home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Крепкие хозяева

Первая мировая война наглядно продемонстрировала, что аграрная реформа Столыпина была ошибкой по своей идее. Столыпин исходил из либерального мифа, что самые лучшие граждане получаются из собственников. Казалось бы – это очевидно. Если у человека есть собственность, то он обладает ответственностью. И это верно, пока государство развивается спокойно. В самом деле – собственникам не нужны никакие великие потрясения. Но вот когда начинаются проблемы, вроде большой войны, то выясняется – данным господам интересна прежде всего прибыль. А на остальное им наплевать. С началом Первой мировой войны оказалось, что на имевшихся «крепких хозяев» никакие патриотические призывы не действуют. Свой карман им был дороже.

Зажиточные крестьяне отнюдь не торопились продавать хлеб (а другим продавать было особо и нечего). Ждали «настоящей цены», справедливо рассудив, что чем дальше идет война, тем хлеб будет дороже. При правильном хранении зерно можно держать несколько лет.

В самом деле. Довольно быстро стало понятно, что война будет затяжная. А значит – цены на хлеб будут расти. Так зачем продавать сейчас, если можно это сделать потом, с большей выгодой? Причем хлеб чаще всего оседал у мелких перекупщиков. То есть у кулаков.

«Наконец, еще один, близкий русскому человеку довод – поведение во время войны. Россия, как говорил Менделеев, долго вынуждена была жить “бытом военного времени”. Поэтому “прогрессивным” для нее могло считаться только то хозяйство, которое сохраняет свою дееспособность в чрезвычайных условиях. Тяжелым, но предельно показательным экзаменом для двух типов хозяйства – трудового крестьянского и частного – стала Первая мировая война. К концу 1916 г. в армию было мобилизовано 14 млн. человек, село в разных местах потеряло от трети до половины рабочей силы. Как же ответило на эти трудности хозяйство – крестьянское и буржуазное? По всей России к 1915 г. посевная площадь крестьян под хлеба выросла на 20 %, а в частновладельческих хозяйствах уменьшилась на 50 %. В 1916 г. у частников вообще осталась лишь четверть тех посевов, что были до войны. В трудных условиях крестьянское хозяйство оказалось несравненно более жизнеспособным».

(С. Кара – Мурза)

К этому подверстался идиотизм власти – провозглашенный после начала войны «сухой закон». Вопросы народной нравственности при провозглашении этого закона стояли отнюдь не на первом месте. Водку-то тогда гнали из зерна. Вот и предполагалось, что его не станут «переводить в градусы», а станут продавать так. Ага. Все вышло с «точностью до наоборот». Разумеется, самогон гнали и раньше. Однако, в основном, для себя. Тем более что качество первача было отвратительным. Крестьяне не шибко разбирались в химии, да и нормального оборудования на деревне не имелось. А вот после «сухого закона» самогон стали гнать все, кто только мог. Еще бы! Конкуренция в виде «казенной» исчезла. Цены на спиртное выросли. Но что самое главное – сивуху легче продать, довольно быстро были налажены каналы транспортировки напитка в города в подпольные заведения или просто уличным торговцам. Да и хранить тоже удобнее. Примечательно, что до введения закона крестьяне самогонщиков недолюбливали. И со спокойной совестью сдавали их властям. Во время войны это прекратилось полностью. Количество перегнанного зерна точно неизвестно, но оно огромно.

И вот 23 сентября 1916 года была введена… продразверстка. Да-да. Ее придумали отнюдь не большевики[82]. Были установлены твердые цены, по которым крестьяне обязаны были продавать зерно.

Кстати, и тут не удержались, чтобы не подмогнуть помещикам. Для владельцев крупных земельных владений были установлены куда более высокие закупочные цены. Может, в этом и имелся какой-то экономический смыл, но реакцию крестьян на подобные действия можно представить…

Вот вывод раздела «Сельское хозяйство» справочного труда «Народное хозяйство в 1916 г.»:

«Во всей продовольственной вакханалии за военный период всего больше вытерпел крестьянин. Он сдавал по твердым ценам. Кулак еще умел обходить твердые цены. Землевладельцы же неуклонно выдерживали до хороших вольных цен. Вольные же цены в 3 раза превышали твердые в 1916 г. осенью».

А многие хлеб просто-напросто не продавали.

Ничего толкового из царской продразверстки не вышло.

Мало кто знает, что большевики, придя к власти, столыпинскую реформу, не отменили! Розданные крестьянам помещичьи и иные земли мужики, согласно «Декрету о земле», делили по собственному разумению. Они выбрали общину. Тем не менее, право на выдел сохранялось – и после отмены продразверстки в 1921 году кое-кто им даже воспользовался. Только было этих людей ничтожно мало. А вот в конце двадцатых резко обострилась международная обстановка и в воздухе запахло войной. И тогда началось то же, что и 1915 году. Крестьяне стали «сундучить» хлеб, ожидая «настоящей цены». И началась новая серия аграрной реформы под названием «коллективизация». Но это уже иная история.


Министерская чехарда | Петр Столыпин. Революция сверху | Столыпинский миф