home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Появление Костика вызвало в нашем офисе настоящий переполох. Поначалу все было спокойно, Оля оторвалась от компьютера, и я заметил, как она устала весь день выискивать по заданию Лена следы деятельности Козлова. Приветливо улыбнувшись Косте, она поздоровалась, но ответа по понятным причинам не получила.

Я молча встал в сторонке, наблюдая за развитием событий.

Оля смотрела на Костю, а тот стоял навытяжку и, не моргая, пялился на ведьмочку. Наконец она додумалась взглянуть на него магическим зрением, тут-то и раздался первый из последовавших в дальнейшем многочисленных диких визгов, от которых у меня потом еще долго звенело в ушах.

На крик прибежал Брайн с пистолетом в руках, но, не заметив никакой явной угрозы, замер в дверях. А Оля все визжала: самозабвенно, отчаянно!

— Этот со мной, — на всякий случай предупредил я Брайна. А то мало ли, вдруг он в целях успокоения Оленьки прострелит моему скелету череп? Жалко!

— Я понял, — кивнул он и вернулся в совещательную комнату.

Но тут прибежала Лена и, едва разобравшись, в чем дело, завизжала на пару с Олей. Вот уж от кого я не ожидал подобного проявления эмоций! Все-таки женское начало в ней иногда превалирует даже над ответственностью начальственной должности.

— Костя, за мной! — скомандовал я и отправился прямиком через все внутренние помещения к дальней камере-карцеру в самом конце этажа.

Скелет послушно шел следом и по команде расположился в карцере, нисколько не смущаясь этим фактом. Девичий визг доносился и сюда. Даже перестав непосредственно лицезреть жуткий скелет, наши красавицы вспоминали о нем, и эти воспоминания были настолько свежи и ярки, что остановиться они никак не могли — визг не прекращался, частично уже преодолев порог человеческой восприимчивости. В ближайших домах завыли в ответ собаки. Я этого не слышал, но не сомневался, что так и произошло…

Казалось бы, скелет! Что в этом такого? Наш офис повидал существ и пострашнее, но логика в данном случае не действовала. Жутких зомби, готовых тебя сожрать, они, видите ли, не боялись и даже подкармливали… а присутствие тихого, мирного и крайне безобидного скелета не могли вынести!

Я бегом вернулся в приемную, заметив по дороге, как Брайн спокойно втыкает бируши. Лена и Оля, взявшись за руки и закрыв глаза от наплыва переполнявших их эмоций, дошли уже до стадии ультразвука.

— Все, я его закрыл! — крикнул я, стараясь донести эту простую мысль до их сознания.

Все же сказывался опыт работы в нашей конторе. Не прошло и трех минут, как они слегка успокоились и тут же набросились на меня с целым рядом претензий.

— Ты зачем это сюда притащил? Оно же страшное! И зубами клацает! Клац-клац!..

Лично я ничего такого за Костиком не замечал, но спорить побоялся.

— Не оно, а он! Мальчик! Я его дрессировать буду! Он спокойный!

Оля подскочила ко мне и уставилась на меня своими ведьмиными глубокими и раскосыми глазами.

— Ты хочешь сказать, что не избавишься от него?

— А куда мне его девать? Домой, что ли? Так меня Света обратно отправит с таким подарком.

— Да, отправит, конечно! — подтвердила Лена. — Даже она не выдержит подобного!

Со Светой девушки виделись пару раз на корпоративных застольях. Они нашли ее милой, но, к моему удивлению, решили, что у нее твердый характер. Мне же, наоборот, казалось, что она мягкая и покладистая.

— Выгонит, как пить дать. Обоих! — подтвердила Оля. — Но и тут он нам не нужен!

— Ну, девушки, ну, красавицы… Ну, жалко мне его стало… Некромант хотел ему голову разбить, вот только палку свою в офисе забыл. Я его Костей назвал!.. Пусть поживет тут недолго? А я придумаю, куда его пристроить… Ладно?

Барышни переглянулись, решение давалось им крайне тяжело.

— Три дня! — наконец сообщила Лена, а Оля кивнула, подтверждая. — И не проси больше, все равно не согласимся!

— Спасибо, родные. От меня и от Костика!

— Ты обычным «спасибо» не отделаешься! — предупредила Ольга, а Лена вручила мне стопку листов.

— Читай, мы искали по базе данных Совета случаи, похожие на наш, и внезапно меня осенило! Карта с шутом! Визитка! Вот тут, в начале, самое основное, а дальше идут описания старых проделок Козлова и его банды. Правда, тогда они носили совсем другие имена…

Я выхватил краем глаза заголовок: «Трикстер»…

Это слово показалось мне слегка знакомым. Трикстер… Я точно его уже слышал, только вот где, когда и от кого? Впрочем, напрямую я с ними не сталкивался — это точно, иначе бы запомнил…

— Лена, а ты уверена?

— Да! Ты прочти, а потом поговорим…

С этим я был согласен, поэтому тут же уютно устроился в кресле, сложив на столик все распечатки, взял верхний лист и начал читать с начала:

«Трикстер. Краткое описание. Особенности. Число трикстера. Самые знаменитые трикстеры в истории».

Заглавие внушало уверенность, что чтиво предстоит долгое и занудное. В итоге же вышло совсем наоборот…

«Трикстер — ловкач, плут, хитрец, обманщик. Обладает неукротимым духом, живет ради веселья и бурной деятельности самого различного толка. Обычно вызывает симпатию даже у собственных жертв. Не признает авторитетов. К социально низким слоям стабильно лоялен. Обычно обладает редкими магическими свойствами и особенностями, не присущими прочим представителям Малых Народов. Самые знаменитые трикстеры умели мгновенно перевоплощаться (не используя новые личины, а временно полностью меняя собственную сущность) и исчезать в самый подходящий для них момент. Никогда не ставит целью собственное обогащение. Все награбленные средства тут же прогуливает или раздает беднякам, себе же не оставляет ничего про запас»…

Да, тут я согласился с неведомым автором. Козлов точно умел исчезать в самый подходящий момент — это верно. А Атабаев, очевидно, его ученик, умеющий перевоплощаться по желанию в кого угодно.

«…Числом трикстера издавна считается „тринадцать“ или же „чертова дюжина“.

Обычно число „двенадцать“ — или же Великое Магическое Число — число знаков Зодиака, число месяцев в году, число классических богов античности, а так же число священных Пятниц в году — это число магического круга, число стабильное, число надежное, число уверенное.

Трикстер же — балагур и непревзойденный пройдоха — терпеть не может стабильности, поэтому разрывает замкнутый круг числом „тринадцать“, выводя людей на новые горизонты бытия.

Да, с одной стороны, стабильность — это хорошо и приемлемо для многих, но вперед нас ведут разрывы устоявшихся шаблонов, неожиданные мысли и решения, новые повороты. В этом трикстеру нет равных.

Он вносит искажения в привычный круговорот вещей и событий. Фактор трикстера разрывает заколдованный круг, превращает классическую спокойную дюжину в „чертову“.

Человек по сути своей патриархально традиционен. И неизвестно, где бы находилось человечество сейчас, на какой ступени развития, если бы не трикстеры и их команды, преимущественно состоящие из отчаянных людей и представителей Малых Народов, сорвиголов, не нашедших себя в размеренной, обычной жизни.

Часто в команду трикстера входят и типичные злодеи, убийцы и насильники. Трикстер не гонит их прочь, считая, что может перевоспитать, что веселье — это главное! Но это удается ему сделать не так уж часто.

Трикстеры, широко известные и описанные в человеческих историях:…»

Далее шло перечисление личностей, давно мне знакомых, начиная с Одиссея и заканчивая великими махинаторами современности.

На отдельном листе шли давние нераскрытые дела, схожие по почерку с тем, чему мы пытались противостоять сейчас. Наглые, хитрые комбинации, иногда, кстати, крайне простые, рассчитанные на дурака, но сбоев у группы до сих пор не случалось. Значит, дураков хватало везде и всегда, а фактор трикстера прекрасно воплощался в жизнь… Их визитная карта — шут, сидящий на барабане…

Зазвонил телефон. Голос Вика звучал недовольно:

— Ну что, напарник, есть улов?

— Не особый. Козлов и компашка взбаламутили весь город. Есть у меня одна маловероятная зацепка… но пока говорить рано… У тебя как?

— Пусто! Весь день на ногах — и хоть бы что-то!.. Только вот выяснил, что три детских дома получили сегодня крупные пожертвования от неизвестного дарителя, затем кто-то одел всех вокзальных бомжей в дорогие костюмы из соседнего бутика, и, наконец, ровно сто бабушек получили неожиданную прибавку к пенсии в размере десяти тысяч евро! Самое странное, что по описаниям эти благодетели крайне походят на наших ребятишек… Не странно ли?

— Это они и есть, — уверил я Вика. — Трикстер и его команда! Русские Робин Гуды. Им деньги не нужны, они грабят из принципа и удовольствия. Если что обнаружишь — сообщи мне обязательно. А я проверю свою наводку…

— Может быть, мне с тобой смотаться?

В принципе, я ничего не имел против компании Вика, но подумал, что поездка и так выглядит бесперспективной, а тащить туда моего коллегу, который и так не в настроении, смысла нет.

— Не стоит, я Костика с собой прихвачу!

— Кого?

— Скелет мой ручной. Послушный!

В трубке раздавалось лишь тяжелое дыхание Вика. Досчитав до десяти, я мягко нажал кнопку сброса. Пусть помучается! А Костику и правда полезно будет прогуляться. Да и мне надо привыкнуть к его обществу.

Вообще, какого лешего я его решил оставить, сам не понимал. И пристроить его некуда, домой же не поведешь, и тут девушки не выдержат его присутствие даже обещанные три дня, и на улицу не выгонишь — пропадет…

Неожиданно мне в голову пришла странная мысль… даже не мысль, а отблеск предвидения… факты, изложенные в распечатке, старые дела Козлова… число тринадцать!

А ведь это число просто обязано присутствовать и сейчас. Почему же я его не вижу? Что именно оно должно означать в нашем случае? Может, все просто? Ну-ка, проверим…

Я тщательно проверил аферы банды, совершенные ими год назад в Красноярске, два года назад в Самаре и три года назад в Санкт-Петербурге. Дальше углубляться не стал, пожалел времени. Итак, все стало понятно. География их путешествий впечатляла, охватывая всю Россию, но ни в одном городе они не задерживались дольше необходимого. А именно: совершали ровно тринадцать афер и исчезали из города надолго, если не навсегда.

Тринадцать — везде тринадцать! Причем начинали они обычно с низов — человеческие банды, банки, компании, затем в их разработку шло среднее звено — фирмы, принадлежащие Малым Народам. И в самом конце, на сладкое, они творили нечто сногсшибательное, о чем потом судачил весь город в течение долгих месяцев. И каждый раз это было что-то новое…

Значит, и нам вскоре предстояло пережить апогей явления банды в городе. А этого лучше не допускать. Надо поймать их до того, как они начнут исполнять тринадцатую аферу!..

Я зашел к Лене в кабинет и сходу изложил все свои соображения. Она слушала внимательно, ни разу не перебив, и лишь когда я закончил, сказала:

— Ты тоже это заметил, значит, и мои выкладки верны. Наша первостепенная задача на данный момент — вычислить, где произойдет главный удар! На кого они нацелились? Если мы это поймем, то появится шанс их взять. Если нет, то уйдут спокойно восвояси, как и прежде. Лис, нам нельзя опозориться перед шефом… Стыдно…

— Я сделаю все, что возможно… Мне самому неприятна эта ситуация. Нас выставили дураками. Да мы ими и являемся, по сути… Так глупо себя повести…

— Можно, я расскажу тебе короткую историю? — попросила Лена, и мне не оставалось ничего иного, кроме как кивнуть и внимать. — В 1474 году в швейцарском городе Базеле случилось чудо — местный красавец петух внезапно снес яйцо, как самая обыкновенная курица. Казалось бы, честь ему и хвала! Осуществил извечную женскую мечту — разделил долю обычной женщины, осознал на собственной шкуре, каково это — родить ребенка, пусть даже в роли ребенка в данном случае выступало обычное яйцо. Памятник ему поставить? Нет же, его обвинили в колдовстве и сожгли по приговору церкви вместе со злосчастным яйцом. Так закончил свои дни несчастный петух, может быть, один из первых, кто познал, каково это: быть и мужчиной, и женщиной… Но на этом история не закончилась. В 20-м веке французский ученый Пезар доказал, что из-за различного рода инфекционных заболеваний у птиц возможна спонтанная, непроизвольная перемена пола. И в 1947 году в том же самом городе Базеле страдалец-мученик петух был посмертно оправдан…

Лена замолчала, я тоже молчал, не зная, что сказать, или, точнее, что она хочет от меня услышать.

— Я это рассказала к тому, что ситуация двойственная. Мне Вик тоже звонил, да я и без него владею сводкой происшествий за день. Так что уже слышала о том, что Козлов и компания находят, вероятно, более правильное применение денежным средствам, раздавая их напрямую нуждающимся… Но, Лис, мы должны их взять! Это вопрос чести! Пусть они выглядят благородными разбойниками, неважно. Это лишь заболевание, которое мы обязаны вылечить. Оправдают их после — я буду только рада, но сейчас они — враги, преступники. Ты согласен?

Вовремя она спросила и вовремя подняла эту тему. Я вдруг подумал, что уже не отношусь к Козлову, Лиридоне и Атабаеву, как к злодеям. Да, они совершили ряд правонарушений. Да, они поставили жирное пятно на совести нашего отдела, но ведь, по сути, их деятельность не несла вреда окружающим, нормальным людям… Эльфов, что ли, жалеть? Так они отобьют потерянные деньги очень быстро, как и гномы… да и как все прочие жертвы Козлова. Но и тут Лена права: это дело чести! Над нами посмеялись, нас посчитали недостойными, тупицами, умственно отсталыми, неспособными на разумные действия. Так мы им покажем! Будут знать!

— Согласен. Постараюсь.

Даже эти скупые слова удовлетворили Лену. Она кивнула и заметила напоследок:

— Я постараюсь проанализировать их возможные цели. Если что-то найду — сразу же сообщу!..

— Хорошо, на связи…

Наступило время ехать на потенциальную встречу господина Шуббина с госпожой Шалай. И пусть я сомневался в реальности этого свидания, но проверить наводку был обязан.

Костик неподвижно сидел на холодной железной скамейке в камере, никак не выражая своего негодования по этому поводу. Все же у скелетов есть свои преимущества! По первой же моей команде он поднялся на ноги и побрел следом.

Ходил он, кстати, все шустрее. Шуббин не соврал — связь с хозяином придавала скелету силы.

Мы дружно загрузились в автомобиль и отправились по указанному адресу. Конечно, я не стал тревожить эльфов сообщением о возможном появлении их обидчицы в самом известном у нас в городе эльфийском ресторане. «Высокая Луна» славилась своей изысканной кухней, обслуживанием на высоком уровне, но и ценами, бьющими по карману даже обеспеченным жителям города. Впрочем, я там пировать не собирался. Моей задачей являлось незримое присутствие — где-нибудь в сторонке — и наблюдение. Лиридона не придет, я в это не верил. Так что дольше получаса задерживаться тут не планировал.

Ресторан находился в самом центре города, в здании напротив площади имени давно умершего, но так и не похороненного вождя мирового пролетариата. Кстати, я слышал, что инициативная группа Совета уже несколько раз отклоняла проект захоронения. И все потому, что слишком много энергии аккумулировалось вокруг Мавзолея. И эту энергию никто не хотел просто так потерять: пригодится, мол…

Швейцар — вовсе не эльф, а самый настоящий русский мужик, высокий и широкий, в мундире, с бородой-лопатой и золотыми погонами на плечах, почтительно открыл перед нами дверь, издали оценив мою кредитоспособность.

Распорядитель — тоже человек — встретил нас сразу же у входа и с поклоном принял верхнюю одежду. С Костей едва не вышла заминка, пришлось мне внушать распорядителю наличие пальто на скелете и мысленно отслеживать его перемещение, чтобы и гардеробщик подвергся влиянию. Да, надо бы Костика приодеть по-настоящему…

Шуббина я увидел сразу, как только вошел в шикарный обеденный зал, кричащий о вложенных в окружающую роскошь огромных средствах. Золотой фонтан в центре, венецианские зеркала во всю стену, столы из редких пород красного дерева, изящная лепнина на стенах и потолке, хрустальная люстра, картины — вот первое, что бросалось в глаза. Но пол не устлали шкурами убитых животных из «Красной Книги», и цыгане не играли на гитарах — скорее, эльфы придерживались британского минимализма, соседствующего с вековыми традициями богатых лордов. Спокойствие, уважение к клиентам и тишина. А вся обстановка лишь демонстрировала состоятельность владельцев заведения.

Столиков в зале я насчитал лишь пятнадцать, и почти каждый из них выглядел достаточно приватно. Шуббин занял один из немногих, что сразу бросались в глаза — видный почти из любой точки зала. Остальные же прикрывали изящные ширмы, а для совсем уж интимных бесед существовали кабинки, где посетители могли приватно побеседовать, обедая или ужиная.

Как ни странно, но в обслуге эльфов я не заметил. Впрочем, скорее всего, они входили в руководство ресторана, отводя более плебейские задачи людям.

Мы заняли дальний столик, отчасти скрытый ширмой, но вид на столик Шуббина отсюда открывался идеальный, лучшего и не пожелать. Костя сел напротив меня, подчинившись мысленному приказу.

Распорядитель подал меню и вежливо удалился, чтобы не смущать нас во время выбора блюд. Да, ну тут и цены!.. Я бывал прежде в «Луне», но еще ни разу не платил за себя сам. Обычно все мои посещения оплачивались заказчиками, и в счет я не смотрел, дабы не расстраиваться. Сейчас же, как говорится, сами боги велели, но, заглянув туда на мгновение, я захлопнул толстую папку и поклялся больше не заниматься подобными глупостями.

Спишу заказанное на счет Шуббина: в конце концов, это он виноват, что я сижу тут, а не дома с любимой девушкой. Пусть платит!..

Но заказать я так ничего и не успел. В зал вбежала Лиридона, столь же прекрасная, как и прежде. Ее восхитительные рыжие волосы слегка растрепались, пальцы нервно подрагивали, отбивая на изящной сумочке сложный ритм, а взгляд мгновенно окинул весь зал, остановившись на Спиридоне, и, к счастью, миновав меня.

А увидев Шуббина, она всплеснула руками и кинулась прямо к нему.

— Спиридоша! Милый! Ты пришел!..

— Лири! Конечно, я здесь! Ведь мы договорились! Я верил, все разъяснится!..

— Не верь никому, все лишь сплетники и завистники, а я только твоя!

Остальные посетители ресторана недовольно зашушукались между собой. Столь громкое ведение беседы в этом месте не приветствовалось. Я же был только рад, что мне не пришлось выращивать ухо для прослушки.

Некромант поднялся ей навстречу, они порывисто обнялись и слились в долгом и страстном поцелуе. Хорошо работает девица, Шуббин совсем голову от нее потерял. О потерянных корпусом средствах он и не вспомнил. Не пора ли заявить о себе? Или подождать развития событий? Интересно, зачем Лиридона явилась в ресторан после всего произошедшего? В небесную любовь до гроба я не верил, значит, присутствует корысть. Вот только в чем?

— Ах, милый! Я так счастлива рядом с тобой! — она совсем не понижала голос, и я прекрасно все слышал. — Быстрее бы уехать из этого города! Только ты и я!

Хм, значит, собрались в путешествие? Что ж, похвально! Только вот у меня на госпожу Шалай совсем иные планы.

— Я уже присмотрела нам домик, — продолжала между тем Лиридона. — Он такой прекрасный, на берегу моря… все, как мы хотели! И стоит недорого!

Так, а вот мы и подобрались к цели ее появления. Домик… недорогой… а платить кто будет? Правильно!

— Нас могут опередить! Там еще несколько желающих. Мерзавцы, аванс большой предлагают! Но мы же их обставим, правда? Мне он так понравился! Милый!

— Конечно, Лири, не вопрос! — эх, некромант, это тебе не скелетов поднимать из могил, тут живая девушка. — Какая сумма?

— Для тебя это не деньги, я знаю, ты щедрый! Всего пятьсот тысяч! Евро, конечно… И мы можем отправляться туда хоть на следующей неделе!

Шуббин нахмурился. Очевидно, пятьсот тысяч евро он все же считал изрядной суммой, но ведьма хлопала глазками, гладила его по руке, умильно смотрела снизу вверх, обещая взглядом неземное блаженство, и Спиридон не выдержал.

— Ладно, деньги будут! На какой счет перевести?

— Лучше всего наличными, — Лири тут же перешла на деловой тон. — Избежим нескольких лишних налогов. Ты же знаешь, я забочусь о твоих средствах! Не хочу тратить ни копейки зря! Ты позвони прямо сейчас, пусть деньги подвезут сюда! Я так хочу все поскорее закончить и уехать с тобой туда, где тепло…

Шуббин, как завороженный, достал из кармана телефон и, коротко переговорив, сообщил:

— Деньги будут через пятнадцать минут…

— Ох, милый! Я так счастлива!

— Мы поедем платить вместе, я не хочу, чтобы ты одна ходила с такой суммой. Грабителей у нас полный город, опасно! А я так за тебя переживаю!..

— Конечно, любимый. Как скажешь!..

Она ничем не выдала своего недовольства, но когда некромант отвернулся в сторону, лицо у нее слегка изменилось. Пропало умильное выражение, глаза прищурились: видно, она решала, как лучше поступить.

Придется подождать, пока привезут деньги, и брать Шалай с поличным. Так она уже не отвертится. Налицо явное мошенничество, что бы там она ни пыталась внушить Спиридону. Интересно, как она отделается от Шуббина?

Ко мне подошел официант и с поклоном принял заказ на понравившийся мне салат. Все равно придется подождать, почему бы и не подкрепиться слегка? Салат принесли через минуту, он был простой, но удивительно вкусный. Я и не заметил, как умял его в один присест. Да, определенно, местная кухня стоила своих цен…

Некромант и ведьма тоже времени зря не теряли, заказав себе легкие закуски и два коктейля. Пока они неспешно вкушали блюда, подоспели люди Шуббина. Два мрачного вида молодых человека в длинных черных пальто. Один держал в руках небольшой кожаный саквояж. Вот и деньги…

Они молча приблизились у Шуббину, передали саквояж и так же молча удалились из зала.

Самое интересное, что Шуббин так и не поинтересовался у Лиридоны о проваленной сделке с Козловым и о потерянных деньгах. Умели ведьмы кружить головы… даже некромант — опасное существо, — и тот забыл обо всем на свете рядом с ней.

Как Шалай собирается избавиться от своего спутника? Этот вопрос тревожил меня. Не поедет же она и в самом деле и с ним, и с деньгами… Кто-то в этой компании явно лишний, и я точно знал, кто именно!..

Горячее они заказывать не стали, Шуббин жестом подозвал официанта, а значит, у Лиридоны оставалось совсем мало времени. Ведьма поднялась на ноги, взяв в руки саквояж. Сейчас что-то случится! Надо быть настороже! Главное — не упустить!

Я послал мысленный приказ Костику, а он, не поворачиваясь, весь подобрался, готовый действовать мгновенно.

Итак, госпожа Шалай! Начинайте!

Она будто услышала мое пожелание, и в ту же секунду на весь зал раздался громкий, рассерженный крик, но совсем с другой стороны — от входной двери.

— Ах, вот ты где! Предательница! Изменница! Гулящая девка!

Через зал к столику любовников двигался Козлов в распахнутом пальто, с тростью в руках и с гневом в горящих огнем глазах. Узнать его оказалось непросто, хотя внешне он не переменился, не стал выше ростом и не перестал хромать, но ощущалось в нем некое достоинство, которого я не подметил в прежнем фининспекторе. Плечи широко расправлены, голова гордо поднята, голос звучит громко и уверенно, и вообще, создается впечатление, что перед нами солидный бизнесмен, состоятельный человек, а не какой-то там заштатный бухгалтер Совета.

— Нет! Он нашел меня! Только не это! — Лиридона картинно всплеснула руками и обессилено упала обратно на стул. — Мне конец!..

— Дорогая, кто это? Ты его знаешь? — подозрительно уставился на приближающегося Козлова некромант, не узнавая в нем недавнего продавца мороженых трупов.

— Знает ли она меня? — услыхал тот издалека и завопил на весь ресторан: — Конечно, она меня знает! Неверная жена! Мать, отвергнувшая своих детей! Змея подколодная! Обманщица!

Вот с последним обвинением я бы не спорил, все же остальные казались мне, как стороннему наблюдателю, надуманными. Но Шуббина они явно повергли в шок, потому как он отступил на шаг назад.

Козлов же, хоть и значительно уступал ему в росте, приблизился и наскакивал на высокого некроманта, как щенок на взрослого кобеля, размахивая во все стороны тростью, но, к счастью, пока не пытаясь ударить.

Охрана ресторана — два огромных тролля, — попытались было вмешаться, но Шуббин махнул им рукой: мол, ничего, сам разберусь. Его тут знали и уважали, поэтому охранники ретировались, лишь метрдотель остался в стороне наблюдать за развитием конфликта.

Брать их или не брать? Козлов и Шалай здесь, но, возможно, капитан Атабаев вскоре присоединится к дружной компании, и тогда — бинго! Комплект! А так ищи его потом, как ветра в поле… Я решил подождать, только набрал номер нашего офиса, и в двух словах приказал поднявшей трубку Лене вызывать сюда всех, кого только можно! В одиночку взять всю банду я не думал.

— Жена? Мать детей? Вы, верно, бредите, уважаемый!

— Кто бредит? Это я брежу? Моя жена изменяет мне с вами, а вы еще вдобавок меня оскорбляете!

— Подождите, никто вас не оскорбляет… — попытался замять дело Шуббин. Ему уже стало немного не по себе от любопытных взоров ужинавших рядом людей.

— Ах, я этого так не оставлю! Дуэль! Пусть кровь нас рассудит!

Некромант в мгновение ока набросил на ближайшие несколько метров кокон искажения. Теперь только обладающие магическим Даром могли слышать беседу, для всех остальных она превратилась в невнятное бормотание.

— Дуэль? Вы, видимо, не знаете, кто я? Это вас оправдывает. Так и быть, сделаю вид, что не слышал ваших последних слов.

— Спиридоша, милый, не убивай его! Он просто ужасно меня любит, вот и бесится, что я предпочла тебя всему миру!

— Да не собираюсь я его убивать… — начал Шуббин, но тут Козлов отмочил штуку — сунул руку в карман, вытащил оттуда перчатку, да и швырнул ее прямо в лицо некроманту. Бросок получился точным, перчатка прилетела аккурат в цель и, ударив Шуббина по щеке, упала на пол.

Некромант замер, ошарашено глядя на нее. Вызов сделан, и теперь никто, даже я, не мог помешать дуэли состояться.

— Вызываю! Я покажу, как чужих жен уводить! Ты у меня узнаешь! Прямо тут, на заднем дворе!

— Вызов принимаю! — Шуббин выглядел мрачно, но решительно. Спускать с рук оскорбление он не собирался. — Оружие — шпаги!

Несмотря на то, что на дворе стоял двадцать первый век, и дуэли между обычными людьми давно были запрещены, в среде Малых Народов, при Дворах, да и между магами они до сих пор периодически случались. И даже на вполне законных основаниях, ведь официально Совет их не запрещал, если они проходили по правилам, устоявшимся за сотни лет.

Во-первых, конечно, равные условия для поединщиков. Во-вторых, секунданты. В-третьих, оскорбленное лицо выбирало оружие.

Шуббин призывно замахал мне рукой, хотя я думал, что до сих пор оставался им незамеченным.

— Вы тут? Очень хорошо! Будете секундантом!

Я так и знал, что кончится чем-то подобным. Не могло получиться по-простому: взял под стражу — молодец! Я медленно подошел к их столику, Костя следовал за мной. Да, арестовать сейчас Козлова, как бы он ни скрывал свою внешность, я мог. И Лиридону вдобавок. Но! И это важно! Вызов на дуэль перевешивал арест на чаше незримых весов в несколько раз. То есть я перестал быть на время агентом СК, а стал секундантом, и не мог с этим ничего поделать.

А Козлов несомненно признал меня, как и Лиридона, но виду не подал ни один из них.

— Во двор! Сейчас же!

— Вы мне поможете? — уточнил Шуббин. — Неприятная ситуация…

— Особо волноваться не стоит, — приободрил его я. — Все образуется…

— Вы сможете подтвердить в случае чего, что я лишь защищался?

— Несомненно!..

— Это замечательно! Эй! — он жестом подозвал распорядителя. — Шпагу мне, и быстро!

Мы дружной толпой направились во двор. Никто из местной обслуги не сказал ни слова против и даже не попытался вызвать хотя бы местную полицию, уж не говоря о СК. И это в порядке вещей.

Вызов, дуэль во дворе — все это хоть и являлось событиями экстраординарными, но вполне вписывалось в существующие рамки приличий. Конечно, потом СК вызовут, чтобы засвидетельствовать смерть одного из дуэлянтов, если до этого дойдет. А пока же мешать соперникам просто недопустимо.

Некромант шел первым, гордо чеканя шаги. За ним семенила Лиридона с саквояжем в руках. Я ей, естественно, не верил, поэтому ни на секунду не сводил взгляда с сумки с деньгами.

И, может быть, поэтому отвлекся от главного звена нашей цепочки — Козлова, который степенно шел следом. А что на него смотреть? Ясно, что никуда он не денется.

Деньги — вот они, впереди в двух шагах, в руках несравненной Лиридоны. И Козлов явился сам, добровольно, и меня увидел, и не испугался нисколько, а значит, немедленного ареста не опасался.

Задний двор ресторана широко расстилался в обе стороны. Часть пространства занимали мусорные баки, различные коробки и бочки, а так же парковочные места для персонала, но и свободного места имелось в избытке.

Я следил за Лиридоной и саквояжем: сейчас самое главное — не дать ей уйти с очередным кушем. Косте я велел держаться наготове. Приказ он понял и замер в сторонке, молчаливый и ровный, как палка.

Один из официантов вынес шпаги и тут же вручил одну из них Шуббину. Некромант проверил клинок и кивком подтвердил, что доволен. Вторая шпага предназначалась для Козлова, и тут я заметил, что его рядом нет. Во время торжественной процессии он отстал на пару шагов, а теперь вовсе пропал из виду, то ли оставшись в зале, то ли попросту сбежав.

Шуббин сбросил пиджак, оставшись в рубашке, и сделал несколько красивых выпадов, разминаясь. Ведьма стояла неподалеку, прижав одну руку к груди, а второй крепко сжимая ручку саквояжа.

— Ну, где же он? — несколько нетерпеливо спросил некромант, разогнав кровь по жилам.

И Козлов явился на арену сражения. Метрдотель вскрикнул от изумления и сделал несколько непроизвольных шагов в сторону. Лиридона нежно улыбнулась, а Шуббин так и застыл в очередном выпаде, приоткрыв рот.

Удивиться было чему. Дело в том, что фининспектор вышел во дворик совершенно голый, только лишь с тростью в руке. Он демонстративно извлек из трости ярко блеснувший на солнце клинок и отбросил ненужный теперь чехол на землю. Холодная погода и порывистый ветер нисколько его не смущали. Инспектор остановился напротив Шуббина и отсалютовал ему по всем правилам фехтовального искусства.

— Я к вашим услугам!

— Чт-то все эт-то значит-т? — некромант от изумления начал заикаться. — Где ваш-ша одежд-да?

— Она мне не нужна. Я привык к свободе! А любая одежда — это запреты. К тому же так сразу будет видно любую рану. Ну что, приступим-с?

Но Шуббин замотал головой и попятился от инспектора. Козлов же все наступал, впрочем, пока не нападая.

— Драться! Драться! Будем драться!

— Пока вы не оденетесь, это невозможно!

Я понимал Шуббина. Ситуация сложилась глупая до невозможности. Драться с голым человеком… что может быть абсурднее? И ведь проиграть в такой ситуации стыдно, и победить столь же нелепо. О такой дуэли будет судачить весь город, и даже одержи некромант победу, за его спиной еще долгое время будут раздаваться смешки. Репутация пострадает, а такого Шуббин позволить себе не мог, как здравомыслящий бизнесмен, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как отступать шаг за шагом, но долго подобная пляска продолжаться не могла.

— Прошу внимания! — громко крикнул я, решив, что пора немного помочь некроманту.

Арестовать сейчас Козлова я не мог — это было против всяческих гласных и, главное, негласных правил. Прервать дуэль являлось поступком некрасивым и недопустимым в благородном обществе. Впрочем, я бы пошел на это: мне-то плевать, что будут говорить за моей спиной. Но в данном случае и Шуббин высказал бы мне свои претензии, поступи я неделикатно.

Некромант и фининспектор замерли от моего крика. Шуббин вздохнул с некоторым облегчением, Козлов же явственно возмутился.

— С какой стати вы прерываете дуэль, молодой человек?

— Я, как секундант, полагаю, что вы находитесь в неравных условиях, поэтому я останавливаю поединок. Господин метрдотель будет свидетелем!

Метрдотелю сейчас явственно хотелось бы находиться как можно дальше отсюда, но служебные обязанности стояли превыше всего, поэтому он лишь покорно кивнул, продемонстрировав залысину на макушке.

— Нечестно! — Козлов размахивал шпагой прямо у меня перед носом. Неприятно. Я отступил на шаг, но и инспектор сделал шаг. Эх, скорее бы Вик или ребята подъехали… Одному тоскливо в подобных ситуациях… — Я ему покажу, как с чужими женами шашни крутить!

— Вы ставите господина Шуббина в неудобное положение, — попытался втолковать я. — Почему бы вам не одеться, как полагается, и не продолжить поединок?

— Вот еще! — Козлов встал в горделивую позу, опершись на шпагу. — Если мне суждено уйти, то уйду я таким же, каким и пришел! Голым и гордым! Мне ничего с собой не надо!

— Правда? — не сумел сдержать я некоего ехидства в голосе. — А все те средства, что вы экспроприировали за последние дни?.. Как же с ними поступить?

— Они найдут лучших владельцев, — ответил он, не моргнув и глазом.

— Что ж, хочется верить…

— Я готов продолжать! Я жду!

— Хорошо…

Оставив инспектора мерзнуть на холодном ветру, я подошел к Шуббину. Тот схватил меня за рукав и горячо зашептал прямо в ухо:

— Остановите это! Моя репутация! Он совсем ненормальный, этот человек. Пусть убирается на все четыре стороны, дела с корпусом я сам улажу после…

— Я не могу его отпустить, он замешен во многих других преступлениях, я обязан его арестовать!

— Только не сейчас, не во время этой комичной дуэли, я вас умоляю! Любые деньги!

— Счет мы вам еще выставим, — обнадежил я некроманта. — В любом случае, бесплатно сотрудники СК в подобных ситуациях не участвуют. Но я вас понимаю…

— Умножьте ваш счет на два и присылайте, но сейчас пусть он уходит!.. Мы с Лири уедем на время, а там все утрясется, наладится…

— А, кстати, где она?

Госпожи Шалай в пределах видимости не наблюдалось. Казалось, только секунду назад она стояла рядом, переживая за исход поединка, я не сводил с нее глаз… А потом появился Козлов и я переключил внимание на него… А где же была в этот момент Шалай? Демоны! Неужели сбежала?..

Да, конечно, инспектор своим появлением отвлек нас от всего остального, и она вполне могла воспользоваться своим шансом и исчезнуть незаметно. Что, кажется, она и сделала…

Мои размышления прервал стрекот подлетающего вертолета. Может быть, Вик пожаловал, или Чингиз? Пора бы уже им появиться, не все же мне одному расхлебывать общие неприятности…

Вертолет завис над двором, вниз упала веревочная лестница, самая обыкновенная, такими пользовались и триста лет назад, чтобы выбраться из высокой темницы.

Нижняя ступенька лестницы оказалась прямо над головой фининспектора. Он, не долго думая, подхватил с земли чехол от своей шпаги-трости, ловким движением сунул клинок внутрь, трость схватил зубами, после чего подпрыгнул, уцепился за ступеньку и стал карабкаться вверх, ловко и уверенно.

Вертолет тут же поднялся выше и полетел в неизвестном направлении, унося от нас Козлова.

Вот так вот! Ни ведьмы, ни трикстера. И, конечно, без спецэффектов не обошлось. Это же надо — вертолет!..

Во двор, запыхавшись, вбежал Вик. И не в самом радужном настроении, это я сразу заметил. Но и мой мрачный взгляд он оценил сходу.

— Опоздал?

Я молча кивнул.

— Ничего! Никуда они не денутся из города. Мы их еще отыщем! Прокатишься со мной? Я как раз ехал проверить кое-что, когда Оля позвонила!

— Прокачусь, — согласился я уже на полпути к выходу со двора. Тут больше делать было нечего. А по дороге, проходя мимо поникшего некроманта, заметил: — На вашем месте я не ждал бы, что госпожа Шалай еще раз даст о себе знать…

— Я ее найду! — поднял на меня глаза Шуббин. — Она еще пожалеет, и он тоже!..

Выслушивать угрозы в адрес предприимчивой Лиридоны и ее веселого шефа я не собирался. В конце концов, каждый сам виноват в своих ошибках, и некромант в данном случае не исключение. Да, он поднимет на уши весь город в поисках оскорбивших и унизивших его людей. Но, с другой стороны, город и так уже на ушах, а толку мало…

Костик молча следовал за мной, не отставая ни на шаг. Вик мимолетно взглянул на него магическим взором и округлил глаза:

— Это кто?

— Он со мной… Позже расскажу!

Что мне нравится в Вике, так это то, что он никогда не задает лишних вопросов. Позже — значит, позже…

Мы выбежали на улицу, мой автомобиль стоял неподалеку, машины Вика видно не было.

— Я на такси, — пояснил он. — Спешил!..

Костя сел на заднее сиденье. Я постепенно привыкал к обществу телохранителя и уже почти не обращал на него внимания.

— Куда ехать?

— К вокзалу!

Я резко стартанул с места, подрезав синий «лексус». Водитель явственно выругался и погрозил мне кулаком, но я, не обращая внимания, уже перестроился в третий ряд и несся вперед со всей возможной скоростью.

— Думаешь, они удрать решили?

— Нет, все расскажу на месте!

Я замолк, сосредоточившись на дороге. Только почувствовал, что и Вик помогает мне изо всех сил, рассылая вперед предупреждающие сигналы, заставлявшие водителей ехать медленнее, пропускать нашу машину, словно мы были обвешены мигалками, как новогодняя елка гирляндами.

Вокзал находился не слишком далеко — максимум пятнадцать минут езды без учета светофоров и пробок, и, благодаря Вику, который заранее переключал светофоры на зеленый и сканировал местность на наличие пробок, в дороге мы не задержались.

Купола вокзала издали сверкали разноцветными огнями, а крупный торговый центр неподалеку, построенный в форме пирамиды, создавал отчетливое ощущение, что мы находимся где-то в Египте, тем более что снега на улице все не было, несмотря на то, что в этом регионе нашей необъятной Родины он обычно выпадал гораздо раньше…

Я резко вырулил к парковке и занял первое свободное место. Парковщик тут же кинулся к нам, размахивая руками: видно, место мы заняли чужое, но… легкий успокаивающий импульс — и дядька, умиротворенный, удалился обратно в свою будку.

Мы втроем вылезли из машины и быстрым шагом направились к зданию вокзала. Вик все молчал, Костик был не более многословен, я же с нетерпением ждал развития событий, понимая, что рано или поздно эта история должна закончиться. Безнаказанно творить одну аферу за другой неограниченное количество времени еще ни у кого не получалось.

Мы зашли внутрь, миновав полицейский пост, и на эскалаторе поднялись на второй этаж. Там, в дальнем конце зала, находилась резная дверь, над которой висела скромная табличка «Администрация». Это помещение, судя по всему, и являлось целью нашего пути.

Вик без стука толкнул дверь и вошел внутрь, мы с Костиком последовали за ним. Внутри, за широким столом, сидела не менее массивная тетка в деловом костюме и громко орала в телефон:

— Нет! Все отменили на сегодня! Да! Я же уже сто раз сказала! Нет! Не знаю! Нет! Не будет! Обращайтесь в справочную!

Она бросила трубку и только тут заметила нас.

— Что вам надо? Сюда нельзя!

— Нам можно, — сказал Вик настолько внушительным тоном, что тетка моментально замолчала и выжидающе уставилась на него.

— Я вас слушаю?

— Скажите, у вас произошли какие-нибудь эксцессы за последние несколько часов? Что-то необычное?

— Ах, вы по этому поводу! Что же сразу не сказали! — работница явно обрадовалась. — Я ведь действую четко по предписанию! Все, как приказали!

— Рассказывайте! — приказал Вик и тут же сделал знак, чтобы и я внимательно слушал. Но я и так вникал в происходящее целиком и полностью.

— А что рассказывать-то? — удивилась тетка. — Как пришел приказ из мэрии, так движение и перекрыли… А дальше вы уже знаете, я докладывала подробно. Конечно, мы можем отправлять поезда, только дайте команду!

— Какая причина была указана в приказе? — жестко поинтересовался Вик.

— Государственная необходимость, — она нелепо развела руками. Подозревать ее в злоумышлении стал бы только крайне ограниченный человек. Видно было, она ни при чем. — А большего я и не знаю…

— Когда планируете начать отправку?

— Сложно сказать… Пока не ясно… Возможно, завтра…

— Никто не может ни прибыть, ни убыть, правильно?

— Ну конечно! Я же все сообщила! Движение поездов полностью заблокировано!

Вик торжествующе повернулся ко мне, будто сам устроил эту диверсию.

— И в аэропорту то же самое! Представляешь! Самолеты не отправляют, хотя аварий нет. Прибывающие рейсы перенаправили в соседний город, а местные задержали с вылетом на неопределенный срок!

— Так… что еще?

— Почта не работает.

— А интернет?

— Пока могу зайти. Спутниковый сигнал все же… А тебе все это ничего не напоминает? Добавлю, что на выезде из города пробки — ночь стоять! Вокзал, аэропорт заблокированы. Связи почти нет. И в город экстренно вводят войска… На что это похоже?

— Лично мне напоминает известные события в 17-м году… Главная задача захватить почту, телефон и телеграф! И тот факт, что их пока никто не захватил, в принципе, ни о чем не говорит… Разве что возникает вопрос — кому это надо?

— А кто у нас весь город с ног на голову поставил? Кто творит, что пожелает, и так, как пожелает?

— Думаешь, Козлов?

— Конечно, больше некому. Уверен, это его рук дело. Не напрямую, конечно, но это звенья одной цепи. Ты еще ничего не знаешь о листовках…

— О чем?

— С утра раздают по всему городу. А текст там крайне простой и лаконичный: «В полночь!»

— И что это значит?

— А все просто, — Вик посмотрел на меня. — Они затеяли всего-навсего переворот! И в полночь он должен начаться!

— Какой переворот? — удивился я, а тетка за столом как открыла рот, так его и не закрывала, слушая Вика, словно оракула.

— Самый обычный! Даже, я бы сказал, банальный! Революция в отдельно взятом российском городе! Как тебе?

Я покрутил идею с разных сторон, но не смог найти к ней ни малейшего подхода. Странно все это. Революция… Зачем это Козлову, если, конечно, все происходящее — его рук дело?

— Ты уверен?

— Да! Я почитал про трикстеров. И сосчитал их проделки. С кушем от Шуббина в ресторане как раз получилось двенадцать. А значит, будет последняя игра — самая крупная, самая серьезная! Тринадцатая!

Вот в это я мог поверить. Тринадцать — важное число для Козлова. Завершив на высокой ноте свой визит в наш город, он и его команда удалятся дальше, подсчитывать барыши и планировать новые операции… Но, не можем же мы так это оставить?..

Мы — Служба Контроля, опора этого города, показали себя с самой глупой стороны. Козлов вертел нами, как хотел. И даже несколько раз использовал в своих целях. Мы для него, как представители власти, будто и не существовали вовсе…

А это наглость. Которая должна… нет, обязана была быть наказана!

— Революция, говоришь? Что ж, а мы с тобой постараемся этого не допустить! Не так ли?

— Конечно, напарник! — Вик улыбнулся. — Возьмем гадов!


Глава 3 | Мир под Контролем. Фактор Трикстера | Глава 5