узнаваемые атрибуты: трубка, скрипка, высокий рост…

— И вы хотите скрипку? Может, лучше пистолет?

— Нет же! Подходящий костюм у меня имеется, а вот внешность… Всегда хотел побыть брюнетом! Знали бы вы, как мне надоели эти рыжие волосы! Эх, ладно, пусть будет Камбербэтч, только не один в один, хорошо? А пистолет у меня уже есть! И для вас, кстати, тоже!..

Создание новой личины — штука, требующая внимания. У каждого уважающего себя представителя Малых Народов и, конечно, магов всегда имелось наготове несколько обликов на разные случаи жизни. Но принц захотел Шерлока — значит, будет ему Шерлок!

Я накладывал личину, как художник подготавливает холст. Сначала грунтовка, затем первые робкие штрихи, потом, наконец, основная работа, а напоследок легкая корректура получившегося образа.

Через полчаса все было готово. Принц взглянул в зеркало и охнул, настолько он переменился внешне. Прежнего рыжеволосого и широкоплечего молодого человека не стало, а вместо него появился худощавый, слегка сутулящийся тип, с цепким и достаточно неприятным взглядом. Глаза — самое трудное. Если получилось изменить взгляд — образ удался!..

Принц неуловимо смахивал на киношного Холмса, но в то же время отличался индивидуальностью, хорошо заметною при ближайшем рассмотрении. Так что я не думал, что у нас внезапно возникнут проблемы с поклонниками британского актера.

— Шикарно, — восхищенно протянула Флави, показавшись в дверях. Сама она тоже переменилась, выбрав себе личину строгой дамы бальзаковского возраста, одетой в темный брючный костюм и обувь на невысоком каблуке.

Билл изумленно смотрел на нее, узнавая и не узнавая одновременно.

— Да это же королева в молодости! Бабушка!.. — потрясенно протянул он.

— Внук! — строго сказала королева. — Ты уроки сделал?

— Это баронесса дю Гош, — пояснил я, — а вот и Натали…

Дочь Дюпона как раз зашла в комнату следом за Флави. Она претерпела еще более сильные изменения, превратившись в тощего юнца с тоненькими усиками «а-ля Америка тридцатых». И костюм Натали подобрала под стать: темно-синие пиджак и штаны в узкую вертикальную полоску, белоснежная сорочка, темный галстук и остроносые туфли. Ей бы еще пистолет-пулемет Томпсона — знаменитый Томми-ган, небрежно откинутый на плечо — и можно сразу на плакат: «Мафия бессмертна!»

— А попроще ничего выбрать было нельзя? — поинтересовался я.

— Сами-то что накинете? — ехидно спросила Флави. — Личину Распутина? С бородой?

— Путина с усами! — немного рассердился я, и чтобы вопросов более не возникало, тут же выбрал один из обликов, заранее припасенный в памяти.

Флави захихикала, даже Натали слегка улыбнулась — впервые после вчерашних событий, а принц сдержанно захлопал в ладоши.

Я выглядел шикарно — под стать остальным — кудрявые волосы, бакенбарды, сердитый взгляд — конечно же, Пушкин, собственной персоной. Вот только одежду я не стал менять, оставив то, что нашел в шкафу.

— Кто это? — спросила Флави. — Слегка похож на нашего актера в молодости… Ришара…

— Это кумир всех русских — поэт Пушкин, — пояснила Натали.

— О, как это мило! Выбрать лик поэта в такую нелегкую минуту…

— Пушкин всегда с нами! Пушкин вечно живой! — сообщил я, и тут в комнату зашел тролль, имя которого я так и не удосужился спросить.

Нет, конечно, я знал, что тролли не самые творческие личности, и с фантазией у них туговато, но этот, кажется, переплюнул всех. Он не прятал свое массивное тело, наоборот, подчеркнул, казалось, каждую мышцу, облачившись в обтягивающую майку и зауженные джинсы, накинув, к счастью, поверх майки пиджак. Знакомая щербинка между зубами и уверенный взгляд спасителя мира довершали образ. Арнольд, собственной персоной, в бытность свою мистером Вселенная, когда он еще далек был и от кино, и, тем более, от политики, но уже поражал окружающий мир своим трудоголизмом, граничащим с одержимостью.

Флави восторженно взвизгнула, тролль скромно улыбнулся звездной улыбкой и на всякий случай уточнил:

— А что, нельзя? Сказали же, сам выбирай. Я и выбрал!..

— Это будет мило, — задумчиво произнес принц. — Холмс, Пушкин, королева-мать, гангстер и Шварценеггер скромно прогуливались по центру Парижа…

— Звучит, как начало дурного анекдота… — продолжала хихикать Флави.

— Ничего, — подбодрил я нашу скромную компанию. — Прорвемся!..

В подземном гараже, где мы вчера оставили уже известный полиции «хаммер», нашелся и его белоснежный двойник, так что проблема со средством передвижения решилась сама собой.

Билл вручил мне пистолет — знаменитую Беретту-92, слегка модифицированную, но все такую же удобную и надежную, и пару дополнительных магазинов. Я не собирался применять оружие, но и отказываться не стал: мало ли, как сложится, возможно, придется попугать мерзавцев. Сыны Адама использовали грубые методы, так что и против них можно было особо не церемониться.

Себе принц взял точно такую же Беретту, девушки от оружия отказались, заявив, что стрелять — не женское дело, а тролль продемонстрировал наплечную кобуру и массивный пистолет, спрятанные под пиджаком, так что за него можно было не волноваться.

Помимо прочего Билл обеспечил каждого из нас миниатюрными средствами связи, так что теперь я слышал все разговоры в нашей группе и мог мгновенно отдать приказ.

Тролль взял на себя функцию водителя, тем более что нога у него еще побаливала, и быстро бегать он не мог. Зато прикрыть потенциальное отступление — вполне!..

Так мы и отправились в путь — на белоснежном бронированном «хаммере», я сидел впереди рядом с троллем, принц и девушки устроились в глубине салона. На месте местных полицейских я бы непременно проверил столь бросающийся в глаза автомобиль и его еще более подозрительных пассажиров, но до площади мы добрались без приключений. Тролль уверенно подрезал, обгонял, сигналил и ругался вполголоса, являя собой прекрасный образчик опытного водителя.

На площадь мы прибыли за час до назначенного времени. Я подумал, что уже третий день площадь Конкорд является некоей отправной точкой, я появляюсь здесь с завидной регулярностью. Площадь скоро начнет мне сниться у дурных снах…

Три четверти часа ушло на то, чтобы расставить стратегические резервы нашей группы самым удачным способом. В итоге я встал у фонтана, неподалеку от входа на Центральную аллею, «хаммер» с троллем и девушками приткнулся между туристическими автобусами прямо напротив ворот, ведущих к аллее, а принц с независимым видом уселся на одной из лавочек так, чтобы иметь возможность обозревать все происходящее, но при этом не особо бросаться в глаза.

Плюс нашего местоположения оказался в том, что и слева и справа парк окружали стены, и подобраться к бассейну с фонтаном можно было лишь с двух хорошо просматриваемых сторон, но в этом же я видел и главные минусы — быстро покинуть блокированный парк невозможно.

Однако нашим противникам шумиха не нужна, они постараются совершить обмен тихо, а мы, если захотим, можем мгновенно поднять вокруг панику. Достаточно хотя бы начать стрелять в воздух. Так что место встречи все же можно было считать удачным, и я, успокоившись на этот счет, задумчиво прикурил в ожидании гостей.

— Все спокойно, — раздался в ухе приглушенный голос тролля. — С нашей стороны движения нет.

— У меня тоже тихо, — подтвердил принц. — Время без пяти минут!..

— Ждем, — прошептал я, глубоко затягиваясь сигаретой.

Со вчерашнего вечера меня терзал главный вопрос, на который я пока не нашел ответа: связаны ли Сыны Адама и люди, устроившие нападение на усадьбу Дюпона? И те, и другие шли на крайние, жесткие меры, не боясь трупов. И те, и другие хорошо организованы, действия их четко скоординированны и продуманы. Но зачем же посылать группу ликвидаторов, если еще не получили перстень? Значит, как бы невероятно это ни звучало, действовали две независимые группы? И цели они имели совершенно разные! Сынам Адама нужен был лишь перстень, остальное, даже жизнь Дюпона, их не особо интересовало, а элементариям под предводительством Большого Брата требовалась исключительно смерть принца. Да, именно принца! Я пришел к подобному выводу, обдумав события всесторонне. Конечно, будь рядом Лена, она поняла бы это гораздо раньше. А зачем кому-то может понадобиться гибель столь высокопоставленного лица в подобном окружении? Только для того, чтобы вызвать международный скандал небывалой силы. Значит, политика? Кому-то потребовалось обострение отношений между странами, и они выбрали такой метод для осуществления своего плана? Нет, все же, хоть убейте, их истинных мотивов я не понимал!..

— У нас гости!..

Со стороны Лувра в моем направлении двигалась мрачная компания. Пятеро мужчин, один из которых нес в левой руке небольшой саквояж, и три женщины, в одной из которых я узнал Свету. Она ступала неуверенно, слегка заторможено переставляя ноги, словно решала в это время математическую задачу в уме и ни на что прочее отвлекаться не желала. Две другие женщины поддерживали ее за руки.

Если они накачали ее наркотиками, пусть пеняют на себя!..

Я отбросил сигарету в сторону и пошел навстречу. Когда между нами оставалось метров пятнадцать, от группы отделился один из мужчин — среднего роста, худощавого телосложения, в круглых очках — он скорее походил на бухгалтера, чем на ганстера. Мужчина сделал мне знак не двигаться, а сам приблизился, остановившись в трех шагах, и с удовольствием меня осмотрел с ног до головы.

— Стоцкий? Замечательно! Мне всегда нравился Пушкин! — произнес он, и я тут же узнал голос Роша. — Жаль только, этот великий поэт совершенно неперводим на другие языки, и, чтобы наслаждаться его творчеством, нужно в совершенстве владеть русским…

— Словарик вам в помощь! — не выдержал я. — Что вы сделали с моей девушкой?

— Ох, не волнуйтесь, наркотики мы ей не давали. Всего лишь легкое средство для внутренней концентрации внимания. При этом внешние раздражители практически не достигают сознания, и о побеге в этот момент она не думает. Совершенно безвредно! Эффект пройдет через пару часов. Перстень при вас?

Я кивнул.

— Тогда предлагаю совершить обмен и разойтись каждый в свою сторону. У нас к вам, Стоцкий, претензий нет. Хочется верить, что и с вашей стороны не будет попыток сорвать сделку. Мы — честные бизнесмены, а ваша девушка, хоть и стала невольной заложницей, но при этом содержалась в прекрасных условиях. Ее кормили блюдами из лучших ресторанов Парижа, все ее желания тут же исполнялись, так что, можно сказать, она прекрасно провела время. А для того, чтобы не остаться в долгу и перед вами, мы перевели на ваш счет крупную сумму. Полмиллиона евро, если быть точным. Это достойная плата за ваши услуги и вынужденные неудобства…

Вот так — полмиллиона от шефа плюс полмиллиона сейчас — я и стал миллионером, только почему-то совершенно не рад этому факту.

— Сначала девушка, потом перстень!

— Как будет угодно!..

Рош махнул рукой, и Свету отпустили, но она так и стояла, не двигаясь. Тогда одна из женщин легко подтолкнула ее в спину, и Света пошла вперед. Я настороженно оставался на месте, ожидая подвоха. Когда она приблизилась, я взял ее за руку и заглянул в лицо. Глаза полуприкрыты, взгляд расконцентрирован. Света послушно остановилась на месте, даже не взглянув на меня.

— Не волнуйтесь. С ней все в порядке. Теперь перстень?

Какой же отдать: настоящий или фальшивку? Нет, риск оправдан. Если он так желает перстень, то ни в коем случае не должен его получить!

Я достал из правого кармана кольцо и передал его Рошу.

— Благодарю, — кивнул он, — я нисколько не сомневаюсь в вашей порядочности, но позвольте все же произвести экспертизу, прежде чем мы расстанемся. Это не займет много времени!..

Он вновь махнул рукой, и к нам тут же направился один из его сопровождающих — тот, с чемоданчиком в руке. Приблизившись, он поставил саквояж на землю, раскрыл его и извлек изнутри некое странное устройство с небольшим дисплеем спереди.

Рош передал ему перстень, и мужчина тут же засунул его в небольшое отверстие на боковой панели устройства.

— Понимаете, — пояснил Рош, — мы тоже не стоим на месте. Наш орден динамически развивается, а когда всю свою жизнь посвящаешь борьбе с чудодеями и прочими волшебными существами, то невольно изобретаешь новые приемы. Вот и сейчас перед вами современный образец технологической мысли наших ученных — портативный улавливатель потенциальной магии определенной частоты. Знаете ли, оказывается, каждая из магических этнических групп на естественном уровне умеет работать лишь с одной из частот. И только люди-чудодеи могут работать почти со всеми, хотя и более ограниченно. Поэтому мы легко сможем убедиться сейчас, нужное ли кольцо перед нами. Ведь несложно изготовить дубликат перстня, не правда ли, и даже магический дубликат. Но он не будет обладать теми свойствами, которые нам от него требуются. Если в перстне есть драконья магия, то загорится зеленый цвет, если же нет — красный. Прибор уже преднастроен на нужную частоту. Но ведь неожиданностей не будет?..

Я-то как раз был убежден в обратном, поэтому произнес кодовую фразу, обговоренную заранее еще в машине по пути к площади и означавшую общую готовность к немедленному действию.

— Шерлок Холмс спешит на помощь!

— Что, простите? — не понял Рош.

Я не успел ответить, так как в этот момент произошло сразу несколько событий. Прибор замигал ярко-красным цветом, сигнализируя о подделке, так что сомнений в подлинности перстня у Роша более не оставалось. Я подхватил Светку на руки и помчался с ней в сторону «хаммера». Она инстинктивно начала сопротивляться, не узнавая меня, и я на бегу погрузил ее в дрему, решив, что сон ей сейчас не повредит. Люди Роша выхватили оружие и начали вести беспорядочный огонь в моем направлении. Принц вскочил на ноги уже с пистолетом в руке и повел ответную стрельбу, прикрывая мое отступление. Стрелял он метко, но цели убить не имел. Тем не менее, щебень, разлетающийся в стороны прямо у ног, изрядно нервировал стрелков.

Но до выхода я так и не добрался.

— Опасность! Берегитесь! — заорал мне в ухо микрофон голосом тролля.

А навстречу, перекрывая выход их парка, уже плыли мутные фигуры элементариев. Я резко затормозил, сменив направление бега. Но с другого конца аллеи нам навстречу неотвратимо плыла еще одна группа смертоносных особей.

— Билл! Отступаем, здесь тени! — предупредил я принца, который не мог их видеть.

Зато Рош прекрасно разглядел приближающихся элементариев и вытащил из кармана еще одно странное устройство, отдаленно напоминавшее винный штопор с ручками в полураскрытом состоянии, только большего размера, как раз подходящий для ладони.

Рош направил свой штопор на одного из элементариев и тот, внезапно вспыхнув ярко-красным цветом, стал на мгновение видим всем, даже принцу, а затем растворился в воздухе.

Ого! Да у него не штопор, у него оружие против теней! Сын Адама хорошо подготовился к встрече…

Со стороны площади Конкорд показалась еще пятерка элементариев под предводительством Большого Брата. Пора делать ноги, здесь нам не рады!..

— Принц, к забору!

Люди Роша затеяли перестрелку с элементариями, но силы оказались неравны. Штопор-пистолет у них оказался лишь один, да и тот, как я заметил, не мог стрелять очередями, и после каждого выстрела Рош выжидал некоторое время, прежде чем сделать новый. Это плачевным способом сказалось на численности его людей. Элементарии догнали уже троих, отправив их в лучший из миров. Остальные пытались отстреливаться обычными пулями, но это теней не пугало, только на пару лишних мгновений задерживало на месте.

Мне бежать было недалеко, и даже несмотря на Свету, которую я нес на руках, до забора я добрался буквально за минуту, а вот Его Высочество мистер Холмс не успевал. Элементарии отсекли его от моей стороны забора, у принца оставался единственный путь для спасения — выход с противоположной стороны аллеи, но там я увидел новую группу теней, неспешно плывших вперед, а рядом с ними спокойно шагал маленький, сморщенный карлик с темной кожей. Его я прежде не встречал…

Рош, отстреливаясь через плечо, внезапно оказался практически рядом со мной. Он уничтожил три или четыре особи издали, но видно было, что ему не совладать со всеми. Из его людей остался в живых лишь тип с чемоданом. Он замер на месте, не зная, в какую сторону бежать, тени его игнорировали, занявшись более интересной фигурой — принцем.

Они окружили Билла со всех сторон, и я никак не мог ему помочь. Но, вот что странно, элементарии не атаковали принца, не старались его уничтожить, как вчера, а только лишь блокировали все пути к отступлению, сделавшись полупрозрачными, чтобы он мог их видеть и не дергался понапрасну.

— Подгоняй машину с левой стороны! — приказал я в микрофон троллю.

— Понял, — донеслось в ответ.

Рош находился в нескольких метрах от меня, и дела у него обстояли хуже некуда. Несколько элементариев полукругом плыли в нашу сторону, умудрившись ловко отсечь все пути потенциального бегства. Краем глаза я увидел, как одна из теней мимоходом коснулась и мужчины с чемоданчиком. Он упал беззвучно, некрасиво разбросав в стороны руки и ноги.

Я глубоко вздохнул два раза подряд и слевитировал вверх.

— Возьмите меня с собой! — крикнул Рош. — Они меня уничтожат!

— Значит, так тому и быть… — я взлетел уже на пару метров, осталось совсем немного.

— Они схватили вашего друга, я могу помочь спасти его!

А вот это уже аргумент! Я молча снизился и приказал:

— Цепляйся за меня!

Рошу два раза повторять не пришлось. Он тут же обхватил меня за талию, а я, закряхтев от нагрузки, вновь направил наше движение вверх.

Тяжело, вот все, о чем я мог думать в этот момент. Очень тяжело! Мышцы мои трещали, готовые разорваться. Но я дотянул до вершины забора, а там стало уже полегче. Рош встал сверху, лишь слегка держась за меня в целях равновесия, я сумел передохнуть, а потом он вновь ухватился за меня, и мы поплыли вниз так же медленно, но сила притяжения играла свою роль — спуск оказался на порядок легче.

А внизу уже поджидал тролль, который, как только мы опустились вниз, одним выверенным ударом тюкнул Роша по голове, даже не спрашивая моего разрешения, и закинул его на заднее сиденье «хаммера», а сам вновь устроился на водительском месте. Я осторожно залез в машину, устроив бессознательную Свету с наибольшими удобствами, «хаммер» тут же сорвался с места, и, подрезав кого-то, начал набирать скорость.

— А где Билл? — спросила Флави.

— Его схватили твари. Их там слишком много, я ничего не смог поделать!.. С той стороны аллеи явилась вторая группа. Ими командовал темнокожий карлик.

— Малый Брат, — негромко сказала Натали. — Он — главный! Мозговой центр!..

— Откуда вы знаете? — зло спросил я. Потеря принца меня расстроила, пришло время получить некоторые ответы.

— Читала. У отца есть досье на все значимые местные группировки, как человеческие, так и Малых Народов.

— Значит, читали? Хорошо, а ответьте-ка мне, зачем вы украли у вашего отца перстень?

— Вы знаете? — нисколько не удивилась Натали. — Тем лучше. Я расскажу. Все расскажу, иначе это съест меня изнутри. Все началось вскоре после моего дня рождения в конце ноября, мне исполнилось двадцать лет — юбилей своего рода. До этого момента я жила спокойно, но уже на следующий день после празднования я проснулась с непонятной тревогой. Что-то мучило меня, тянуло, звало куда-то… Сначала я подумала, что банально отравилась на празднике, но живот не болел, и температуры не было, а непонятное желание все не проходило. Я заставила себя не думать об этом, и две последующие недели сумела продержаться в относительном спокойствии. Зато потом меня словно накрыло с головой. Я не могла ни есть, ни пить, ни думать о чем-либо ином, кроме своего непонятного влечения. Я чувствовала, что меня зовет нечто, скрытое где-то поблизости, и, наконец, я перестала сопротивляться, позволив этому чувству вести меня. Я бродила по нашему дому, как призрак, пытаясь понять, где находится то, что звало меня. Бродила долго, пока не оказалась перед кабинетом отца. Там чувство усилилось многократно, и я вошла внутрь.

Натали рассказывала, слегка прикрыв глаза, вспоминая пережитое. Рош слабо застонал, но в сознание не пришел.

— Останови, как появится возможность! — приказал я троллю. — Ему нужен воздух!..

— В кабинете находился отец, он разбирал какие-то бумаги и удивленно посмотрел на меня, ведь мы не часто общались прежде. Я никогда не понимала ни его самого, ни его целей и интересов. А он всегда казался слишком занятым, чтобы беспокоить его по пустякам. Не помню, о чем он меня спросил и что я ответила. Помню лишь, как я напряженно оглядывала его кабинет и вдруг увидела то, что мгновенно привлекло мое внимание — перстень на его правой руке! Я часто видела его и прежде, но никогда ранее он не казался мне столь восхитительно прекрасным, как в тот день. Я буквально не могла оторвать взгляда от этого не самого изысканного украшения. Отец заметил мой интерес и нахмурился. Я же знала, что он ни за что не отдаст мне его. Перстень был чрезвычайно дорог ему, уж не знаю, по какой причине. Я и просить не стала, зато в течение нескольких последующих дней собрала у себя все фотографии отца в те моменты, когда на его пальце был виден этот перстень. Ну а дальше просто. Некоторая сумма денег, и вскоре в моем распоряжении появился искусный дубликат, который я и заменила на оригинал при первой же возможности. Это произошло позавчера, и как только перстень оказался в моих руках, странное беспокойство прошло, будто его и не было. Я спрятала кольцо в ящик трюмо и успокоилась. А дальше вы и сами знаете. Только перстень мог спасти моего отца, и если бы не я, он был бы еще жив…

— Не обязательно, — задумчиво произнес я. — Тут столько всего переплелось…

Тролль, наконец, выбрал удобное место и остановил машину на тихой парковке, окруженной голыми деревьями.

Мы выбрались наружу, немного размяться и обдумать услышанное. Только Света осталась в машине, все так же безмятежно посапывая и улыбаясь во сне.

Роша же я вытащил и посадил на землю, прислонив к заднему колесу.

— Что вы хотели этим сказать? — взволнованно вернулась к интересующей ее теме Натали.

— То, что за вашего отца взялись всерьез, и далеко не факт, что перстень выручил бы его!..

— Знаете, я чувствую, что связана с перстнем. Только не пойму, каким образом… Когда он рядом, мне всегда спокойно. Я чувствую, он должен находиться при мне! Но вот что странно, сейчас его здесь нет, а мне все так же спокойно на душе…

Тут как раз секрета нет, раз перстень у меня, то радиуса его действия вполне хватает, чтобы Натали не волновалась.

Рош открыл глаза и мутным взором обвел все вокруг, пока, наконец, его взгляд не сфокусировался на Флави. Его зрачки изумленно расширились, и он заорал:

— Стоцкий! А что она тут делает? Она же с карликом! Ты посмотри, у нее нить у сердца!

От неожиданности я сразу смог включить то особое зрение, которому меня научила Лена, и которое в обычное время срабатывало крайне произвольно. И, конечно, тут же увидел тонкую, извивающуюся, словно червяк, нить, одним концом проникшую в грудь Флави, по дороге охватив петлей ее шею, а другим уходящую в бесконечность.

Девушка все поняла и, не говоря ни слова, кинулась бежать. На ее пути оказался тролль, который медленно, но верно сообразил, что к чему. Он расставил руки в стороны. Казалось, ей никак не проскочить мимо. Но она и не пыталась.

Флави прыгнула на тролля, метнув перед собой, как копье, заклятье. Руки тролля сошлись на ее талии, он крепко схватил ее, еще не понимая, что проиграл.

В его горле, там, где у мужчин любой расы находится кадык, зияла крупная дыра размером с кулак.

Руки тролля разжались, он опустился на колени, а Флави ловко отскочила в сторону. Теперь никто уже не препятствовал ее бегству.

— Нить! Перебей нить! — крикнул Рош.

Я метнул вперед всю свою силу, собрав ее в одно узкое лезвие. Если бы не Лена, ничего бы у меня не вышло. Но она изменила меня в тот раз, показав многое, недоступное мне прежде. И клинок нашел цель. Он рассек нить, оборвав связь Флави с неизвестным хозяином. Короткий отрезок отвалился от ее тела и, скорчившись, упал на пожухлую траву, а длинный моментально исчез вдали.

Сама же Флави сделала по инерции еще несколько шагов — и пошатнулась. Я находился слишком далеко, чтобы поддержать ее, и девушка, изумленно оглянувшись по сторонам, плашмя рухнула на землю и так и осталась там лежать, тяжело дыша.

Я медленно подошел к поверженному троллю и склонился над грузным телом. Личина Арнольда сползала с него, как старая кожа.

Начинающие стекленеть серые глаза тролля мертво смотрели в высокое небо, а я подумал, что так и не узнал его имени…


Глава 3 | Мир под Контролем. Фактор Трикстера | Глава 5