home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Кому это было нужно?

«В результате реформы 1861 года изменилось правовое отношение других сословий к возможности покупать и продавать землю. В наиболее привилегированном положении оказались потомственные дворяне. За ними сохранялось право приобретать все виды движимых и недвижимых имуществ. При этом помещичьи имения в полном составе, то есть с крестьянскими наделами и с правом на крестьянские повинности, могли быть “продаваемы и иным способом передаваемы только потомственным дворянам”. Лицам других сословий и состояний эти имения могли продаваться лишь при особых, трудновыполнимых условиях».

(С. Н. Никольский)

Итог освобождения был такой, что оторопь берет. Дело в том, что крестьянам, «вышедшим на выкуп», приходилось платить не только выкупные платежи, но и разные налоги.

«…Бывшие государственные крестьяне вносили налоги и подати в размере 92,75 % своего чистого дохода от хозяйствования на земле, так что в их распоряжении оставалось 7,25 % дохода. Например, в Новгородской губернии платежи по отношению к доходу с десятины составляли для бывших государственных крестьян ровно 100 %.

Бывшие помещичьи крестьяне платили из своего дохода с сельского хозяйства в среднем 198,25 % (в Новгородской губернии 180 %). Таким образом, они отдавали правительству не только весь свой доход с земли, но почти столько же из заработков за другие работы. При малых наделах крестьяне, выкупившие свои наделы, платили 275 % дохода, полученного с земли!»

(С. Кара – Мурза)

Закономерный вопрос: авторы реформы были идиотами? Ведь подобная политика просто-напросто вгоняла в гроб крестьянское хозяйство. Да нет, идиотами они не были. На то и был расчет. Напомним проблемы, стоявшие перед страной к 1861 году.

Требовались люди – для строительства железных дорог и работы на промышленных предприятиях. Я уже упоминал, что во многом отсутствие людей тормозило промышленное развитие России. Эта проблема была решена. Как за счет дворовых, так и за счет тех «вышедших на выкуп», кто махнул на всё рукой – получил паспорт[11] – и двинул на заработки. Причем вся эта возня с временно-обязанными имела смысл – как мы видели, помещики отпускали крестьян постепенно, – а значит, не все ринулись толпой.

История лучше всего понимается на примерах. В шестидесятые годы XIX века появилась новая социальная группа – так называемая «чугунка». Вообще-то так в народе называли железную дорогу. (Рельсы тогда делали не из стали, а из чугуна.) Но имелось дополнительное значение этого слова. «Чугункой» крестьяне называли рабочих, строителей железной дороги, массово появлявшихся там, где возводились магистрали. Слово соответствует сегодняшнему «гопники». В самом деле, железнодорожные строители были ребятами сильно пьющими, буйными, склонными к мелкой уголовщине. Эти ребята как раз и были теми, кто ушел из деревни. И уходил чаще всего навсегда. Ведь железные дороги в те времена строили только летом – то есть когда в деревне разгар работ. Да и зарабатывали они по сравнению с деревенскими немало. Тем более что у тех, кто не пропивал мозги, была перспектива – выучиться на десятников и прочий «сержантский состав». А главное – железные дороги-то они строили.

Вторая проблема – для модернизации страны требовалось эффективное сельское хозяйство. Ведь крестьянин должен работать «за себя и за того парня», который работает на заводе или строит «чугунку». К тому же зерно являлось главным предметом экспорта – как сейчас нефть.

Не нужно читать Адама Смита, чтобы понимать: крупное, рационально организованное хозяйство, использующее труд наемных работников, эффективнее, нежели мелкое. Хотя бы потому, что там куда проще вводить прогрессивные методы.

Упор делали на помещиков. Надеялись, что они перестроят свои хозяйства с феодальных в капиталистические. Потому что только крупные хозяйства давали товарный хлеб – то есть продукцию на продажу.

«Долгосрочный экономический смысл крестьянской реформы 1861 года состоял в новой государственной модернизационной стратегии, заключавшейся в перераспределении средств из аграрного сектора в индустриальный. Отказываясь от прежней практики государственного попечительства над сельским хозяйством (впрочем, весьма относительного), крестьянская реформа по сути открывала деревню стихии свободного рынка, делала сельское хозяйство легко доступным объектом ограбления для нарождающегося класса буржуазии. С этого момента русская деревня, включая (в меньшей степени) и помещичье хозяйство, переводилась в положение внутренней колонии, обеспечивающей средства для нужд индустриального развития».

(С. Н. Никольский)

То есть крестьян совершенно сознательно обрекали на разорение. Расчет был на то, что они плюнут на свои наделы – и пойдут отрабатывать выкупные платежи батраками на помещичьи земли. Ведь при подготовке реформы были предложения освобождать крестьян без земли. Но не решились – испугались, что всерьез полыхнет… А тут. Дескать – дали вам землю, а что у вас ничего не получилось – кто ж виноват. А те, кому не хватило бы места ни в батраках, ни в рабочих? Опять же – кто виноват? Выживает сильнейший.

Данный способ развития сельского хозяйства получил название «прусского». Альтернативой его являлся «американский», фермерский путь развития. Его-то впоследствии и попытался применить Столыпин.

Если бы столыпинская реформа осуществлялась бы в 1861 году – она имела бы все шансы на успех. Однако стали проводить некую «помесь зайца с мотоциклом». С одной стороны, помещики оказались совсем не теми ребятами. С другой – дело тормозила крестьянская община, которую сами же реформаторы старательно укрепляли…


Большое надувательство | Петр Столыпин. Революция сверху | Дорога неизвестно куда