home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Победитель у Тарнаватки — участие в Галицийской битве 1914 г.

Наиважнейшей вехой боевой службы генерала П.С. Балуева стало его участие в Первой мировой войне.

17-я пехотная дивизия Балуева входила в состав 19-го армейского корпуса (командир генерал-лейтенант В.Н. Горбатовский) — самого стойкого корпуса 5-й армии генерала от кавалерии П.А. Плеве. При объявлении всеобщей мобилизации (18 июля 1914 г.) П.С. Балуев, будучи начальником гарнизона г. Холм, принял меры к обороне государственной границы от Замостья до Владимира-Волынского.

А 1 августа 1914 г. он выступил в поход в составе управления 17-й пехотной дивизии. Уже первые бои прославили балуевскую дивизию. 3 августа в бою у г. Владимира-Волынского отличился 68-й пехотный Бородинский полк, окруженный австрийской кавалерийской дивизией и 2 батальонами пехоты.

Во главе дивизии Петр Семенович принял участие в Галицийской битве Юго-Западного фронта 6 августа — 13 сентября 1914 г. Именно 19-й армейский корпус стал стержнем и опорой 5-й армии в Томашевском сражении, вследствие крайне неблагоприятного стечения обстоятельств попавшей в тяжелое оперативное положение.

Корпус выполнял важнейшую задачу, противостоя австрийским частям 9-го, 6-го армейских корпусов и конного корпуса Витмана. Так, бои 13 августа у Тарнаватки протекали весьма успешно.

Была разгромлена 39-я гонведная[15] дивизия противника: она потеряла до 50% личного состава, оставила до 1,3 тыс. пленных, 5 пулеметов и 2 орудия{249}, 67-м пехотным Тарутинским полком было захвачено знамя 11-го гонведного пехотного полка (гонведный полк был уничтожен почти полностью). В своих воспоминаниях командующий 4-й австрийской армией писал: «Я сначала не верил этому, но дальнейшие сведения дали печальные доказательства, что действительно в некоторых частях потери достигли этого громадного процента»{250}.

Потери 17-й пехотной дивизии: 68-й пехотный полк — 23 офицера и 607 рядовых[16]; 67-й пехотный полк — 7 офицеров и 123 рядовых (по другим данным, 67-й Тарутинский пехотный полк балуевской дивизии понес высокие потери — до 20 офицеров и 700 рядовых{251} — прежде всего из-за отбитой венграми вечерней атаки на окопавшегося противника[17]).

Действия 66-го и 67-го пехотных полков 17-й пехотной дивизии в бою у Тарнаватки были решающими.

Именно П.С. Балуев в делах у деревни Тарнаватки и посада Комарова с 13 по 18 августа 1914 г. нанес противнику поражение.

Как обозначено в послужном списке генерала: руководя действиями 7 батальонов, 13-го августа он отбил австрийцев от Дзжеронжи, разбил венгерскую дивизию (вышеупомянутую 39-ю гонведную) и штурмом взял укрепленную позицию у деревни Гуты; 14 августа командовал правым флангом 19-го армейского корпуса у дер. Тарнаватки и, будучи окружен, вел бой на три фронта, а с 15 по 18 августа под Комаровом «вел бой с австрийской армией Ауффенберга».

П.С. Балуев показал искусство в проведении одного из самых сложных видов боя — встречного. Разгром противника у Тарнаватки и захваченное знамя были отмечены высокой наградой — П.С. Балуев был удостоен Георгиевского оружия (приказ от 15.08.1916 г.).

Победу у Тарнаватки трудно переоценить: 19-й армейский корпус стал стержнем операций 5-й армии, гранитной стеной, о которую разбился натиск превосходящих сил противника, сама же победа была достигнута в период, малоуспешный для русского оружия, и потому имела огромное моральное значение.

После Тарнаватки противник не ослабил натиска, пытаясь взять в кольцо центральную группу корпусов 5-й армии. Этот бой был тяжел для 17-й пехотной дивизии также тем, что противник отрезал дивизию П.С. Балуева от обозов с боеприпасами, бои происходили в полуокружении, австрийцы развивали сильнейший огонь. Тем не менее «все атаки были отбиты частями 17-й и 38-й дивизий, взявшими до 1000 пленных»{252}. 17-я дивизия переходила в неоднократные контратаки, способствуя срыву операций австрийского 6-го армейского корпуса.

Эти бои — свидетельство стойкости, инициативности и мужества русских войск, а также дивизионного и корпусного командования, сражавшихся с превосходящим противником в условиях недостатка боеприпасов, продовольствия и наносивших врагу большие потери.

О напряженности боев в условиях полуокружения свидетельствует донесение П.С. Балуева: «Правый фланг отступает. Резервов у меня нет. Все в боевой линии. Связь телефоном с боевой линией не действует… 38-я артиллерийская бригада без снарядов. Генерал Балуев»{253}.

За дни Томашевского сражения 17-я и 38-я пехотные дивизии 19-го армейского корпуса понесли большие потери — в некоторых ротах оставались по 30 человек (вместо 250), а многие имели не более 100 бойцов; почти все роты остались без офицеров{254}. Общие потери — до 50—60% личного состава.

Только русская армия могла воевать и побеждать в таких условиях.

Особо нужно отметить, что «Канны» 4-й австрийской армии для 5-й русской армии в Томашевском сражении не удались, в том числе из-за блестящих действий 17-й пехотной дивизии П.С. Балуева.

В результате комаровских боев полки Балуева выбили австрийцев из лесного массива у Рущизна с относительно незначительными потерями, на сутки задержав развертывание частей австрийской 26-й ландверной пехотной дивизии для атаки Комаровских высот и оттянув на себя австрийскую 10-ю пехотную дивизию.

Кроме того, в этом бою были добыты ценные сведения о противнике, подтверждавшие данные о развертывании дивизий 9-го австрийского армейского корпуса для обходного маневра правого фланга русского 19-го армейского корпуса.

Велика заслуга дивизии П.С. Балуева и в отражении австрийского маневра на окружение главных сил 5-й русской армии — отбитые атаки противника завершались контрнаступлением частей 17-й дивизии, а бои в окружении зарекомендовали П.С. Балуева как превосходного тактика.

Бои протекали при превосходстве врага в живой силе и мощи огня, местность также благоприятствовала маневру австрийцев. Н.Н. Головин дал следующую оценку действиям балуевской дивизии в боях 16 августа: «Противник, подобно тому как и накануне, пользуется для подступа к позиции нашей 17-й пехотной дивизии лесами, лежащими перед этой позицией. С опушки этих лесов он произвел целый ряд энергичных атак, посредством которых ему удавалось захватывать некоторые участки нашего расположения. Но контратаками доблестных полков нашей 17-й пехотной дивизии он был каждый раз отбрасываем, неся большие потери убитыми, ранеными и пленными. К концу дня неприятель был даже изгнан с восточной опушки лесов, служивших ему исходным рубежом для накапливания атакующей пехоты. В течение дня продолжались и попытки неприятеля охватить правый фланг нашей 17-й дивизии; эти попытки были тоже ликвидированы…»{255}

С 18 по 20 августа 1914 г. был осуществлен стратегически целесообразный отход 5-й армии, в которую входила 17-я пехотная дивизия, по направлению к г. Холму. Необходимо отметить, что при отходе корпуса 68-й пехотный полк дивизии Балуева помог задержать выход в тыл корпуса австрийской бригады Реймана.

Во главе дивизии П.С. Балуев участвовал и во 2-й стадии Галицийской битвы — Городокском сражении: с 21 августа по 2 сентября 1914 г. осуществлял наступление на Замостье и Белгорай.

Выход дивизий 19-го армейского корпуса на пути, идущие через Фрамполь в обход правого фланга и в тыл 1-й австрийской армии, был настолько опасен, что послужил главной причиной принятия противником решения о прекращении боев и отводе войск за р. Сан, — австрийцы признали свое поражение в Галицийской битве.

Стоит отметить высокий уровень подготовки 17-й пехотной дивизии. Исследователь Томашевского сражения Б. Кузнецов отмечает, что «по боевой подготовке 17-я дивизия отличалась от 38-й в лучшую сторону, отлично стреляла и тактически более грамотно действовала»{256}.

Способный командир дивизии пошел на повышение — с 30 августа П.С. Балуев получает в командование 6-й армейский корпус. Но еще до вступления в новое командование (вступил только 4 октября — всегда проблематично в период боев и начавшегося преследования вступать в командование соединением, находящимся на другом фронте), 2 сентября 1914 г. части балуевской 17-й пехотной дивизии пересекли границу и вступили в пределы Австро-Венгрии.

Завершающий этап боевой деятельности П.С. Балуева в данный период в составе 5-й армии характеризовался наступлением на Сосновку, Ярослав и Ржешов (с 2 по 20 сентября 1914 г.) и отходом к Варшаве (с 21 сентября 1914 г.). Генерал участвовал в форсированном марше: к г. Люблину (с 22 по 26 сентября 1914 г.); от Люблина к Варшаве (с 26 сентября по 10 октября 1914 г.). Данные действия осуществлялись в рамках Варшавско-Ивангородской операции Северо-Западного и Юго-Западного фронтов (15 сентября — 26 октября). Маршманевр 5-й армии явился одной из важнейших предпосылок выигрыша русскими войсками одного из крупнейших сражений войны, и на первом этапе сражения П.С. Балуев продолжал руководить 17-й пехотной дивизией 19-го армейского корпуса 5-й армии.



В штабах и в строю — служба П.С. Балуева до мировой войны | Успешные генералы забытой войны | Корпусной командир — П.С. Балуев во главе 6-го и 5-го армейских корпусов.