home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Губернатор

Оказавшись на губернаторской должности, Столыпин не бездельничал.

Губернатор, пусть и отдаленной небольшой губернии, участвовал в решении общегосударственных задач. Вот тут ему сильно помогает опыт уездного предводителя дворянства и знание будничных проблем сельской жизни и сельской экономики.

«В. К. Плеве прислал ему на отзыв проект упрощенного земского самоуправления в западных губерниях, где доминировали польские помещики. Согласно проекту, земских гласных в таких губерниях должен назначать губернатор.

Столыпин подошел к проблеме очень рационально. Выборы в Западном крае, где богатый слой населения представляли в основном поляки, а крестьяне и мещане были литовцами, белорусами и евреями, ему виделись опасным делом, так как они обострили бы национальные противоречия.

Однако и прямое назначение гласных администрацией виделось губернатору малополезным. Назначенцы не могли бы стать связующим звеном между властью и народом, а только пережимали бы этот канал.

Столыпин предложил создать коллегии выборщиков, которые избирали бы гласных. Он считал важным, чтобы в числе гласных были бы крестьяне и даже евреи. Если учесть официальное отношение к евреям, то это казалось труднообъяснимым. Однако Столыпин смотрел на вещи без догматизма, считая, что нужны новые подходы.

При переработке проекта Плеве обратил внимание на замечания гродненского губернатора. Самый молодой губернатор оказался зрелым политиком.

Второй случай обратить внимание Петербурга на Столыпина представился, когда начало работу Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности под руководством министра финансов С. Ю. Витте. Столыпин возглавил губернский комитет Особого совещания. Благодаря этой деятельности он погрузился в самую трудную российскую проблему и задумался над ее решением.

Вот программа губернатора, объявленная им в июле 1902 года: расселение крестьян на хутора, ликвидация чересполосицы[34], выделение кредитов для мелиоративных работ, развитие кооперации, сельскохозяйственное образование крестьян, улучшение сельхозорудий, внедрение многопольных севооборотов».

(В. Рыбас)

Впоследствии В. И. Гурко утверждал, что Столыпин был просто «громкоговорителем», а реформу придумал он. Как видим, это не совсем так.

На заседании губернского комитета Столыпин изрек одну очень примечательную фразу. Впоследствии, став большим государственным человеком, он такие вещи предпочитал не озвучивать:

«Ставить в зависимость от доброй воли крестьян момент ожидаемой реформы, рассчитывать, что при подъеме умственного развития населения, которое настанет неизвестно когда, жгучие вопросы разрешатся сами собой – это значит отложить на неопределенное время проведение тех мероприятий, без которых немыслима ни культура, ни подъем доходности земли, ни спокойное владение земельной собственностью».

Итак, железной рукой загоним крестьян в светлое будущее. Чем это отличается от позиции большевиков?

Вскоре, в марте 1903 года, по инициативе Плеве Столыпин был назначен губернатором в Саратовскую губернию. Это было явное повышение, несмотря на, казалось бы, одинаковую должность. Но ведь и сегодня области в России очень разные. Назначение в Саратов было куда престижнее. Но и работа тут была куда сложнее.

«Это было, безусловно, актом высокого доверия со стороны всесильного министра внутренних дел – пост слыл трудным, ибо губерния считалась “красной”, и именно из Саратова Столыпин переехал в Петербург. Плеве его высоко ценил, считал настоящим хозяином, помещиком и дворянином. Губернатор был действительно образованным человеком, прекрасно владел тремя иностранными языками. Единственное, что ставил ему в вину министр, – это склонность “к фразе и позе”».

(А. Аврех)

Столыпин вроде бы стал отказываться от назначения. На что Плеве заявил:

«Меня ваши личные и семейные обстоятельства не интересуют, и они не могут быть приняты во внимание. Я считаю вас подходящим для такой трудной губернии и ожидаю от вас каких-либо деловых соображений, но не взвешивания семейных интересов».

Обычно это рассматривают как то, что Столыпин к карьере не стремился. Но есть и иная версия. Дело в том, что назначал губернаторов не Плеве, а Николай II – по рекомендации министра внутренних дел. Именно министру МВД губернаторы непосредственно подчинялись. Но Николай был непредсказуемым человеком. Иногда он проявлял упрямство на пустом месте. Зато имелась у него особенность – ему очень нравилось, когда люди отказывались от повышения. Он полагал – значит, не карьеристы. Разумеется, все, кому надо, об этом знали. Так что Столыпину могли подсказать нужную линию поведения.

Впрочем, легкой новую должность назвать было трудно. В Саратовской губернии крестьянские страсти бушевали по полной. Я уже упоминал о крестьянах, которые переняли у эсеров навыки печатания листовок. Имелись тут и многочисленные революционеры, в основном, те же эсеры, которые активно отстреливали царских чиновников. А вдобавок – ещё и «инородцы», кочевники-киргизы, с которыми тоже хватало проблем.

«Летом же 1905 года саратовская губерния стала одним из главных очагов крестьянского движения. В сопровождении казаков Столыпин разъезжал по мятежным деревням. Против крестьян он не стеснялся в использовании войск. Производились повальные обыски и аресты. Чтобы выявить излишки ржи, Столыпин составил таблицу, которая показывала соотношение между посевной площадью и величиной урожая. Так пригодились университетские познания в области математики (то есть Столыпин никак не вникал в суть крестьянского движения, заранее полагая его во всем виноватым)…

В докладных царю Столыпин утверждал, что главной причиной аграрных беспорядков является стремление крестьян получить землю в собственность. Если крестьяне станут мелкими собственниками, они перестанут бунтовать. Кроме того, ставился вопрос о передаче крестьянам части государственных земель».

(П. Н. Зырянов)

То есть Столыпин приписывал крестьянам собственные взгляды. Потому что никаких оснований так думать не имелось. Но вот хотелось человеку, чтобы дело обстояло именно так, – и всё тут.

В Саратовской губернии Столыпин непосредственно столкнулся с террористами. Хотя против него действовали одиночки. Летом 1905 года в Столыпина стреляли во время его посещения «умиротворенных» деревень. Не попали. Неудавшийся убийца скрылся. В другой раз в центре Саратова, на Театральной площади, ему кинули под ноги бомбу. Несколько человек было убито, но Столыпину повезло. Есть ещё несколько свидетельств о покушениях, но они носят явно легендарный характер. В двух же известных случаях, явно действовали дилетанты.

После манифеста 17 октября в деятельности террористов наступило некоторое затишье. Но не совсем.

«Центральный Комитет (Партии социалистов-революционеров. – А. Щ.) постановил прекратить временно центральный[35] террор, но вместе с тем он решил продолжать боевые действия против непосредственных усмирителей разных восстаний и беспорядков. В силу последнего, в ноябре месяце от “Боевой Организации” был отправлен летучий отряд для совершения покушения на командированного по Высочайшему повелению в Саратов по делу аграрных беспорядков генерал-адъютанта Сахарова. В отряд входили Биценко и Борис Мищенко – Вноровский. В Саратове члены отряда вошли в соприкосновение с местным комитетом, устроили квартиры и добыли все нужные справки. 22 ноября Биценко, явившись на прием к генерал-адъютанту Сахарову, несколькими выстрелами убила его».

(А. Спиридович, жандармский генерал)

Генерал-адъютант В. В. Сахаров как раз и занимался подавлением крестьянских восстаний в Саратовской губернии. За что эсерка Анастасия Биценко его и застрелила. Интересна личность генерала. В 1904–1905 годах Сахаров трудился военным министром. В связи с «удачной» Русско-японской войной его вышибли с должности и бросили в глубинку работать карателем.

Между тем дела в Саратовской губернии шли интересно. Столыпин писал жене:

«Дни идут плохо. Сплошной мятеж: в пяти уездах. Почти ни одной уцелевшей усадьбы. Поезда переполнены бегущими… Войск мало и прибывают медленно. Пугачевщина! В городе все спокойно. Я теперь безопасен, чем когда-либо, т. к. чувствую, что на мне все держится, и что если меня тронут, возобновится удвоенный погром. В уезд выеду конечно только с войсками – теперь иначе нет смысла.

До чего мы дожили. Убытки – десятки миллионов. Сгорели Зубриловка… исторические усадьбы. Шайки вполне организованы». Телеграмма Николая II 4 января 1906 года:

«Саратов. Губернатору Столыпину. Осведомившись через Министра Вн. Дел о проявленной вами примерной распорядительности, выразившейся в посылке по личной инициативе отряда войск для подавления беспорядков в пределах Новоузенского уезда Самарской губернии и издавна ценя вашу верную службу, объявляю вам мою сердечную благодарность. Николай».

Итак, Столыпин честно выполнял свою работу в регионе, где была сложная ситуация. А вот его личные взгляды были интересными. С самого начала Русско-японской войны Столыпин относился к ней отрицательно. Старшая дочь Петра Аркадьевича спросила отца: «Почему в народе не наблюдается по поводу войны энтузиазма?». На что Столыпин ответил:

«Как может мужик идти радостно в бой, защищая какую-то арендованную землю[36] в неведомых ему краях? Грустна и тяжела война, не скрашенная жертвенным порывом».

Как мы увидим дальше, Столыпин являлся принципиальным противником того, чтобы Россия лезла в военные заварухи. В этом смысле он вполне разделял позицию Александра III, который, как известно, получил прозвище «Миротворец». Причина такой политики предпоследнего императора заключалась отнюдь не в гуманизме, а в простом соображении – надо сначала навести порядок на собственной территории, а уж потом думать о чем-то ином. Столыпин до самой смерти придерживался точно таких же взглядов.

Впрочем, это мнение он высказывал только в узком кругу. На церемонии отправки из Саратова на театр боевых действий миссии Красного креста он высказался «как положено»:

«Каждый сын России обязан, по зову своего царя, встать на защиту Родины от всякого посягательства на величие и честь ее».

Это выступление сыграло очень важную роль. Оно имело большой успех. Ранее Столыпин речей на публике не произносил. И тут, на сорок втором году жизни, оказалось, что он обладает выдающимся ораторским талантом. Сам Петр Аркадьевич говорил:

«Мне самому кажется, что сказал я неплохо. Не понимаю, как это вышло: я ведь всегда считал себя косноязычным и не решался произносить больших речей».

А ведь оратором Столыпин и в самом деле оказался неплохим. Конечно, до «звезд» того времени, Троцкого или Талона, он не дотягивал, но с другими мастерами слова, вроде лидера партии кадетов Павла Петровича Милюкова, он вполне мог сравниться.


Путь во власть | Петр Столыпин. Революция сверху | Должность высокая, но опасная