home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СССР – надежный союзник

К началу 1945 года создались весьма благоприятные условия для победоносного окончания войны в Европе. Советские войска вели наступление уже не на собственной территории, как это было в предыдущие годы, а на территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии, Австрии. Гитлеровская Германия практически потеряла всех своих европейских союзников и оказалась одна перед лицом возросшей военной мощи антигитлеровской коалиции, и прежде всего Советского Союза. Наконец, высадка англо-американских войск во Франции летом 1944 года вынудила Германию сражаться одновременно на нескольких фронтах, что еще более ослабило ее и без того основательно потрепанные вооруженные силы.

Оказавшись перед угрозой неминуемого поражения, гитлеровцы все свои надежды возлагали на обострение противоречий внутри антигитлеровской коалиции. Правители Германии надеялись, что им удастся договориться с реакционными, антисоветскими кругами Англии и США и изменить обстановку в свою пользу.

ДлЯ того чтобы обеспечить себе максимально выгодные условия возможного сепаратного мира, гитлеровское командование предприняло в середине декабря 1944 года крупное контрнаступление в Северо-Западной Франции, в районе Арденн. Германские войска под командованием Рундштедта прорвали англо-американскую оборону на фронте в 40 км и к исходу первой недели боев, расширив фронт прорыва до 100 км, продвинулись на запад до 90 км. Гитлеровцам удалось разъединить силы англичан и американцев, они готовились захватить Антверпен и осуществить новый Дюнкерк.

Угрожающее положение на западном фронте вызвало сильное беспокойство американского и английского руководства. Большая надежда на исправление положения на фронте возлагалась на новое наступление советских войск на Востоке, которое неминуемо привело бы к ослаблению германского нажима на Западе. С целью координации действий и выяснения планов советского командования президент Рузвельт предложил направить в Москву специального эмиссара.

Осуществление указанной миссии было возложено на заместителя Эйзенхауэра, английского главного маршала авиации Теддера. Однако еще до прибытия последнего в Москву, учитывая продолжающееся ухудшение обстановки на Западе, Черчилль в начале 1945 года обратился к Советскому Союзу с просьбой о помощи. Переписка по этому вопросу весьма характерна для взаимоотношений союзников в годы войны.

«На Западе идут очень тяжелые бои, – писал Черчилль Сталину 6 января, – ив любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях. Согласно полученному сообщению, наш эмиссар главный маршал авиации Теддер вчера вечером находился в Каире, будучи связанным погодой. Его поездка сильно затянулась не по Вашей вине. Если он еще не прибыл к Вам, я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть. Я никому не буду передавать этой весьма секретной информации, за исключением фельдмаршала Брука и генерала Эйзенхауэра, причем лишь при условии сохранения ее в строжайшей тайне. Я считаю дело срочным»[635].

Глава Советского правительства незамедлительно ответил премьеру на его послание: «Получил вечером 7 января Ваше послание от 6 января 1945 года. К сожалению, главный маршал авиации г-н Теддер еще не прибыл в Москву.

Очень важно использовать наше превосходство против немцев в артиллерии и авиации. В этих видах требуется ясная погода для авиации и отсутствие низких туманов, мешающих артиллерии вести прицельный огонь. Мы готовимся к наступлению, но погода сейчас не благоприятствует нашему наступлению. Однако, учитывая положение наших союзников на западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем все, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам (курсив мой. – В.И.[636].

Решение Советского правительства о наступлении вызвало восхищение и благодарность на Западе. «Я весьма благодарен Вам за Ваше волнующее послание, – писал Черчилль в Москву 9 января. – Я переслал его генералу Эйзенхауэру только для его личного сведения. Да сопутствует Вашему благородному предприятию полная удача!

…Весть, сообщенная Вами мне, сильно ободрит генерала Эйзенхауэра, так как она даст ему уверенность в том, что немцам придется делить свои резервы между нашими двумя пылающими фронтами»[637].

12 января 1945 г. советские войска начали новое большое наступление, которое не прекращалось уже до победоносного завершения войны в Европе. 150 советских дивизий повели мощное наступление на всем протяжении фронта ot Балтики до Черного моря.

Боевые операции Красной Армии имели, между прочим, своим следствием прекращение наступательных операций германских войск на Западе, ибо гитлеровское командование вынуждено было срочно перебросить 5-ю и 6-ю танковые армии с Запада на Восток для усиления сопротивления советским воинским частям.


Второй визит Черчилля в Москву | Дипломатия в годы войны (1941–1945) | С разных позиций