home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Кончина

Умер А. Г. Орлов-Чесменский в 1807 г. в самый рождественский сочельник, и день отпевания его тела был неофициальным днем траура для всей Москвы. В. Орлов-Давыдов считал, что последние дни графа были чрезвычайно болезненными; чтобы заглушить доносившиеся из окон стоны и крики, в Нескучном дворце якобы заставляли играть оркестр.

Однако О. Иванов обнаружил среди архивных бумаг записку, написанную, видимо, кем-то из дворовых людей графа о последних часах его жизни, в которой говорится, что 22 декабря граф почувствовал себя слабее других дней, доктора прописали ему мускус, который якобы «хорошо подействовал и дал крепость». В следующие дни его прогуливали в креслах, причем он был «в совершенной памяти, многих призывал и говорил, между прочим, с Федором Петровичем Уваровым, говорил более получаса, приказывал ему показать лошадей. Бульон кушал и был в то время спокоен». В последний день сделался небольшой озноб, сменившийся жаром, который продолжался до полуночи.

Далее автор записки сообщает: «…в три часа пять минут разбудили меня и сказали, что граф очень худ. Я пришел и нашел, что дышит очень тихо. В три часа десять минут дыхание прервалось и мы увидели наше нещастие, пульсу уже не было. В 3 часа 15 минут доктор Мухин, за которым я послал, уже не застал его в живых».

По сообщению московского главнокомандующего Т. И. Тутолмина А. Орлов умер от «чахоточной болезни, в начале прошлой осени усилившейся, умножая изо дня в день слабость».

Тело графа лежало на высоком катафалке в большой зале дворца.

Отпевали его в церкви Положения Ризы Господней (на Шаболовке). Для отпевания А. Орлова-Чесменского был приглашен митрополит Московский и Коломенский Платон, но тот отказался, сославшись на нездоровье.

Сержант Изотов, спасший, как говорили, своему хозяину жизнь во время Чесменского сражения, и прослуживший ему до последних дней, был безутешен. Слухи о его подвиге ходили разные, говорили, что он заслонил хозяина своим телом от пули. Но пересказ М. Вильмот более близок к истине: «Сегодня утром хоронили графа Орлова. Мы обедали с господином Дивовым и его сыновьями, которые были при погребении и рассказали о происшедшем там ужасном случае. Во время знаменитой битвы при Чесме… корабль, на котором был брат Орлова, загорелся от турецких ядер и взорвался. Граф в ужасе от судьбы своего брата потерял сознание и стал падать в морс, но один сержант спас его жизнь, успев поймать. С этого дня граф стал его другом и покровителем, бедняк был членом семьи графа. Сегодня сержант, чья скорбь по графу была беспредельна, оказался назначенным среди других нести гроб. Когда он подошел к лестнице, его глаза и рот покрылись кровью, и он упал мертвым!» [16, 368].

Рассказывали также следующее: «В день погребения, когда Орлов лежал в параде, Изотов тотчас предстал в зале в мундире екатерининских времен. Грудь его украшена была многими медалями. Он стал с прочими у гроба, чтобы нести его через комнаты и по лестнице вниз на одр. Вельможи и другие знатные господа, собравшиеся для выноса покойного графа, сказали ему, чтобы он удалился, избежал физической нагрузки при выносе гроба. Но 80-летний старик, всю свою жизнь всюду сопровождавший хозяина, со слезами на глазах отвечал, что ему достанет еще сил отдать последний долг господину своему. Он присоединился к телоносцам, украшенным кавалериями, и неутешно плакал и рыдал, и более всех старался нести гроб по лестнице». Прощаясь, он произнес: «Думал ли я, что тебя переживу?» Через несколько минут он упал в обморок и скончался на месте. Крепостные люди графа молились и плакали навзрыд при выносе гроба, плакали и тысячи собравшихся на похороны москвичей.

Похоронили А. Орлова в подмосковной Отраде, в фамильном склепе Никольской церкви. В Москве память об одном из замечательных людей века Екатерины Великой хранят стены Донского монастыря, Нескучный сад с перестроенным в XIX веке дворцом, Ризположенская церковь на Донской улице, где его отпевали, остатки села Остров с красивейшей церковью, подмосковное село Хатунь, имение Отрада.


Последние годы жизни | Орлы императрицы | Глава V Граф Владимир Григорьевич. Графиня Анна Орлова-Чесменская