home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



"ИСТРЕБИТЕЛЬ СПУТНИКОВ"

Ракетопланы и космопланы Владимира Челомея могли коренным образом изменить облик советской космонавтики, но они требовали колоссальных вложений и, главное, массу времени на реализацию. Со своей стороны политическое руководство настаивало на быстрейшем ответе американцам в области создания военных орбитальных систем. Посему в 1960 году главные конструкторы выступили с проектами беспилотных средств для борьбы с вражескими спутниками. В частности, предлагалось создать комплекс на базе ракеты "Р-7", противоспутника Артема Микояна и радиолокационных средств системы "А" Григория Кисунько. Однако в то время Никита Хрущев поддержал программу ОКБ-52, в которую помимо строительства ракетопланов входил проект создания управляемого разведывательного спутника "УС" и истребительного спутника "ИС", запускаемых на орбиту с помощью ракеты "УР-200".

На первый взгляд идея проекта "ИС" ("Истребитель спутников") выглядела просто. "УР-200" выводила в космос спутник-перехватчик, причем начальные параметры его орбиты определялись с учетом координат цели. С помощью бортовой двигательной установки спутник осуществлял ряд маневров, которые позволяли ему сблизиться с целью и, взорвавшись, уничтожить ее. Перехват цели предполагалось осуществлять на первом, максимум — на третьем витке. В дальнейшем конструкторы собирались увеличить потенциал спутника, чтобы можно было совершить повторный перехват в случае промаха при первом.

ОКБ-52 Владимира Челомея было назначено головным предприятием по проекту "ИС". Руководитель филиала № 1 ОКБ-52 (авиазавод № 23 в Филях) Дмитрий Орочко стал главным конструктором ракеты "УР-200". Разработка разгонного двигателя спутника-перехватчика была поручена ОКБ-2 Алексея Исаева; двигателей многоразового включения — ОКБ-ЗОО Сергея Туманского; аппаратуры ориентации и стабилизации — СКБ-36 КБ-1 Петра Кириллова.

В марте 1961 года, после успешной защиты аванпроекта, вышло очередное Постановление ЦК и Совмина по системам противоспутниковой обороны "ИС" и морской разведки "УС". В техническом задании было указано, что комплекс "ИС" должен вести перехват опасных космических объектов-целей ("КО-Ц") на высотах от 120 до 1000 км. По проекту "ИС" и "УС" должны были весить не более 2,5 т каждый. Постепенно масса "УС" увеличилась до 4,1 т, а "ИС" получилось уложить в заданные параметры.

Надо отметить, что, несмотря на кажущуюся простоту, задача уничтожения вражеских спутников беспилотными средствами ставилась впервые в мировой практике и требовала принципиально новых решений. Необходимо было не только сконструировать маневрирующий космический аппарат с аппаратурой самонаведения на конечном участке траектории и ракету-носитель с пусковыми установками, но и станцию дальнего обнаружения вражеских аппаратов, способную измерять их баллистические параметры для прогнозирования зоны встречи, и пункт дистанционного управления космическим аппаратом-перехватчиком.

В конце 1961 года был выполнен аванпроект комплекса "ИС", а в 1962 году — эскизный проект. Чтобы ускорить процесс, параллельно с созданием экскиза в ОКБ-52 велись работы по выпуску конструкторской документации, изготовлению отдельных узлов. Космическая головная часть "ИС", получившая обозначение "5В91", состояла из собственно аппарата-перехватчика, обтекателя и проставки для установки его на ракету. Для аппарата был спроектирован совершенно новый двигатель, обеспечивающий надежную подачу топлива при перегрузках и в условиях невесомости. Испытания двигателей проводились на стендах в Тураево. Двигатели крепились вертикально, так что сопла разгона были направлены вниз, крестообразно расположенные двигатели поперечного управления "смотрели" на все четыре стороны, а микродвигатели образовывали гирлянду. В итоге получался такой фейерверк, что даже у видавших виды испытателей зрелище вызывало восторженное изумление.

Наземная часть комплекса управления "ИС" создавалась под руководством главного конструктора Анатолия Савина из СКБ-41 Конструкторского бюро № 1, которое специализировалось на создании систем противовоздушной обороны. На первом этапе информацию о вражеских космических аппаратах было решено получать от имеющихся станций оптического наблюдения Академии наук СССР и вузов страны, а впоследствии — от оптических средств, создаваемых в интересах Министерства обороны. Бюро Анатолия Савина разработало командно-измерительный пункт (КИП) системы "ИС" — большой и сложный комплекс аппаратурных средств, собранных в единую автоматизированную схему. После получения целеуказания на КИП производился расчет траектории выведения перехватчика, времени старта ракеты-носителя, формирование и передача данных на стартовую позицию. После запуска перехватчика КИП измерял параметры его орбиты и, уточнив положение цели, рассчитывал и передавал на борт программу наведения. В состав КИП вошли радиотехнический комплекс (РТК) и главный командновычислительный центр (ГКВЦ). РТК со станцией определения координат и передачи команд (СОК и ПК) размещался на пяти постах: центральном и четырех вынесенных.

Военное начальство сформулировало довольно жесткие требования к оперативности действий комплекса "ИС". Достаточно сказать, что старт ракеты с перехватчиком должен был производиться через час после выдачи целеуказания. В то время осуществить за такой короткий срок вывоз носителя на позицию, установку на пусковой стол и проведение предстартовых проверок было технически затруднительно. Но специалисты Конструкторского бюро транспортного машиностроения (КБТМ) под руководством Всеволода Соловьева справились с этой задачей: ракета с присоединенным перехватчиком хранилась в заправленном состоянии.

Проектирование наземных средств завершилось в 1962 году. Если со стартовой позицией все было более или менее ясно (она вписывалась в существующую инфраструктуру Байконура), то место под командноизмерительный пункт еще следовало определить. Рекогносцировочная комиссия войск ПВО выбрала район в окрестностях поселка Дуброво под Ногинском (Московская область). В октябре 1962 года там началось строительство площадки, получившей шифр "Объект 224Б". Ее сдали в рекордные сроки — за два года. К тому времени была готова почти вся аппаратура КИП и прошли обучение офицеры, которым предстояло нести боевое дежурство на комплексе.

В начале 1963 года сотрудники ОКБ-52 собрали первый спутник-перехватчик системы "ИС" (шифр "И-2Б"). Необходимо было испытать его в космосе, проверив процедуры разгона и торможения, ориентации и стабилизации, работу уникальных двигателей многоразового включения. "УР-200" еще не была готова, посему первые старты решили осуществить ракетой "Р-7А".

Первого ноября 1963 года, после 40-суточной подготовки, с космодрома Байконур на орбиту был выведен первый маневрирующий космический аппарат для отработки системы "ИС", получивший официальное название "Полет-1". Необычно пышное даже по тем временам сообщение ТАСС информировало любознательных советских граждан, что в космосе находится первый аппарат из новой крупной серии и что в ходе полета были выполнены многочисленные маневры изменения высоты и плоскости орбиты. Количество и смысл маневров не уточнялись, а агентство ТАСС даже не сочло нужным опубликовать характеристики начальной орбиты, как всегда делалось ранее.

В то время командно-измерительный пункт в Ногинске находился в процессе строительства, поэтому сотрудникам Владимира Челомея оставалось только отрабатывать программу маневрирования в автономном режиме. Программа была рассчитана на полтора витка. После первого включения разгонного двигателя "По-лет-1" вышел на "опорную" орбиту с высотой в перигее 339 км и апогее 592 км. Затем он лёг на конечную орбиту с перигеем 343 км и апогеем 1437 км. Там по командам системы управления его двигатели включались многократно и безотказно. Испытания были признаны успешными.

Чтобы никто не посмел усомниться в "мирном" и "гражданском" назначении "Полета-1", попросили высказаться академика Мстислава Келдыша. И тот уверенно заявил в газете "Известия": "Это новое техническое достижение имеет очень большое значение для развития космонавтики и космических исследований. Способность кораблей к маневрированию дает возможность создать тяжелые орбитальные станции в космосе со сменяемым экипажем. Коллектив ученых, конструкторов, инженеров, техников и рабочих, создавших космический аппарат "Полет-1" и осуществивших его запуск, внес новый большой вклад в исследование космического пространства и развитие космоплавания".

Организация Владимира Челомея стала поистине космической.

Двенадцатого апреля 1964 года на орбиту отправился второй маневрирующий спутник системы "ИС", получивший официальное названием "Полет-2". Как и предшественник, он маневрировал, изменял параметры и положение орбиты.

Программа предусматривала еще несколько запусков в рамках летно-конструкторских испытаний, но из-за отставки Никиты Хрущева ОКБ-52 было отодвинуто от дальнейших работ.

В конце 1964 года Дмитрий Устинов создал комиссию по выработке предложений в космической сфере.

Следуя его рекомендациям, комиссия назначила КБ-1 головным разработчиком "ИС" и "УС", заменив ракету-носитель "УР-200" ракетой "Р-36" Михаила Янгеля. Вскоре вышло и правительственное постановление, закрепляющее новую ситуацию. Владимир Челомей не согласился с таким решением, однако повлиять на ход событий уже не мог.


БОЕВЫЕ КОСМОПЛАНЫ ВЛАДИМИРА ЧЕЛОМЕЯ | Звездные войны. СССР против США | БОЕВЫЕ "КОСМОСЫ"