home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Да… Такого унижения наша несчастная контора не переживала еще никогда за всю свою многолетнюю историю.

Мы уже давно отослали эльфа прочь, вместе с ворохом его документов, на которые хромоногий Козлов не позарился. Алькарад даже проникся к нам неким подобием сочувствия и пообещал дать пару дней на урегулирование вопросов: до того, как вся эта история будет изложена им в вышестоящей инстанции.

Степан — наш малолетний ученик — зашел после обеда, послушал рассказ о произошедшем, тяжело, по-взрослому, вздохнул и убежал от греха подальше домой, дабы не попасться кому-нибудь под горячую руку. Настроение у всех присутствующих было нулевое.

Только лишь Чингиз, просидев в позе лотоса не меньше часа, пришел к таинственному решению и, ни слова не говоря, уехал из офиса, не прихватив с собой даже Брайна, чему тот несказанно удивился.

Как видно, Чингиз решил, что должен решить проблему самостоятельно, искупить оплошность, хотя никто из нас его не обвинял. Да кто бы посмел это сделать? Мы все оказались в глупом положении, как подростки, покупающие первые презервативы, из-за аферы фальшивого фининспектора…

И ведь хватило же у него наглости не просто провернуть ряд жульничеств в городе, а самым ненормальным образом втянуть в эти жульничества нас по самые уши. Нас — тех, кто по долгу службы должен разоблачать подобные операции, искать злодеев и отдавать их под суд Совета.

Это ведь каким раздутым самомнением надо обладать, чтобы решиться на такое и, главное, успешно сделать!..

Лена отсиживалась в своем кабинете, в одиночку переживая позор. Брайн ушел в зал размять мышцы, а Оленька лечила Вика, применяя все обширные познания молодой ведьмы. Насколько я знал, спецификой ведьм являлось не врачевание, а как раз противоположное, но Оля справлялась: синяк прямо на глазах уменьшаля в размерах и менял цвета на более естественные. Вик млел под ее ладонями, лишь время от времени вскрикивая, когда пальцы девушки причиняли ему боль.

Я развалился в кресле, вполглаза наблюдая за лечением напарника, а сам пытался размышлять, сопоставляя все произошедшее.

Преступная группа «инспектора Козлова» состояла как минимум из трех человек. Это следовало из рассказа Дубольда о подписании договора.

Козлов — явный лидер, сам лично исполнил все самое сложное и опасное: заставил угрюмого гнома Дубольда расстаться с залогом и вдобавок выманил у него взятку, продал наше здание Чугункову и, наконец, с нашей же помощью вывез ценности из офиса эльфов. Надо признать, смелости, решительности и изобретательности ему было не занимать. Я даже и на мгновение не заподозрил в щуплом, слегка сутулом человечке афериста такого уровня! Аплодисменты!..

Рыжая девица. Помощница номер один! Красотка, умница, хорошая актриса. Мелькнула в двух ситуациях. Сначала успешно сыграла роль секретарши, убедив достаточно мнительного гнома, а затем ловко провела Чингиза, дав своему шефу несколько минут форы, которых тому хватило, чтобы успеть скрыться с деньгами.

И, наконец, третий, о котором пока известно меньше всего. Молодой человек с невыразительным лицом. Назовем его помощник номер два. Присутствовал при подписании договора с гномом, скорее всего, в качестве обычной страховки на случай непредвиденной ситуации.

О других возможных сообщниках, если они имелись, мы ничего не знали. Похоже, в группе отлично налажено взаимодействие, все операции продуманы до мелочей, выверены, аферисты действовали без спешки, но в хорошем темпе, так, что никто из окружающих не успел ничего заподозрить.

Да… чувствую, проблем с ними мы не оберемся. Уверен, на этом банда не остановится. А если я ошибаюсь, и они уже сбежали из города, успешно провернув сразу три красивые комбинации, то искать мы их будем до скончания веков. А это не может не отразиться самым пагубным образом на репутации нашего отдела, сделав нас посмешищем для всего города.

Конечно, «продажу» нашего здания устроили специально, чтобы вывести нас из равновесия, разозлить, заставить гоняться за Козловым по всему городу, плюнув на все текущие дела. Умом я это понимал, но сердцем уже рвался в дорогу, искать негодяев, чего бы это мне ни стоило. Вот только куда бежать? А если обо всем узнает шеф?..

Нет! Ему пока ничего докладывать нельзя! Он ведь всё бросит и вернется в Чертанск, чтобы самолично пинками гнать нас с работы. И будет прав! Так опростоволоситься!..

Мы должны! Мы обязаны отыскать злодеев! Иначе стыд нам и позор!..

Лена решительным шагом зашла в комнату и села за стол, выложив груду распечаток. Как видно, она не просто грустила по потерянной репутации, а усердно работала, результаты чего тут же и продемонстрировала.

— Оля! Оставь в покое Вика, он обойдется и без массажа!

Ведьмочка возмущенно отошла в сторону, всем своим видом демонстрируя чувство оскорбленного достоинства.

— Погоди, у меня есть для тебя задание. Проверь все городские новости за последние две недели на предмет странных событий. Не знаю точно, каких именно. Любое, что покажется тебе нетипичным, выходящим за рамки или просто нелепым — все собери, распечатай и тащи мне. Это срочно!

Оля удалилась в приемную на свое рабочее место, вызывающе виляя при этом бедрами. Она знала, что Лена не любила показную агрессивную сексуальность, и при случае всегда пользовалась подобными приемами, когда хотела позлить ее. Но в этот раз Лена на вихляние Олиной попы не обратила ни малейшего внимания, тут же нетерпеливым жестом подозвав нас с Виком поближе.

— Ребята, вот что я успела найти. Пролистала сводки происшествий для полиции, спецслужб, МЧС и всех прочих…

У человеческих организаций секретов от нас не было и быть не могло, хотя достаточно редко наши дорожки пересекались.

— Смотрите, как вам вот это?

Она протянула одну из распечаток, и мы с Виком уставились на страницу. Первым же красовалось сообщение от одного из осведомителей наших коллег-оперов, трехдневной давности.

«Сегодня я выпивал в баре „Свинячья нога“ с недавно вышедшим из тюрьмы вором-рецидивистом Мохновым Н.Б. по кличке „Махно“. Он сообщил мне, что третьего дня неизвестные увели городской общак. Подробности он не сообщил, сказав только, что в похищении принимал участие хромой человек и ярко-рыжая девица. За их поимку воры объявили крупное вознаграждение. Агент Суслик»…

— Читайте дальше! — поторопила нас Лена.

На этот раз нам достался отрывок из доклада:

«Девушка лет двадцати — двадцати двух на вид, с рыжими волосами, похитила знаменитое золотое колье Дагмар, инкрустированное жемчугом и бриллиантами — самый дорогой подарок на свадьбу датской принцессы Александры, сделанный ей Фредериком VII. Колье находилось в числе прочих украшений в мировом турне. Похищение было обставлено с простотой, граничащей с безрассудством, но прошло успешно. Девушка объявлена в международный розыск. Фоторобот и устное описание прилагается».

Я ничего не слышал об этих происшествиях, потому что не интересовался преступлениями среди людей. Мне хватало и наших подопечных. Хотя теперь я припомнил, что Света что-то такое говорила, восхищенно перечисляя количество жемчужин и бриллиантов в похищенном колье.

— И это, как я подозреваю, еще далеко не все! Они поставили на уши весь город, а мы только сейчас узнаем об этом!

— Странно, — задумчиво произнес Вик. — Получается, начали они с людей, а теперь переключились и на Малые Народы, и даже задействовали нас — ту единственную силу, которая может их остановить. Не слишком ли самонадеянно с их стороны?

— Не слишком, — отрезала Лена. — Козлов, судя по всему, мощный маг, и запросто может выйти сухим из воды. Засвеченные лица — всего лишь личины, сменить которые дело нескольких минут. А то, что он играет с нами — так это от ощущения полнейшей безнаказанности и вседозволенности. Надеюсь, вы не спустите ему это с рук?

Вик надул щеки, всем видом изображая грозную решимость.

— Поймаем проходимцев, не сомневайся, госпожа начальник!

— Я думаю, начать надо с рыжей. Козлов слишком хитер и не попадется так просто, о третьем члене их группировки вообще ничего неизвестно, а рыжая — дама заметная, наверняка где-то да засветилась. Поспрашивайте свою городскую агентуру, может быть, кто-то что-то да слышал… Обо всех новостях сообщать сразу мне!

Агентура… Звучало гордо, а на самом деле — одно название. Это у человеческой полиции агентов по городу много, а Малые Народы считали, что доносительство на своих хуже, чем любое преступление. Поэтому агентов у меня можно по пальцам пересчитать, да еще и один другого краше. Толку от них особого не наблюдалось, но и на балансе они не состояли, платил я им сдельно, по факту предоставленных сведений, а компромата на каждого из них имел достаточно, чтобы упрятать в тюрьму Совета на ближайший десяток лет. Этим и держал. Лишь некоторые работали добровольно, из загадочного патриотического чувства или же планируя сделать с моей помощью карьеру.

Насколько я знал, у Вика дела обстояли не лучше. Тем не менее, за отсутствием других вариантов, совет Лена дала дельный. Для начала следовало хотя бы обзвонить всех моих жалких агентов и послушать городские новости из их уст.

— На связи, — кивнул я Вику и отправился подышать воздухом.

В человеческой полиции опера имели право на неразглашение своих источников, во избежание различного рода недоразумений, вплоть до утечки информации. У нас же теоретически секретов друг от друга не было, и если бы Вик насел с вопросами, я без утайки выложил бы ему имена всех своих агентов, как, полагаю, сделал бы и он. Но на практике мы придерживались правил обычной полиции и свои секреты держали при себе. По крайней мере, до поры, до времени.

Я вышел из нашего здания, кивнув Оле, которая, уткнувшись в дисплей компьютера, быстро просматривала какие-то страницы. Она даже не заметила моего ухода.

В десяти минутах ходьбы располагалась небольшая пельменная, в которой на удивление не экономили на свежем мясе. Пельмени там всегда подавали отменные!

Заказав порцию, я сел за дальний столик и открыл записную книжку в телефоне.

По сути, из всех моих агентов информацией по интересующему меня вопросу могли владеть лишь пятеро, и то двое из них уже сами позвонили бы мне, стараясь поскорее заработать.

Оставалось трое. Я набрал первый номер и после короткого разговора убедился, что звонок оказался безрезультатным, как я и предполагал. Ничего нового. Единственное, я выяснил, что слухи об успешной афере в «Высокой луне» потихоньку поползли по городу. К вечеру об этом будут знать уже все заинтересованные лица!

Второй агент так же не сообщил ничего интересного. Уже безо всякой надежды я набрал последний номер и это, как ни странно, кое к чему привело.

Мой агент — домовой Ануфрий — попался мне как-то раз на краже столового серебра из дома, в котором работал. Был он тогда молод, и я пожалел его, заставив вернуть украденное владельцам, подкинув серебро на видное место. С тех пор Ануфрий считал, что должен мне по гроб жизни.

Толку от него я видел немного, он не задерживался подолгу ни на одном месте службы, слишком оказался нерасторопен и глуповат. Все, что я обычно узнавал от него — сплетни закрытого клуба домовых, традиционно служивших почти в каждом приличном доме и владевших множеством тайн своих хозяев. Конечно, важными секретами с Ануфрием никто делаться бы не стал, но и по некоторым мелочам мы раскрыли в свое время пару не особо значимых для карьерного роста преступлений. Так что я своего домового не забывал, обещая ему по возможности похлопотать перед шефом, чтобы тот взял его на постоянной основе в наш отдел. Конечно, Яхонт Игоревич вряд ли пошел бы на такой смелый шаг, но Ануфрий отчаянно надеялся на счастливое будущее и готов был ждать бесконечно.

Сейчас он работал мальчиком на побегушках в одной из городских гостиниц, и, как только я коротко описал ему наших клиентов, домовой вдруг ужасно взволновался.

— Босс, мне кажется… нет, я уверен! Девушка остановилась у нас! Насчет других не знаю, врать не буду. Но она… я видел ее, я сам нес ее вещи в номер! Все, как вы описали: рыжие волосы, молодая, красивая, явный Дар, меня признала сразу, похвалила, сказала, что хорошо тружусь. Заехала недели две назад. Дала щедрые чаевые. Ключа от номера на месте нет. Проверить, внутри ли она?

— Не вздумай! Я скоро буду…

Поручать проверку Ануфрию было небезопасно. Даже если он прав, в чем я сильно сомневался, и рыжая действительно поселилась в том отеле, то его настойчивое внимание тут же спугнуло бы ее, сорвало с места, а там ищи ветра в поле… Нет, лучше уж я сам подъеду и посмотрю, что там и как, тем более что других вариантов у меня пока не имелось.

Возвращаться за машиной я посчитал нецелесообразным, поэтому попросту поймал такси на улице и отправился в гостиницу. Хоть и недалеко, но из-за пробок пришлось двигаться в объезд, поэтому десятиминутное путешествие растянулось на добрых полчаса, и я сам уже был не рад, что поддался минутному порыву и поверил, что Ануфрий может быть чем-то полезен.

Я увидел его издалека: едва мы вывернули из-за поворота. Нескладная фигура домового переминалась с ноги на ногу сбоку от входа. Он смолил папиросу, сплевывая время от времени на асфальт желтоватую слюну.

Выглядел он, как и все домовые, непритязательно. Низковатый, сутулый, с носом картошкой, какой-то весь кривобокий, он представлял собой наглядное пособие по изучению типичного «маленького человека». На подобных ему никогда не обращаешь внимания, искренне полагая, что их существование ничтожно, а они сами знают это, принимают и вполне всем довольны.

Но Ануфрий родился амбициозным домовым, иначе ни за что на свете не пошел бы в агенты, даже под страхом тюремного заключения. Ведь быть изгнанным из клуба домовых значило для него потерять все.

Не успел я вылезти из машины, как он подскочил ко мне.

— Как вы долго, босс, я совсем продрог!

— А какого лешего ты здесь торчишь? — рассердился я. — Ждал бы внутри, тем более что там у вас есть второй выход. А вдруг та, кого я ищу, уже ушла из гостиницы?

— У меня все под контролем, — важно отмахнулся Ануфрий. — Я попросил Петруху последить за вторым выходом. Не дурак же!

— Ну ладно, умник, веди.

Я проверил на всякий случай оружие. Глок я носил в кобуре под пиджаком, готовый к бою. В успех предприятия я не верил, но оружие всегда должно быть в порядке, это я запомнил давно, после одной истории с очень неприятными для меня лично последствиями.

Несмотря на то, что располагалась гостиница почти в самом центре города, особым шиком и блеском она не отличалась, только цены по обыкновению кусались. Администратор кинулась было нам наперерез из-за стойки, намереваясь не допустить в святая святых незнамо кого, но легкая волна рассеянности сделала свое дело. Она недоуменно развернулась, мгновенно позабыв, куда только что так спешила, и вернулась на место.

— Я бы с ней договорился, — шепнул впечатленный Ануфрий. — Тамара — тетка положительная, с пониманием!..

— Некогда, — отрезал я. — Времени в обрез!

— Понимаю, — голос домового полнился неподдельным уважением. — Служба!

— Вот именно. Показывай уже, где нужная комната.

— Идите за мной, тут недалеко, второй этаж, в самом конце коридора…

Ну что делать, пошел я за ним. Раз уж приехал, проверить в любом случае надо. Мало ли, может и Ануфрий раз в жизни поможет в серьезном по-настоящему деле.

В коридоре, где давно требовался хотя бы косметический ремонт, царил полумрак, тускло светила лишь пара ламп, а окна, даже самого маленького, я не обнаружил. Интересно, какой замечательный архитектор спроектировал подобное? Любитель темноты и узких проходов… Уж не гном ли опять или вампир — ценитель ночного времени суток?..

Перед последней дверью мы остановились.

— Вот что, жди меня в сторонке, — я скептически оглядел Ануфрия и жестом отослал его прочь. Непредставительный он, так что не стоит клиентов пугать раньше времени.

— Слушаюсь!..

Домовой отошел чуть дальше по коридору, а я деликатно постучал в дверь. Не хватало еще, чтобы эта заезжая ведьма прокляла меня за недостаток хороших манер. То, что девушка, жившая в номере, имела рыжие волосы — говорило о многом. Ведьмы как раз почти все поголовно от природы рыжие, в той или иной степени. Конечно, и среди них встречались исключения: например, наша Оля. Но она была ведьмой достаточно слабой, хотя и обладала несомненным Даром. Поэтому и не продвинулась пока дальше секретарской работы в нашей конторе. А более могущественные ведьмы поголовно сидели в организациях типа Газпрома, и не тужили…

— Кто там? — раздался мягкий, приятный голос.

— Служба Контроля, маг-детектив Стоцкий, проверка документов.

— Одну минуту, я не одета…

В фильмах после подобного ответа злодей обычно выпрыгивает в окно или спускается по пожарной лестнице, пока глупый коп терпеливо ожидает его за дверью. В нашем случае такого случиться просто не могло. Несмотря на то, что мы находились лишь на втором этаже, и теоретически выбраться из окна можно было без особых усилий, я на всякий случай предварительно подвесил вокруг гостиницы маячки, которые бы просигнализировали мне, задумай кто-то покинуть свой номер без моего разрешения.

Но маячки молчали, поэтому я невозмутимо ждал и, наконец, дождался.

Дверь приоткрылась, и на меня испытующе уставилась девушка — в одном лишь тоненьком шелковом халатике, наброшенном на плечи, просвечивающем на свету. Да, рыжеволосая, и даже внешне похожая на ту — с рисунка. Но я все же засомневался. Взгляд у нее оказался совсем иной: добрый, застенчивый, слегка испуганный, именно такой, какой должен быть у любой нормальной девушки при внезапном визите детектива из СК.

Я протянул вперед руку и прошептал формулу активации, демонстрируя печать на правом запястье, подтверждающую мои полномочия.

— Достаточно, — кивнула она. — Что-то случилось, детектив?

— Обычная проверка, — соврал я. — Можно зайти?

— Да, конечно, — она широко распахнула дверь и отступила в сторону. Я шагнул вперед, пройдя мимо нее, и почувствовал легкий, совсем не зимний аромат, заставляющий вспомнить цветущую весну, пробуждающуюся природу… и инстинкты, присущие весне, тоже проснулись сами собой.

С трудом избавившись от странных мыслей, скопом полезших в голову, я осмотрел комнату. Ничего особенного, все стандартно. Кровать, тумбочка, шкаф, стул с брошенной на него одеждой, столик, картина и зеркало на стене — вот и весь интерьер. Вторая дверь вела, очевидно, в ванную комнату. Я для порядка заглянул и туда, но кроме самой ванной, раковины и мокрого полотенца, висящего на крючке, ничего не обнаружил.

— Ваши документы?

— Да-да, одну секунду…

Девушка подошла к столу, на котором лежала дамская сумочка, и вытащила оттуда паспорт и небольшое пластиковое удостоверение. Паспорт я даже открывать не стал — к чему он мне?.. А вот удостоверением заинтересовался, тем более что личные данные указывались и там.

«Лиридона Шалай»… Хм, красивое и необычное имя. Дальше… Дата рождения… понятно, двадцать семь лет. А вот и самое интересное: «Сей документ выдан г-же Шалай и подтверждает ее принадлежность к школе ведьм третьего Круга со всеми присущими правами и обязанностями». Подпись главной Ведьмы, фосфоресцирующая печать.

Значит, я не ошибся, передо мной ведьма, и, судя по Кругу, в котором она обучалась, далеко не самая слабая. Оля, к примеру, принадлежала лишь к пятому Кругу… Всего кругов было девять, но к первому принадлежали лишь единицы- самые старые, опытные, сильные ведьмы, состязаться с которыми я бы не пожелал даже врагу.

— По каким делам вы прибыли в Чертанск, могу я поинтересоваться? — мне пришлось сконцентрироваться на вопросе, оторвавшись от изучения ее декольте. Ведьма! Что ж! Невинный взгляд — лишь игра, не стоит об этом забывать…

— Поинтересоваться можете, — улыбнулась Лиридона. — Я приехала искать себе новый дом. Знаете ли, обстоятельства… Временно решила остановиться в гостинице, тут никто не задает вопросов. А пока ищу себе работу, квартиру, друга… в общем, все то, что необходимо порядочной девушке на новом месте.

Н-да… Она четко знает, что хочет от жизни. Впрочем, что с нее взять — ведьма! Я не так часто общался с представительницами ее профессии, если, конечно, не считать Ольгу. Но наша Оля — особый случай, она свои навыки почти никогда не применяла: то ли стесняясь своих достаточно средних способностей, то ли просто считая, что не может чем-то нас удивить.

— Подыскали уже себе что-нибудь?

— Пока нет, в процессе…

Мне показалось, или Лиридона стала выглядеть несколько иначе: ярче, выше, женственней. И даже глаза ее заблестели при свете лампы по-особому, призывно и чарующе.

Я невольно засмотрелся на нее дольше позволенного приличиями, но она, судя по всему, не обиделась. Я протянул ее удостоверение обратно, она оказалась совсем рядом со мной. Опять этот аромат! Мне показалось, что я проваливаюсь в глубокую пропасть…

Халатик будто сам собой слегка распахнулся, приоткрыв нежный шелк изысканного нижнего белья. Лиридона ободряюще улыбнулась, и я чуть приобнял ее за талию, совершенно не думая в этот момент ни о Свете, ни о чем другом…

Сочные губы ведьмы приблизились к моим губам. Их хотелось целовать до беспамятства, впиться в них, забыв себя. Я склонился над ней, мечтая в этот момент лишь об одном — повалить ее на узкую кровать, сорвать этот ненужный халат и покрывать поцелуями ее тело, не пропустив ни одного, самого потаенного, места…

— Что же ты медлишь? — глубоким грудным голосом спросила Лиридона, и я решился. Будь что будет!

— Стойте, босс! Не надо!

Испуганный, но крайне знакомый голос вырвал меня из водоворота страсти, в который я уже готов был нырнуть с головой. Домовой!

Ануфрий стоял на пороге. Очевидно, подглядывал за происходящим в комнате сквозь неплотно притворенную дверь. И, надо признать, вошел он крайне вовремя: еще бы секунда…

Я шарахнулся от ведьмы в сторону и выхватил пистолет.

— Ни с места! Не шевелиться!

Теперь я точно видел, что это она — та девушка с рисунка. Хищная, опасная красота, внимательный прищур уверенных глаз: все, как изобразил под действием заклятья Вик. И едва заметный шрам в форме ромбика на виске! Ошибиться невозможно, даже странно, что сначала я ее не узнал.

— Госпожа Шалай, вы арестованы по подозрению в совершении ряда преступлений.

— Каких преступлений? Я ни в чем не виновата. Кроме того, я чуть было не стала жертвой насилия с вашей стороны… Может быть, вы и права мне зачитаете? — непринужденно поинтересовалась Лиридона, нисколько не удивившись всему произошедшему. Я не мог не радоваться тому, что благодаря Ануфрию удержался от поцелуя. Случись это, и мне уже было бы не оправдаться…

— Вы, как мне кажется, голливудских фильмов насмотрелись? Какие у вас могут быть права?..

— Мой Круг этого так не оставит! Так и знайте!

— Можете жаловаться, но я не думаю, что у вас есть право на помощь Круга после всех афер совершенных вами (или с вашей помощью) за прошедшие дни, Впрочем, я учту ваши пожелания. А теперь одевайтесь, проедем в отдел.

— Господин детектив, вы льстите бедной девушке… Аферы… Да если бы я была в чем-то замешена, то не жила бы в такой дыре, пусть она и считается в вашем городе хорошей гостиницей.

Домовой угрюмо засопел. Он жаждал постоять за честь своих очередных работодателей, но мне было не до него.

— Одевайтесь!

— Так, может быть, вы отвернетесь? Оба! Или еще на бесплатный стриптиз рассчитываете?

Я молча отвернулся, краем глаза поглядывая в зеркало на стене во избежание недоразумений. Домовой же не только отвернулся, но и вовсе вышел из комнаты, обидевшись в глубине души на столь пренебрежительное отношение к гостинице.

Лиридона скинула халатик, оставшись в нижнем белье, затем подошла к стулу и быстро надела валявшиеся там брюки, рубашку и приталенный пиджак. Тут же под стулом нашлись туфли на высоком каблуке. Минута, и девушка оказалась готова к транспортировке в наш офис.

Только вот для начала мне следовало разобраться в одном очень важном вопросе: какого черта она делала здесь, в гостинице, буквально через пару часов после успешной операции?

И вообще, с какой стати она остановилась отдельно от прочей группы в таком… не самом замечательном месте, как бы ни обижался на столь нелестную правду Ануфрий?..

Странно, что этими вопросами я задался только сейчас. Все же чары ее были сильны, и даже я, несмотря на весь свой природный иммунитет, любимую девушку, ждущую дома, и поруганную честь детектива чуть не поддался соблазну. Если бы не домовой… Надо бы позже похлопотать за него перед шефом. Все же спас меня от очередного позора. К нам его не пристроить — это точно, шеф на такое не пойдет ни за что на свете, но, может быть, для него найдется более-менее сносное местечко на стороне…

Впрочем, это после. Сейчас надо понять, зачем приехала Лиридона. То, что она явилась сюда не принимать ванну — сто процентов. Разделась она, пока я ждал в коридоре — это понятно по раскиданным наспех вещам.

— Я готова! — сообщила рыжая, глядя мне прямо в глаза с дерзкой улыбкой, в которой я явно читал, что она все помнит… как я тянулся к ней… как желал ее…

— Минуту, — отрезал я, отвернувшись. — Ануфрий!

Домовой материализовался передо мной с немыслимой скоростью. На ведьму он не смотрел, она его разочаровала. Но передо мной стоял навытяжку.

— Можешь быстро узнать, ночевала ли она в своем номере хотя бы раз? Как часто сюда наведывалась? Были ли посетители?

Ануфрий зачесал затылок.

— Хм, босс, я узнаю, но мне надо немного времени… Тут ребят надобно поспрашивать из тех, кто дежурил. Может быть, они и видали…

— Хорошо, узнай все, что можешь, и сразу звони мне. И вызови такси к входу.

Информации, как всегда, недоставало. Я подошел к шкафу и распахнул его. Вещей нет, лишь внизу лежит чемодан: очевидно, тот самый, с которым госпожа Шалай въехала две недели назад в отель. Я открыл его. Чемодан был пуст.

— А где же ваши вещи, позвольте полюбопытствовать?

— Мне они не нужны, — улыбнулась Лиридона. — Я путешествую налегке!

— Зачем же вам чемодан?

— Думала прикупить обновок и заполнить его. Но пока не успела.

Да, так я тебе и поверил. Что же ты делала в номере? То, что чемодан здесь лишь для вида — понятно. Но зачем-то ведь она сюда приехала? Может, тайник? Но в номере совершенно негде устроить тайный схрон. Тут при всей фантазии некуда спрятать даже самую маленькую вещицу. Как место для свиданий гостиница тоже не очень подходит. Так что же ты тут делала?..

Я заглянул под кровать, приподнял матрац, проверил ванную, простучал самые подозрительные участки в стенах. Безрезультатно.

В дамской сумочке, лежавшей на столе, ничего не обнаружилось, кроме обычных женских безделушек, пачки сигарет, зажигалки и мобильного телефона. Я проверил на телефоне адресную книгу. Пусто. Список входящих и исходящих так же не содержал ни единой записи. Госпожа Лиридона, как видно, не любила болтать.

— Хорошо, поехали, — решение мучавшего меня вопроса я так и не нашел. Придется отвезти ее к нам, допросить, а там пусть Лена ломает голову. В конце концов, именно она наш штатный аналитик…

Лиридона взяла свою сумку, я сунул ее паспорт к себе в карман, мы вышли из номера, и я аккуратно прикрыл дверь. Возможно, сюда еще придется наведаться, не хотелось бы, чтобы возможные улики растащили. Впрочем, если я сходу ничего не нашел, даже застав рыжую врасплох, то вряд ли более тщательная проверка выявит что-то еще.

Администратор Тамара все еще находилась под волной рассеянности. На нас она даже не взглянула, Ануфрия я тоже не приметил, зато такси уже подъехало.

Мы загрузились на заднее сиденье, я продиктовал адрес, и машина тронулась.

Лиридона воспринимала происходящее спокойно и, не прими я лично участие в инициированной ею жаркой сцене, то, может быть, и засомневался бы в ее причастности ко всему происходящему. Выглядела она скромно, практически не накрасилась, а робкий взгляд, бросаемый ею временами по сторонам, говорил о том, что она волнуется.

— А вы мне больно не сделаете? — прошептала она негромко, но водитель услышал и бросил на нас через зеркало заднего вида выразительный взгляд.

— Госпожа Шалай, давайте без ваших штучек! А вы рулите, уважаемый. Я — полицейский, эта дама — подозреваемая. Все ясно?

Водитель кивнул и больше на нас не пялился, но, судя по его напряженной спине, полной уверенности в моих словах так и не обрел. Впрочем, плевать. Главное, чтобы довез поскорее.

Лиридона больше не предпринимала попыток заговорить, внешне полностью смирившись с происходящим.

Доехали без приключений, таксист остановился метрах в пятидесяти от нашего здания, я расплатился с ним, оставив изрядную сумму сверх счета. Шалай выглядела совершенно безучастной, по сторонам не глазела, таксиста разжалобить не пыталась. По ее скорбному и отрешенному виду казалось, что приговоренного ведут к месту расстрела, хотя шагала она ровно, только разок споткнулась, но я подхватил ее под локоток.

Таксист резко рванул с места, лишь только мы покинули его машину.

— Может, хватит? Он уехал уже, зрителей больше нет.

— Вы только меня не бейте!..

— Никто вас бить не собирается, с чего вы это взяли?

— Знаю…

Я решил оставить это обвинение без ответа, тем более что мы уже пришли. Со времени моего отъезда ничего не изменилось, ни Вик, ни Чингиз так и не появлялись, разве что Брайн вернулся из спортзала и сейчас, развалившись на диване в совещательной комнате, перемигивался с Олей, которая заняла компьютер рядом с ним.

Увидев Шалай, они молча уставились на нее во все глаза. Рыжие волосы, красивое лицо — все это Брайн оценил в мгновение ока, одобрительно покачав головой, а Оля просто с извечным женским любопытством разглядывала свою потенциальную конкурентку.

Усадив захваченную в плен Лиридону в одно из кресел, я постучал в кабинет Лены.

— Есть новости? — поинтересовалась она, выглянув в коридор.

— Да, — потупил я взгляд. Герой должен быть скромен и немногословен. — Взял ее.

— Кого ее? Куда взял? — подозрительно переспросила Лена.

— Нашу рыжую девицу. Обнаружил, захватил, доставил сюда. Она сидит в зале. Зовут — Лиридона Шалай.

— Рассказывай!..

Я вкратце пересказал все, что произошло, а так же мои мысли по этому поводу.

— Отличная работа! Пошли, посмотрим на нее воочию!

Лена нетерпеливо отпихнула меня в сторону и помчалась по коридору, резвая, словно молодая лань. Обычно она себя так не вела. Видно, и ее терзали смутные сомнения в собственной компетентности. Для меня-то уже давно стало привычным состоянием сомневаться в собственных силах и тем более разуме, а нежную девичью душу любые неурядицы раздражали, и Лена спешила разобраться с ними как можно скорее.

Когда я вошел в зал, Лиридона все так же молча сидела в кресле, а Лена, остановившись в паре шагов, внимательно разглядывала рыжую. Та не проявляла ни малейших признаков страха или волнения, но глаза отводила в сторону, видно, еще не решив, какую тактику применить.

Лена подвинула кресло и села напротив Лиридоны, некоторое время собираясь с мыслями, потом спросила негромко:

— Это благодаря вам мы сегодня выставлены в самом нелепом свете? Красиво проделано! А главное, ювелирно! Поздравляю! Мои комплименты!

Брайн от этих слов вскочил с дивана. Он не узнал ее, на картинке ведьма выглядела более грозно. А осознав, что девушка, которую я привел — та самая, разыскиваемая всеми службами города, он одним прыжком очутился рядом с рыжей и навис над ней всей массой. Тут испугался бы даже здоровый мужчина, а Лиридона — ничего, смотрела сквозь Брайна, будто того и не существовало вовсе. Ее больше занимала Лена, в ней она чувствовала равную по силам соперницу.

Брайн же, почти не контролируя себя (тут сказались его переживания за вынужденный позор Чингиза, да и за собственную беспечность), протянул вперед ладони, больше похожие на ковши небольшого экскаватора, чтобы схватить мошенницу, потрясти ее как следует в самом прямом смысле этого слова, и узнать, наконец, ответы на все вопросы.

— Стоять! — негромко приказала Лена, но этого хватило, чтобы Брайн пришел в себя, успокоился и вернулся на исходную позицию к дивану. Но поглядывал он оттуда достаточно грозно, хотя на Шалай это и не действовало. Крепкая штучка! Такую на раз не расколоть!..

Хорошо хоть, Чингиз носился где-то по городу. А то неизвестно, что бы он учудил при виде своей обидчицы.

— Приношу извинения от имени всего нашего отдела за нервозность нашего сотрудника. Надеюсь, вы не в претензии?

— Нет, — мило улыбнулась Лиридона. — Я привыкла, что ваши сотрудники грубы. Это уже не первый за сегодняшний день случай дурного со мной обращения. Сначала врываются в мой номер, когда я совершенно раздета, проводят там обыск без каких-либо санкций, чуть не насилуют меня там же на месте, потом тащат сюда… А я все же ведьма Третьего круга, а не глупая дурочка! У меня есть связи в Совете, и будьте уверены, я ими воспользуюсь!

Оля, услышав про Третий круг, почтительно посмотрела на Шалай. Сама она подобными силами никогда не обладала, хотя, вероятно, мечтала об этом с детства, как любая девочка, впервые осознавшая свою ведьмину сущность и только прошедшая первый обряд посвящения.

Я четко уловил ее взгляд, в котором не было места зависти, лишь восхищение и преклонение. Надо бы не подпускать ее близко к Лиридоне, мелькнула у меня мысль, мало ли что… во избежание… Все же, хоть Оля и работала честно у нас уже несколько лет и никогда не давала повода сомневаться в своей лояльности, она оставалась ведьмой по своей природе.

Темная сторона души есть у каждого впрочем, как и светлая. Эти традиционные названия не отражали сути вещей, но с давних времен так повелось делить всех, прошедших инициацию. На темных и светлых, на добро и зло. Хотя я лично вовсе не считал, что так называемая «светлая» сторона и есть добро. Видал я разного рода магов. Тем не менее, обычно при инициации Дара доминирует лишь одна из двух составляющих. И человек, обретший силу, начинает получать ее из определенного источника. Тот, кто, как и я, стал более или менее сильным магом, — тянул силу из энергий, нас окружающих: воздуха, воды, земли, огня. Четыре традиционные стихии.

Ведьмы же и прочие создания, инициировавшие темную сущность, искали другие источники. Самой лучшей батарейкой для ведьм являлись тайные желания и мысли обычных людей. Злость, зависть, похоть, жадность, ненависть — ведьмы выпивали эти чувства без остатка, чувствуя их в душах людей, насыщались эмоциями, и обретали силу. Нередко даже сами разжигали подобные страсти, провоцируя людей всеми доступными способами.

Оля редко пользовалась подобными методами, но тот факт, что она ведьма, я лично никогда не выкидывал из головы…

— Жаловаться — это ваше право, — подтвердила Лена, кинув на меня красноречивый взгляд. Я отрицательно покачал головой. — А пока не могли бы вы рассказать, что вы делали в этом часу… — она назвала временной промежуток, когда Чингиза обвели вокруг пальца. — А так же вот в эти дни… — и привела полный перечень известных нам дат из дел банды Козлова.

— Да я не помню! Вы что? — отмахнулась Лиридона. — Сегодня еще могу сказать — до обеда ездила по магазинам, ничего не купила, потом вернулась в гостиницу. Хотела заехать позже в кадровое агентство — заняться поисками работы, но ваш сотрудник — Стоцкий — так он представился, помешал мне…

— О нем мы поговорим после. А теперь не могли бы вы припомнить, случался ли сегодня с вами дорожный инцидент?

— Дорожный? — задумалась рыжая и вдруг просияла. — А как же — случался! Я ведь водитель неопытный, вот и подрезала ненароком одну машину, но я извинилась, тем более что аварии не произошло. Это был ваш сотрудник?

— Наш, — кивнула Лена. — И вы, очевидно, в курсе, что во время вашего с ним разговора из машины была похищена крупная сумма денег…

— Да вы что? — распахнула глаза Лиридона. — Но я тут совершенно ни при чем! Абсолютно! Какие ко мне могут быть претензии?

— По этому вопросу — никаких, вы правы, — вынуждена была признать Лена.

Конечно, Шалай сама денег не крала, лишь инсценировала ситуацию, при которой Чингиз вынужденно покинул машину с документами и деньгами. А Козлов — тут как тут, сбежал, ищи его теперь. И Лиридоне предъявить нечего. Бездоказательно. Никакой суд не примет подобного рода объяснения. Это все косвенные улики, а допрос с применением магических средств к ней применить просто так нельзя, и разрешения на подобный допрос нам никто не даст в принципе. Но ведь имеются же еще и другие эпизоды!..

Лена как раз к ним и перешла.

— А вчерашний день вы тоже забыли? Это ведь было лишь сутки назад…

— Вчера? — нахмурила носик ведьма. — Помню, отчего же…

— Значит, вы можете нам рассказать, как вместе с вашими подельниками выманили у гражданина Дубольда крупную сумму денег?

— Я? У Дубольда? А кто это?

— Гном — далеко не последний представитель общины в городе…

— Я видела вчера одного гнома, признаю. Но если его обманули, я об этом ничего не знаю.

— Что вы имеете в виду?

— Я же говорила вам, что ищу работу. Так вот, вчера я позвонила по объявлению. Там требовалась секретарша, а так как я все равно пока ничего не нашла, то решила попробовать свои силы. Но, проработав у них один день, поняла, что это место мне не подходит. Фирма там слишком маленькая, чем занимаются — не понятно… В общем, я отказалась от места. Они вели себя со мной вежливо, рассчитались за отработанные часы наличными, и на этом мы расстались…

Ого, хитро закрутила! Теперь, даже случись нам провести очную ставку с Дубольдом, это ничего не даст… Секретарша — ну надо же! Опять косвенные улики, но их число увеличивается, и рано или поздно они перерастут в критическую массу. Лена это тоже почувствовала, поэтому спокойно продолжала допрос.

— Допустим, вы правы…

— Что значит, допустим? — изогнула бровь Лиридона. Это вышло у нее непринужденно и изящно. У меня так поднимать одну бровь никогда не получалось, хотя в молодости я очень старался обучиться подобному трюку, проводя многие часы перед зеркалом. Мне казалось, что это выглядит крайне эффектно. А теперь, глядя на ведьму, я убедился — так оно и есть!..

— Прошу вас не перебивать. Итак, допустим, вы правы! — Лена вопросительно взглянула на Шалай, но та молчала, ожидая продолжения. — И вы действительно ни в чем не виновны! — Ведьма пожала плечами, как бы говоря, что и не сомневается в этом. — А вот сможете ли вы так же ловко оправдаться, если мы приведем сюда свидетелей, наблюдавших похищение колье датской принцессы и изъятие воровской казны. Да, я понимаю, что в этих делах свидетели — обычные люди, но и их показаний будет достаточно для суда Совета! Вы не сумеете выкрутиться. Или скажете, что и в тех ситуациях у вас есть хотя бы мнимое алиби? А между прочим, вот ваш фоторобот. Похожи, не так ли?

Лена протянула ей рисунок. Шалай молчала, разглядывая себя на листе бумаги. Все же Вик изобразил Лиридону замечательно, я видел, что ведьма и сама это понимает. Странно, то ли она не сообразила, что их проделки в человеческом обществе тоже станут нам быстро известны, то ли просто не ожидала такого поворота событий, но отвечать не спешила. А потом улыбнулась и слегка подправила личину. Теперь, глядя на нее магическим зрением, я мог видеть всю ту же рыжую ведьму. Но если магическое зрение не использовать, то узнать Шалай было невозможно. Нос удлинился, уши слегка оттопырились, глаза поменяли цвет.

Как я и предполагал, простейшая смена личины — и ни один из обычных свидетелей не сможет ее узнать. Вероятно, что и действовала она в личине, той или иной, но расходящейся со своим обычным обликом. Не дура ведь…

— Понятно, — протянула Лена. — Люди вас не опознают.

Лиридона, сменив облик, продолжала с наслаждением разглядывать собственное изображение на рисунке.

— Нам дадут разрешение на применение техники насильственного допроса, — соврала Лена. Ведьма слегка побледнела. — Слишком много дел вы натворили, Совет не останется в стороне. Так что лучше всего будет, если вы чистосердечно во всем сознаетесь!

Шалай молчала, обдумывая ситуацию. Мы же смотрели на нее, размышляя, чем еще ее припугнуть и все же получить нужную информацию, пока невнятный шум снаружи не отвлек наше внимание.

Что-то непонятное происходило прямо у входа в наше здание. Мне послышались громкие крики, шум машин…

— Лис, что там случилось?

— Пойду, посмотрю…

Не вовремя! Мы загнали Лиридону в угол, и она уже не знала, что отвечать. А теперь у нее появилось время на обдумывание. Кто же, интересно, подложил нам свинью?..

Я вышел на крыльцо и вынужденно замер. А как тут не замереть, когда тебе в лицо уставилось с десяток автоматных и пистолетных стволов, а двор полон служебных автомобилей и людей в форме?..

— Стоять! Руки держать на виду!

Я демонстративно поднял руки вверх. Не приведи боги, еще пальнут, тут даже мои регенерационные способности не помогут. Отправят на тот свет, потом обращайся к некромантам…

— Вы кто? Что случилось?

— Капитан Атабаев! Федеральная служба безопасности! — ко мне приблизился один из офицеров в форме омоновца и бронежилете. Лицо его закрывала темная маска, но чувствовалось, что он молод, а глаза горели неукротимым огнем борца с преступностью. В руках он держал наручники и пистолет.

Попался, что называется. Даже пусти я в данный момент усыпляющую волну, все равно не уйти. Да и куда бежать? Внутри Лена, Оля, Брайн — с ними-то что будет?.. Поэтому я спокойно протянул руки, и когда на запястьях защелкнулись браслеты, лишь спросил:

— Объяснитесь, капитан. По какому поводу происходит пионерский слет?

Проблема в том, что защитные системы здания не были в данный момент активированы. Да и кому из нас могла прийти в голову безумная мысль, что нас посреди дня атакуют отборные силы человеческой полиции. Страшный сон, да и только!..

— Конечно, я все расскажу тебе, мерзавец! Только для начала, вы позволите, мы проведем захват помещения!

Меня уронили лицом на асфальт, обшарили, вытащили все из карманов, а капитан махнул рукой, и отряд спецназовцев проник в здание. Что там происходило, я мог себе представить. Брайн никогда не сдавался без боя!..

Я прикрыл глаза. Возможно, Лена отдаст Брайну приказ не сопротивляться. Да, их арестуют, это еще одно пятно на нашей репутации, но что поделать, такой сегодня день…

Время шло, но ни звуков борьбы, ни рапортов группы захвата не поступало. Мне было неудобно лежать на земле, но, слегка извернувшись, я увидел Атабаева. Судя по тому, как он сжимал в руках оружие, он нервничал.

— Капитан, — из моего горла вырвался скорее хрип, чем связная речь, но он услышал. Знаком приказав меня перевернуть, он склонился надо мной, как кот, придавивший лапой мышь, и, наконец, спросил: — Что тебе?

— Я знаю, что происходит там, внутри. Могу помочь…

— Группа разберется.

— Нет, они не смогут. Они захвачены!

Конечно, я переигрывал. Наш диалог походил на сотни подобных, виденных мной в голливудских фильмах, но выбора не оставалось. Мне нужно было освободиться, капитан мог мне в этом помочь, вот и весь сказ…

— Что ты хочешь? Но если они мертвы!..

— Они живы! Я войду туда один и прикажу всем сдаться. Меня послушают. Другого выхода все равно нет. Поверь мне, капитан!

Главное — попасть внутрь! Лена отчего-то до сих пор не активировала щит, закрывающий наше здание целиком. Возможно, как раз из-за меня… Спецназ, приникший внутрь, можно не принимать во внимание: раз они еще не объявились, значит, я верил — Брайн позаботился о них. Нет, люди не погибли, скорее всего, мирно уснули — убивать не наш конек!..

— Мы можем сравнять этот дом с землей! — Атабаев не чувствовал уверенности в происходящем. Все выходило из-под его контроля, и ему это не нравилось.

— Да, можете, но ведь тогда ваши люди тоже пострадают. Я же гарантирую вам их неприкосновенность! Дайте мне десять минут, потом можете командовать полный захват или ликвидацию.

— Хорошо, — капитан решился. — Но я пойду с тобой. И это не обсуждается!

Вот ведь навязался герой на мою голову. Но отказать ему я не мог, иначе он не согласился бы на мое предложение.

— Поспешим…

Руки мне освободили, оружие, изъятое при аресте, не вернули, но я и не надеялся. Ничего, мой верный Глок, я тебя еще найду…

— Я иду первым, вы за мной, на шаг позади.

— Учти, ты у меня на мушке. Если что — я стреляю!

— Только без нервов. Моя цель — разрешить ситуацию наилучшим для всех образом. Поверьте, капитан, произошла ошибка. Мы не преступники!

— Правда? — съязвил Атабаев. — А к нам поступил сигнал, что в вашем здании находятся заложники. Что вы похитили девушку посреди дня и намереваетесь причинить ей вред… Будете отрицать?

Ах да таксист! Сообщил-таки куда следует! Все же следовало лишить его воспоминаний последнего часа, так было бы вернее. Но кто мог только подумать? Лет пятнадцать назад народ предпочитал не вмешиваться в чужие проблемы, а теперь, кажется, все вокруг обрели иррациональное чувство мнимой уверенности в завтрашнем дне… или, может быть, Лиридона сыграла слишком достоверно, как и положено ведьме, тем более Третьего круга, внушив таксисту личную ответственность за себя?.. Впрочем, что теперь? Опять, как оказалось, я во всем виноват…

— Произошла ошибка. Мы — частное детективное агентство. К нам и правда попала девушка-подозреваемая, но мы никогда не позволили бы себе удерживать ее силой. Мы уважаем закон!

— Да? — усмехнулся Атабаев. — А где же мои люди?

— Просто мои люди, — я подчеркнул последние два слова, — не привыкли подчиняться насилию со стороны! Если я им все объясню, то ситуация будет улажена! Поверьте!

— Хорошо!..

Капитан отдал несколько коротких приказов, и мы выдвинулись. Как и договаривались, я шел впереди, Атабаев сразу за мной, подгоняя стволом пистолета.

Приемная была пуста, а дальняя дверь, ведущая в совещательную комнату, прикрыта.

Мы подошли к ней вплотную, и я громко закричал, надеясь, что там услышат мой голос:

— Оля! Брайн! Это я! Все в порядке! Со мной полицейский. Мы заходим!

Я осторожно приоткрыл дверь — в комнате царила полутьма — и шагнул вперед. Краем глаза я успел заметить в стороне резкое движение, и даже успел слегка отклониться, но все равно, полученный удар заставил меня рухнуть на колени.

— Брайн…

— Лис?

— Ни с места! Вы у меня на прицеле! Стреляю без предупреждения!

— Брайн, это я… не двигайся, капитан не шутит…

Рядом на полу аккуратным рядком лежали тела спецназовцев. Брайн постарался на славу…

— Капитан, не волнуйтесь, они живы!

— Где девушка?

— Капитан?..

— Я спрашиваю, где девушка? — Атабаев был разъярен. Я его понимал. Если окажется, что вся заваруха произошла из-за ложного вызова, то ему не поздоровится. Вот он и пытался сразу взять быка за рога и прояснить ситуацию напрямую у мнимой заложницы.

— Брайн?..

— Они ушли через кротовий ход. Лена, Оля и эта мадам. Как только все началось, я лично их принудил так поступить.

Кротовий ход — туннель под нашим зданием, который несколько месяцев назад проделала грозная зверушка, пытавшаяся нас всех уничтожить. Со зверушкой мы тогда разобрались, но ход решили не заделывать: так, на всякий случай. Наоборот, укрепили стены и своды туннеля, предотвратив возможные обвалы, сделали несколько тайников с оружием, медикаментами и продовольствием. Но это уже Брайн — ему нравились подобного рода игры… Вот, как видно, ход и пригодился…

— Что происходит? — я видел, что капитан нервничал. Он водил стволом от меня к Брайну, будто решая, с кого начать.

— Все в порядке! Послушайте меня, существует подземный ход. Наши сотрудники, опасаясь за свои жизни, скрылись там. Девушка, которую вы ищете, с ними.

— Вы водите меня за нос!

— Капитан, поверьте! Все так, как я говорю. Я спущусь в подземный ход и верну их.

— Нет уж, вы никуда не пойдете!

— Капитан, поверьте, так будет проще всего!

— Хорошо, — Атабаев пришел к какому-то решению. — Пусть этот, — он указал на Брайна, — выйдет на улицу и сдастся моим людям, а мы с вами вместе пойдем вниз! Иного варианта я не приму!

— Брайн, делай, как он говорит!..

— Но, Лис!

— Я все улажу. Сдайся без сопротивления.

— Хорошо…

Главное полезное качество Брайна — умение выполнять приказы, даже если они ему не по душе. Он, не говоря более ни слова, вышел из комнаты, Атабаев с помощью рации отдал несколько коротких приказов, а я откинул овальный пушистый ковер, лежащий прямо по центру. Потом подошел к стене и нажал на неприметный выступ, и тут же центральная часть пола раздалась в стороны, А нашему взору предстал темный лаз, уводящий далеко вниз.

— Вот, капитан, это есть кротовий ход…


Глава 1 | Мир под Контролем. Фактор Трикстера | Глава 3