home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10 Отношения близости и сотрудничества

Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его.

Экклезиаст 4:10

Лучше блюдо зелени и при нем любовь, чем откормленный бык и при нем ненависть.

Книга Притчей Соломоновых 15:17

Социальная психология

Люди давно заметили, как важны позитивные отношения с другими для их собственного благополучия, а также благополучия своей группы и общества в целом. Человек в течение жизни устанавливает множество контактов с другими. Одни связи он поддерживает всю жизнь, другие обрываются, едва начавшись, третьи его тяготят, но тем не менее он сохраняет их. Люди вступают в отношения между собой, даже не задумываясь о причинах, которые их к этому побуждают. Человек общается с другими, как дышит, – не замечая. Это связано с тем, что, по меткому выражению Аристотеля, человек – животное общественное, то есть живущее за счет постоянных контактов с другими людьми и испытывающее потребность в них. Что же заставляет человека искать общества, что влечет его к другим, почему он так разборчив при установлении близких отношений, особенно в выборе друзей, партнеров и спутника жизни? В самом широком смысле влечение к другим можно рассматривать как аттитюд, как позицию по отношению к окружающим, как социальное представление о необходимой близости. Потребность в человеческих отношениях социальные психологи объясняют с различных точек зрения, которые и будут рассмотрены в данной главе.

10.1. Отношения как потребность

10.1.1. Теория межличностных потребностей У. Шутца

В 1958 г. Уильям Шутц (W. Schutz) выпустил книгу «Фундаментальная ориентация межличностных отношений», где изложил свою теорию, сокращенно назвав ее FIRO. В основу теории был положен постулат 3. Фрейда о том, что социальная жизнь человека предопределена опытом его детства. По мнению Шутца, межличностные потребности во многом аналогичны биологическим потребностям. Если биологические потребности регулируют отношения организма с физическим окружением, то межличностные устанавливают связь личности с ее окружением (8, с. 167). Существо теории раскрывается в четырех постулатах, которые основаны на следующей аксиоме: Каждый человек испытывает три межличностные потребности: потребность в контроле/власти, потребность в любви/привязанности и потребность быть включенным в состав группы.

Постулат 1. Если ребенок в детстве был лишен адекватных форм удовлетворения межличностных потребностей, он развивает свои формы адаптации, устанавливая отношения доступными ему способами. Сталкиваясь с равнодушием матери, ребенок пытается привлечь ее внимание плачем и криком, а позже плохим поведением в общественных местах, поскольку даже подзатыльник и наказание становятся для него свидетельством принадлежности к группе и удовлетворяют чувство: «я – не один, я с матерью». Первый постулат воспроизводит фундаментальное положение психоанализа об определяющей роли раннего детства в развитии личности. Отношения ребенка и родителей являются позитивными, если они насыщены контактами и полноценным общением. Они становятся негативными, если родители сводят общение с ребенком к минимуму, а по сути, игнорируют его. В последнем случае ребенок начинает сильно отставать в умственном развитии, становится тревожным и уязвимым.

В зависимости от опыта детства человек, став взрослым, может проявлять себя тремя способами в отношениях с другими.

A. Слабая интеграция в семье приводит к недостаточной социальности во взрослом возрасте: например, человек часто замыкается в себе, уклоняясь от участия в общественных делах, опаздывает на общие собрания или вообще их игнорирует.

Б. Чрезмерные эмоциональные связи в семье приводят к сверхсоциальности, когда человек требует постоянного внимания к себе, навязывает себя группе, избегает одиночества.

B. Идеальный тип отношений формируется адекватной интеграцией, которая во взрослом возрасте приводит к беспроблемным межличностным контактам. Такой человек хорошо себя чувствует наедине с собой и в группе.

Постулат 2. Каждый человек испытывает потребность в построении тесных эмоциональных связей с другими людьми – потребность нравиться другим людям и быть любимым. Отношения ребенка с родителями могут быть теплыми или холодными. В зависимости от этого Шутц выделяет три формы поведения. Неадекватное отношение родителей приводит или к недостаточно личностному либо сверхличностному поведению, когда человек или избегает тесных личных эмоциональных связей, или, наоборот, стремится к чрезмерной эмоциональности в отношениях, поглощая время и эмоции партнера, заполняя и подменяя собой любые контакты. И то и другое поведение объясняется тревожностью и неуверенностью индивида в том, что он может быть любимым и способен нравиться.

И только достаточность эмоциональных контактов в раннем детстве позволяет сформироваться уверенности человека в себе.

Постулат 3 касается совместимости. Его определение дано на уровне здравого смысла: «две личности совместимы, если они могут вместе работать в гармонии». Шутц предложил три возможных типа совместимости и разработал способы их измерения. Первый тип совместимости основан на взаимном обмене, когда личности обмениваются адекватными, но неравными формами поведения. Второй тип – инициирующая совместимость, когда одна сторона стремится к доминированию (контролю), а другая согласна с этим и изъявляет согласие подчиняться. Третий тип – реципрокная (взаимная, обоюдная) совместимость, которая означает, что потребность в контроле, любви и включенности одного индивида полностью соответствуют потребностям другого, участвующего во взаимодействии. Так или иначе, вопрос заключается в проверке совместимости на практике. Особенно хорошо она видна при проведении совместных работ, например ремонта в квартире, когда обычный порядок нарушается и нужно действовать сообща, чтобы его опять достичь.

Постулат 4 относится к групповому развитию. Шутц считает, что каждая группа в своем становлении проходит последовательно этапы включения, контроля и любви. Формирование группы, по его мнению, начинается именно с вопроса включенности – остаться в данной группе или выйти из нее. Затем происходит переход к фазе контроля, то есть к распределению власти и ответственности. В третьей фазе решается вопрос эмоциональной интеграции (8, с. 168—173).

Применение теории Шутца особенно уместно при анализе малых групп, связанных эмоционально, например семьи, дружеской компании. Основное ее значение определяется вниманием к особенностям поведения людей, которые предопределяются опытом, полученным ими в детстве. Этот опыт продолжает воздействовать на все контакты человека в продолжение жизни, как в личных, так и в общественных и деловых отношениях.

10.1.2. Исследования аффилиации

Сравнительно новым направлением в исследовании позитивных отношений является аффилиация. В английском языке слово «affiliate» означает «вступать в союз». В современной социальной психологии аффилиация стала самостоятельным понятием.

Аффилиация – это стремление искать общества других, вне зависимости от того, какие чувства к ним испытываешь.

Один из важных вопросов аффилиации – мотивы вступления людей в разнообразные отношения сотрудничества. Так, психологи проводили опросы с целью выяснения, в каком случае опрашиваемые хотели бы остаться наедине с собой, а в каком искали бы общества других. Оказалось, что стремление к общению больше стремления к одиночеству в двух случаях: 1) когда складываются приятные, доставляющие удовольствие обстоятельства; 2) когда становится страшно и тревожно в ситуациях угрозы. Если же человек нервничает, напряжен и оказался в неприятном положении, он стремится остаться один, чтобы разобраться в сложной проблеме и принять важное решение (139, с. 373).

Дальнейшие исследования психологов показали, что люди стремятся к обществу других по следующим причинам.

1. Социальное сравнение. Согласно С. Шехтеру (S. Schachter, 1959) человек, оказываясь в сложной и незнакомой ситуации (перспектива подвергнуться электрошоку), стремится к общению с «товарищами по несчастью», чтобы сравнить свою реакцию с чувствами и мыслями других. Он задает себе вопросы «Не слишком ли я волнуюсь?», «Нужно ли так нервничать?», «Неужели боюсь только я один?» Как заключил Шехтер, «страдание любит не любое общество, оно любит только общество страдающих» (139, с. 375).

2. Редукция тревоги. В сложных ситуациях люди стремятся снизить собственную тревогу, общаясь с теми, кто более спокоен, чтобы таким образом убедиться в том, что дело не так плохо, как им кажется. В большом количестве исследований нашел подтверждение следующий факт, знакомый всем из повседневной жизни: в угрожающих и подавляющих обстоятельствах человек старается обратиться к людям, которые могут оказать ему поддержку, утешить и найти успокаивающие аргументы, снизить уровень его тревоги.

3. Социальная поддержка и редукция стресса. Социальная поддержка – это чувство, что другие тебя поддерживают. Она играет большую роль в жизни человека, поскольку эволюционно связана с условиями выживания. Социальная поддержка – сложное социальное действие, производимое людьми. В ней принято выделять как минимум четыре стороны: эмоциональную (тебя любят, высоко ценят и заботятся о тебе), оценочную (в ответ на вопрос, правильно ли я делаю), информационную (как воспринимать явления) и инструментальную (получение конкретной помощи). Особенно важна эмоциональная сторона социальной поддержки, поскольку в условиях стресса важны не столько рациональные действия, сколько положительные эмоции, под воздействием которых стресс снижается.

4. Поиск информации. Человек, находясь в тревожном состоянии, склонен искать информацию, которая помогла бы его устранить. Как правило, ищут человека, хорошо знакомого с предметом тревоги, чтобы получить от него информацию, которая бы помогла прийти к определенному решению. Так, по свидетельству исследователей, люди в больнице перед операцией предпочитают провести вечер с человеком, который такую же операцию перенес, то есть с тем, кто обладает реальной информацией о процессе и результатах.

5. Положительная стимуляция. Нередко в результате интересного живого общения у человека возникают новые мысли, чувства, желание действовать. Следовательно, сам факт общения способен не только породить новые отношения между людьми, но и стимулировать их дальнейшую деятельность. Поэтому, пребывая в хорошем настроении, люди ищут общения с другими, теми, кто способен разделить их чувства, поддержать состояние бодрости и хорошего самочувствия, которое усиливается от взаимодействия с другими. Аффилиация связана со стремлением избежать одиночества (139, с. 374—377).

Одиночество это совокупность эмоций, возникающих в ответ на ощущаемый дефицит в количестве и качестве социальных связей.

Психологи Ф. Шейвер и К. Рубинштейн (P. Shaver, С. Rubinstein, 1980) определяют одиночество как совокупность четырех комплексов и переживаний: 1) отчаяние – ощущение паники, ужаса, беспомощности и покинутости; 2) депрессия – чувство горя, подавленности, опустошенности, жалости к себе и отчужденности; 3) невыносимая скука – чувство неловкости, нетерпения, отсутствие интересного дела, невозможности сосредоточиться; 4) нелюбовь к себе – ощущение собственной непривлекательности, глупости и ожидание опасности. Одиночество больше распространено среди людей, которые живут одни, без удовлетворяющих их связей и близких отношений. Современные нам люди, представители индивидуалистических культур, особенно подвержены чувству одиночества, которое заставляет их прибегать к психотерапевтической помощи (139, с. 379).

Таким образом, для того чтобы вести нормальную повседневную жизнь, нам нужна поддержка окружающих. Ее величина зависит от того, насколько сильной она была в детстве, так как сформированное в детстве убеждение в собственной значимости и привлекательности для родных остается с нами на всю жизнь и вооружает против возможного одиночества. Чтобы человек был сильным, ему нужна искренняя любовь его близких.

10.1.3. Сеть отношений

Каждый человек в своей жизни строит отношения, которые социологи и социальные психологи называют сетью. Социологические исследования показывают, что феномен построения сети отношений характерен для всех народов, живущих на Земле. Только что родившийся человек сразу же оказывается встроенным в сеть отношений своих близких родственников. Он стремится и сам установить контакт, прежде всего с матерью или с человеком, который за ним ухаживает. В знаменитом эксперименте было продемонстрировано: когда мать, наклоняясь к младенцу, не улыбается ему в течение какого-то времени, младенец вначале пытается улыбаться ей сам, побуждая к контакту, а в случае отсутствия ответа начинает горько плакать. Испытывая потребность в позитивных связях с другими, человек в течение жизни выстраивает собственные сети взаимоотношений. Согласно Б. Веллману (В. Wellman, 1988), для построения сети используются четыре сектора: вначале это близкие и дальние родственники, соседи, а затем друзья и коллеги по работе.

В финско-российском исследовании А.-М. Кастрен (А.-М. Castren, 2001) сравнивались сети отношений в семьях школьных учителей Хельсинки и Санкт-Петербурга. И те и другие семьи строили свои связи так, как их представил Веллман, однако в случае российской семьи в сетях взаимодействия присутствовали не только эмоционально близкие люди, друзья и родственники, но и так называемые социально полезные – те, кто мог в случае необходимости помочь преодолеть разные бюрократические преграды. Кастрен, а вслед за ней и другие финские исследователи обозначили такие связи русским словом «блат». Мы называем это явление «полезными связями», которыми люди в нашей стране обзаводятся на всякий случай. Это очень давняя традиция еще дореволюционной России, следование которой приводит к тому, что у должностных лиц связей оказывается намного больше, чем у всех остальных, а в праздничные дни они принимают поздравления и подарки, искренность которых вызывает большие сомнения. К таким социально полезным людям относятся работники правоохранительных органов и медицинских учреждений, представители власти и чиновники, а в советские времена – работники торговли и аптечной сети, имевшие доступ к дефициту.

Социальная психология

Рис. 10.1. Социальная сеть отношений личности.

Устанавливая такие отношения, люди стремятся обеспечить себе нормальные условия жизни, поскольку предлагаемые им условия жизни носят ненормальный характер, основанный на старом принципе, который М. Е. Салтыков-Щедрин назвал «держать и не пущать». В нашей жизни все еще очень много таких правил и установлений, которые затрудняют социальное взаимодействие и сдерживают нормальное развитие общества, делая жизнь сложнее и неудобнее. Поэтому к схеме Веллмана мы вынуждены были в секторе «друзья» добавить подсектор социально полезных знакомств. В настоящее время этот подсектор заметно сократился. Но только тогда, когда большие и маленькие чиновники в многочисленных бюрократических учреждениях начнут обращаться к нам с фразой: «Чем я могу вам помочь?» и приветствовать нас улыбкой, устанавливающей отношения равенства и партнерства, когда сократятся искусственные преграды и придуманные для «сравнительно честного отъема денег» инструкции, можно будет говорить о реальном продвижении к рационализации деловых отношений в обществе.

Таким образом, рационализация деловых и общественных отношений является одним из важнейших факторов в формировании социального капитала страны. Отказ от средневековых взаимоотношений и способов взаимодействия, которые приводят к коррупции на всех уровнях, будет способствовать оздоровлению социальной жизни и устранению напряжения, забирающего силы и время людей сегодня. Параллельно этому процессу необходимо ужесточение контроля над действиями должностных лиц, но не со стороны очередных чиновничьих структур, а со стороны общества путем создания добровольных групп интересов, которые поставят своей главной задачей отслеживание соблюдения правил и законов. Без такой инициативы со стороны народа, которая бы получила должное развитие, трудно говорить о гражданском обществе в России. Не может эффективно функционировать общество и в таких условиях, когда «закон что дышло – куда повернул, туда и вышло».

10.2. Близкие отношения

Люди нуждаются в близости и ищут близких отношений с другими всю свою жизнь, потому что одиночество, недостаток общения порождают чувство большого дискомфорта, ухудшают состояние здоровья. Значимость близких отношений неоднократно становилась предметом исследований в разных странах. В работе Л. Беркмана и С. Сума (L. Berkman, S. Syme, 1979) изучалось влияние близости на здоровье. Группа испытуемых была предварительно опрошена в 1965 г, а через 9 лет ученые проанализировали смертность в группе. Оказалось, что те, кто умер, были социально изолированы, у них не было близких контактов с родственниками и друзьями, они не были членами церковных общин, в которых поддерживаются тесные взаимосвязи. Выяснилось, что для женщин большую роль играют активные отношения с друзьями и родственниками, а большинство умерших мужчин не были женаты. Таким образом, уровень смертности напрямую обусловлен наличием или отсутствием близких отношений (139, с. 379).

К близким отношениям относятся привязанность, дружба и любовь, но важны и менее близкие отношения приязни, доброжелательности, добрососедства, другие позитивные контакты между людьми, потому что от них зависит наше ежедневное настроение и самочувствие. Большинству людей присуще стремление нравиться другим, поэтому на косметику, одежду и украшения тратятся огромные средства. Исследования в социальной психологии развития показали, что все формы выражения привязанности, дружбы и любви формируются на самых ранних этапах детства. Любви и дружбе нас учат те отношения, которые связывали нас с родителями и близкими в первые годы жизни.

10.2.1. Отношения привязанности

Наиболее авторитетным изучением привязанности, получившим подтверждение в международных исследованиях, считается работа Мэри Эйнсворт в 1978—1992 гг., основанная на теории Дж. Боулби.

Привязанность это специфическая положительная связь, образующаяся между людьми, которая выражается в желании находиться в физической близости к предмету привязанности.

В данном исследовании Эйнсворт и ее студенты наблюдали малышей и их матерей в домашних условиях в течение первого года жизни, проводя в их домах примерно 4 часа каждые 3 недели. Когда младенцам было 12 месяцев, Эйнсворт решила посмотреть, как они поведут себя в новой обстановке; с этой целью она привела матерей с детьми в игровую комнату Университета Джона Хопкинса. Ее особенно интересовало, как малыши будут использовать мать в качестве отправной точки для изучения мира и как они прореагируют на две короткие разлуки с ней. Во время первого разлучения мать оставляла малыша с незнакомым человеком (приветливой аспиранткой); во время второго малыш оставался в одиночестве. Каждое разлучение длилось 3 минуты, но прекращалось, если малыш проявлял слишком сильное беспокойство. Вся процедура, продолжавшаяся 20 минут, была названа «незнакомой ситуацией». Эйнсворт и ее коллеги выделили следующие три паттерна поведения.

Паттерн А – тревога/избегание. Такие дети не проявляют сильного огорчения от разлуки с матерью и не особенно стремятся к взаимодействию с ней в стадии воссоединения. В исследовании таких «независимых» детей оказалось 20 %.

Паттерн Б – надежная привязанность. Эти дети активно ищут привязанности с матерью и взаимодействия с ней. В ее присутствии они уверенно перемещаются и исследуют окружение; могут демонстрировать огорчение при ее уходе и радостно приветствуют ее возвращение. Таких детей оказалось 70 %.

Паттерн В – тревога/амбивалентность. Дети огорчаются при разлуке с матерью и в то же время отказываются от контакта с ней после ее возвращения, проявляя иногда признаки раздражения. Детей такого типа было обнаружено 10 % (139, с. 75).

Анализ полученного в ходе исследования материала подтвердил предположение Эйнсворт о том, что поведение малышей определено поведением их матерей.

Дети с паттерном А: тревожные, избегающие младенцы выглядели достаточно независимыми в «незнакомой ситуации». Оказавшись в игровой комнате, они сразу же начинали изучать игрушки. Во время своих исследований они не использовали мать в качестве отправной точки в том смысле, что не подходили к ней время от времени. Они ее просто не замечали. Когда мать покидала комнату, они не проявляли беспокойства и не искали близости с ней, когда она возвращалась. Если она пыталась взять их на руки, они старались этого избежать, вырываясь из ее объятий или отводя взгляд.

Наблюдая за их избегающим поведением, Эйнсворт предположила, что они испытывают определенные эмоциональные трудности. Их отчужденность напоминала таковую у детей, которые пережили травмирующую разлуку. По результатам домашних наблюдений матери оценивались как относительно несензитивные, вмешивающиеся и отвергающие. То есть матери игнорировали потребности детей, навязывали свои решения и отвергали их просьбы. Такие малыши часто казались неуверенными в себе, хотя некоторые из них были дома очень независимыми, многие тревожились по поводу местонахождения матери и громко плакали, когда мать уходила из комнаты.

Таким образом, общая интерпретация Эйнсворт сводится к следующему: когда эти дети попадали в «незнакомую ситуацию», они опасались, что не смогут найти у своей матери поддержки, и потому реагировали в оборонительном ключе. Они избирали безразличную, сдержанную манеру поведения, чтобы защитить себя. Их так часто отвергали в прошлом, что они пытались забыть о своей потребности в матери, дабы избежать новых разочарований. А когда мать возвращалась после эпизодов разлучения, они отказывались на нее смотреть, как бы отрицая какие-либо чувства к ней. Они вели себя так, как будто говорили: «Кто ты? Должен ли я признавать ту, которая не поможет мне, когда мне это будет нужно?».

Дети с паттерном Б: надежно привязанные младенцы после прихода в игровую комнату с матерью начинали использовать ее в качестве отправной точки для своих исследований. Но когда мать покидала комнату, их познавательная игра шла на убыль и иногда они проявляли заметную обеспокоенность. По возвращении матери они активно ее приветствовали и некоторое время оставались рядом с ней. Как только к ним опять возвращалась уверенность, они с готовностью возобновляли свое исследование окружающей обстановки.

Когда Эйнсворт изучила записи наблюдений за этими детьми, сделанные ранее у них дома, то обнаружила, что их матери, как правило, оценивались как сензитивные и быстро реагирующие на плач и другие сигналы малышей. Матери всегда были доступны и делились своей любовью, когда малыши нуждались в утешении. Малыши, со своей стороны, плакали дома очень редко и использовали мать в качестве отправной точки своих домашних исследований.

Эйнсворт полагает, что эти младенцы демонстрировали здоровый паттерн привязанности. Постоянная отзывчивость матери породила доверие к ней как к своему защитнику; одно ее присутствие в «незнакомой ситуации» придавало им смелости, чтобы активно исследовать окружающую обстановку. В то же время их реакции на ее уход и возвращение в этой новой среде свидетельствовали о сильной потребности в близости к ней – потребности, которая имела огромную жизненную ценность на протяжении всей человеческой эволюции. При исследованиях методом выборки по всем Соединенным Штатам было установлено, что этот паттерн характерен для 65—70 % годовалых малышей.

Дети с паттерном В: неуверенные, амбивалентные младенцы в «незнакомой ситуации» держались настолько близко к матери и так беспокоились по поводу ее местонахождения, что практически не занимались исследованиями. Они приходили в крайнее волнение, когда мать покидала комнату, и проявляли заметную амбивалентность по отношению к ней, когда она возвращалась. Они то тянулись к ней, то сердито отталкивали ее.

У себя дома их матери, как правило, обращались со своими малышами в непоследовательной манере. Иногда они бывали ласковыми и отзывчивыми, а иногда нет. Эта непоследовательность, очевидно, оставляла малышей в неуверенности относительно того, будет ли их мама рядом, когда они будут в ней нуждаться. В результате они обычно хотели, чтобы мать была поблизости, – желание, которое сильно возрастало в «незнакомой ситуации». Малыши очень расстраивались, когда мать покидала игровую комнату, и настойчиво пытались восстановить контакт с ней, когда она возвращалась, хотя при этом также изливали на нее свой гнев. Амбивалентный паттерн иногда называют «сопротивлением», поскольку дети не только отчаянно добиваются контакта, но и сопротивляются ему. Этот паттерн характеризует 10—15% годовалых детей в выборках по США (12, с. 359—361).

Выявленные в «незнакомой ситуации» фундаментальные различия среди детей, по-видимому, должны как-то сказываться и на их будущем поведении. Дж. Боулби полагал, что оборонительное поведение детей с паттерном А может стать фиксированной и всеохватывающей частью личности. Ребенок превращается в излишне самонадеянного и отчужденного взрослого, в человека, который не сможет никогда «открыть забрало» и поверить другим настолько, чтобы установить с ними тесные отношения.

Исследования показали, что младенцы, классифицируемые как надежно привязанные в «незнакомой ситуации», продолжали вести себя иначе, чем другие дети, на протяжении всего периода детства вплоть до 15 лет (предельный изученный возраст). При выполнении когнитивных задач надежно привязанные дети отличались большим упорством и верой в собственные силы. В социальной обстановке, например в летних лагерях, они получали более высокие баллы по таким качествам, как дружелюбие и лидерство. Эти данные подтверждают предположение М. Эйнсворт, что надежно привязанные младенцы демонстрируют наиболее здоровую модель развития. Дальнейшее изучение показало, что дети с паттерном Б имеют преимущества в социальном плане, они демонстрировали более высокие показатели когнитивного развития, игровой деятельности, исследовательских навыков и стремились к обучению, что подтвердило теоретическое представление о том, что условие безопасности является решающим моментом для последующего развития.

Работа Эйнсворт инициировала интерес к тому, какие типы привязанности характерны для взрослых и какие виды поведения они в связи с этим демонстрируют. Исследователи предполагали, что стиль привязанности, приобретенный в детстве, оказывается своеобразной действующей моделью, распространяясь на все виды отношений. Действительно, исследование С. Хазан (S. Hazan) и Ф. Шейвера (1994) показало, что выявленные типы привязанности обнаруживаются у взрослых мужчин и женщин. Их попросили выбрать одно из трех суждений, приведенных ниже в табл. 10.1.

Таблица 10.1. Определение типа привязанности.

Социальная психология
Социальная психология

Испытуемых просили выбрать то описание, которое ближе всего соответствует их переживаниям в период романтических отношений. Кроме того, их спрашивали и о существующих у них отношениях на момент опроса. Исследования показали такое же разделение на три группы, как и в работе Эйнсворт, причем наиболее распространенный тип – устойчивая привязанность. Все это заставляет нас предполагать наличие связи между первым опытом, полученным в детстве, и поведением уже во взрослом возрасте (12, с. 360). Одна из важных задач для российских психологов – проведение эксперимента «незнакомая ситуация» Эйнсворт для определения уровня и качества привязанности у российских детей, так как именно в первый год жизни маленького человека формируется базовое доверие к окружающему миру. Тип детской привязанности закладывает фундамент будущих взаимоотношений взрослой личности с окружающим миром. Не менее важен и опрос в целях определения типа привязанности у взрослых, который даст возможность лучше сориентироваться в социальных проблемах, свойственных России на этапе трансформации общества.

10.2.2. Дружба

У большинства людей есть друзья, с которыми они могут разделить хорошее настроение и радость, а также беспокойство и тревогу. Мы ищем и устанавливаем дружеские связи, в основе которых лежит доверие к партнеру. В отношениях дружбы мы также рассчитываем на поддержку и помощь, на то, что нас не подведут, будут блюсти наши интересы в разных ситуациях. Согласно теории, разработанной Дж. Тибо и Г. Келли, главным условием устойчивых отношений является взаимная привлекательность. Если мы знаем, что кому-то нравимся, то относимся к этому человеку тоже с симпатией.

Дружба характеризуется наличием определенных норм и правил. Согласно исследованиям М. Аргайла и М. Хендерсона (М. Argyle, M. Henderson; 1985):

Правила дружбы это разделяемые с другими мнения и убеждения относительно того, что должно делать и чего делать нельзя.

Авторы называют следующие наиболее важные правила дружбы:

– добровольно помогать, когда это нужно;

– уважать личную жизнь друга;

– сохранять конфиденциальность, то есть не разглашать информацию о друге;

– доверять друг другу;

– защищать интересы друга в его отсутствие;

– не критиковать друг друга при посторонних.

Исследование английских авторов показало, что нарушение этих правил приводит к разрыву дружбы. Но чаще всего дружеские связи рушатся по причине ревности или критического отношения к другим контактам друга (139, с. 385).

В начале 90-х гг. американский ученый М. Кнэпп (М. Кпарр) разработал коммуникационную модель развития и ухудшения отношений. По его мнению, аффилиация может меняться как в сторону увеличения, так и снижения. Модель включает 10 этапов развития взаимодействия. Первые пять этапов связаны с нарастающей близостью и включают в себя поступательное развитие отношений:

1) вступление – период вступления в контакт и первичного узнавания;

2) экспериментирование – партнеры узнают друг друга; апробируют общие темы и темы, которых следует избегать, выявляя ценности и отношение к разным вещам;

3) интенсификация – отношения усиливаются и предполагают большее раскрытие, основанное на доверии;

4) интеграция – партнеры начинают разделять друг с другом разные аспекты своей профессиональной и личной жизни, включая «парную» идентичность;

5) объединение – публично объявляется, что обязательства взяты и контракт заключен. В любовных отношениях это этап объявления помолвки и вступления в официальный брак.

На каждом этапе развитие взаимных отношений может замедляться, приостанавливаться, стабилизироваться или замирать. В обыденной жизни мы называем первый этап простым знакомством. После этапа экспериментирования такие отношения уже переходят в приятельские. На этапе интенсификации возникает дружба, которая на этапе интеграции приводит к тесному взаимодействию, сотрудничеству и совместной деятельности. Объединение предполагает союзнические отношения в любых ситуациях.

М. Кнэпп описал стадии распада отношений:

1) дифференциация – желание сотрудничать и внимание к чувствам другого человека ослабевают;

2) ограничение – контакты становятся более редкими и требуют предварительного согласования, появляется скука;

3) стагнация – отношения больше не вызывают интереса и ограничиваются случайными встречами в общественных местах;

4) избегание – контакты сознательно ограничиваются определенными рамками, которые переходить уже не следует;

5) прекращение – контакты ограничиваются в лучшем случае формальным приветствием.

Модель Кнэппа представляет интерес постольку, поскольку дает понимание роли общения для развития отношений и выявляет содержательный аспект коммуникативных стратегий. Отношения развиваются от выказывания симпатии на уровне улыбок до самораскрытия как наиболее сильной из имеющихся моделей поведения, которые ведут не просто к сотрудничеству, но к желанию вступить в союз, то есть к аффилиации.

Организуя сеть отношений, каждый человек стремится к установлению дружеских связей, причем его мотивация была ясна еще древним мыслителям. Так, Сенека утверждал, что «дружба – сильнейшее противоядие от всех напастей», говоря о возможности разделить с другим различные аспекты общественной и личной жизни. Особенно важна дружба в ситуациях тревоги и стресса, когда мы обращаемся к друзьям за поддержкой.

Социальная поддержка это чувство, что тебя поддерживают другие.

Эмоциональная поддержка оказывается особенно действенной, потому что человек в состоянии стресса способен разговаривать только с теми, кто его принимает, на кого можно выплеснуть отрицательные эмоции без риска быть отвергнутым и непонятым. Дружба помогает вернуть уверенность в себе. Многочисленные исследования показали, что люди с ослабленными социальными связями, лишенные социальной поддержки в виде дружеского участия, имеют больше проблем со здоровьем, их мучает бессонница, головные боли, потеря веса или излишняя полнота. Это дало основание С. Коэну и Г. Хоберману (S. Cohen, H. Hoberman) выдвинуть тезис о буферном эффекте социальной поддержки, который заключается в том, что люди, имеющие сильную социальную поддержку, менее подвержены воздействию стрессовых ситуаций. Буферный эффект получил экспериментальное подтверждение: испытуемые лучше справлялись с заданием, требующим умственного напряжения, если им говорили, что они могут обратиться за помощью к экспериментатору, хотя они помощи так и не попросили (139, с. 378).

Фундаментальная потребность в обществе других заставляет каждого человека строить собственную сеть взаимодействия, в которой дружеские связи исполняют роль амортизатора негативных влияний. Но следует помнить и о том, что хорошие отношения можно создать только тогда, когда этому уделяется достаточно времени, то есть дружба, так же как и любовь, требует развитой коммуникации, которая в английском языке понимается как связь и общение.

10.2.3. Любовь

Человек чувствует себя полностью счастливым только тогда, когда он любит и ему отвечают взаимностью. Это подтверждается и многочисленными исследованиями, согласно которым наличие тесных, проверенных временем взаимоотношений повышает жизнеспособность индивида. В поисках таких взаимоотношений мы готовы провести половину жизни. Можно рассмотреть любовь как зарождение, развитие и укрепление чувства по той же схеме, по которой Кнэпп рассматривал дружбу. Большинство начальных проявлений будущей любви будут такими же. Но можно посмотреть и с другой стороны – при каких условиях любовь возникнет вероятнее всего? Для этого нужны следующие условия:

Доступность. Известно, что большая часть дружеских связей и даже будущих браков закладывается в школьные и студенческие годы. Мы склонны больше доверять тем, кто находится рядом с нами; наши школьные друзья и соседи, товарищи по студенческой группе и коллеги – вот те люди, среди которых мы ищем себе партнеров. За тридевять земель любимого человека ищут больше в сказках, чем в реальной жизни. Правда, сегодня ситуация несколько меняется. Люди знакомятся в Интернете, поддерживают долговременные связи, живя в разных странах, и даже в результате женятся. Самое удивительное заключается в том, что пары, образованные в виртуальном пространстве, уживаются друг с другом.

Приязнь между людьми может возникнуть спонтанно, и уже при первой встрече у пары формируются впечатления, которые являются ключевыми для дальнейшего развития отношений. В основном это эмоциональные впечатления, которые люди формулируют в терминах «нравится/не нравится». Большинство из них основано на наблюдении за невербальным поведением партнера.

Сходство, которое обнаруживается в начале знакомства. Если людям нравятся одни и те же фильмы, книги, музыка, телепередачи, мультфильмы и виды спорта, то они испытывают чувство удовлетворения и готовы к продолжению контактов. Причем люди стремятся найти как можно больше точек соприкосновения, а любое несходство порождает разочарование. Оно либо приведет к прекращению контакта, либо будет преодолено другими, более важными общими интересами.

Взаимность. Если я нравлюсь кому-либо, то этот человек мне нравится тоже. Взаимное расположение рождает доверие, которое развивается по мере укрепления контактов. Если мы знаем, что кто-то считает нас привлекательными в каком-либо плане, то испытываем к такому человеку интерес.

Возраст любви. «Пора пришла, она влюбилась», – гениальная фраза А. Пушкина говорит о спонтанности, но одновременно и о душевной зрелости, готовности к любовному чувству. Еще одна формула Пушкина – «любви все возрасты покорны» – находит свое подтверждение в жизни. Первое сильное чувство может прийти ив 11—12, и после 50 лет. Особая готовность к любви, когда «приходит пора», связана с личными качествами человека и особенностями его жизненного пути.

Спонтанность. «Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь». По результатам многочисленных исследований американских психологов, мужчины более влюбчивы, чем женщины, они медленнее выходят из состояния влюбленности и менее склонны разрывать отношения, которые считают серьезными. Однако женщины эмоционально глубже и сильнее вовлечены в любовные отношения.

Открытость. В отношениях любви важна открытость. Самораскрытие является одной самых больших ценностей в жизни. Если человек настолько доверяет другому, что готов к самораскрытию, значит, достигнута высшая точка взаимоотношений. Это касается тех случаев, когда самораскрытие носит обоюдный характер.

Честность взаимодействия. Любовь требует абсолютной честности. Ложь, обман и интриги убивают любовь, потому что нет ничего неприятнее, чем обнаружить обман любимого человека. Обман разрушает доверие и приводит к угасанию самого большого чувства. Э. Аронсон считает, что когда взаимоотношения достигают высокой степени интимности, необычайно важной становится достоверность – наша способность отказаться от попыток произвести хорошее впечатление и начать раскрываться перед другим, даже если это и не всегда приятно. Когда два человека действительно любят друг друга и при этом имеют возможность свободно выражать свои чувства, как положительные, так и отрицательные, их связь становится намного более длительной, волнующей и плодотворной, чем в тех случаях, когда партнеры все время «чудесно» относятся друг к другу (10, с. 558).

Вариации любви. Выделяют любовь-страсть, любовь-дружбу, любовь-привязанность.

Любовь-страсть – это состояние интенсивного стремления к союзу с другим индивидом, непреодолимого желания соединиться с любимым человеком, которое обычно характеризуется одержимостью, неотступными мыслями о партнере, его идеализацией, желанием познать его и быть познанным им (139, с. 395). На некоторых людей любовь обрушивается как «солнечный удар», которому невозможно противостоять, поскольку находящийся под влиянием сильных эмоций человек не способен разумно мыслить и трезво оценивать свое состояние. Если любовь обоюдная, она приносит наивысшую радость, если нет – приводит в состояние отчаяния. Стендаль первым попытался разобраться в любовных чувствах с научной точки зрения в своем трактате «О любви». В главе «Зальцбургская ветка» особое внимание он уделяет паузе в общении влюбленных. Именно во время паузы происходит «кристаллизация чувств», которая является основным условием созревания любви.

Современные исследователи выдвинули многочисленные теории любви, но в каждой из них присутствуют слабо измеряемые параметры, такие как страсть, интимность (близость), преданность, привязанность, забота. Единственный факт, который здесь можно констатировать, – никакая страсть не может быть вечной, а любовь-страсть длится от нескольких месяцев до двух лет.

Исследователи отмечают также, что напряжение эмоций возрастает в связи с опасностью. Физиологическое возбуждение (катание на американских горках, физические упражнения, опасный переход по узкому мосту над пропастью) усиливает романтическую реакцию. Вместе с тем замечено, что чувство опасности, повышая сексуальное напряжение, рождает отношения, которые редко бывают долговечными.

Любовь-дружба часто приходит на смену угасающей любви-страсти. Она связана с чувством привязанности и нежности, с возникновением общих ценностей и интересов. Поскольку в результате страстной любви нередко появляются дети, то ее угасание и переход в любовь-дружбу способствует выживанию детей, так как родители меньше поглощены друг другом.

Любовь-привязанность сходна в своих проявлениях с любовью-дружбой и связана с долговременными супружескими отношениями.

Участившиеся разводы, большая требовательность к партнерам, проблемы одиночества поставили перед учеными вопрос о долговечности и надежности браков, их отрицательных и положительных сторонах. В результате огромного количества исследований в Западной Европе и США ученые пришли к однозначным выводам: женатые мужчины и замужние женщины более счастливы, чем те, кто никогда не состоял в браке, разведен или расстался с любимым человеком.

Более важный вопрос – качество супружеских отношений. Неудачный брак чаще вызывает депрессию у женщин, чем у мужчин, но женщины в своем абсолютном большинстве стремятся к брачным отношениям, хотя и могут это тщательно скрывать даже от самих себя. Неудачными бывают браки с ворчливыми, всем недовольными людьми и унылыми пессимистами.

10.2.4. Аттракция

Каким же образом возникает симпатия, на основе которой рождается любовь? Социальные психологи называют чувство симпатии термином «аттракция».

Аттракция – это способность привлекать и притягивать других людей в процессе восприятия человеком человека.

Р. Чалдини на основании многочисленных исследований перечисляет следующие основные факторы, которые вызывают аттракцию:

1. Физическая привлекательность. Исследования показали, что люди бессознательно приписывают индивидам, имеющим приятную внешность, такие положительные качества, как талант, доброта, честность и ум. Подсознательно работает формула: «красивая форма равна прекрасному содержанию». Согласно исследованиям, в ходе федеральных выборов в Канаде в 1974 г. внешне привлекательные кандидаты получили вдвое больше голосов, чем непривлекательные, но только 14 % избирателей признали факт влияния внешности на их выбор. Остальные сделали этот выбор неосознанно. Физически привлекательные люди получают более мягкие приговоры в суде. Красивые люди чаще получают помощь от представителей как своего, так и противоположного пола.

2. Сходство. Нам нравятся люди, похожие на нас. Это факт. И не имеет значения, о каком сходстве идет речь – сходстве мнений, личностных качеств, ценностей или стилей жизни. Большое значение имеет одежда: мы охотнее окажем помощь тому, кто одет примерно так же. Исследования показали, что клиенты охотнее оформляют страховые полисы, когда агенты имеют те же политические и религиозные взгляды, предпочитают тот же сорт сигарет и относятся к той же возрастной группе, что и сами клиенты. Поэтому многие политики во всех странах мира играют в игру «свой парень», когда речь идет о выборах.

3. Контакт и взаимодействие. В большинстве случаев нам нравится то, что знакомо. Фактор знакомства играет важную роль при решении разных вопросов, включая политические. Избиратели часто отдают предпочтение какому-либо кандидату просто потому, что много раз слышали его имя. Но наиболее поразительные результаты, касающиеся возникновения симпатии, дает сотрудничество, на котором мы остановимся ниже.

4. Нам нравятся те, кому мы оказали услугу. Еще Л. Толстой писал о том, что мы любим людей не столько за то добро, что они сделали для нас, сколько за то добро, что мы сделали для них. Эта мудрое наблюдение присутствует в творчестве многих писателей, в воспоминаниях крупных мыслителей. Для нас важно, что оно было подтверждено и в нескольких экспериментальных исследованиях социальных психологов (202, с. 370—371).

Счастливые люди считают качественные отношения с другими одним из главных своих приоритетов. Надежные привязанности дают ощущение безопасности, а длительные позитивные отношения способствуют продлению жизни. Поэтому важно не только уметь строить отношения, но и с минимальными потерями их прерывать в случае недоразумений, конфликтов и ссор.

10.3. Доверие и сотрудничество

Доверие является важной характеристикой человеческих отношений, однако изучение связанных с ним феноменов относительно недавно стало задачей социально-психологических исследований. С конца 90-х гг. среди российских ученых отмечается повышение интереса к проблеме доверия. Работы В. П. Зинченко, П. Н. Шихирева, Б. 3. Мильнера, а также масштабное исследование социально-психологических аспектов доверия, проведенное Т. П. Скрипкиной, сделали эту проблематику частью российской социальной психологии. С. Плесовских и И. Владыкина предприняли историко-антропологический анализ понятия. Они считают, что суть феномена доверия может быть раскрыта только на основе анализа его эволюции от первичных человеческих сообществ до современных общностей.

Социальные корни феномена доверия кроются в особенностях организации жизнедеятельности первых человеческих общностей на заре истории. Необходимым условием жизнедеятельности кровнородственных сообществ было доверие внутри рода, оно определяло стиль отношений внутри закрытой и недифференцированной общности, обеспечивало ее безопасность. Группа жила как единое целое, в которой член общности был подобен члену тела. Поэтому вопрос о доверии не ставился вообще, как мы не ставим перед собой вопрос о доверии своей руке или ноге. Однако усложнение жизни, необходимость отражения внешних угроз, борьба за ресурсы, неизбежные в таких случаях человеческие ошибки определили дифференциацию ролей и статусов среди членов группы. Это стало базой для развития социальных отношений и формирования чувства доверия внутри сообщества.

Доверие – базовая категория, регулирующая взаимодействие и взаимовлияние людей в первичных человеческих общностях. В процессе развития взаимовлияния внутри рода доверие обретает качество психической категории. Если изначально доверие было вынужденным, то постепенно оно становится предпочитаемым стилем отношений. Доверие в первобытных сообществах было одним из первых собственно человеческих психических феноменов, регулирующих взаимодействия. С чувством доверия неразрывно связаны атмосфера взаимопомощи, заботы друг о друге, обеспечение благами. Доверие сопровождается чувством психологического комфорта.

Образ жизни людей в первобытных сообществах оставался неизменным на протяжении сотен тысяч лет и отразился в структуре коллективного бессознательного. Доверие на уровне личности, переживаемое как базовая установка на доверие к людям, является компонентом коллективного бессознательного и предпосылкой психологического благополучия личности. По мере усложнения коммуникации, взаимодействия между членами сообщества спонтанное доверие начинало вытесняться, сфера его существования все больше уходила во внутриличностный план, внешнее проявление доверия становилось более локальным, дифференцированным, оно могло трансформироваться в веру. Если доверие в своей основе представляет собой дорациональную и досознательную категорию, то вера обладает характеристиками сознательности, разумности, отражает наличие внутреннего мира человека и одновременно включает в себя элементы дорационального доверия и его энергетику (144).

Доверие – это одна из наиболее древних составляющих психики человека, которая на уровне чувств и эмоций определяет его отношение к другим людям.

Сегодня, когда жизнь людей невероятно усложнилась, доверие, будучи базовой категорией человеческих отношений, сохраняет свою значимость, хотя жизнь и собственный опыт вынуждают нас быть осторожными. Начиная с Нового времени доверие стало базовой категорией деловых отношений. Когда банки впервые начали выдавать кредиты, итальянское слово «кредит» (доверяю) обрело статус социально-экономического понятия, а кредиты стали финансовой основой индустриализации.

10.3.1. Психологическое содержание понятия доверия

Для социальной психологии важнейшим предметом исследований доверия являются два аспекта: 1) структура доверия и 2) особенности его формирования в современных условиях. Структура доверия определяется базовыми для психологии компонентами установки – эмоциональным, когнитивным и поведенческим.

Эмоциональный компонент, несомненно, первичен, что видно из анализа формирования данного человеческого свойства в первобытных общинах. И в современной жизни чувство доверия рождается в нас внезапно при восприятии другого человека одного с нами или противоположного пола и проявляется как симпатия. Мы доверяем тем, кому симпатизируем. Эмоциональный компонент доверия слит в нашем восприятии с другими чувствами, основанными на эмоциях, такими как аттракция, симпатия, дружба, любовь и групповая интеграция в семье. Обман нашего доверия мы воспринимаем как горькую обиду, то есть реагируем тоже эмоционально.

Когнитивный компонент доверия сформировался позже и связан с взаимодействием и взаимовлиянием людей в первичных человеческих общностях. Он возникает при необходимости оценить степень надежности партнеров. Чаще всего о когнитивном компоненте доверия говорят в связи с такими психологическими понятиями, как безопасность, толерантность, риск и др. Тогда чувство доверия проявляется на рациональном уровне и требует включения познавательных структур.

Поведенческий компонент доверия имеет вербальные и невербальные проявления, которые мы легко понимаем по произносимым словам, лицевой экспрессии и конкретным поступкам.

Что же касается процесса формирования доверия, то он напрямую связан со всеми межличностными и социальными отношениями, которые складываются у растущего человека. Из исследований Эриксона и Эйнсворт известно, что базовое доверие начинает формироваться в младенческом возрасте. Ненадежно привязанные младенцы с паттернами А и В, не вполне доверяющие матери, держатся отстраненно и холодно, а во взрослом возрасте такие люди мало доверяют другим. В результате им сложнее строить свои отношения с окружающими, хотя они нуждаются в них не меньше, чем другие. Важно и то, что их недоверие к окружающим рождает ответное недоверие. Поскольку эмоциональный компонент доверия образуется в первые годы жизни ребенка, именно он воздействует на формирование когнитивных и поведенческих структур доверия во взрослой жизни и питает наш оптимизм в отношениях с другими людьми.

П. Н. Шихирев приводит одно из самых развернутых определений доверия в современной науке:

Доверие это «оптимистическое ожидание человека, группы или фирмы, находящихся в условиях уязвимости и зависимости от другого человека, другой группы или фирмы в ситуациях совместной деятельности или экономического обмена с целью способствовать, в конечном счете, взаимовыгодному сотрудничеству сторон. При недостатке эффективных договорных, юридических или общественных средств, обеспечивающих соблюдение обязательств, доверие опирается на добровольно принятое обязательство тех, кому доверяют защищать права и интересы сторон, участвующих во взаимодействии» (209, с. 27).

Ученый указывает, что в психологическом плане доверие в русском языке совпадает с определением веры (корень термина) у Апостола Павла: вера «есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом». Поэтому важным аспектом отношений доверия является уязвимость доверяющего, который не может предугадать будущее поведение человека, группы или фирмы на сто процентов. Доверяющий вынужден полагаться на партнера, ожидая, что тот не обманет и выполнит взятые на себя обязательства. Таким образом, взаимность моральных обязательств становится основой для прочного, взаимовыгодного и долгосрочного сотрудничества. В связи с этим, по мнению Шихирева, в ближайшем будущем возрастет роль морально-психологической стороны социального взаимодействия, этики социальных отношений, образующих ядро социального капитала. Как следствие этого, на первый план выдвинутся такие реалии жизни организации, как доверие, порядочность, лояльность и другие, еще менее осязаемые феномены.

Переход к информационному обществу поставил проблему доверия в центр социально-экономических исследований, бум которых в западных странах пришелся на середину 90-х гг. Именно тогда феномены доверия и сотрудничества были тесно увязаны с проблемой социального капитала, в определении которого доверие, честность взаимодействия и распределительная справедливость поставлены во главу угла.

Доверие формируется в процессе межличностных и деловых отношений. На уровне межличностных отношений для доверия необходимы такие характеристики и оценки человека, как:

– порядочность, репутация честного и верного своему слову человека;

– компетентность, обладание специальными знаниями и умениями межличностного общения, которые необходимы для выполнения обязательств;

– последовательность, надежность, предсказуемость и здравый смысл в различных ситуациях;

– доброжелательность, лояльность к партнеру, готовность защищать его интересы;

– открытость, психологическая доступность, готовность свободно делиться идеями и информацией.

Следует заметить, что все эти психологические по своему содержанию характеристики (за исключением компетентности) западные психологи научились измерять с точностью, достаточной для прогнозирования поведения.

На организационном уровне для доверия важными являются:

– личностные качества руководителя, которые связаны с предыдущим уровнем межличностных отношений и находятся от них в прямой зависимости;

– стиль и способы руководства, которые, наряду с культурой страны, воздействуют на формирование доверия внутри организации;

– эффективность принимаемых решений, обусловленных профессиональной компетентностью;

– порядочность и надежность, соответствие слов и обещаний делам;

– забота о сотрудниках.

Последние три фактора получили название ключевых, поскольку они являются основными условиями формирования доверия в организациях (209, с. 29—30).

Факторами культуры определяется соответствие принятых способов руководства в учреждениях и организациях, отношений в семье и школе. В постиндустриальных странах, где преобладают идеи равенства, руководство зиждется на принципах социального партнерства и партисипативного менеджмента, когда каждый член организации функционирует в пределах собственной компетентности, но хорошо информирован о делах и экономических перспективах компании в целом. Этому специально посвящаются регулярные собрания, на которых руководители рассказывают о своей работе. В постиндустриальных странах с коллективистской культурой, где распространены иерархические отношения, гармонизация достигается за счет отеческой заботы и социальных гарантий всем, кто честно и добросовестно выполняет свой долг.

Выделенные здесь характеристики доверия не являются чем-то новым, потому что во все времена они ценились людьми. К сожалению, в эпохи быстрых перемен и трансформаций об их ценности забывают. Отсутствие доверия служит источником разнообразных конфликтов, о чем свидетельствуют многочисленные лабораторные и полевые исследования социальных психологов.

10.3.2. Цена недоверия: «дилемма узника»

Наиболее впечатляющие результаты о закономерностях человеческого поведения в ситуации недоверия были получены с помощью специально сконструированной в начале 1960-х гг. лабораторной игры, получившей название «дилемма узника», которая предлагается участникам как история, произошедшая в действительности.

В этой истории рассказывается о двух преступниках, допрашиваемых прокурором по отдельности. Оба они виновны, но у прокурора есть лишь доказательства их других мелких правонарушений. Прокурор предлагает каждому из них признаться, гарантируя сознавшемуся существенное смягчение наказания, так как его показания будут использованы в материалах дела и расценены как помощь следствию. Если один сознается, а другой нет, то сознавшийся освобождается от наказания. Если сознаются оба, каждый из них получит только половину срока. Но если ни один не сознается, оба получат незначительное наказание.

Социальная психология

Рис. 10.2. Дилемма узника.

Исследования показали, что многие участники игры признаются, пытаясь свести к минимуму свой срок, несмотря на то что обоюдное признание приводит к более суровому сроку, чем обоюдное непризнание. Люди попадают в социальную ловушку, так как каждый не доверяет партнеру и старается признаться первым, чтобы не получить максимальный срок. В результате каждый получает половину срока. В США было проведено около 2000 исследований, в которых студенты университета сталкивались с различными вариантами дилеммы, когда в качестве награды использовались деньги, чипсы или фишки, а не тюремные сроки. Каждый раз студенты осознавали, что если вступят в союз, получат больше, но, не доверяя друг другу, они отказывались от сотрудничества и проигрывали. Более того, в лабораторных исследованиях тот, кто выбирал стратегию сотрудничества, нередко проигрывал, так как его эгоистичный «не доверяющий партнер» эксплуатировал эту ситуацию и выигрывал максимально.

Можно сделать вывод о том, что в рационализации своих отношений людям придется пройти еще достаточно трудный и долгий путь, чтобы научиться доверять друг другу, а не видеть в другом человеке средство для достижения своих целей, то есть чтобы научиться следовать категорическому императиву И. Канта. Оздоровлению социальной жизни общества будет способствовать осознание того, что доверие способно приносить ощутимую пользу, а недоверие приводит только к потерям.

Рационализация отношений связана с социальными представлениями людей о правильном и должном в поведении. Недоверие, родившееся в ходе противостояния, так или иначе необходимо преодолеть, потому что только сотрудничество способно принести позитивные плоды. Но как этого можно достичь? На вопрос, каким образом перейти от состояния конфронтации к состоянию сотрудничества, ответ в социальной психологии был получен в начале 30-х гг. прошлого столетия М. Шерифом в ходе специальных полевых экспериментов.

10.3.3. Условия сотрудничества

Музафер Шериф (Muzafer Sherif) (см. фото), американский психолог турецкого происхождения, организовал серию экспериментов в целях изучения закономерностей человеческого поведения, которые стали классическими в определении причин конфликта, способах вовлечения в него, а также возможностях выхода с помощью сотрудничества. В данном случае для нас важны аспекты доверия и недоверия, сотрудничества и негативизма. Эти эксперименты вошли в историю социальной психологии под именем автора, а результаты много раз были использованы для разрешения реальных конфликтов, в том числе и в международных отношениях (157, с. 10). На первом этапе эксперимента между двумя группами мальчиков, отдыхавших в спортивном лагере, был искусственно спровоцирован конфликт, который быстро разросся и перешел в стадию «военных действий». Спустя две недели, когда был достигнут наивысший накал враждебности, исследователи приступили к следующей стадии эксперимента. Условия были изменены таким образом, что группы мальчиков вынуждены были действовать сообща, невзирая на вражду. Вначале нужно было общими усилиями починить водопровод, который «сломался». Затем потребовалось вытащить грузовик с продуктами из кювета, куда он «нечаянно» заехал. Наконец, нужно было выбрать для просмотра фильм и собрать деньги, чтобы взять его в прокат. Необходимость участвовать в общих делах привела к тому, что напряжение между группами постепенно исчезло, а через шесть дней границы между группами исчезли и был установлен мир (157, с. 88—89).

Социальная психология

Важность этого эксперимента заключается в том, что он показал, во-первых, как легко разжечь конфликт между людьми, как быстро он разгорается и приводит к разрушительным для общества последствиям, а во-вторых, что любой конфликт может быть преодолен с помощью сотрудничества, в результате которого между людьми восстанавливается доверие.

Сотрудничество, или кооперация, – это такой тип человеческих отношений, который ориентирован на совместную работу для получения максимальной выгоды одновременно для себя и для группы.

М. Шериф доказал, что люди способны преодолеть соперничество и даже испытывать друг другу симпатию вследствие сотрудничества. Это действенно и для диад, и для целых народов, когда необходимо уладить международные конфликты. Все это позволяет говорить о закономерностях в человеческом поведении.

Достижение сотрудничества возможно при следующих условиях:

– люди, вступающие в контакт с целью сотрудничества, должны иметь одинаковый социальный статус. Если ощущается тендерное, социальное, этническое, расовое, возрастное и прочее неравенство, то контакт приведет только к увеличению разногласий и сотрудничество не состоится;

– контакты и сотрудничество должны одобряться социальными или групповыми нормами и вышестоящим руководством. Люди скорее идут на сотрудничество, если считают толерантность социально уместным способом поведения. Только тогда сотрудничество с представителями других групп рассматривается членами группы как законное и правильное;

– контакты и сотрудничество должны проходить на индивидуальном уровне, когда каждый участник взаимодействует с конкретным представителем другой группы. Такой контакт позволяет людям заметить, что они во многом похожи на представителей других групп и что последние не все одинаковы. Контакты на уровне личности способствуют возникновению дружбы, а люди, имеющие друзей из другой группы, обычно более благосклонно относятся ко всей группе в целом, не проявляя негативных стереотипов восприятия и предубеждений. Отсутствие контактов на индивидуальном уровне может привести к тому, что негативные стереотипы и предубеждения не просто сохранятся, но и усилятся;

– сотрудничество должно быть взаимовыгодным и приносить участникам пользу – материальную или моральную. Если, например, члены двух групп совместно работают над одним проектом, то полученная выгода должна быть распределена по справедливости, в зависимости от вклада каждого участника;

– в процессе сотрудничества члены групп должны прийти к выводу, что их стереотипы в отношении соперников были ошибочными. Тогда у соперничающих групп есть шанс перейти к партнерству и надежному сотрудничеству (204, с. 131).

Ученые доказали, что простые человеческие контакты могут уменьшить напряженность и поддержать сотрудничество. Единственная проблема заключается в том, что их нужно правильно начинать, так как и в личных и в групповых отношениях важен первый шаг.

10.3.4. Стратегия сотрудничества

Известный психолог Чарльз Осгуд (С. Osgood) в 1962 г. предложил стратегию GRIT (Graduated and Reciprocated Initiatives in Tension Reduction) – «постепенные и взаимные инициативы по ослаблению напряженности» (ПОИР). Фактически, конфликт можно разрешить, если публично предложить сопернику ответить взаимностью на предпринимаемые шаги по устранению причин конфликта. Чтобы разорвать спираль конфликта, Ч. Осгуд предложил одной из вовлеченных сторон начать с мирной инициативы. По мнению Осгуда, начинать следует с небольших шагов, которые могли бы продемонстрировать готовность одной из сторон пойти на уступки, так как иначе противная сторона может расценить это как проявление слабости. Следующий шаг должна предпринять другая сторона, чтобы инициатор примирения мог ответить новой инициативой (99, с. 669).

Так, например, действовал Казахстан, тогда еще не получивший независимость. Поэт Олжас Сулейменов от имени казахской общественности в 1988 г. открыто заявил, что Казахстан запрещает ядерные испытания в Семипалатинске. При поддержке М. Горбачева они действительно были прекращены. Через два года ядерные испытания прекратили США, еще через три года – Франция, а затем примеру держав ядерного клуба последовал Китай. С тех пор в мире не существует ядерных полигонов. Во всяком случае, пока не существует. Так политика взаимных уступок привела к окончанию холодной войны в мире в конце 80-х гг.

Основное достоинство стратегии GRIT состоит в том, что, не провоцируя друг друга на все нарастающее соперничество, противники постепенно вовлекаются во все более широкое и гибкое сотрудничество. Эта стратегия чрезвычайно важна в современном мире, полном недоверия и недоброжелательности между людьми, народами и культурами.

К сожалению, сотрудничество, так же как и доверие, еще редко становится предметом специальных социально-психологических исследований в России. Работа Т. Скрипкиной – одно из немногих исследований, зафиксировавших снижение уровня социального капитала в России вследствие недоверчивости поколения моложе 40 лет. То немногое, что сделано в этой области, показывает перспективу в развитии позитивных, доброжелательных и добрососедских отношений в современном мире.

С доверием связаны вопросы безопасности, честности и внутригрупповой интеграции, которые обеспечивают сплоченность группы и ее экономическую эффективность. Дальнейшая рационализация и гармонизация отношений требует доверия и отказа от сиюминутных выгод средневекового обмана и мошенничества, личного эгоизма и безответственности отдельных людей, которые в результате оборачиваются глобальным экономическим кризисом. Даже величайшие технологические достижения, вся колоссальная инфраструктура современного промышленного производства, грандиозные финансовые империи оказываются в зависимости от древних человеческих чувств и правил общежития, сложившихся в первобытной общине. Нарушение этих правил, отказ от главных человеческих добродетелей способны разрушить общество и уничтожить государство, а возможно, изменить его содержание.

Резюме

Построить свои отношения с другими – едва ли не главная жизненная задача, которую человек решает в течение своей жизни. Для всех нас особенно важны позитивные отношения с окружающими. В трехмерной теории межличностных потребностей У. Шутца дается достаточно убедительное объяснение того, как мы строим свои отношения с близкими людьми и как на это воздействует опыт детства. По его мнению, каждый человек испытывает три межличностные потребности: потребность в контроле, любви и чувстве принадлежности к группе. Для удовлетворения этих базовых для каждого человека потребностей люди вступают в отношения с другими.

Выяснение мотивов и особенностей отношений близости привело к возникновению нового термина – аффилиация. Изучение аффилиации стало самостоятельным направлением социально-психологических исследований. Ее рассматривают как противоположность потребности в одиночестве. Динамика потребностей в аффилиации или одиночестве представляет особый интерес в связи с распространенностью одиночества в индивидуалистических культурах. Этим проблемам оказалась близка также тема сети отношений, которая прежде разрабатывалась преимущественно в социологии. Однако данная тема имеет глубокий социально-психологический контекст.

Рассмотренные в главе варианты близких отношений дают представление о привязанности как о базовом образовании для других позитивных чувств – дружбы, любви и аттракции как способности привлекать к себе людей. Исследования Э. Эриксона и М. Эйнсворт, равно как и других исследователей, показали, что стиль привязанности закладывается в очень раннем возрасте и зависит от характера взаимоотношений ребенка с матерью. Любовь и дружба также играют в нашей жизни большую роль, придавая ей смысл, ощущение полноты жизни, необходимую динамику.

Доверие является важнейшим свойством общественных и личных отношений с древнейших времен. Доверие связано с личными позитивными чувствами, любовью, дружбой и привязанностью, но оно выступает как самостоятельный компонент общественных отношений. Исследования с помощью «дилеммы узника», эксперименты М. Шерифа и стратегия ПОИР Ч. Осгуда наглядно показали социально-психологические механизмы преодоления недоверия и возможности объединения людей. Однако до сих пор сделаны только первые шаги в этом направлении.

Сегодня социологические исследования доверия в основном нацелены на измерение индексов доверия к различным государственным институтам, гражданским службам и потребительским учреждениям. Социально-психологический аспект исследований должен быть сосредоточен на истоках формирования доверия и недоверия, тех факторов, которые на него влияют.


Глава 9 Развитие отношений: социальные, деловые, личные | Социальная психология | Глава 11 Негативные отношения