home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Путь наверх

Ресторан для первой встречи с Машей Сергей выбрал наикрутейший – при самом раскрученном казино Москвы. Одет Сергей был в костюм, для такого случая даже повязал на шею галстук и вообще выглядел элегантно и едва ли не торжественно.

Маша опаздывала. Кузьмичев чувствовал себя довольно нелепо, расхаживая вдоль входа в казино под внимательными и изучающими взглядами охранников.

Наконец он увидел девушку. Она была прелестна – в изысканном сиреневом брючном костюме, на высоких каблучках, с небрежной, но в то же время продуманной прической.

– Простите, – часто дыша от поспешной походки, произнесла она и протянула руку. – Задержалась в парикмахерской.

– Боялся, что не придете, – честно признался Кузьма.

– Так не бывает, – засмеялась Маша. – Если я обещаю, то прихожу обязательно.

Они направились ко входу в казино, и тут Сергея кто-то окликнул:

– Неожиданная встреча!

Оглянулся. К нему направлялся Кипа. За ним маячил традиционный водитель-охранник.

Поздоровались, и Кипа с открытым интересом уставился на девушку.

– Кто эта красавица?

– Красавицу зовут Маша, – не без юмора ответила она.

– Конечно, Маша, – захохотал Кипа. – По-другому я бы и не назвал вас… – Он посторонился, пропуская пару вперед. – Решили постричь зелень?

Ни Сергей, ни Маша не поняли.

– Зелень? – переспросил Кузьма.

– Ну да! – У Кипы было отличное настроение. – Зелень! Грины! Тут же главная лужайка столицы. Кто-то косит, а кто-то убирает!

– Нет, – покрутил головой Сергей, – мы поужинать.

– Круто, Кузьма! – оценил его намерение Кипа. – А мы будем набивать чужие карманы. – Огялянулся на охранника, махнул: – Свободен!


Место они определили себе в дальнем конце зала. Официант быстро и умело накрыл стол, разлил по фужерам дорогое французское вино и удалился.

– Приятного аппетита.

Сергей и Маша подняли бокалы, чокнулись.

– За встречу? – спросил Сергей.

Она засмеялась.

– Еще за какую! Я никогда не бывала в таком месте.

Выпили, стали закусывать.

– Ты что, крутой? – хитро глядя на Кузьму, поинтересовалась Маша.

– Почему?

– Много денег?

– Да нет. Для первого раза можно удивить девушку, которая тебе понравилась?

– А во второй раз будем ужинать в столовой? – Маша так громко захохотала, что редкие посетители оглянулись. – А кто этот господин?

– Так, знакомый.

– Мне он не понравился.

– Мне тоже.

– А зачем же с ним так по-приятельски?

– Привычка… Или слабохарактерность.

– Он назвал вас Кузьмой. Значит, все-таки Кузьма, а не Сергей.

– У вас хорошая память, – улыбнулся Сергей и объяснил: – Фамилия – Кузьмичев. Значит, Кузьма.

– Просто знакомые по кличке не обращаются.

Сергей согнал желваки, взгляд его стал жестким.

– Во-первых, кличка у собак. А во-вторых, Маша, не слишком ли много вопросов?

– Извините, больше не буду.

Некоторое время они ели молча. Только слышался звук вилок, ножей.

Сергей дотянулся до руки Маши, несильно сжал ее.

– Простите, я был неправ.

– Все нормально.

– Нет, серьезно. И виноват в этом, думаю, мой знакомый.

Она молча посмотрела на него, покачала головой.

– Виноваты вы. Сами… Если у вас такие знакомые, Кузьма, значит, и вы такой же. – Отложила вилку, нож, встала. – Мне здесь неприятно.

Тот продолжал сидеть, не сводя с нее глаз.

Маша развернулась и направилась к выходу, оставив Сергея в одиночестве.

Из зала, где располагалось казино, быстрым шагом вышел Кипа, подошел к Кузьме.

– Зелень есть?

Тот поднял на него взгляд.

– Сколько?

– Сколько дашь.

– Штука.

– Давай. Завтра отдам.

Сергей достал из внутреннего кармана пиджака портмоне, отдал доллары Кипе, и тот снова исчез в зале казино.

Кузьма жестом подозвал официанта, выложил на стол необходимую сумму, направился к выходу.

Вышел из ресторана и неожиданно увидел стоявшую неподалеку Машу. Она тоже заметила его, издали улыбнулась.

Сергей подошел к ней.

– Знаете, – сказала она, – у меня нет денег даже на метро. Я оставила кошелек в такси.

– Значит, судьба. – Сергей взял ее под руку. – Не против, если мы прогуляемся?

– Не против.

Они шли по шумной главной улице города, разглядывая встречных и обгоняющих. И тут Сергей от неожиданности замер.

На противоположной стороне улицы он увидел… свою жену Анну с дочерью. Они ели мороженое, о чем-то разговаривали, смеялись.

Он не мог ошибиться.

Кузьма замер от неожиданности, не сводя взгляда со своей семьи и не в состоянии сдвинуться с места.

Маша удивленно смотрела на него.

– Что-нибудь случилось?

Он не отвечал, продолжал смотреть на противоположную сторону улицы.

Маша тронула его за рукав.

– Что с вами?

Сергей оторвался от Анны и дочери, отстраненно взглянул на девушку.

– Что?

– Вы кого-то там увидели?

– Так, показалось, – ответил Сергей, снова взял Машу под руку и быстрым шагом повел ее в сторону от главной улицы Москвы.


Они стояли почти на проезжей части улицы, ловили машину. Мимо проносилось немыслимое количество разномастных автомобилей, но пока никто не останавливался.

Неожиданно возле них резко притормозила «шестерка», из салона высунулась коротко стриженная физиономия братка.

– Садись, братишка, подбросим! – оскалился он.

– Не по дороге. – Кузьма взял под локоть Машу, отодвинул ее назад и отступил подальше сам.

– Определенно по дороге, – убежденно заржал парень, и в этот момент из автомобился вышли двое таких же парней, решительно направились к Сергею.

– Садись, браток, есть базар. Можешь и телку прихватить с собой.

– Уходи, – коротко приказал Сергей Маше.

Она не двинулась.

– Уходи!

Девушка стала пятиться, парни бросились к Кузьме, и тут произошло то, что и должно было произойти. Сергей высоко подпрыгнул, в шпагате вытянул ноги и с невероятной силой ударил одного из нападавших в голову. Тот рухнул на асфальт. Из машины выскочил еще один из пацанов – на подмогу.

Маша стояла на тротуаре, пораженно наблюдала за происходящим.

Парни, круто склонив головы, почти одновременно ринулись на Кузьму. Он стал отступать, а парни, почувствовав свое преимущество, фактически зажали его с двух сторон. Сергей вдруг поднырнул под них, на мгновение отскочил в сторону, крутанулся волчком и сразу снес обоих нападавших.

Затем он схватил Машу за руку, опрометью понесся прочь.

Собравшаяся толпа ничего не успела сообразить, пацаны, помогая друг другу, забрались в машину и на бешеном газе слились с общим автомобильным потоком.

Остановились Сергей и Маша в каком-то глухом дворе. Оба тяжело и часто дышали. Сергей пытался улыбнуться.

– Ну, вот… приняла первое боевое крещение.

Она иронически смотрела на него, будто открыла его для себя.

– Что? – спросил он.

– Кто эти… бритоголовые?

– Отморозки.

– Почему они напали?

– Надо их спросить.

– Ты… из бандитов?

– Почему ты так решила?

– Из бандитов?

Сергей тронул плечами, взглянул на нее, словно что-то взвешивая.

– Не совсем.

– Я не хочу, чтобы ты меня провожал.

– Не боишься одна?

– Как ни странно, боюсь с тобой.

Маша отступила от Кузьмы, он взял ее за руку.

– Все не так просто.

– Не трогай меня. Я должна подумать. И сама позвоню.

– У меня нет телефона.

– У тебя есть пейджер, – усмехнулась девушка и быстро пошла в сторону улицы.

Кузьма постоял какое-то время во дворе, глядя ей вслед, направился в противоположную сторону. Запищал пейджер. Сергей включил его, прочитал сообщение: НАС РАЗЫСКИВАЮТ РОДСТВЕННИКИ. ДОМА ЛУЧШЕ КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ НЕ ПОЯВЛЯТЬСЯ. ЖДЕМ ТЕБЯ В 20.00 У МЕТРО «ТАГАНСКАЯ».


Сергей вышел из метро «Таганская», огляделся и увидел в сторонке, почти рядом с театром, припаркованного «жигуленка», который короткими миганиями фар обозначил свое местонахождение.

На лице Кузьмы проступили следы от дневной драки. Он быстро подошел к машине, сел на переднее сиденье. В салоне находились Вадим, Санек и Костя.

Обменялись рукопожатиями. Санек сказал:

– Мы прямо испугались за тебя. Куда пропал?

Сергей улыбнулся.

– Свидание.

Вадим засмеялся.

– Не с братками?

– С братками тоже.

– Иди ты!

– А на лице не видишь, что ли? – показал на физиономию Сергея Костя.

– Значит, нас отслеживают, – заключил Санек.

– Глубокий вывод, – усмехнулся Кузьма. – Главное, неожиданный… По одиночке, братва, нас перестреляют, как куропаток.

– На тех точках, которые мы прошуровали, никто и не думает платить. Никакие наезды не помогают. Все торгаши ссылаются на «крышу». А «крыша» у них – Центральная группировка, где после Арсена главным стал Хода. Вот его братва и почистила тебе сковородку… Конечно, нас поодиночке перестреляют.

– Вывод? – подал мрачный голос Костя.

– Отстреливать их.

– Мне нравится вывод, – засмеялся киллер. – Когда начнем?

– Сегодня.

Возникла пауза, после которой Санек не без наива переспросил:

– Прямо сегодня?

– Завтра может быть поздно.

– С чего начнем? – перешел на деловую интонацию Вадим.

– Начнем с их гнезда. Они имеют привычку собираться в своем офисе каждый вечер.

– Это центральные?

– А кто же еще? Мы зацепили ихние точки.

– Вот интересно, – заметил Санек, – Арсена укокошили, а все никак не успокоятся.

– Поможем успокоиться.

– Ты знаешь адрес?

Кузьма не стал отвечать на поставленный вопрос, посмотрел на наручные часы.

– Сейчас уже девять вечера. – Поднял голову, подмигнул Вадиму. – Собирай всех пацанов к половине одиннадцатого.

– Стволы? – коротко уточнил тот.

– Мои проблемы. Вы должны приехать чистыми. Иначе ментура сядет на хвост и всех заметет.

– По какому адресу?

– Сообщу по пейджеру. А сейчас я за руль, и со мной Санек.


Они подъехали к тому самому казино, в котором Сергей был недавно с Машей. Санек остался в машине, секьюрити проверили Кузьму на металл при входе, он поднялся наверх, вошел в игровой зал.

Нашел Кипу сразу. Тот сидел за столом в абсолютно отключенном состоянии и, по всей видимости, крупно проигрывал, выставляясь на хорошую сумму в долг.

Кузьма тронул его сзади. Кипа среагировал не сразу. Потом до него дошло, он даже как-то обрадовался визиту «коллеги», поднялся, отвел в сторонку.

– Пролетаю как муха под Парижем, – негромко сообщил он Сергею. – Причем пролетаю по-крупному. Еще бабки есть?

– Есть, – ответил тот. – Сколько нужно?

– Штук пять.

– Есть. Но за услугу.

– Говори.

– Нужны стволы.

– Стволы?! – В глазах Кипы проснулся интерес и удивление. – Тебе?

– Вопрос дурацкий.

– Согласен. Сколько стволов?

– Сам считай. На пять тысяч зеленых.

– Сейчас… – Было видно, что Кипа в уме подсчитывал количество товара. – Пять «калашей».

Сергей засмеялся.

– Что-то ты совсем за лоха меня принимаешь. Десять «калашей»!

– Не получится… – Кипа стал снова считать. – Семь.

– Восемь.

– По рукам.

– Куда ехать?

– Секунду… – Кипа отошел в сторонку, набрал по мобильному номер. – Привет, – сказал кому-то. – Все о’кей? Сейчас к тебе подскочит купец, отпустишь по моему списку восемь «Калашей». Да, записку передаст.

Кипа вырубил телефон, достал из кармана листок бумаги, что-то черкнул на нем.

– Тут адрес и кое-какие слова. Спросишь Саныча, передашь это, и все будет тип-топ… – Он оттопырил карман, и Сергей сунул туда пачку долларовых купюр.


Машина зарулила в темный большущий двор, какое-то время петляла, отыскивая нужный подъезд, и наконец остановилась.

Кузьма и Санек покинули «Жигули», нажали на железной двери кодовые цифры, вошли в подъезд, сырой и холодный.

Лифт был старый, скрипучий, медленный.

На звонок в квартиру голос из-за тяжелой металлической двери чуть ли не фальцетом спросил:

– Кто-о?

– От Кипы, – ответил Сергей.

– Еще раз.

– От Кипы!

Дверь открылась, и на пороге возникло совершенно воздушное существо – то ли мужчина, то ли женщина. Существо радушно заулыбалось.

– Добро пожаловать, добро пожаловать.

Парни вошли в квартиру, пустоватую и неуютную, и Саныч поинтересовался:

– Чай, кофе?

– «Калаши», – сообщил Санек.

Хозяин засеменил в глубь бескрайней квартиры, приглашая пришедших следовать за ним. В дальней комнате стояли две большие спортивные сумки, и Саныч ткнул в них:

– Берите, – затем протянул Кузьме, как старшему, какую-то бумаженцию. – Автограф, пожалуйста.

Сергей расписался, перехватил у Санька одну из сумок, и они двинулись к выходу.

Саныч семенил следом.

– Менты в такое время здесь не дежурят, – давал он информацию. – Но на всякий случай при выезде поверните лучше направо, так безопаснее.


Они выехали с этого темного, пугающего двора, по совету Саныча повернули направо и покатили вдоль трамвайных путей.

– А если и правда менты? – хохотнул Санек.

– Пронесет, – отмахнулся Кузьма.

– А как не пронесет?

– Не каркай.

И точно. Через пару кварталов их обогнала патрульная машина, показала подрулить к тротуару.

– Что делать? – прошептал Санек.

– Продолжать радоваться жизни, – ответил Кузьма и быстро покинул салон.

Два милиционера подошли к нему, представились:

– Десятая патрульная рота. Документы.

Сергей послушно передал права, техпаспорт и все прочее.

– По доверенности? – спросил один из них, продолжая внимательно изучать бумаги.

– Так точно, товарищ лейтенант.

Сергей попристальнее взглянул на лейтенанта, и что-то в его лице показалось ему знакомым.

– Что-то вы совсем как в армии… – усмехнулся тот.

– Привычка, товарищ лейтенант. Десять лет как один день.

– Где служили?

– На Кавказе.

Милиционер усмехнулся.

– Очень приятно. Сам недавно оттуда… – и почти вслух прочитал фамилию: – Кузьмичев?

– Так точно, Кузьмичев.

– Сергей?! – Глаза лейтенанта загорелись. – Сергей, я ж тебя помню. Владимира Старкова не помнишь?

– По-моему, да… Смутно.

– Я был в разведроте, ты в СОБРе.

– Теперь вспомнил, – кивнул головой Кузьма.

– Вот что, Кузьмичев, – лейтенант достал из планшетки листок бумаги, чиркнул номер телефона. – Будет время, позвони. Посидим почирикаем.

– Обязательно. – Сергей пожал ему руку, повернулся.

– А может, все-таки проверим? – спросил второй мент, совсем мальчишка.

– Сдурел? – возмутился лейтенант. – Нашел кого проверять. – И совсем по-свойски спросил Кузьму: – Чем промышляешь?

– Да так, – печально улыбнулся Сергей. – Барахлом. Жены челночат, мы помогаем.

– Счастливой дороги.

– Того же. Позвоню.

Сергей нырнул в салон, Санек от облегчения шумно выдохнул.

– Пронесло?

– Попал на сослуживца.

– Иди ты! Мент – сослуживец? Это ж клево! А где служили?

– Служили там, сынок, где тебе служить не желал бы, – хлопнул его по затылку Сергей.

– Здоровски! – продолжал радоваться Санек. – Мент – кореш! Его бы на нашу сторону.

– Поглядим.


Штаб центральных располагался в узком переулочке – в самом центре города – в небольшом, с виду неприметном кафе «Огонек». Возле кафешки стояло несколько крутых тачек – от джипов до длиннющих американских машин.

Трое «Жигулей», набитых пацанами из команды Кузьмы, остановились метрах в пятидесяти от кафе. К машине, где сидел Кузьма, подошел Вадим.

– Значит, еще раз, – уточнил Сергей. – Как только я выхожу из кафе и сажусь в машину, вы выскакиваете с двух сторон – как бы навстречу друг другу – и шпарите перекрестным. Желательно, чтобы все обоймы остались пустыми. «Калаши» выбрасываете здесь же.

После инструктажа Кузьма в сопровождении Санька и Аркадия подрулил ко входу в кафе. Втроем подошли к двери, и здесь их остановили двое накачанных парней.

– Закрыто, – сообщил один из них. – Спецобслуживание.

– Мы к Ходе, – сказал Кузьма.

– Он назначал?

– Скажи, что Кузьма хочет с ним побазарить.

Парень не без тупости прикинул, надо идти или нет к Ходе, и все-таки кивнул.

– Спрошу. – И удалился.

Оставшийся охранник встал посередине входа, демонстрируя таким образом свое намерение не пускать Сергея, и они некоторое время в упор смотрели друг на друга.

Вернулся первый охранник, кивнул:

– Иди. Но один.

– Один? – Сергей оглянулся на напрягшегося Санька, кивнул. – Ладно, один, – и вошел в кафе.

Братвы тут было немерено – от могучих качков до довольно изящных парней. Кое-где за столиками сидели девицы – видно, подруги некоторых братков.

Хода сидел в углу кафе, и по тому, с каким вниманием он смотрел на вошедшего, было понятно, что встреча ему и неожиданна, и интересна.

Сергей быстро сориентировался, прямиком направился к лидеру группировки, будто знал его тысячу лет.

– Привет, братан, – протянул руку.

Хода никак не среагировал на дружелюбный жест, даже не шелохнулся, насмешливо смотрел на гостя. Показал на свободный стул.

Кузьма садиться не стал.

– Есть базар, – сказал.

– Вот и побазарим.

– С глазу на глаз.

Хода хохотнул:

– А мне от братвы нечего скрывать! Тут все свои, – посмотрел на сидящих за столом, подмигнул. – Или я гнуловку давлю?

Братва заворочалась, заурчала. Хода снова кивнул на стул:

– Садись на толчок, самое место для тебя… – налил себе крепкого, чифирного чая, сделал глоток. – Так ты и есть тот самый Кузьма?

Сергей молчал.

– А где ж твои отморозки? Ходят слухи, что они тобой чуть ли не из дурдома набраны?

– Не по делу базаришь, Хода, – заметил Кузьма.

– Иди ты! – деланно удивился тот. – Давай базарь по делу, я с утра уши вымыл.

– Ты, Хода, со своей братвой сидишь на большом куске пирога. Надо бы поделиться.

В мгновенно повисшей тишине негромкий голос Ходы прозвучал как шлепок по физиономии:

– С кем?

– С моей братвой, к примеру.

– Шутишь, брат, или гонишь предъяву на полном серьезе?

– Сюда ради шуток не ходят.

Хода засмеялся.

– Вот это верно. Даже удивляюсь, каким ветром тебя сюда задуло! А вдруг как в той сказке получится: всех впускать, никого не выпускать?

– Арсен, думаю, протянул бы нам руку братства. Мы же хотим быть в общем деле.

Хода поднялся, приблизил свое лицо почти вплотную к Кузьме.

– Не трогай Арсена, сука! Это вы его завалили! Вы, долбаные отморозки! И мы будем добивать вас за каждым углом! Запомни это, Кузьма! А тебе свинчатку вложим в лобешник в первую очередь!

Сергей поднялся.

– Ты бы еще прикинул мозгами, Хода, а я через пару деньков загляну.

– Если доживешь, крыса! Считай, счетчик включен.

– Посмотрим, – усмехнулся Кузьма и двинулся к выходу.

На его пути выросло сразу несколько амбалов. Парни выжидательно посмотрели на Ходу. Тот помолчал, взвешивая ситуацию, потом взмахнул:

– Сегодня пусть еще живет.

Сергей прошел сквозь столпившуюся братву, толкнул дверь и оказался на улице.

Было совсем уже темно, за освещенным двором поблескивали подфарниками машины.

Санек мгновенно встал рядом с Кузьмой, и они молча зашагали к своему «жигулю». Оглянулись. На входе в кафе стояла целая группа чужой братвы, о чем-то переговаривалась, смотрела им вслед.

Сергей сел за руль, Санек рухнул рядом, перекрестился:

– Ну, Господи, помоги.

Они сильно, с визгом шин, рванули с места, и в этот момент с двух сторон – навстречу друг другу – с ярко включенными фарами выскочили два других «жигуленка», из окошек с опущенными стеклами высунулось по четыре ствола, и они открыли невероятной силы и частоты огненный ураган.

Братва на входе бросилась врассыпную, но пули тут же скосили ее. Пацаны вылетели из «Жигулей», подбежали к кафе и от живота стали расстреливать всех собравшихся внутри.

Люди кричали, пытались спастись от расстрела в упор, не успевали даже достать оружие.

Затем пацаны из группировки Кузьмы бросили «калаши», отступили к своим машинам и на сумасшедшей скорости понеслись в темноту улиц.


Раннее утро, еще темно. Хотя воздух уже дрогнул от надвигающегося дня.

Во двор, где жил Саныч, въехал темный «Москвич», из него вышли два мужика, направились к подъезду. Набрали код, сели в лифт, поднялись на соответствующий этаж.

Нажали на кнопку в дверь Саныча.

– Кто-о? – раздался певучий голос из-за двери.

– От хозяина, – ответил один из мужчин.

Дверь открылась, на пороге появился радушный Саныч. Передний мужчина тут же достал из кармана пистолет с глушителем, в упор выстрелил в голову Саныча.

Убитый повалился кулем. Мужчина сделал еще один – контрольный – выстрел, после чего оба вошли в квартиру. Взяли за ноги бездыханное тело и, захлопнув дверь, отволокли его в полумрак жилья.


В приемной Часовщика находились сразу две секретарши и два дюжих охранника. Сергей сидел на гостевом диванчике, не спеша листал свежие газеты.

Негромко звякнул звонок на столе одной из секретарш, и та скрылась за красивой дверью хозяина. Быстро вернулась, сказала Кузьме:

– Пройдите.

Тот отложил газеты, одернул пиджак, вошел в кабинет.

Кабинет был по-настоящему роскошным. Дорогая с позолотой мебель, изысканные и, по всей видимости, дорогие картины на стенах, масса всяких побрякушек, подаренных хозяину по тому или иному случаю.

Странным образом Часовщик вышел навстречу Сергею, приветливо протянул руку.

– Чай? Кофе?

– Чай.

Они уселись за небольшой переговорный столик, Часовщик, не убирая с лица улыбки, мило поинтересовался:

– Как все-таки жизнь, Кузьма?

Тот тоже улыбнулся.

– Все-таки нормально.

– Есть проблемы?

– Есть.

– Можешь назвать?

– Без проблем. Деньги. Нечем платить людям.

– Хорошо, – беря принесенный секретаршей чай, кивнул Часовщик. – Я верну тебе долг.

Кузьма не смог скрыть удивления.

– Это шутка?

– Ты принимаешь меня за шутника?

– Спасибо. – Сергей тоже отхлебнул чай.

– Слышал, убили Ходу?

– Кого? – не понял Кузьма.

– Ходу. Лидера центральных.

– Да, слышал по телику.

– По-моему, ты перед налетом был у него?

Сергей откинулся на спинку кресла, посмотрел прямо в глаза хозяину.

– Вы хотите поговорить со мной о Ходе?

– О тебе. Три дня тому ты был в казино. Зачем?

– Если я скажу, что ужинал с девушкой, вы все равно не поверите.

– Возле штаба Ходы нашли восемь выброшенных твоей братвой стволов. Где ты взял?

– Купил.

– У Саныча?

Сергей, не опуская глаз и продолжая смотреть в упор на Часовщика, улыбнулся.

– Думаю, вы все знаете.

На скулах хозяина задвигались желваки злости. Он встал, прошелся по кабинету.

– Это оружие мое. И никто, кроме меня, не имеет права распоряжаться им… Сколько ты дал Кипе?

Кузьма молчал.

– Сколько ты дал этой падле?! – Часовщик перешел на крик, лицо его покрылось капельками пота.

Сергей продолжал молчать.

Часовщик склонился к нему.

– Я спрашиваю тебя! Я! Ты вообще можешь не выйти отсюда!

Кузьма тоже встал, вид у него был решительный.

– Если бы я не презирал этого козла, фиг вы бы от меня услышали!.. Шесть! Сначала – штуку. Потом – пять.

Хозяин отошел него, прошелся по комнате, снова сел за столик, кивнул гостю, чтобы тоже присаживался.

– Он неплохой мужик, но… игрок! А любой игрок – конченая тварь. Может заложить, кинуть подлянку, завалить. Сам не завалит, но найдет исполнителя, – Часовщик посмотрел на Сергея и произнес шепотом: – Я не верю ему больше. Не верю. Поэтому, считай, его больше нет. Не только у меня, вообще нет. Как человека! Ты понял меня?

– Почему я должен это делать?

– Потому что займешь его место. Ты… займешь… его… место… – подчеркивая каждое слово, произнес хозяин. – И будешь служить мне. Верно будешь служить!

Сергей помолчал, оценивая сказанное, негромко побарабанил пальцами по инкрустированному столу.

– Не готов ответить.

– Нет уж… – прошипел Часовщик. – Здесь так не бывает. Если я сказал, значит, готов. Теперь ты – мой заложник. Любая информация против меня – твоя информация. Так я буду считать!

– Еще чаю, – попросил Сергей.

Хозяин нажал кнопку звонка, и через пару секунд перед Кузьмой стояла чашка с чаем. Сергей сделал несколько глотков и вдруг засмеялся.

– Черт возьми, трудный вы человек.

Часовщик польщенно улыбнулся.

– Легкими бывают только мощи. А я еще такой чести не удосужился… – подошел к шкафу с массой разных бутылок, спросил: – Выпьешь?

– Не пью.

– Я, кстати, тоже… – И вдруг с подозрением посмотрел на подчиненного. – А почему не пьешь? В завязке?!

Кузьма решительно подошел к шкафу, сам взял бутылку дорогого коньяка, налил в фужер, в один взмах головы опорожнил его.

– Не пью, потому что не люблю. Теперь вопросов нет?

– Вопросов нет.

– Когда надо провести разговор с Кипой?

– Чем быстрее, тем лучше.


Утром, когда в ванной своей квартиры Сергей принимал душ, запищал пейджер. Кузьма наспех вытерся, прошлепал мокрыми ногами к столу, прочитал сообщение: ЧЕРЕЗ ЧАС, В ДЕСЯТЬ ТРИДЦАТЬ, ЖДУ НА ПУШКИНСКОЙ ВОЗЛЕ «МАКДОНАЛДСА». ЕСТЬ ЗАДАНИЕ ОТ ХОЗЯИНА. КИПА.

Кузьма пробежал глазами другие сообщения, выделил из них следующее: УЖЕ НА МЕСТЕ. ЖДЕМ С НЕТЕРПЕНИЕМ ПРИБЫТИЯ ВАЖНОГО ГОСТЯ. ВСЕ СНАРЯЖЕНИЕ ПРИ НАС. ВАДИМ.

…Возле «Макдоналдса» Кузьма притормозил ровно в назначенное время. Джип Кипы уже стоял здесь, сам Кипа расхаживал в нервном состоянии вдоль металлического парапета, курил. Увидел Кузьму, помахал рукой.

Встретились, пожали друг другу руки.

– Что-то срочное? – спросил Сергей.

– Нужно гнать на стрелку.

– С кем? Почему в такую рань?

– А хрен их знает. Часовщик с утра поднял такую вонь, что тут уже не до вопросов.

– Кто назначил стрелку?

– Говорит, «чехи».

– Кто?

– Ну, эти… кавказцы. Чечены!

– Почему без охраны?

– Шеф не велел. Говорит, там все будет спокойно.

– С кавказцами – спокойно? – недоверчиво хмыкнул Сергей.

– Так сказал хозяин. А спорить с ним все равно что ссать против ветра… – Кипа снова закурил, затем резко выбросил сигарету на асфальт. – И вообще, что-то мне не нравится. Не могу понять что, но не нравится!

– Едем на двух машинах?

Кипа засмеялся.

– Ты ж не угонишься на своей железке. Давай на моей.

– Место знаешь?

– Тридцать шестой километр по Ново-Рижскому шоссе.


Они мчались по Москве. После Ленинградского проспекта выскочили на Волоколамку, оттуда, нырнув под кольцевую, направились в сторону Красногорска. И лишь затем оказались на широкой и свободной трассе Ново-Рижского шоссе.

Кипа, как все владельцы джипов, вел машину нахально и уверенно. Временами казалось, что он в любой миг может столкнуться с встречными легковушками, но чудом ему удавалось все-таки вернуться на свою полосу, и он мчался дальше, гонимый предчувствием.

– Как с долгом, Кипа? – поинтересовался Сергей.

– С каким? – удивленно посмотрел на него тот.

– Пять штук я дал тебе за стволы, а штуку ты взял в долг. Когда вернешь?

– Какую штуку? С катушек двинулся, что ли? – возмутился Кипа. – Я и так волыны продал тебе задешево. Поэтому все шесть штук считай входят в эту стоимость!

– Не согласен.

– Не согласен – ступай к прокурору.

Ближе к тридцать шестому километру Кипа слегка сбавил скорость и стал присматриваться, куда же свернуть. Он держал листок, на котором было все записано, водил по нему пальцем, беззвучно матерился.

И вдруг они увидели то, что искали.

На небольшой полянке, чуточку в сторонке от узкой дороги, стояло два «жигуля», а возле них кучковались человек шесть пацанов.

– Елки со снегом! – выругался Кипа. – По-моему, это ж твои пацаны! А где «чехи»?

– Наверно, еще не подъехали.

– А я пер как ненормальный.

Кипа резко затормозил, первым выбрался из джипа и, широко улыбаясь, направился к братве.

– Так вы тоже здесь?! А черножопые еще не приехали?

И в этот момент трое из стоявших парней выдернули из под плащей по стволу и в упор принялись дербанить его в клочья.


Кабинет, который занимал раньше Кипа, был большой и какой-то бестолковый. Мебель здесь была грубая, тяжелая, неудобная.

Сейчас рабочие выносили ее, ставя в свободные углы легкие и модные полки, столы, стулья.

Сергей стоял в сторонке, наблюдал за происходящим, и тут заметил, как в кабинет вошли сразу три охранника, затем собственной персоной возник Часовщик.

Кузьма пробрался к нему, пожал руку. Тот с особым значением стиснул ему локоть, поинтересовался:

– Все нормально?

– Путем.

– Завтра похороны нашего несчастного друга.

– Мне быть?

– Непременно… – Часовщик оглядел комнату, ввозимую сюда мебель, нарочито громко произнес: – Мы должны… обязаны отомстить за погибшего товарища… – как-то по-особому внимательно посмотрел на Сергея. – Значит, охрана у тебя будет своя?

Тот кивнул.

– Ты хорошо подумал?

– Они проверенные пацаны.

– Ну ладно. Тебе виднее… – Часовщик дернулся было уходить, но вдруг что-то вспомнил. – Найди время… сегодня-завтра загляни в «Мандарин». Что-то мы совсем потеряли из виду Пантелеева. Кипа, правда, навещал его регулярно, но в основном для оплаты собственных долгов.

– Он нам платит?

– Гроши. А доходы там приличные… Надо понять, кто его отсасывает.

Развернулся и быстрой, чуть ли не стремительной походкой удалился из кабинета.

Раздался телефонный звонок, Кузьма пробрался к аппаратам, не сразу определил, какой из них звонит, снял трубку:

– Слушаю.

– Кузьма? – спросил мужской голос.

– Кузьмичев, – поправил его Сергей.

– Запомни, Кузьма, за Кипу ты понесешь такое наказание, что мало не покажется. Ни тебе, ни твоим отморозкам.

Сергей положил трубку и долго смотрел на аппарат, будто силился вникнуть в смысл сказанного.


Он вышел из светло-зеленого особняка, в котором располагался офис Часовщика, направился к черному «мерсу». С трех сторон его окружала охрана – его пацаны: Аркадий, Санек и Колян.

– Кузьма! – окликнул его кто-то.

Первыми среагировала охрана, затем уже сам Кузьма.

За оградой стояло пятеро братков, издали подавали знаки.

Сергей прямиком направился к ним.

– Здорово, брат, – протянул ему руку самый старший по возрасту.

Охрана встала так, чтобы исключить возможность удара или выстрела.

Кузьма подал руку.

– Не узнаешь? – спросил браток.

– Нет.

– Из центральных. Ты приходил в кафе к Ходе.

– Какие вопросы? – нахмурился Сергей.

– Есть базар.

– Говори.

– Не здесь. Забивай стрелку.

– О чем будем базарить?

– О деле. Мы остались пустыми. Арсена нет, Ходу тоже, как ты знаешь, на днях пришили. Не сегодня-завтра мы ляжем под каких-нибудь отморозков. А коммерция у нас серьезная… Хотим под тебя, Кузьма.

Сергей искренне удивился, подумал, кивнул:

– Забито. Сегодня в двадцать ноль-ноль все в том же кафе.

«Мерс» Кузьмы отошел от стоянки, вывернул на улицу и направился в сторону Тверского бульвара.

За рулем «мерса» сидел важный и значительный Аркадий, рядом с ним расположился Санек, а на заднем сиденье – справа от Кузьмы – Колян.

– Не глянулись мне что-то эти братки, – заметил Колян.

– Мне тоже, – поддакнул Санек. – Тебе, Кузьма, ходить на стрелку с ними нельзя.

Сергей молчал.

– Этот… который говорил… даже не назвал себя, – продолжал развивать мысль Санек. – Кто такой, кого представляет? Элементарно может быть засада.

Неожиданно лицо Сергея сделалось жестким, если не злым.

– Во-первых, кто сказал, что я собираюсь ехать туда? Поедешь ты, Санек, либо Вадим! Причем с братвой! Раз! И второе – нас хозяин выделил из общего стада холуев, которые обсасывают, обдирают его! И если уж судьба приподнесла нам такой подарок, надо оправдать доверие. Надо работать на этого человека. Надо расширять его империю, в том числе и за счет таких отморозков, какие приходили к нам сегодня!

Парни притихли, удивленные непривычной интонацией Кузьмы, незаметно переглянулись.

– Куда едем? – спросил Аркадий.

– В «Мандарин».


Как и положено, первыми из машины вышли охранники, затем покинул автомобиль Кузьма. Он задержался, жестом велел Аркадию подойти.

Распорядился негромко:

– Пока мы будем там, проверь хорошенько салон на подслушивающие жучки.

Проходя по пустому в дневное время фойе, Сергей обратил внимание на охранников в самых ключевых местах – все они были кавказцами. Гостей они пропускали безмолвно, однако внимательно рассматривали входящих. Видимо, была дана команда пропустить Сергея с охраной без всяких формальностей и досмотров.

Пантелеев встретил Кузьму радушно, лично вышел в приемную, ввел в кабинет.

– Что будем пить? – поинтересовался.

– Воду.

– А покрепче?

– А вы?

– Стараюсь не пить.

– Аналогично… – Сергей насмешливо посмотрел на ресторатора. – Что-то мы стали совсем редко встречаться?

Тот засмеялся.

– Знаете, я тоже об этом подумал.

– Есть какие-нибудь проблемы?

– Проблема одна – не хватает денег. Да вот еще вашего друга… Кипу… подстрелили, несчастного.

– Он сильно вам задолжал?

Пантелеев рассмеялся:

– Как изысканно вы выражаетесь: «задолжал».

Сергей хмыкнул.

– А по-вашему, я должен по фене ботать?

– Не по-моему. Это ведь принято в ваших кругах… – хозяин насмешливо посмотрел на гостя. – Или вы, заняв серьезную ступень в иерархии, сразу стали косить под хозяина. Он ведь у вас господин с прекрасным образованием.

На скулах Кузьмы заиграли желваки.

– Начнем с того, что я ни под кого не кошу. А потом я пришел к вам вовсе не для воспитательной беседы. Я пришел, как бизнесмен к бизнесмену.

– Простите, я не хотел вас обидеть.

– Я вас тоже… Так сколько задолжал вам Кипа?

– Не так много, чтобы об этом сейчас вести речь.

Кузьма встал, прошелся по кабинету, демонстрируя таким образом полную независимость.

– Значит, поведем речь о другом… Почему вы так мало отчисляете нашей структуре?

Пантелеев с нескрываемой иронией смотрел на него.

– А вы не догадываетесь, Кузьма?

– Кузьма я для близких людей. Для вас – Сергей Андреевич!

– Извините, Сергей Андреевич.

– А потом я пришел сюда не догадываться, а задавать вопросы! – Сергей не скрывал своего раздражения.

– Сергей Андреевич, – Пантелеев тоже встал, – вы не заметили, когда проходили ко мне, что большинство секьюрити здесь лица, как выражаются, «кавказской национальности»?

– «Крыша»? – спросил Кузьма.

– Нет, – съязвил хозяин ресторана, – родственники! После того, как убрали Арсена, чечены отодвинули центральных и прочно заняли здесь ключевые позиции.

– Прочно?

– Вам виднее. Но на данный момент – они моя «крыша». Причем довольно надежная.

Кузьма посмотрел на наручные часы.

– Сегодня у нас девятое… С двадцатого будете платить нам, и только нам.

– Нет, – покачал головой Пантелеев, – я буду платить тому, кто защищает меня и мое дело. Будете это вы, буду работать с вами. Пока же у меня есть партнеры, и я не хочу рисковать собственной жизнью.

– Группировка Бесика?

– Вам лучше знать, – уклончиво ответил хозяин кабинета. – Решите вопрос с ними, а я для разговора открыт.

Они обменялись рукопожатием. Перед тем, как выйти из кабинета, Сергей посоветовал:

– Вы все-таки берегите жизнь.

– Угроза? – натянуто усмехнулся Пантелеев.

– Совет.

– Надеюсь, вы поможете в защите моей жизни?

– Постараемся.

Кузьма покинул кабинет.

Пантелеев остался один, постоял какое-то время в оцепенении, затем вдруг сгреб со стола какую-то вазу и с силой запустил ею в стену.


«Жигули», в которых сидел Вадим и еще два бойца, на приличной скорости шли по проспекту Мира. Неожиданно в хвост пристроилась патрульная машина ГАИ.

– Похоже, за нами, – предположил Вадим, глядя на ментовскую «Волгу».

– Пока что непонятно, – возразил Паша, сидевший за рулем. – Иду ровно, не нарушаю.

– А им без разницы. Смотри, пошел на обгон. Сейчас тормознут!

И точно. Гаишники резко прибавили скорость, поравнялись с «жигулем». На пацанов смотрело массивное и бесстрастное лицо инспектора. Вдруг он выставил из окна полосатую палку, помахал ею перед самыми «Жигулями».

– ВАЗ 376 КЛ, примите вправо и остановитесь! Повторяю, ВАЗ 376 КЛ, примите вправо и остановитесь!

– Неужели центральные подставили? – сплюнул Паша.

– Все может быть… Стволы в колонках? – спросил Вадим.

– А где еще им быть? Все нормально.

Паша принял вправо, достал из бардачка документы, вышел из машины. К нему неторопливой походкой направлялись сразу два инспектора.

Первый, старший по званию, козырнул, полистал права, поизучал техпаспорт. Распорядился:

– Всем выйти из машины.

Вадим и двое пацанов послушно покинули салон и тут же получили второе распоряжение:

– К машине! Руки на капот!

Все четверо распластались на капоте с разных сторон, милиционеры по очереди ощупали каждого – с ног до головы, старший распорядился:

– Откройте багажник.

Павел беспрекословно выполнил приказ.

Один из инспекторов стал обыскивать салон, второй принялся заглядывать во все закоулки багажника.

Парни продолжали стоять с руками на капоте, наблюдали за обыском машины.

Тот, который обыскивал салон, добрался до радиоколонок, стал теребить их, пытаться снять. Затем, видимо, это ему надоело, он позаглядывал под половички, за спинку заднего сиденья, подошел к тому, который возился с багажником, что-то сказал на ухо. Тот кивнул, захлопнул крышку багажника, оба подошли к парням.

– Документы при вас?

Парни по очереди достали из карманов паспорта, отдали стражам порядка. Те полистали их, повертели в руках регистрационные свидетельства.

– Чем занимаетесь в Москве?

– Кто чем… – пожал плечами Вадим. – Я, например, приехал к родственникам.

– Зачем?

– В гости.

– А эти? – кивнул мент на пацанов. – Тоже к родственникам?

– Просто поглядеть столицу, – улыбнулся Вадим. – Все-таки столица нашей родины.

– Ладно тебе, патриот… Езжайте, только не гоняйте сильно. Машина хоть и старенькая, но выжать из нее еще можно достаточно…

Перед тем как вернуть документы, инспектор посмотрел на доверенность на управление машиной.

– Доверенность кто давал?

– Родственники… По материнской линии.

Мент засмеялся.

– Так я тебе и поверил… Ладно, по материнской так по материнской. Езжай.

Вадим посмотрел на номерную бляху инспектора, вслух прочитал:

– Шестьсот семьдесят один.

– Тебе зачем это? – недовольно спросил инспектор.

– Для интереса.

– Для интереса лучше сними телку и почитай ей на ночь стишки.

Парни погрузились в «Жигули», гаишники вернулись к себе.

Старший из них взял телефон, набрал номер.

– Вроде чистые. Тем не менее будьте осторожны.

– Что-то мне не по себе от этого, – сказал Паша.

– Не гони настроение, – одернул его Вадим.

– Да я просто так… Просто предчувствие. – Паша включил передачу, громко и бодро выкрикнул. – Ладно, братва, вперед! Собака не съест, свинья не забодает!


К кафе они подъехали с опозданием – было уже почти половина девятого. Стекла заведения были уже восстановлены, никаких следов недавнего расстрела видно не было. Горел свет, громко играла стильная музыка.

Федя, сидевший сзади, достал из кармана пистолет, протянул его Вадиму. Тот сунул его в карман куртки. Распорядился:

– Федя со мной, вы следите. Движок не выключайте. Если что, либо на подмогу, либо даете деру. Все от ситуации.

Из «Жигулей» было видно, как Вадим и Федя подошли ко входу в кафе, как их пропустили охранники, и некоторое время все было тихо и спокойно.

Затем вдруг внутри кафе ярко вспыхнуло что-то, и тут же раздался треск выстрелов.

Паша рванулся из машины, но его тут же перехватил второй пацан – Валера.

– Не дергайся, завалят!

В кафе продолжались выстрелы, затем дверь широко распахнулась и из нее вывалился Вадим. Его тут же прошило еще несколько очередей, и он рухнул на ступеньки.

– Рвем отсюда! – завопил Валера. – Рвем!

Паша круто вывернул руль, зацепил бампером бегущего к ним парня, дал на визге шин задний ход и понесся в переулок.

Им вслед стреляли.

– Суки! Крысы! – орал Валера. – Падлы!

Вдруг он несильно дернулся и сник. Голова его медленно сползла по спинке сиденья.

– Валерка! – закричал как резаный Паша. – Ты чего, Валерка? Убили, что ли?

Валерка не отвечал, а «Жигули», управляемые Пашей, неслись дальше, не обращая внимания ни на встречные машины, ни на светофоры.


Вагон-холодильник, в котором отправляли на родину убитых парней, был уже опечатан. Возле него стояли все пацаны, здесь же находился и Кузьма. Его «мерс» маячил неподалеку, охрана – Санек, Аркадий и Колян – толкались среди своих, обменивались беззвучными фразами.

Сергей отвел Пашу в сторону, негромко спросил:

– Теперь я спрошу, ты ответишь. Как могло такое случиться?

– Элементарная подстава.

– Кто подставил?

Паша прикинул.

– Там была такая странная фишка. Нас остановили менты, прошмонали. Как раз тогда, когда мы ехали на эту долбаную стрелку. Мне кажется, хотели нас замести в ментуру, будь мы с волынами. Либо убеждались, что мы неопасные.

– Ладно, с этими суками разберемся. А менты… они ж оказались хуже этих крыс! Ты их запомнил?

– Менты как менты. Кажется, я запомнил личный знак одного из них. Вадик сильно почему-то заинтересовался номером.

Кузьма напрягся.

– Точно запомнил?

– Я вот его даже после стрельбы на бумажку записал. – Паша покопался в кармане, вытащил клочок. – Вот…

Сергей взял его, спрятал в бумажник.

Состав дернулся, и вагон с погибшими пацанами медленно поплыл вдоль перрона.

Оставшиеся стояли молча, понурив головы. Многие из них плакали, не в состоянии поверить в случившееся.

Кузьма поднял кулак, сильно сжал его, словно грозя кому-то невидимому, и быстро направился к «мерсу». Охрана заспешила следом за ним.


«Восьмерка» уже давно маниакально ходила следом за этой патрульной машиной. Останавливалась на приличном расстоянии, чтобы не засветиться, когда инспекторы останавливали того или иного водителя, и снова следовала дальше.

В «восьмерке» сидели Паша и Костя. Внимательно отслеживали ситуацию.

– Один из них он. Точно он. Этот, здоровый… Его номерной знак запомнил Вадик! И как таких в ментуре держат? Они же хуже бандюков! – бормотал Паша. – Собирают денежки, падлы.

К вечеру они подрулили – следом за отработавшей смену милицейской машиной – к базовому отделению.

Косте и Паше было видно, как из «Волги» вышли оба инспектора и скрылись в помещении отделения.

Часы показывали уже почти девять вечера.

Через час из отделения вышел тот самый инспектор, что-то крикнул одному из своих коллег, направился во двор, где стояли припаркованные личные машины.

У инспектора была неслабая «ауди».

Он уселся за руль, легко и сразу завел ее, вырулил на проезжую часть и помчался к проспекту.

Пацаны не отставали.

По дороге домой милиционер остановился возле хорошего продуктового магазина, вышел оттуда с тяжелой сумкой, в которой виднелись бутылки и еще какие-то товары, снова рухнул в «ауди» и поплыл дальше.

Жил инспектор в большом многоэтажном доме в новом микрорайоне. Было уже почти под полночь, его машина заехала во двор, и он стал выгружать из багажника покупки и еще какие-то сумки.

Машина пацанов замерла в другом конце двора. Здесь было почти пусто, только в беседке тусовалась под музыку местная молодежь.

Костя навинтил на ствол пистолета глушитель, насадил сверху прибор ночного видения, для прикидки повел им по двору.

Все было видно, почти как днем, разве что цвет был синий, непривычный.

Паша, замерев, наблюдал за другом, ждал.

Костя навел прицел на милиционера, ждал удобного случая. Как и бывает в таких случаях, к инспектору подошла какая-то женщина, выгуливающая собаку, стала о чем-то разговаривать. Милиционер смеялся, настроение у него было отличное.

Наконец дама ушла, а инспектор направился к подъезду.

Костя затих, и спустя пару секунд раздался слабый щелчок.

Инспектор как-то совсем непонятно взмахнул руками, покупки рухнули на землю, он удивленно оглянулся в темноту двора, словно определяя, кто же его сразил, и тут же рухнул на ступеньки подъезда.

– Поехали, – совсем тихо и как-то по-будничному произнес Костя. – Сильно не гони, просто едем, и все.

Они тронулись со двора, было видно, как к мертвому милиционеру подбежала та самая собака, с которой прогуливалась дама, заскулила, завизжала и следом за ней отчаянно и испуганно заверещала ее хозяйка.

«Восьмерка» выкатилась со двора и, не превышая скорости, помчалась вдоль бесконечных домов-башен. Костя с безразличным видом снял с пистолета бинокль, спрятал его под сиденье, затем на полном ходу выбросил на асфальт сам пистолет с глушителем.


Спустя сутки снова состоялась встреча Сергея с Николаем. Они сидели в каком-то кабинете с традиционно неинтересным интерьером. Кузьмичев явно был не в духе, нервничал.

– Я был вынужден вчера дать согласие на отстрел милиционера, – сообщил он.

Николай удивленно поднял на него глаза:

– То есть?

– Убили. Милиционера. Вчера, – раздельно произнес Сергей. – Убили мои ребята.

– Я знаю, что убили милиционера, – кивнул собеседник, – но я не знал, что это ваша работа.

– Он был связан с Центральной группировкой. И когда мои парни поехали на стрелку, заложил их.

Николай подумал, пожал плечами.

– Приятного, конечно, мало. Но и у нас достаточно мусора.

Сергей встал, сжал кулаки.

– Я не нахожу места! Понимаете? Я фактически одобрил убийство человека в погонах!

– Что я должен сделать? – Николай смотрел на него с усмешкой.

– Не знаю. Но, боюсь, кровь все чаще и чаще станет появляться на моих руках. Меня это не устраивает!

– Вы думаете, у вас есть обратная дорога?

– Не знаю.

– Я думаю, что нет. Уж слишком быстро и высоко забросила вас судьба.

Сергей посмотрел на собеседника и даже как-то удивился сказанному.

– Да, – повторил, – быстро и высоко… – Вдруг вспомнил что-то. – Я видел здесь мою дочь и жену. Это возможно или мне показалось?

– Да, – кивнул Николай, – они были здесь.

– Кто их пригласил?

– Фонд, который их опекает. Но ваша встреча не могла случиться, мы хорошо контролируем ситуацию… Вы, кстати, были с весьма красивой девушкой.

Сергей пропустил мимо ушей реплику, сел на место.

– Зачем я нужен Часовщику?

– Во-первых, чтобы конролировать вас. Вы стали достаточно серьезной силой… Во-вторых, чтобы было легче убрать при необходимости. Так же, как, скажем, вы убрали Кипу. И в-третьих, с вашей помощью, как мы просчитываем, он намерен внедриться в тайную империю Грязнова. Вот три основные причины.

– Как мне работать с Грязновым?

– Никак. По нашим прогнозам, он в скором времени станет одной из самых влиятельных теневых фигур страны. Он уже обеспечил себе серьезные связи в правительстве. Думаем, еще больший вес он сумеет приобрести в окружении президента.

– Вы все просчитываете и не способны остановить его? Помешать? – не без возмущения произнес Сергей.

– Увы, – развел руками Николай. – Мы многое знаем, но не все можем. Есть силы могущественнее нас… – Он подошел к окну, какое-то время наблюдал за чем-то внизу. – Поэтому пока что будем разрабатывать операцию под названием «Часовщик». А она может дать совершенно неожиданный результат. Вплоть до выхода на того же Грязнова.

Сергей неожиданно улыбнулся:

– А ведь у меня до сих пор нет московской прописки.

Николай пожал плечами:

– Это забота вашего нового шефа. Для него решить такой вопрос – даже смешно говорить… – Он подошел к Сергею совсем близко. – Вы должны понимать, что ваша жизнь теперь находится в постоянной опасности. Вас могут подстрелить как люди Часовщика, так и его враги. И мы не всегда сумеем вас подстраховать.

Сергей хмыкнул:

– Славное утешение… И что же мне делать?

– Банально, но быть предельно осторожным. И, кстати, вызовите десяток парней из того самого городка, куда вы ездили в командировку. Они будут служить вам верой и правдой. Хотя бы в память о погибших земляках.


На стрелку с чеченами группа Сергея отправилась в своем прежнем составе – Аркадий за рулем, спереди Санек, а на заднем сиденье, рядом с Кузьмой, Колян.

Ехали какое-то время молча.

– Зря волыны не прихватили, – заметил Санек, и было видно, что он прилично волнуется.

– Все нормально, – успокоил его Кузьма.

– А если начнут палить? – не унимался Санек. – Это же «чехи». Они без понятий!

– Не слышал? – раздраженно осадил его Сергей. – Все нормально.

Место для стрелки выбрано было весьма оригинально: в открытом кафе выставочного комплекса на набережной Москвы-реки.

– Сидишь в машине, – приказал Аркадию Кузьма. – Пальбы здесь точно не будет, место неподходящее… – Махнул Коляну и Саньку: – Со мной.

Кавказцев было четверо. Сидели они в сторонке от праздной публики, лениво потягивали сок, ждали, когда к ним подойдут приехавшие.

– Привет, – сказал Кузьма и сел на свободный стул.

Санек с Коляном примостились чуть поодаль.

Кавказцы молчали.

– У вас не принято здороваться? – деланно удивился Сергей.

– У нас не принято совать нос не в свои дела, – грубо ответил ему здоровый, с небольшой бородкой кавказец.

– Ты кто? – спросил у него Кузьма.

– А ты кто?

– Кузьма.

– А я – Бесик, если слышал когда-нибудь.

– Слышал.

– Вот послушай еще раз. – Бесик сверкнул глазами. – Туда, где работают мои люди, тебе лучше не соваться. Нос отгрызем сразу же. Да и не только нос.

– Тебе привет от моего шефа.

– А что мне его привет? Знаешь, куда я хочу его засунуть?

– Я могу передать это Часовщику?

– Да кому угодно! Хоть Часовщику, хоть Сапожнику! Я – Бесик, и я умею разговаривать так, как редко кто способен! Вот это точно передай своему Часовщику-Сапожнику.

Санек и Колян сидели в напряженных позах, не сводили глаз с чеченцев.

– Больше, значит, нам побазарить не о чем? – поинтересовался Кузьма.

– Базар закончен, – жестко ответил Бесик.

Чеченцы быстро и резко поднялись и так же стремительно направились к поджидающим их машинам.

Сергей посидел какое-то время за пустым столиком. Подмигнул охранникам, тоже встал, и они двинулись к «мерсу».

Тронулись, Аркадий осторожно спросил:

– Пусто-пусто?

– Наоборот, – повернулся к нему Сергей. – Вот теперь можно с ними работать. Злые, напористые, эмоциональные. А эти качества никак не помогают нормальному ведению дел. Так что будем работать, пацаны!


Сергей находился в «мерсе», вел машину в сторону Кутузовского проспекта, когда пронзительно зазвонил мобильник.

– Слушаю, – сказал Кузьма.

– Здравствуйте, дорогой, – послышался спокойный мужской голос. – Это так естественно – когда человека поднимает высоко вверх, он очень забывает тех, кто когда-то сделал ему доброе дело.

– Кто это? – не без раздражения спросил Сергей.

– О, – засмеялись в трубке, – у вас уже и интонации соответствующие появились. Ладно, не буду испытывать ваше терпение, представлюсь. Виктор Сергеевич, если такового помните.

– Здравствуйте, Виктор Сергеевич.

– Кузьма, есть повод встретиться. Во-первых, давно не виделись. Во-вторых, я познакомлю вас с интересным человеком.

– Назначайте.

– Семнадцать часов, фойе гостиницы «Москва». Устраивает?

– Вполне.

Ровно в назначенное время Сергей – без охраны – был в фойе гостиницы. К нему направились двое – сам Виктор Сергеевич, как выяснилось, он оказался невысоким, плотным, крепким. Рядом с ним шагал второй мужчина, высокий, в очках дорогой оправы, с портфелем из дорогой кожи.

Поздоровались, Виктор Сергеевич предложил:

– Если не возражаете, столик уже заказан, – и показал в сторону ресторана.

Столик находился в дальнем, деликатно освещенном углу зала, и расселись они так, что со стороны были видны только их спины.

– Юрий Иванович, – представил Виктор Сергеевич высокого.

Тот смешновато, крючкообразно поклонился.

– Кузьма, – улыбнулся Сергей.

– А если более серьезно? – тоже улыбнулся Виктор Сергеевич.

– Пока можно обойтись и Кузьмой. А перейдем к серьезным делам, представлюсь посерьезнее.

Подошел официант, поставил на стол немного закуски, воду, приборы. Пока он выполнял свои служебные обязанности, за столом молчали.

– Предлагаю следующее, – взял на себя роль ведущего Виктор Сергеевич, – чтобы не гадать, кто есть кто, представлю Юрия Ивановича в основных своих регалиях… Сотрудник Администрации Президента.

Кузьма от удивления чуть ли не присвистнул.

– Такие люди – и без охраны?

Юрий Иванович польщенно усмехнулся.

– Для нас естественно – без охраны. А вот вам я удивляюсь.

– У него охрана есть, просто мы ее не видим, – заметил Виктор Сергеевич.

Все трое дружно и с удовольствием засмеялись.

– К делу, да? – спросил Виктор Сергеевич. Он отпил из стакана воды, внимательно посмотрел на Кузьму. – Признаюсь, ваш карьерный взлет меня несколько озадачил. Что это – каприз судьбы? Или действительная оценка ваших способностей, на которые я не обратил внимания? Думаю, и то, и другое. Но не воспользоваться сложившейся ситуацией было бы непростительно. В этой связи я и пригласил на встречу уважаемого Юрия Ивановича.

Сказав такую длинную тираду, Виктор Сергеевич перевел взгляд на человека из Администрации Президента.

Тот выждал паузу, повертел в руках стакан.

– Нас крайне беспокоит и интересует фигура так называемого Часовщика.

– Чем? – спросил Кузьма.

– Тем, что слишком быстро набирает власть и богатство. А если учесть сложность его натуры, от него можно ожидать самых экстравагантных поступков… – Юрий Иванович внимательно посмотрел на Сергея. – Разъяснить? Любой капитал, даже самый серьезный, должен быть управляем государством. Придет время, когда по-настоящему богатых людей даже у нас будут называть олигархами. И олигархи должны работать на власть.

Помолчали, взвешивая услышанное, и Виктор Сергеевич положил ладонь на руку Сергея.

– Вам все понятно?

– В общих чертах. Но, думаю, вы обращаетесь не по адресу. Я привлечен хозяином всего лишь в качестве чистильщика.

– Пока – да, – согласился чиновник. – Пока как чистильщик. Но вы настолько стремительно делаете карьеру, что может случиться такое, что со временем вы станете Чистильщиком с большой буквы.

– А вы со временем завалите меня? Правильно? – засмеялся Сергей.

– Не знаю. Смотря как вы будете себя вести, – прямолинейно заявил Юрий Иванович. – Кстати, вы ведь уже познакомились с Грязновым?

– Случайно.

– Думаю, скоро он проявит к вам жесткий интерес. Грязнов таких людей, как вы, не любит отпускать. Он использует их, как говорится, до самой обертки.

Сергей по очереди посмотрел на своих собеседников, напрямую спросил:

– Так все-таки о чем речь, господа?

– Речь прежде всего о нашем сотрудничестве. А сотрудничество предполагает ряд акций, которые та или иная сторона обязана выполнять, – разъяснил Юрий Иванович.

– Что должна выполнить моя сторона?

– По большому счету жизнь и судьба Часовщика в ваших руках. Вывод делайте сами. Мы готовы помочь вам любыми средствами и ресурсами. Но реализующая сила все-таки вы, уважаемый… Кузьма.


К кафе, в котором расстреляли пацанов из команды Кузьмы, они подъехали вечером. Здесь ровным счетом с тех пор ничего не изменилось, разве что клиентов стало поменьше.

В кафе Сергей вошел один, оставив при входе Санька и Коляна. Прошагал почти в самый конец, остановился.

Группировка была в сборе, и при появлении Кузьмы все сразу стихли.

Он подошел к столику, за которым сидел тот самый братан, который когда-то назначал стрелку, сел на стул и стал внимательно и молча рассматривать лица сидящих.

Вынул из-за пояса пистолет, положил его на стол.

– Пальбы не будет, – сказал.

Парни молчали.

– Вы завалили лучших моих парней, – сообщил Кузьма. – И, по идее, мы должны завалить ваших. Но делать этого не будем.

Присутствующие по-прежнему не отвечали, не понимая, с чем же явился к ним неожиданный гость.

– Под кем вы сейчас? – обратился он к старшему.

– Пока ни под кем, – ответил тот. – Приезжал пару раз Гиря, и Бесик раза три подкатывал.

– К кому склоняетесь?

– К Гире.

– Почему?

– Русский все-таки… А Бесик – беспредельщик.

– Кто организовал отстрел моих пацанов? Чья затея?

– Бесика.

Сергей взял бутылку с кока-колой, налил себе, с удовольствием выпил.

– Значит, так, – негромко, зато твердо произнес он, – будете со мной. То есть с Часовщиком. Это факт, и базарить по этому вопросу бесполезно.

– Бесик грозился завтра к полуночи прикатить, – сказал старший.

– Как прикатит, так и укатит. Скажете, что мы теперь вместе делаем бизнес, а все остальное я беру на себя. Вопросы будут?

– На тебя гонят серьезную предъяву люберецкие, – сказал один из сидевших.

– Это мои проблемы. По нашим делам вопросы есть?

Присутствующие молчали.

– Раз вопросов нет, будем считать, что дело решено. – Кузьма громко позвал: – Санек!

Санек быстро вошел.

– Все проблемы через него. Через Санька!

Санек выступил вперед, улыбнулся:

– Именно так, братки!


Сидя у себя в кабинете, обставленном новой мебелью, Сергей набрал номер телефона и услышал автоответчик. «Спасибо, что позвонили, но меня сейчас нет дома. Если не сложно, назовите себя и ваш номер, и я по возможности перезвоню вам. Спасибо».

– Здравствуйте, – произнес в трубку Кузьма. – Это Сергей, или в простонародье Кузьма. Буду рад, если вы по возможности перезвоните. Мой телефон…

Дверь без стука открылась, и в кабинет почти бестелесно вошел Часовщик. Молча сел в кресло напротив Сергея, стал смотреть на него внимательно, неотрывно.

– Здравствуйте, – сказал тот.

Часовщик молчал.

– Что-нибудь случилось? – переспросил Сергей.

– Случилось, – наконец произнес хозяин. – Я вас недооценивал… Вы не просто хороший работник. Вы – отличный работник!

Сергею стало слегка не по себе.

– Это ирония?

– А вы как считаете? – Вдруг Часовщик вскочил, завизжал по-поросячьи: – Вы как считаете?! Ваш визит в «Мандарин» вообще ничего не дал! Теперь Пантелеев перестал платить вовсе! Ваша братва попала в перестрелку, и Центральная группировка теперь будет сводить счеты со мной! Потому что вы у меня служите! Вот такой вы работник!

– Еще не поздно меня уволить, – сказал спокойно Сергей.

– Поздно!


Гиря действительно был похож на самую настоящую гирю: огромный, высокий, с узкими плечами и широченным задом. Увидев вошедшего в ресторан Кузьму, он поднялся, растопырил могучие лапы, двинулся навстречу.

– Кузьма?! Едрит твою об асфальт! – Облапил его, как давнего знакомого, притиснул, затем отодвинул и стал разглядывать как бы со стороны. – Все – Кузьма, Кузьма, а какой он из себя, я даже не в понятии! – Оторвал от пола, заорал: – Здорово, Кузьма!

– Здорово, Гиря! – таким же дурашливым голосом прокричал Сергей, освободился от объятий. – А как ты признал, что я и есть Кузьма, если никогда не видел?

– Котелок у меня на плечах для чего? – постучал тот согнутым и крепким пальцем по виску. – Он не только лупает моргалами, но изредка даже варит кой-чего!

Они сели за стол, за котором уже сидели трое таких же могучих парней, Гиря представил каждого из них.

– Сизый – правая моя рука. Петруха – левая. А вот Ярик… – он громко захохотал, – средняя нога! То есть та, которая болтается, но без которой мужик не мужик!

– Странно… – заметил Сергей. – С виду вроде парень нормальный.

– Да шутка это, шутка! – успокоил его Гиря. – Они уже привыкли в моим шуткам. А я без шуток не могу! – И вдруг перешел к серьезному разговору: – С чем прикатил, Кузьма?

– Ты был у центральных?

– А тебе что за интерес? – Гиря сразу стал жестким. – Это мой выгон, я и буду на нем пасти своих лошадей.

– Лучше будет, если лошадей будем пасти вдвоем, – сказал Сергей.

– С чего это?

– Так сподручней.

– Уверен?

– Ты Бесика знаешь?

– Знаю, не знаю, какая разница? – Гиря стал явно нервничать. – Тебе какое дело?

– С Бесиком ты не договоришься. Со мной можешь.

– А если и с тобой не договорюсь?

– А я постараюсь… – Кузьма неотрывно смотрел прямо в глаза Гире.

– Ты вроде того, что как бы мне угрожаешь? Отморозков своих направишь? Так мои не хуже твоих!

– Не скажи, – улыбнулся Сергей, перевел взгляд в сторону, показал на Костю, сидящего в противоположном конце зала. Лицо Кости было бесстрастным. Но на пальцах он вертел пистолет, и делал это так легко и даже изящно, что не хотелось отводить от него глаз.

– Твой, что ли? – спросил Гиря, вытирая мгновенно выступивший пот на лице.

– Не знаю. Может, и мой… – пожал плечами Кузьма и попросил мягко, чуть ли не нежно: – Давай договариваться, Гиря?

– А твой шеф? Часовщик? Он же вмиг загребет все под себя.

– Не загребет. Он птица более высокого полета.

– Которую так и хочется подстрелить! – громко и даже с облегчением захохотал Гиря. Затем утих, снова кивнул на Костю: – Так твой, что ли?

– Прохожий… – засмеялся Кузьма.


Первая командировка | Крот. Сага о криминале. Том 1 | Операция «Чистильщик»