home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16 Этническая психология

Нации – это горячие монстры, воспламеняющие холодного монстра – общество.

Серж Московичи

Социальная психология

Изучение больших групп – сравнительно молодое направление науки, разрабатываемое скорее европейской, чем американской социальной психологией. Европейская традиция изучения больших общностей восходит своими корнями к психологии народов В. Вундта, психологии толпы Г. Ле Бона, к работам Ф. Тенниса, Г. Зиммеля, М. Вебера. Осмысление массовидных явлений психики, обусловленных принадлежностью индивида к большой социальной группе, стало предметом исследования в работах Т. Адорно (Т. Adorno), Э. Фромма, К. Левина, Г. Тэджфела и С. Московичи. Множество психологических феноменов современной жизни, таких как расизм, дискриминация, влияние пропаганды, слухов и СМИ, поведение болельщиков, революционно настроенные толпы конца XX – начала XXI в. на территории бывшего СССР, являются предметами исследования в социальной психологии больших групп. По мнению Г. Г. Дилигенского, важность социальной психологии больших групп определена тем обстоятельством, что «содержание социально значимых черт человеческой психики формируется именно на макросоциальном уровне» (49, с. 89).

Роль социальной психологии больших групп возрастает также в связи со складывающейся непростой демографической и этнической ситуацией в мире. Во-первых, количество населения Земли резко увеличилось в течение очень короткого промежутка времени: с 2,5 млрд в 1970 г. до 5,2 млрд в 1995 г. Ежегодно за счет стран Азии, Африки и Латинской Америки население Земли возрастает на 230 тыс. Население Индии и Китая уже сейчас составляет половину человечества. Во-вторых, влияние и существующее доминирование на мировой арене стран, населенных преимущественно европейцами и составляющих так называемый «золотой миллиард» благополучных, будет значительно поколеблено за счет более многочисленных народов, стремительный экономический рост которых сегодня, безусловно, изменит конфигурацию культур в мире завтра. И тогда пророческие слова В. Гюго о том, что «всякая война между европейцами есть гражданская война», возможно, получает еще большее подтверждение. А создание Евросоюза в его нынешнем виде – это лишь первый шаг, несмотря на то что думают об этом в настоящее время как сами создатели Евросоюза, так и его европейские же противники. В-третьих, Европа заселена таким количеством этносов, что это создает уникальное многообразие культур. Объединенный инновационный потенциал европейских народов может стать главным фактором, обеспечивающим конкурентность цивилизации. Именно европейцы уже сейчас образовали группу большой степени сложности из 23 стран и этносов, которым предстоит научиться жить в условиях многообразия языков и культур, создавая новое «МЫ» из бывших «ОНИ». Процесс этот настолько сложен, что без кросс-культурных исследований и изучения этнической психологии невозможно решить вопросы объединения такого количества культур и народов, сосредоточенных на относительно небольшой территории, сопоставимой с территорией Китая. Россия неизбежно будет вовлечена в этот процесс в силу общности цивилизации.

16.1. Понятие «этнос»

Этнос – это исторически возникшая устойчивая социальная общность людей, представленная племенем, народностью, нацией. Основным условием возникновения этноса является единство самосознания, осознания своего сходства и отличия от всех других подобных образований, а также единство территории, языка и культуры.

Л. Г. Почебут дает следующее определение этому понятию:

Этнос – это общность людей, связанных единой системой отношений к природе, к членам своей и чужой общности, к самому себе, к идеям и ценностям, выработанной в процессе этногенеза (151, с. 101).

По мнению Т. Г. Стефаненко, этнос – это группа людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как естественные и устойчивые этнодифференцирующие характеристики (176, с. 29).

Этнос основан на общности представлений, на вере людей в то, что они связаны между собой общностью происхождения, историей, системой ценностей и правил поведения и пр. По мнению С. А. Арутюнова и Н. Н. Чебоксарова, «этносы представляют собой пространственно ограниченные «сгустки» специфической культурной информации, а межэтнические контакты – обмен такой информацией» (90, с. 11). С точки зрения этих авторов, этнос выполняет функцию своеобразного информационного фильтра. До последнего времени в процессе этногенеза существовала принципиально иная информационная ситуация, чем та, которая существует сейчас. Человек получал информацию от немногочисленной, относительно четко очерченной по составу группы. В настоящее же время растет репертуар социальных идентичностей, человек становится членом множества общностей, и те психологические механизмы, которые сформировались в процессе становления человечества, не справляются с новой информационной ситуацией. Огромное количество информации из различных источников вынуждает человека ставить информационные фильтры. Одним из таких фильтров становится этническая идентичность. Авторы предлагают «информационную модель этноса», основывающуюся на постулате о лимите информационных возможностей человека, которые не могут бесконечно развиваться без нанесения вреда личности (133, с. 84).

16.1.1. Три подхода к рассмотрению этничности

Природа этнической общности рассматривается с точки зрения трех основных подходов: примордиалистского, конструктивистского и инструменталистского.

Примордиалистский подход (англ. primordial – изначальный) сложился в зарубежной психологической антропологии благодаря работам К. Гирца (С. Geertz), Р. Гамбино (R. Gambino), У. Коннора (W. Connor), А. Грили (A. Greely), П. Ван дер Берге (P. Berghe van den). Вышеперечисленные авторы считают этничность врожденным качеством человека. Этничность как эмоциональная привязанность является неизменным и фундаментальным аспектом «Я-образа» каждого человека (166, с. 16). Все примордиалистские концепции трактуют этнические группы как реально существующие группы людей, которые:

– характеризуются биологическим самовоспроизводством;

– разделяют базовые культурные ценности, выражающиеся во внешнем единстве культурных форм;

– образуют единые поля коммуникации и взаимодействия;

– характеризуются членством, обеспечивающим идентификацию для людей, входящих в состав группы, и признание их другими группами (133, с. 84).

Конструктивистский подход основан на том представлении, что этнос не является реальностью, существующей объективно. Этническая общность конструируется людьми. Причем в зависимости от того, кто конструирует представления об этносе, с какой целью и т. д., содержательное наполнение понятия этничности и ее границ может существенно разниться. Конструктивисты подчеркивают значение субъективных элементов: мифологии коллективного сознания, коллективной исторической памяти, мифа о едином происхождении, комплекса сходных психологических черт (национальный характер). Данный подход развивали Дж. Мид, Е. Гоффман, Ф. Барт (F. Barth), P. Дженкинс (R.Jenkins).

Инструменталистский подход разрабатывается в рамках политологических исследований межэтнических отношений. Этничность понимается как идеология, созданная элитой общества для мобилизации масс и достижения собственных интересов в борьбе за власть (133, с. 94—96). С. Московичи считает, что этничность выражается в социальной и политической солидарности членов общества. Российский антрополог В. А. Тишков видит в этничности всего лишь средство, инструмент реализации коллективного стремления «к материальному преимуществу на социополитической арене» (166, с. 16). В западной психологии инструменталистского подхода придерживаются Д. Белл, А. Коэн (A. Cohen), Дж. Окамура (J. Okamura), М. Фишер (М. Fisher), К. Янг (С. Young).

Различие между подходами основано на различном понимании природы социального. Если примордиалисты трактуют этнос как естественное объективное явление, опирающееся на социальные инстинкты, то конструктивисты рассматривают этнос с позиций субъективизма, как конструирование и категоризацию социального мира. Для инструменталистов не важна природа этноса – объективна она или субъективна. Для них важнее возможность использования категории этноса в политических, манипулятивных целях.

16.1.2. Парадигма этнической психологии

По нашему мнению, теоретическим фундаментом этнической психологии является когнитивное направление в социальной психологии. Начиная с классического эксперимента Ричарда Ла Пьера этническая психология нацелена на изучение установок личности в межэтнических отношениях. Система понятий этнической психологии сконцентрирована вокруг понятия «установка» (аттитюд, отношение, диспозиция).

Этническое в личности – это целостная система отношений и установок, выработанная в процессе исторического развития этнической общности и проявляющаяся, актуализирующаяся в данное историческое время, в данной этносоциальной среде.

Этническая установка призвана регулировать способ социального существования человека. Этнические установки возникают в процессе категоризации окружающего мира. С этим процессом мы уже познакомились в главе 5 «Социальное познание». Здесь лишь напоминаем, что:

Категоризация – это способ познания посредством классификации и типизации предметов окружающего мира с использованием наиболее общего понятия, выражающего одно из основных отношений бытия.

Категоризация возникает на основе социальной установки и осуществляется в четырех направлениях:

1. В отношении природы и окружающих вещей.

2. В отношении людей, формируя таким образом систему отношений «мы и они», «свои и чужие», «аут– и ингруппы».

3. В отношении самого себя, формируя социальную и этническую идентификацию личности, отождествляющей себя с определенной этнической общностью.

4. В отношении идей, которые формируют систему ценностей и ценностных ориентации.

Социальная категоризация – один из видов категоризации, то есть способ познания с помощью процессов классификации и типизации окружающих людей. Социальная категоризация возникает только в отношении людей и самого себя (147, с. 28—29).

Этническая установка – это система отношений человека к природе (времени, пространству и прочим природным феноменам), к окружающим людям, к самому себе, к идеям и ценностям человеческих сообществ.

На основе этнической установки возникают разнообразные социально-психологические феномены, такие как стереотипы, предубеждения, предрассудки, этническая идентичность и др.

Этнический стереотип – это жестко фиксированная этническая установка, напрямую регулирующая восприятие, поведение и интерпретацию поведения окружающих людей.

Стереотипизация – это удобный способ классификации и систематизации информации, ежедневно попадающей в наше сознание. В постоянно меняющемся мире создание стереотипов дает возможность человеку упростить многообразный окружающий мир и отрегулировать последовательность и логичность своего поведения. Существуют три вида стереотипов: стереотипы восприятия, интерпретации поведения и самого поведения. Этнические стереотипы связаны с обобщенным и схематизированным описанием свойств и характеристик своей этнической общности (автостереотипы) и чужой этнической общности (гетеростереотипы).

Этноцентризм – тенденция оценивать мир с помощью собственных культурных фильтров.

Каждый человек усваивает определенную модель поведения и определенный способ восприятия и интерпретации поведения других людей. Этноцентризм – это феномен восприятия окружающего мира, и его нельзя оценивать положительно либо отрицательно. Этноцентризм означает только то, что у каждого человека формируются критерии оценки окружающего мира, детерминированные культурой. Этнические стереотипы базируются на феномене социальной каузальной атрибуции, то есть на интерпретации поведения и итогов деятельности людей с учетом их групповой принадлежности. В результате ошибок социальной каузальной атрибуции возникают такие негативные явления, как этнические предубеждения, предрассудки и дискриминация.

Предубеждение – это негативная установка по отношению к людям исключительно на основании их национальности. Предубеждение основано на стереотипах восприятия, трактующих иной этнос в негативно окрашенных тонах.

Предрассудок – это заведомо ложное осуждение людей исключительно на основании их национальности. Предрассудок проявляется в негативной оценке их личности, поведения, норм и ценностей их культуры.

Предрассудки основаны на стереотипах интерпретации поведения. В этнических предрассудках заложены неверные, ошибочные атрибуции поведения людей, принадлежащих к другому этносу. Непонимание причин поведения зачастую приводит к опасениям, страхам, отчужденности по отношению к чужим для нас людям. Последствиями предубеждений и предрассудков являются ксенофобия, дискриминация, экстремизм.

Ксенофобия – навязчивый страх, боязнь незнакомых людей, враждебность ко всему чужому, не своему, иностранному (образуценностям).

Ксенофобия выражается в виде страхов, подозрительности, недоброжелательности ко всем «чужим». Она становится массовым явлением, заметно возрастающим в последнее время в России.

Дискриминация – негативное поведение или призывы к негативному поведению по отношению к людям исключительно на основании их национальности.

Дискриминация – это стереотип поведения, основанный на ложной каузальной атрибуции. Но это не единственный стереотип этнического поведения. Наука знает множество положительных стереотипов поведения, таких как обычаи и традиции гостеприимства, вежливого и тактичного поведения и пр.

Крайними выражениями дискриминации являются экстремизм и терроризм.

Экстремизм – это приверженность крайним, преимущественно насильственным, средствам достижения целей.

В межэтнических отношениях экстремизм выражается в виде национализма и терроризма.

Национализм – это идеология, политика, общественная психология и практика, сущность которых составляют идеи национальной исключительности, обособленности и пренебрежения к другим этносам.

Терроризм – это политика устрашения, подавления политических противников насильственными методами, стремление вызвать ситуацию хаоса, состояние паники в обществе, спровоцировать страх в массовом сознании, дезорганизовать работу государственных органов.

Центральное место в психологии межэтнических отношений занимают понятия этнической идентичности и толерантности.

Этническая идентичность – это установка человека по отношению к самому себе в связи с этнической группой. Этническая идентичность связана с этнической толерантностью.

Этническая толерантность – это установка на терпимое, уважительное, дружелюбное отношение к другим людям, принадлежащим к чужим этническим группам, воспитанным на образцах и ценностях иной культуры.

Этнические ценности – это установки (идеи, понятия, смыслы), которые не зависят от конкретного человека, а определяются культурой и разделяются всеми людьми, принадлежащими к данному культурному полю (147, с. 28—30).

По мнению Н. М. Лебедевой, существуют две основные цели этнической психологии: выявление психологических механизмов формирования позитивной этнической и культурной идентичности, а также изучение психологических механизмов формирования этнической толерантности на групповом и личностном уровнях (90, с. 14).

16.1.3. Теория самокатегоризации

Этническая и культурная идентичность возникает в результате социальной категоризации, которая, согласно Г. Тэджфелу может быть понята как «упорядочивание социального окружения в терминах распределения людей по группам. Это помогает индивиду структурировать причинное понимание своего социального окружения» (2, с. 33).

Г. Тэджфел экспериментально доказал, что социальная категоризация оказывает большое влияние на восприятие и оценку человеком других людей. Процесс социальной категоризации стал рассматриваться как фундаментальный процесс в когнитивном подходе социальной психологии. Было установлено, что основной способ категоризации других людей заключается в том, что человек определяет, похожи ли они на него или не похожи, то есть разделяет людей на группы «мы» и «они». Проводить социальную категоризацию возможно практически на основе любой черты личности, однако чаще всего используются самые характерные: расовая и этническая принадлежность, пол, возраст. Это базовая, или примитивная, категоризация, которая осуществляется автоматически, без какого-либо сознательного усилия или намерения.

Используется множество признаков категоризации человека (например, его профессия, цвет волос, стиль одежды), однако то, какой именно признак будет выбран в каждом конкретном случае, зависит от социального контекста, системы отношений, мотивации человека. Считается, что когда человек сталкивается с множественными признаками для социальной категоризации, он обычно концентрирует свое внимание на базовых категориях и игнорирует информацию, которая предоставляет основание для размышления о других категориях. Эта особенность была доказана в следующем эксперименте.

Эксперимент «Китайская женщина» был проведен в 1995 г. К. Макреем и Г. Боденхаузеном (К. Macrae, H. Bodenhausen). Цель: изучить, на основании каких параметров люди будут категоризовать китайскую женщину, показанную им в небольшом видеоролике. Процедура: первой группе испытуемых показывали женщину в контексте, акцентирующем ее национальную принадлежность (она ела палочками). Вторая группа испытуемых посмотрела видеоролик, где эта женщина делала макияж. Результаты: испытуемые первой группы описывали женщину, прежде всего, словами, связанными со стереотипом человека китайской национальности, то есть категоризовали ее по признаку этнической и культурной принадлежности; испытуемые второй группы описывали ее с точки зрения тендерной принадлежности. Таким образом, была доказана роль социального контекста (ситуации) в процессе социальной категоризации (127, с. 40).

В теории самокатегоризации, разработанной Дж. Тернером в 1987 г., утверждается, что человек рассматривает себя как представителя социальной категории (расы, нации, этнической, религиозной или любой другой группы). В процессе межгруппового взаимодействия он начинает более ясно осознавать определенные социальные категории. Например, общение представителей двух разных этносов приводит к более четкой, рельефнее осознаваемой этнической идентичности. Общение приверженцев разных религий обостряет религиозные чувства и интерес к своей и чужой религии. Эффект отчетливости осознания социальной категории способствует восприятию чужой группы как более гомогенной. Тернер полагал, что самокатегоризация тесно связана с самоидентичностью, и когда они актуализируются, тогда любая информация о нашем «Я», получаемая в процессе взаимодействия, имеет аффективные и мотивационные последствия (127, с. 26).

Согласно этой теории, если поиски социальной идентичности для членов группы становятся значимыми, повышается и согласованность их представлений о ней, поскольку: 1) усиливается воспринимаемая гомогенность своей группы; 2) активизируются ожидания взаимного согласия ее членов; 3) предпринимаются попытки достичь консенсуса посредством взаимного влияния (54, с. 80).

Самый древний способ социальной категоризации основан на дихотомическом делении людей на две группы. Люди, ориентируясь на неосознанное социально-психологическое чувство, делят окружающих на «своих» и «чужих». Уже древние греки впервые в научной литературе классифицировали всех людей по этому признаку. В древнегреческом языке даже существовали специальные лингвистические категории для обозначения такой дихотомии. Свою группу, свой народ греки называли словом «демос», а словом «этнос» – варваров, чужих, непохожих на них людей. Европейская наука складывалась, опираясь на философию и терминологию античности. На основе древнегреческих лингвистических корней появились слова «демография», изучающая народонаселение своей и других стран, и «этнография», изучающая быт и культуру различных народов. Европейская этнография развивалась, собирая знания о неевропейских народах. Лишь потом, по мере становления науки, пришло осознание необходимости изучать и свой народ.

В российской науке идею социально-психологического дихотомического деления общностей разрабатывал Б. Ф. Поршнев. Он изучал социально-психологический процесс исторического формирования и развития общностей. Отношение «мы – они» является универсальным принципом психического оформления любых общностей. Впервые такое психологическое деление людей возникло в первобытном обществе. ««Мы», – подчеркивал Б. Ф. Поршнев, – это всегда люди в прямом смысле слова, то есть люди вообще, тогда как «они» – это не совсем люди. Самоназвание множества племен и народов в переводе означает просто «люди». Но осознание «мы» всегда достигается лишь через противопоставление, через антитезу. «Мы» – это те, которые не «они», – это истинные люди» (146, с. 36). Б. Ф. Поршнев считал, что осознание «они» первичнее, чем осознание «мы». Для того чтобы появилось субъективное «мы», требовалось повстречаться и обособиться от каких-то «они». Первым актом надо считать возникновение в голове индивида представления о «них». «Они» на первых этапах взаимодействия куда конкретнее, реальнее, несут с собой те или иные определенные свойства – бедствия от вторжения «их» орд могут быть катастрофическими, непонимание ими человеческой речи создает непреодолимый барьер для общения. «Они» могут персонифицироваться в образе вождя или в образе несметного полчища врагов, победить которых у «мы» нет сил.

Б. Ф. Поршнев пришел к выводу, что главной, чисто социально-психологической характеристикой группы является наличие так называемого «мы-чувства», которое выражает потребность дифференцировать одну общность от другой и представляет собой своеобразный индикатор осознания принадлежности к данной общности.

Чем дальше уходила история от первобытных времен, тем больше изменялось соотношение значимости «они» и «мы». Многообразные общности стали ощущаться по противопоставлению не каким-то конкретным «они», а по противопоставлению просто всем, которые не «мы». Прошли тысячелетия, прежде чем у людей пробудилась мысль, что «мы» совпадает со всем человечеством, живущим на Земле. Вся история человечества – это постоянный поиск «своих» и «чужих» в окружающем мире. Возникшее противопоставление очень устойчиво. Оно появилось в реальном социальном мире и существует в нем до сих пор, переносится на мир воображаемый, идеальный. «Возникает социально-психологическая загадка, – отмечает Б. Ф. Поршнев, – если всякая общность, всякое «мы» осознает себя и конституируется через сопоставление с каким-то «они», то кто же «они» по отношению к рождающейся сверхобщности – человечеству?» (146, с. 34—82).

Психологическая потребность людей иметь себе противоположность не ослабевает в ходе исторического развития. Человечество, осознав свое единство, свою общность, тут же придумывает себе противников в виде таинственных и порой злонамеренных инопланетян, бороздящих наше околоземное пространство на НЛО, непонятных для нас, скрывающих свою сущность.

Рассматривать дихотомию «мы – они» необходимо не только в мифологическом и религиозном планах, но и в реальной социальной жизни. Дихотомия – основной закон, запустивший процесс развития социального мира. Современный французский культуролог Э. Левинас (Е. Levinas) сформулировал всеобщую нравственную максиму обогатив ее новым смысловым содержанием. Левинас утверждал, что смысл человеческого существования обнаруживается перед «лицом другого». Отношение к «другому» как к ценности, как к трансценденции, общение и взаимодействие «лицом к лицу» является у Левинаса исходной точкой нравственного отношения к миру.

16.1.4. Ингруппы и аутгруппы

Американские психологи определяют группу через понятие «мы». Так, например, Д. Майерс пишет: «Группа – это два или более лица, которые взаимодействуют друг с другом, влияют друг на друга дольше нескольких мгновений и воспринимают себя как «мы»» (99, с. 674). В западной социально-психологической литературе сложилось деление на ингруппу и аутгруппу.

Ингруппа – это группа, к которой человек себя относит, с членами которой он себя идентифицирует таким образом, что расценивает членов группы как «мы».

Аутгруппа – это группа, к которой человек не принадлежит или считает, что не принадлежит, для которой он подбирает символическое значение «немы».

В современном обществе между людьми существует множество связей, но чувство ингруппы («мы»), поиск ее членов среди других людей остаются очень актуальными для каждого человека. Понятия ингруппы и аутгруппы важны потому, что идентификация каждой личности с группой существенно влияет на самопредставление и поведение. От членов ингруппы мы вправе ожидать признания, лояльности, взаимопомощи. Ожидаемое от представителей аутгруппы поведение при встрече зависит от вида этой группы. От одних мы ждем враждебности, от других – более или менее дружеского отношения, от третьих – равнодушия и индифферентности.

Г. Тэджфел и его коллеги в начале 70-х гг. провели серию экспериментов с целью показать, что простое, чисто номинальное разделение людей на группы может порождать внутригрупповой фаворитизм и дискриминацию по отношению к членам других групп даже при отсутствии сколько-нибудь тесных отношений между членами одной группы. Исследователи исходили из гипотезы, что люди склонны видеть мир сквозь призму дихотомии «мы – они», полагая при этом, что «мы» в чем-то лучше, чем «они».

Исследования Г. Тэджфела, по мнению В. С. Агеева, интересны тщательным исключением из экспериментальной ситуации всех возможных факторов, которые обычно называются в качестве причин межгрупповой дискриминации. Исключались такие факторы, как межличностное взаимодействие, конфликты целей и интересов, предыдущая враждебность или предвзятость, связь между действиями в пользу собственной группы и личными материальными интересами испытуемых. Единственное, что оставалось неизменным, – это факт группового членства, но и оно было предельно незначимым, эфемерным, «минимальным». Таким образом, с точки зрения Тэджфела, «группа – это совокупность индивидов, которые воспринимают себя как членов одной и той же социальной категории, разделяют эмоциональные последствия этого самоопределения и достигают некоторой степени согласованности в оценке группы и их членства в ней» (2, с. 21—23).

Отечественный психолог И. Р. Сушков считает, что «категоризация по жестким дихотомиям характерна для первых этапов развития общности. Первые общественные группы проводят жесткие неспецифические границы, внутри которых разрешен социальный обмен, а вне границ полностью запрещен. Поэтому восприятие тех, кто «они», сопровождается чувством тревоги и поляризацией отношений. «Они» не могут быть такими, как «мы»» (178, с. 255).

Эксперимент Сушкова. Автор провел небольшое эмпирическое исследование и попросил 50 человек с высшим гуманитарным образованием, как людей с достаточно высоким уровнем культуры социального общения, создать три словесных портрета: «я – это», «мы – это» и «они – это». В результате получилось описание совершенно полярных общностей. В портрете «мы» встречается около 20 % характеристик из портрета «я» и практически не встречаются характеристики из портрета «они». В «мы» наиболее часто упоминаются родственники, друзья, коллеги, люди одной и той же национальности. Люди из общности «мы» обладают положительными социально-психологическими качествами, такими как доброта, ум, веселость, мечтательность, порядочность, трудолюбие. «Они» редко идентифицируются по профессиональным признакам и имеют другие или совершенно противоположные характеристики по сравнению с «мы». Глупость, злость, уныние, животные, африканцы, американцы, алкоголики – вот их основные характеристики. «Социальная природа заставляет групповых субъектов, – пишет И. Р. Сушков, – принимать как данность общедифференцирующие процессы, толкающие их к необходимости категоризации и оформлению в самостоятельные элементы социальной системы. В основе такой категоризации лежит простое противопоставление своей общности и всех остальных по дихотомическому принципу: «мы» – «не мы»» (178, с. 255—256).

Деление на «своих» и «чужих» является основополагающим принципом взаимоотношений любых социальных общностей. Так, например, Л. Н. Гумилев считал, что единство этноса складывается в результате неосознанного чувства своих и чужих. «Чужих узнают по отличию от своих, а своих – по отличию от чужих». Процесс деления людей, в основе которого лежат социально-психологические феномены, Г. Тэджфел назвал процессом категоризации социальных групп и рассматривал его как минимальную парадигму социального (248, с. 274).

16.2. Этническое самосознание

Дихотомия социальных общностей является, по мысли французского антрополога Клода Леви-Стросса, универсальным свойством человеческого мышления. Как для мышления примитивного, так и для мышления современного человека характерно стремление к упорядочиванию предметов окружающего мира. Классифицируя людей, разделяя их на своих и чужих, человек строит гармоничные отношения со сложным социальным миром. Важность принципа дихотомии для восприятия и понимания окружающего мира подчеркивали многие исследователи. Однако в социальной психологии первоначально сложился несколько иной подход, связанный с поведением чужих, которые хотят или не хотят стать своими. Речь идет о введенном в начале XX в. понятии «аттитюд», о котором мы рассказывали в главе 7. Позднее аттитюды становятся центральным понятием в американской социальной психологии. Они охватывают самый сложный и многоаспектный класс явлений, но первые исследования в этой области были посвящены в том числе и этническим проблемам. Сегодня, когда мы рассматриваем этническое самосознание, связанное с идентичностью и спецификой социального познания, мы не можем обойти стороной этнические установки, или этнические аттитюды, и этнические стереотипы.

16.2.1. Этнические установки

Впервые категория аттитюда в социальной психологии была использована в книге У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский крестьянин в Европе и Америке» (1918). В этом первом исследовании, посвященном адаптации эмигрантов в США, авторы изучали процесс изменения установок в условиях эмиграции. Аттитюд, или установку, они определяли как «психологический процесс, рассматриваемый в отношениях к социальному миру и связанный с социальными ценностями» (210, с. 100). Ценность – это объективная (социальная) сторона установки. Установка же – субъективная (индивидуальная) сторона социальной ценности. Томас и Знанецкий впервые придали понятию установки социально-психологическое значение: «Установка, или отношение (аттитюд), – это психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального объекта». В зависимости от содержания этого переживания человек определяет стратегию своего поведения и строит отношения с окружающими его людьми, принадлежащими к своей и чужой культуре.

Социальная установка призвана регулировать поведение человека в сложной социальной среде. Ученые изучают различные признаки и свойства социальных установок (аттитюдов). К отличительным признакам аттитюдов относятся:

– интенсивность положительного или отрицательного отношения к какому-либо социальному объекту (Л. Терстоун, 1928);

– латентность, то есть недоступность прямому наблюдению (У. Парк, 1931);

– возникновение на основе опыта (У. Парк, 1931).

В начале 30-х гг. XX в. ученые считали, что аттитюды напрямую регулируют поведение человека, однако это оказалось не совсем так. Особый интерес к феномену аттитюда возник после эксперимента Ла Пьера на наличие этнического предубеждения у владельцев ресторанов и гостиниц. Парадокс несоответствия между реальным поведением и установкой по отношению к объекту американские ученые объяснили сложной структурой аттитюда и влиянием ситуационного фактора. Именно ситуация является тем посредником, который определяет совпадение или несовпадение установок и поведения.

Проанализировав результаты почти всех исследований по проблеме соответствия вербального и невербального поведения, А. Уикер (A. Wicker) в 1969 г. пришел к выводу, что декларируемые установки мало связаны с невербальным поведением. По данным исследований, один и тот же индивид может уступать или не уступать актуальному ситуационному и групповому давлению. И это скорее правило, чем исключение, иначе в поведении человека не было бы определенной, хотя и не всегда устойчивой последовательности.

16.2.2. Структура этнических диспозиций

Исходя из диспозиционной концепции В. А. Ядова, опишем структуру этнических диспозиций личности. Начнем с того, что окружающая среда, в которой живет этническая общность, включает в себя три основных вида условий:

1) географические условия (например, равнина или горы, пустыня или берег моря, степь или леса);

2) плотность окружения данной этнической общности другими этносами;

3) количественный состав этнической общности;

Предположим, что этническая общность имеет три уровня потребностей:

1) потребность в выживании и сохранении этнической культуры;

2) потребность в общении и взаимодействии с другими этносами;

3) потребность в создании социума.

Потребность первого уровня в сочетании с условиями окружающей среды создает элементарную этносоциальную установку членов этнической общности по отношению друг к другу, что формирует чувство «мы». Таким образом, складывается система отношений внутри этноса. Потребность второго уровня обусловливает возникновение более сложной этносоциальной установки и формирование дихотомии «мы – они». Потребность в создании своего социума (общества) и собственного независимого государства может быть удовлетворена при условии значительного количественного состава этнической общности, наличия сильной элиты и высокого уровня развития культуры. Актуализация установки на создание собственного социума в современном мире рассматривается как борьба народа за независимость и суверенитет. Реализация этой установки приводит этническую общность к иному качественному состоянию – утверждаются формы и способы самоуправления, появляется государство, социальные институты, законы, территориальный, политический, экономический суверенитет и пр. Создавая общество, общность формирует личность, дает толчок развитию социальных качеств и ценностей человека, оставляя как основу базовые этнические установки.

Как мы уже отмечали, этническое дано человеку в отношении, в частности в отношении к людям своей и других общностей. Воспитываясь в этнической среде, человек усваивает сложившиеся там ранее этносоциальные установки и стереотипы и руководствуется ими при взаимодействии со своими и чужими этносами. Оценивать этнические установки как плохие или хорошие неправомерно. Они существуют в реальности длительное время и способствуют выживанию этносов в окружающем этническом и социальном мире.

Согласно гипотезе Л. Г. Почебут, существует четыре варианта неосознаваемых этнических установок:

1. Поведенческие реакции, дозволенные в своей, но не дозволенные в чужой этнической среде.

2. Поведенческие реакции, дозволенные и в своей и в чужой этнической среде.

3. Поведенческие реакции, не дозволенные ни в своей, ни в чужой этнической среде.

4. Поведенческие реакции, не дозволенные в своей, но дозволенные в чужой этнической среде. Примером может служить одна из этнических установок цыган: цыгане известны как конокрады, но в то же время цыганские законы строго запрещают красть лошадь у цыгана (151, с. 103—104).

Базовые неосознаваемые этнические установки создают предпосылки формирования более сложной диспозиционной системы. Так возникают стереотипы восприятия, с помощью которых люди судят о представителях других этнических групп и ориентируясь на которые вступают с ними в контакт.

16.3. Этнические стереотипы

Стереотипы служат способом определения, «маркировки» своих и чужих. В науку термин «социальный стереотип» ввел Уолтер Липпман (W. Lippman) в 1922 г. в книге «Общественное мнение».

Социальный стереотип это упорядоченная, схематично детерминированная культурой «картина мира» в голове человека.

У. Липпман называет две причины возникновения стереотипов:

– Экономия усилий при восприятии сложных социальных объектов. Обычно люди не стремятся реагировать каждый раз по-новому на происходящие события. Для восприятия и оценки окружающих они используют уже имеющиеся категории. Эти категории и понятия придают миру единообразие.

– Защита социальных ценностей. «Системы стереотипов, – пишет У. Липпман, – могут быть ядром наших личных традиций, защитой нашего положения в обществе. Модель стереотипов не нейтральна. Это не просто способ замены порядком великой, цветущей и шумной путаницы настоящего. Это не просто схематизация, это и то и другое и еще кое-что. Это гарантия нашего самоуважения. Это проекция на мир нашего собственного чувства, наших собственных ценностей, нашей собственной позиции и наших собственных прав. Поэтому стереотипы в высшей степени заряжены теми чувствами, с которыми они связаны. Неудивительно, что любое посягательство на стереотип представляется посягательством на основы мироздания» (210, с. 117).

16.3.1. Основные свойства стереотипов

Социальные стереотипы задают характеристики членов своих и чужих социальных групп. В науке выделяют пять основных свойств стереотипов.

1. Согласованность, или социальный консенсус, свидетельствующие о высоком уровне единства представлений среди членов стереотипизирующей группы. Так, по мнению Г. Тэджфела, социальными стереотипами можно считать лишь представления, разделяемые достаточно большим числом индивидов – членов социальной общности. В науке были выдвинуты две гипотезы, объясняющие причины согласованности стереотипов. Первая гипотеза предполагала, что стереотипы являются предубеждениями одной группы против другой. Соответственно консенсус внутри группы показывает ее предвзятое, необъективное отношение к другой группе. Согласно второй гипотезе, консенсус возникает в результате недостатка личных контактов с представителями другой группы. Однако, как отмечает Т. Г. Стефаненко, «гипотеза предубеждения» и «гипотеза невежества» не получили подтверждения в эмпирических исследованиях. Было обнаружено, что люди имеют согласованные представления о группах, с которыми они находятся в тесном контакте и к которым испытывают симпатию (176, с. 287—288). Высокий уровень согласованности стереотипов, по ее мнению, можно объяснить с помощью теории самокатегоризации Дж. Тернера.

2. Схематичность и упрощенность стереотипов. Некоторые авторы оценивают стереотипизацию как низший и иррациональный когнитивный процесс. Однако в последнее время стереотипизация рассматривается как рациональная форма познания, как частный случай более универсального процесса категоризации. Стереотипы направлены на то, чтобы систематизировать изобилие и упростить сложность информации, ежедневно перерабатываемой человеком. Сторонники теории самокатегоризации утверждают, что стереотипизация необходима не только для того, чтобы экономить когнитивные ресурсы индивида, но и для того, чтобы отражать объективную реальность. Социальная реальность перенасыщена информацией, причем эта информация характеризуется неопределенностью и двусмысленностью. Следовательно, стереотипизация является достаточно эффективным способом переработки этой информации.

3. Эмоционально-оценочная нагруженностъ стереотипа. Под эмоциональным компонентом стереотипа понимается ряд предпочтений, настроений, оценок, эмоций, различных аффективных реакций, включая ненависть, симпатию – антипатию, страх и пр. Однако более значимым компонентом стереотипа признается когнитивная составляющая (воспринимаемые характеристики группы). А. И. Донцов и Т. Г. Стефаненко отмечают, что при формировании стереотипа когнитивные и аффективные составляющие взаимосвязаны. Однако при актуализации стереотипа они могут быть независимы друг от друга, поскольку информация о группах может поступать в сознание индивида двумя путями: а) с помощью представлений, основанных на эмоциях и оценках; б) с помощью представлений, основанных на знаниях, описаниях (54, с. 82—83).

4. Устойчивость или даже ригидность. Исследования показывают, что стереотипы достаточно стабильны, незначительно изменяются со временем. Однако при изменении отношений между группами или при поступлении новой информации их содержание и даже направленность (позитивная – негативная) могут изменяться. Этот процесс может произойти очень быстро (например, ухудшение стереотипов восприятия американцев в среде австралийцев во время войны в Персидском заливе). Но стереотипы могут меняться и постепенно (176, с. 287).

5. Неточность считается наиболее существенным свойством стереотипа. Неточность означает, что стереотип не соответствует объективной действительности либо классифицирует явления и объекты по вторичным несущественным признакам. Многие авторы обозначали стереотип как «традиционная бессмыслица», «прямая дезинформация», «совокупность мифических представлений», «неоправданные сверхобобщения». В науке прочно утвердилась мысль о ложности стереотипа. Однако стереотип, являясь обобщенным, предельно схематизированным представлением о группе, естественно, не предоставляет нам информации о каждом конкретном представителе данной группы. Дифференциация представлений о группе является одним из способов устранения неточности стереотипов.

16.3.2. Гипотеза «зерно истины» в стереотипе

Феномен «неточности» или «истинности» стереотипов постоянно обсуждается в науке. У. Липпман считал, что «стереотип не обязательно ложен, иногда он может быть абсолютно правилен». Но в дальнейшем широкое распространение получила гипотеза, рассматривающая стереотип как «совокупность мифических признаков, приписываемых группам». Однако эта гипотеза об исключительно ложном характере стереотипа не получила подтверждения. В 1950 г. О. Клайнбергом (О. Klineberg) была выдвинута противоположная гипотеза, получившая название: «зерно истины» в стереотипе. Клайнберг утверждал, что общий объем истинных знаний в стереотипе превышает объем ложных. В исследованиях было доказано, что социальные стереотипы не сводятся к совокупности мифических представлений. В них сформирован образ социального объекта, а не просто мнение о нем, не подкрепленное никакими объективными характеристиками, всецело зависящее от субъективного желания индивида.

Выделяются следующие признаки истинности стереотипа:

– единодушное мнение представителей двух групп относительно черт третьей группы;

– глубокие и длительные контакты между группами, приводящие к более высокому удельному весу реальных черт во взаимных стереотипах;

– согласованность между самовосприятием группы и ее восприятием со стороны другой группы;

– свойства, приписываемые другим группам, косвенным образом отражают особенности самой группы, так механизм формирования стереотипов осуществляется с помощью сравнения своей группы с другими;

– характер взаимоотношений между группами: сотрудничество или соперничество, доминирование или подчинение. В случае конфликта между группами возникает феномен «зеркального образа», то есть резкая поляризация представлений друг о друге. Члены двух конфликтующих групп приписывают положительные черты исключительно себе, а отрицательные черты и пороки – соперникам (176, с. 290).

16.3.3. Теория стереотипизации

Г. Тэджфел выдвинул шесть положений, описывающих феномен стереотипизации.

1. Людям психологически легче характеризовать большие социальные группы недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками.

2. В течение длительного времени стереотипизация сохраняет стабильность.

3. На трансформацию стереотипа могут повлиять изменения социальной, политической и экономической сфер жизни, однако трансформация наступает не всегда и очень отсрочена во времени.

4. Социальная напряженность и конфликты между группами приводят к тому, что стереотипы ужесточаются, заостряются и начинают играть доминирующую роль в реальном поведении людей, вплоть до откровенной враждебности.

5. При отсутствии явной враждебности между группами стереотипы редко проявляются на поведенческом уровне; в условиях напряженных и конфликтных отношений стереотипы становятся определяющими детерминантами поведения и слабо поддаются управлению, коррекции, изменению.

6. Стереотипы усваиваются в раннем детстве в качестве «чувственной картины мира»; дети используют стереотипы задолго до возникновения ясных представлений о разных группах (143, с. 93).

Содержание стереотипа определяют следующие факторы:

– характеристики стереотипизирующей группы: а) специфика ее этнической психологии; б) система ценностей, закрепленная в культуре и обыденном сознании; в) ее общественно-историческое развитие;

– взаимоотношения между стереотипизирующей и стереотипизируемой группами на данный момент: а) история их взаимоотношений; б) символическо-ценностное выражение взаимоотношений; в) социально-политические и экономические условия взаимоотношений;

– длительность и глубина контактов между представителями групп. Условиями оптимальной организации контакта являются: а) признание безусловного равенства сторон; б) наличие обстановки открытости и доверия; в) принятие общих, значимых для обеих сторон целей; г) уважение традиционных норм, ценностей, правил поведения, образа жизни друг друга (143, с. 94).

Т. Г. Стефаненко считает, что необходимо делать четкое различие между стереотипами как социальным явлением (обобщенным образом социальной группы) и стереотипизацией как психологическим процессом. Стереотипизация – это рациональная форма познания, частный случай процесса категоризации. Но стереотипизация не тождественна категоризации. Во-первых, люди могут идентифицировать другого человека как члена конкретной категории на основе объективных свойств, но не приписывать ему никаких стереотипных качеств. Во-вторых, стереотипизация отличается от категоризации воздействием на нее отношений между группами. Т. Г. Стефаненко выделяет психологические, социально-психологические и социальные функции стереотипизации.

Психологические функции стереотипизации: а) упрощение и систематизация обширной и сложной информации, получаемой человеком из окружающей среды;

б) средство постижения социального значения информации.

Социально-психологические функции стереотипизации: а) межгрупповая дифференциация, чаще всего оценочная в пользу своей группы; б) поддержание позитивной групповой идентичности.

Социальные функции стереотипизации: а) объяснение существующих отношений между группами; б) оправдание существующих межгрупповых отношений;

в) сохранение существующих отношений (176, с. 282—284).

16.3.4. Классификации стереотипов

Существует несколько критериев классификации стереотипов. Соответственно им выделяют:

1. Ауто– и гетеростереотипы. Аутостереотипы создаются в отношении собственной группы, а гетеростереотипы – в отношении чужой группы. Критерием классификации служит объект, на который направлены стереотипы, – своя или чужая группа.

2. Открыто высказываемые и скрытые, завуалированные стереотипы. Люди могут открыто использовать стереотипные фразы и говорить о своем отношении к другим группам, но могут и скрывать свои оценки, не показывать явно своего истинного отношения. Критерием классификации служит открытость или скрытность стереотипного отношения.

3. Культурные и индивидуальные стереотипы. Культурные стереотипы – это всеми принимаемые и общие для всех представителей данной культуры паттерны убеждений и представлений. Индивидуальные стереотипы – это представления и убеждения отдельного индивида относительно тех или иных характеристик определенной группы людей. Таким образом, степень общности стереотипов также служит критерием для их классификации.

4. Стереотипы восприятия, поведения и интерпретации поведения. Стереотипы восприятия свидетельствуют о представлениях людей о своей и чужой этнической общности и проявляются в наборе характеристик и черт личности. Стереотипы поведения связаны с нормами, правилами, обычаями, свойственными данной этнической общности. Нарушение стереотипов поведения может караться членами общности: от легкого осуждения до остракизма и изгнания. Стереотипы интерпретации поведения основываются на процессах каузальной атрибуции, могут быть верными или ошибочными.

5. Позитивные и негативные стереотипы выделяются на основании такого критерия, как направленность. Поскольку стереотипы – это обобщенные представления о группах людей, об их основополагающих психологических характеристиках, постольку эти представления могут быть как позитивными, так и негативными, иметь большую положительную или отрицательную эмоциональную насыщенность. Примеры позитивных стереотипов: азиаты трудолюбивы; немцы энергичны, обладают научным складом ума. Примеры негативных стереотипов: турки жестоки; американцы агрессивны и пр.

Исследования показывают, что стереотип не обязательно несет в себе отрицательный эмоциональный заряд. Американская исследовательница С. Фиск (S. Fiske) выделяет четыре вида стереотипа:

– « стереотип презрения» возникает по отношению к представителям низкостатусных и некомпетентных чужих групп, расцениваемых также как «холодные»;

– « стереотип восхищения» формируется в отношении своих групп, членством в которых человек гордится, группам приписывается компетентность, высокий статус и «теплота»;

– « стереотип зависти» характеризует отношение к представителям высокостатусных, компетентных, но «холодных» групп;

– « стереотип патернализма» проявляется в отношении низкостатусных, некомпетентных, но «теплых» групп. Таким образом, «чужих» любят за ощущение безопасности, порожденное сознанием собственной силы, а своих любят за поддержку или за надежду ее обеспечения в случае возникновения кризисных, экстремальных ситуаций (54, с. 83).

6. Социотипы и стереотипы. Поскольку стереотипы могут быть как верными, так и полностью ошибочными, то стереотипы, основанные на фактах и наблюдении за поведением людей, называют социотипами. Таким образом, критерием для классификации служит верность, адекватность характеристики (социотип) и ошибочность, неадекватность характеристики (стереотип).

Стереотипы восприятия изучались во множестве исследований. Одно из первых исследований было проведено Д. Кацем и К. Брейли (D. Katz, К. Braly) в 1933 г. Они предложили студентам Принстонского университета перечень прилагательных и просили выбрать те из них, которые, на их взгляд, являются показательными для десяти различных этнических групп. Результаты исследования показали наличие позитивных и негативных стереотипов восприятия в описании каждой из предложенных групп. Подобное исследование было повторено в 1951 г. Были обнаружены изменения в восприятии этнических групп, произошедшие за эти годы (104, с. 81).

Исследование этнических стереотипов в России провела 3. В. Сикевич в 1997 г. Респондентам было предложено назвать произвольное число качеств, наиболее типичных для немцев, французов, американцев и чеченцев. Время работы ограничивалось 15 минутами, что предполагало фиксацию модального ассоциативного ряда. Большинство участников опроса не имели личных контактов с представителями «оцениваемых» народов, поэтому их гетеростереотипы носили культурный характер. Выяснялись также автостереотипы русского народа. В исследовании подтвердилась гипотеза о том, что этническая идентификация строится на сравнении: фиксировались преимущественно те черты, которые для русских не являются модальными. Результаты представлены в табл. 15.1.

Таблица 15.1. Десять модальных стереотипов восприятия в порядке предпочтительности.

Социальная психология

Анализ таблицы показывает, что в ситуации межэтнического конфликта (военные действия в Чеченской республике в 1997 г.) автостереотип (черты русских) отличался доминированием позитивных характеристик, а гетеростереотип чеченцев, напротив, доминированием негативных. Эти данные подтверждают теоретические положения теории стереотипов. Предпочтение своей группы часто проявляется в форме этноцентризма (166, с. 121).

16.4. Этноцентризм

Термин «этноцентризм» предложил Уильям Самнер в своей книге «Народные обычаи» в 1906 г., в которой научно обосновал деление окружающих людей на «своих» и «чужих». Он разработал понятия «мы-группа» (ингруппа) и «они-группа» (аутгруппа), которые стали широко применяться в социальных науках. Первоначально У. Самнер изучал природу и происхождение норм и обычаев в группах. По его утверждению, каждая группа имеет свои обычаи и вырабатывает свои нормы поведения, чем и объясняются различия между группами. Взаимоотношения в «мы-группе» строятся на основе согласия. Принадлежность к «мы-группе» определяет этноцентрические воззрения на мир. Самнеру принадлежит также идея этноцентризма и его влияния на взаимоотношения между группами.

Этноцентризм это склонность человека оценивать различные социальные и природные явления на основании норм и обычаев своей группы.

Взаимоотношения между «мы-группой» и «они-группой» строятся на основе этноцентризма в каждой из них и проявляются как враждебность и недоверие. Формы выражения этноцентризма бывают разными: от идеи исторической миссии и избранности собственного народа до чувства попранного национального достоинства, от патриотизма до шовинизма.

Этноцентризм стал одним из фундаментальных понятий, объясняющих межгрупповые отношения. Он является нормальным результатом усвоения обычаев общества и культуры в повседневной жизни, хотя часто используется в негативном смысле как неспособность подходить к другим людям в иной манере, нежели та, которая продиктована собственной культурной средой человека. Д. Мацумото (D. Matsumoto) дает следующее определение: «Этноцентризм – это тенденция оценивать мир с помощью собственных культурных фильтров» (104, с. 75). Этноцентризм означает тенденцию судить людей, принадлежащих к другим группам и обществам или ведущих иной образ жизни, по собственной культуре, часто рассматривая аутгруппы как нижестоящие.

Этноцентризм проявляется в следующих психологических феноменах:

1. Социализация человека и приобщение его к культуре. Культура объединяет множество правил, регулирующих и контролирующих поведение. Люди усваивают эти правила в процессе социализации.

2. Экспектация (ожидания) относительно восприятия других людей, интерпретация их поведения, суждения об этом поведении. Люди считают, что усвоенные ими правила, по которым их воспитали и которые верны для них, должны быть также верными и для других людей, принадлежащих к одному культурному полю.

3. Эмоциональные реакции. Людям свойственны эмоциональные реакции, связанные с ожиданиями и суждениями, которые могут варьироваться от удовольствия до возмущения, враждебности и фрустрации (104, с. 75—76).

Этноцентризм – это и взгляд на иную культуру сквозь призму своей, и желание отдать жизнь ради кажущихся эфемерными, несопоставимыми с ценностью человеческой жизни понятий, таких как Родина, «мой народ», религия, «моя земля» и т. д. Этноцентризм выступает в качестве защиты социальной группы, способствует сохранению идентичности ее членов, актуализируется в условиях межгруппового конфликта, угрозы целостности ингруппы. Этноцентризм как форма социального контроля способствует оправданию дискриминационных действий в отношении отверженных и представляющих угрозу аутгрупп. Этноцентризм наиболее ярко проявляется в ситуации внешней угрозы, например терроризма.

Антропологические исследования примитивных сообществ показали, что еще на заре человеческой истории люди демонстрировали предпочтение собственного племени, не рассматривая враждебность по отношению к другим племенам и даже убийство их членов как преступление. Этноцентризм выражался в обязательстве кровной мести как примитивного понятия о справедливости и законности действий членов своей группы. Отношениям, построенным на этноцентризме, были свойственны высокая степень внутригрупповой сплоченности, солидарности, тотальное почтение к групповым ценностям, презрение к верованиям и обычаям других групп. Замечено, что чем ближе живут соседние народы, тем выше градус этноцентристской враждебности. Этноцентризм провозглашает абсолютное превосходство той социальной группы, к которой принадлежит человек. У. Самнер ввел строгое правило: этноцентризм сопровождается подозрительностью и предубеждениями в отношении других групп и их членов.

16.4.1. Теория авторитарной личности Э. Фромма

Под определение этноцентризма подпадает идеология фашизма, которая в центр своих воззрений поставила превосходство арийской расы над другими расами, а в центр всех аутгрупп – представителей еврейской нации. Фашизм в Германии сопровождался небывалым геноцидом славянских народов и евреев. В 1941 г. Эрих Фромм в книге «Бегство от свободы» ввел понятие авторитарной личности и определил его как особый тип социального характера, составляющего психологическую базу фашизма. Наиболее важным элементом структуры авторитарного характера он назвал «особое отношение к власти». Авторитарной личности, по его мнению, свойственны следующие черты:

– выраженная зависимость от внешних сил (других людей, организаций, природы);

– перекладывание ответственности за результаты своих поступков на эти «силы»;

– восхищение властью и желание подчиняться;

– любовь к сильному и ненависть к слабому (бессильные люди или организации вызывают презрение);

– деление людей на обладающих и не обладающих властью, на высших и низших;

– ограниченность, враждебность, скупость, узость взглядов, подозрительность;

– чувство превосходства над другими;

– ненависть к незнакомцам и завистливое любопытство по отношению к знакомым.

16.4.2. Теория авторитарной личности Т. Адорно

В 50-х гг. XX в. европейский философ и социолог Теодор Адорно разработал концепцию авторитарной личности и обнаружил тесную связь этноцентризма и авторитаризма. Он написал книгу «Исследование авторитарной личности», в которой описал черты личности современного человека, предрасположенного к враждебности по отношению к расовым, этническим, религиозным и другим группам. Он открыл новый «антропологический тип» человека, возникший в XX в., – авторитарный тип личности. Устойчивой характерологической чертой авторитарной личности является этноцентризм, который ребенок усваивает в процессе воспитания в авторитарной семье, когда любой случай непослушания жестко подавляется властным отцом. Процесс подчинения и идентификация со строгим отцом в детстве продолжается и во взрослом возрасте и переносится на приверженность политическим убеждениям консервативного и фашистского плана, на стремление подчиняться авторитарным лидерам, на враждебное отношение к группам меньшинств.

Т. Адорно указывал, что этноцентризм связан с противопоставлением «своих» и «чужих». Враждебные установки и негативные оценки всегда направлены на «чужих». Позитивные установки, носящие некритический характер, ориентированы на «своих». В этноцентричной картине мира «чужие» всегда ниже «своих» по всем возможным критериям: общечеловеческим, социальным, моральным, профессиональным, личностным.

Этноцентризм рассматривается как комплекс предубеждений и предрассудков, как основной социально-психологический источник межгрупповых, межэтнических конфликтов. Этноцентрист – это человек, не способный и не желающий рассматривать другие культуры с точки зрения их собственных понятий. Этноцентризм – это ощущение того, что моя культура лучше, чем все остальные. Он основывается на двойной морали, при которой ингрупповое насилие неприемлемо, а насилие против аутгрупп желательно и героично.

Европейские ученые Р. Левайн (R. Le Vine) и Д. Кэмбелл (D. Campbell) установили, что человеку с этноцентричным сознанием свойственно:

– считать происходящее в своей культуре естественным и правильным, а происходящее в других культурах – неестественным и неправильным;

– рассматривать обычаи своей группы как универсальные: «что хорошо для нас, то хорошо и для других»;

– воспринимать нормы и ценности своей группы как безусловно верные;

– оказывать при необходимости всестороннюю помощь членам своей группы;

– действовать в интересах своей группы;

– гордиться своей группой;

– чувствовать неприязнь по отношению к членам других групп.

Канадский ученый Джон Берри (J. Berry) отмечает, что этноцентризм – это универсальная черта межгрупповых отношений, основанная на ингрупповом фаворитизме. Все группы проявляют взаимный этноцентризм в виде слепой приверженности групповым ценностям.

16.4.3. Теория догматической личности М. Рокича

Более поздние исследования, проведенные на основе терминологии и шкал Т. Адорно, показали, что для людей, которых можно охарактеризовать как «этноцентричных», характерна слабая способность находить и придумывать новые творческие решения логических задач. Милтон Рокич (М. Rockeach) предположил, что это связано с общей ментальной ригидностью, которая затрагивает не только поле когнитивных операций, но также и поле оценочных суждений. Таким образом, Рокич вывел решение проблемы на новый уровень, выйдя за пределы идеологической проблематики (национализм, расовая идеология, антисемитизм, политический консерватизм).

М. Рокич связывает этноцентризм с более широкой моделью поведения. Более того, на основании своих исследований в США он приходит к мысли, что испытуемые, стоящие на крайних или экстремистских позициях, ведут себя сходным образом и прибегают приблизительно к одинаковым способам обработки информации, а также имеют склонность навязывать свои взгляды с одинаковой яростью или одинаковым фанатизмом (48, с. 348).

На основании этих исследований (1954,1960) Рокич ввел понятие «догматизм». По его мнению, при расшифровке своего социального пространства человек использует не только рациональный анализ, но и некую ментальную структуру, названную им belief-disbelief-system (система доверие-недоверие). Рокич обнаружил взаимодействие двух гетерогенных ментальных подсистем: одна из них – это убеждения, которые человек принимает; другая подсистема включает то, чему он не доверяет. Из опыта социального взаимодействия человек знает, что существуют люди, которые разделяют иные убеждения, чем он. Структура belief-disbelief-system как отдельного человека, так и всей его ингруппы может изменяться в пределах континуума – от замкнутой (догматической) к открытой (недогматической) системе (48, с. 349). Эффективность действия этой ментальной структуры выражается в переходе от догматизма к недогматическому мышлению, то есть осознанию человеком того, что существуют люди с отличными убеждениями, чем те, в которые он сам верит.

Это положение теории М. Рокича может быть легко проиллюстрировано многочисленными примерами сегодняшней социально-политической жизни Украины – например, отношение догматически настроенной части населения к голодомору или сталинским репрессиям. Люди, занимающие крайние позиции, не просто ставят под сомнения исторические события, но и отрицают сам их факт, считая их преувеличением или даже пропагандистским измышлением. Эти же люди утверждают, что отравление президента В. Ющенко произошло вследствие неудачной косметической операции.

16.4.4. Виды этноцентризма

В 80-е гг. американский психолог Мацумото предложил различать два вида этноцентризма: гибкий и негибкий. Гибкий этноцентризм люди могут контролировать, хотя бы непродолжительное время, поскольку он поддается влиянию логики и аргументации. Негибкий этноцентризм характеризуется невосприимчивостью к логическим аргументам. В случае негибкого этноцентризма человек не способен взглянуть на поведение других людей с их точки зрения, объективно оценивать существующие факты и приводимые доказательства. Этноцентризм используется определенными социальными группами для разжигания национализма, шовинизма, агрессивности в отношении других групп. Он частично ответствен за возникновение ксенофобии, экстремизма, терроризма. В этом случае он принимает форму воинственного этноцентризма, который выражается в ненависти, недоверии, страхе и обвинении других групп за собственные неудачи. Воинственный этноцентризм используется в реакционных доктринах, санкционирующих захват и угнетение других народов, отмечает Т. Г. Стефаненко.

Лучшим индикатором того, какой тип этноцентризма присущ человеку служат фактические интерпретации последним поведения окружающих. Человек, который интерпретирует поведение представителей другой культуры исключительно с собственной точки зрения, позволяя себе такие оценки как: «Они ужасны!», «Вот почему люди их ненавидят!», реагирует негибко. Тот же, кто интерпретирует поведение других с позиций гибкого этноцентризма, скорее всего, скажет: «Не нам судить, что хорошо, а что плохо» (104, с. 78).

На основе этноцентризма и этнических стереотипов формируются предубеждения, предрассудки и дискриминация.

16.5. Этнические предубеждения, предрассудки, дискриминация

Этнические предубеждения возникают в результате этноцентризма и ошибок каузальной атрибуции. Теории каузальной атрибуции пытаются объяснить, каким образом люди интерпретируют причины поведения других людей в условиях недостаточной информации об этих причинах. Тогда люди прибегают к атрибуции (приписыванию) причин. Социально-психологические исследования обнаружили, что люди нетерпимы (интолерантны) к дефициту или отсутствию информации. Если налицо дефицит информации, носящей социальный характер, то есть информации о событиях жизни, политической ситуации в стране и пр., тогда возникают слухи, толки, пересуды. Таким образом осуществляется своеобразное добавление информации, сопровождающееся, естественно, ее искажением. При дефиците информации, имеющей личностный характер, то есть связанной с особенностями личности и ее поведением, возникает психологический феномен, получивший название «каузальная атрибуция». Людям не свойственно открыто объяснять друг другу причины и мотивы своих поступков. В процессе построения взаимоотношений имплицитно подразумевается, что люди, принадлежащие к одной культуре, к одному этносу, подсознательно понимают и адекватно интерпретируют мотивы поведения друг друга. С большой долей вероятности можно утверждать, что это так и есть. Принадлежность к этносу определяется бессознательным чувством, отличающим «своих» от «чужих». Мы понимаем «своих» на основании не только вербального, но и невербального поведения (позы, характерные жесты, движения). В результате отсутствия или недостатка информации возникает проблема: как объяснить причины поведения человека, его цели, намерения, экспектации? К ошибочной интерпретации поведения приводит нетерпимость к неопределенности информации о причинах поведения. В основе ошибок каузальной атрибуции лежит интолерантность к недостатку информации. Человек стремится восполнить этот пробел, поскольку испытывает потребность предсказать дальнейшие действия другого человека. Таким образом, интолерантность к недостатку информации приводит к каузальной атрибуции, то есть попыткам индивида самостоятельно объяснить поведение другого индивида.

Основателем теории каузальной атрибуции был американский психолог Ф. Хайдер (F. Heider). Он выделял два типа приписываемых причин: личностные и ситуативные. Позже понятие «каузальная атрибуция» было заменено более широким понятием «атрибутивные процессы», к которым относятся:

1) приписывание причин поведения другого человека;

2) приписывание личностных черт, мотивов и потребностей;

3) самоатрибуция, то есть приписывание самому себе определенных черт личности и интерпретация собственного поведения (6, с. 71).

Фундаментальная ошибка атрибуции – это склонность интерпретировать поведение человека с точки зрения диспозиционных, а не ситуационных факторов. Существует множество психологических объяснений распространенности фундаментальной ошибки атрибуции. Например, Хайдер считал, что «причинную единицу» всегда образуют «деятель и действие», однако «деятель» всегда «более выпукл», более интересен для собеседника, чем его действия. Поэтому приоритет отдается диспозициям и качествам личности «деятеля», а не его действиям.

Фундаментальная ошибка атрибуции имеет явные кросс-культурные различия. Глубокие объяснения этого феномена можно получить при анализе социальных норм, представленных в культуре. Так, в западной культуре доминирует идея о том, что успех человека обусловлен его внутренними личностными качествами, а не ситуацией или обстоятельствами, в которых он оказался. «Вся западная интеллектуальная и нравственная традиция обеспечивает поддержку объяснения поведения человека в терминах диспозиций» (6, с. 86). В восточных культурах больше внимания уделяется ситуационным факторам. Эти предположения нашли подтверждение в ряде экспериментов.

16.5.1. Культурная обусловленность каузальной атрибуции

Сравнению действия фундаментальной ошибки атрибуции в западных (индивидуалистических) культурах и восточных (коллективистских) культурах был посвящен эксперимент Дж. Миллера (G. Miller). Объектом исследования были индийские дети, выросшие в Индии или в США. Метод исследования предполагал поиск и описание причин позитивного или негативного поступка. Исследование показало, что индийские дети, выросшие в США, давали в экспериментальной ситуации (при описании «хорошего» или «плохого» поступка своего знакомого) личностную атрибуцию, а дети, выросшие в Индии, – ситуационную. Особенно отчетливо это проявилось при описании негативного поступка: дети, выросшие в США, приписывали причину личности в 45 % случаев, а дети, выросшие в Индии – лишь в 15 % случаев (6, с. 86—87).

Ли Росс и Р. Нисбетт полагают, что, возможно, здесь дело не в том, что в Индии люди в большей степени подвержены обратному эффекту фундаментальной ошибки атрибуции (приоритет отдается ситуационным факторам по сравнению с диспозиционными), а в том, что «ситуационные факторы действительно оказывают большее влияние на поведение людей на Востоке, чем на Западе» (157, с. 302).

В начале 80-х гг. англичанин М. Хьюстон (М. Hewstone) и голландец И. Ясперс (I.Jaspers) сформулировали теорию социальной атрибуции. Социальная (групповая) каузальная атрибуция понимается ими как интерпретация поведения и результатов деятельности людей на основании их группового членства. Эта атрибуция является: 1) социальной по происхождению, так как возникает и развивается в результате социального взаимодействия индивидов или под влиянием социальной информации; 2) групповой с точки зрения объекта направленности – не на конкретного индивида, а на человека как на члена конкретной социальной группы; 3) групповой с точки зрения сходства членов социальной группы и различий между группами (176, с. 293).

Таким образом, существуют три типа атрибуций:

1. Диспозиционные (личностные) атрибуции объясняют поведение на основе личностных качеств.

2. Ситуационные атрибуции объясняют поведение влиянием ситуации, социальной среды.

3. Социальные или групповые атрибуции объясняют поведение с позиций группового членства.

Т. Петтигрю (Т. Pettigrew) в 1979 г. ввел термин «предельная ошибка атрибуции», которым обозначил тенденцию формировать диспозиционные атрибуции о целой группе. Таким образом, приписывание целым народам отрицательных качеств, например агрессивности, воинственности, нечестности, злых умыслов и пр., представляет собой предельную ошибку атрибуции – ultimate attribution error.

Итак, существует два типа ошибок атрибуции:

1. Фундаментальная ошибка атрибуции – при интерпретации поведения человека используются в основном диспозиционные, а не ситуационные факторы.

2. Предельная ошибка атрибуции – при интерпретации поведения и образа жизни целого народа (социальной группы) учитываются только диспозиционные факторы.

Предельная ошибка атрибуции приводит к формированию стереотипов. Именно под влиянием предельной ошибки атрибуции возникают стереотипы интерпретации поведения, которые находят отражение в таких негативных явлениях, как предубеждения, предрассудки и дискриминация.

16.5.2. Предубеждение, предрассудок и дискриминация

Мы предлагаем разделять понятия «предубеждение» и «предрассудок». Предубеждение представляет собой установку, сформировавшуюся по отношению к определенной социальной или этнической группе. Причем установка может быть осознанной или неосознанной. Предрассудок же – более сложное психическое образование. Кроме трех вышеперечисленных компонентов он включает оценочный компонент, то есть предполагает «рассуждение» об отношении к той или иной социальной группе, оценку свойств этой группы, неоправданное осуждение этой группы (негативный характер эмоций) или неоправданное восхищение группой (позитивный характер).

Предубеждение выражается в осторожном, подозрительном отношении, недоверии, отсутствии дружелюбия, открытости, избегании установления деловых контактов. Т. Нельсон (Т. Nelson) считает, что предубеждение означает не только негативные эмоции, направленные на чужую группу, но и предпочтение, пристрастие по отношению к собственной группе (127, с. 78). В поведении человека предубеждение может быть заметно по большой социальной дистанции между партнерами по общению, закрытых позах, доминантности, избеганию контакта глаз и прикосновений. Источником предубеждения, как правило, служит стереотип – обобщенное представление о ком-либо. Предвзятое отношение часто направлено на людей, отличающихся от большинства.

В латинском языке термины «предубеждение» и «предрассудок» обозначались одним словом, лингвистических и смысловых различий не существовало. Предрассудок проявляется в негативной оценке личности, поведения, норм и ценностей иной культуры. Человек с предрассудками открыто высказывает свое отрицательное отношение к людям, незаслуженно осуждает и порицает их.

Г. Олпорт в своей книге «Природа предрассудка» определял предрассудок как «антипатию (резко негативное чувство), основанную на ошибочной и жесткой генерализации. Предрассудок можно чувствовать и выражать. Он может быть направлен против группы в целом или против индивида, поскольку он является членом этой группы» (221). Предрассудок – это интенсивное негативное чувство, основанное на генерализации носителя предрассудка относительно группы, к которой принадлежит человек – объект, или мишень, предрассудка. Предрассудок является аффективным компонентом межгрупповой установки. Кроме того, наличие негативного предрассудка в отношении чужой группы определяется не столько по негативным чувствам, сколько по отсутствию позитивных. Существует две степени выраженности предрассудков: а) очевидные формы предрассудков, проявляющиеся в сильных негативных эмоциях; б) скрытые, завуалированные формы предрассудков, основанные на отсутствии позитивных чувств в отношении чужих групп (127, с. 25).

Предрассудок может основываться и на позитивной установке в пользу своей группы. В таком случае он рассматривается как внутригрупповой фаворитизм.

Т. Нельсон выделяет следующие особенности предрассудка:

– имеет место в отношениях между группами;

– включает оценку (позитивную или негативную) группы;

– является предвзятым восприятием группы;

– основывается на реальных или воображаемых характеристиках группы (127, с. 28).

Термин «дискриминация» произошел от латинского слова «discrimination» – различение. Дискриминация предполагает ограничение или лишение прав определенной категории людей по признаку расовой или национальной принадлежности, по признаку пола, по религиозным или политическим убеждениям. Если предубеждения и предрассудки представляют собой стереотипы ложной интерпретации поведения, то дискриминация – это устойчивый стереотип поведения, основанный на предубеждениях и предрассудках.

Существует пять основных видов предрассудков и дискриминации.

1. Расизм – поведение, основанное на ложной теории о существовании «высших» и «низших» рас.

2. Шовинизм – крайняя форма национализма, пропаганда национальной исключительности, противопоставление интересов одной нации интересам остальных, национальное чванство, сознательное разжигание национальной вражды, поведение, проявляющееся в дискриминации других народов.

3. Сексизм – поведение, опирающееся на убеждение в превосходстве одного пола над другим (мужчин над женщинами или наоборот).

4. Гомофобия – иррациональный страх и негативные предубеждения по отношению к гомосексуалистам.

5. Эйджизм – возникновение предрассудков и дискриминации по отношению к возрастным группам, как правило, пожилым людям.

Источниками дискриминации являются представления о неравенстве людей и групп, страх быть отвергнутым меньшинством.

Д. Майерс описывает ситуацию, которая произошла в Иллинойсе в середине 90-х гг. Группа студентов-гомосексуалистов из университета объявила, что девизом одного весеннего дня будет: «Если ты – гей, надень сегодня голубые джинсы». Когда указанный день наступил, многие студенты, до того носившие джинсы, проснулись утром с твердым намерением надеть шорты или слаксы. Группа «геев» пришла к выводу: установки по отношению к гомосексуалистам таковы, что многие скорее откажутся от своей обычной одежды, чем позволят заподозрить себя в гомосексуальности (99, с. 434).

Д. Майерс отмечает, что хотя расовые предрассудки в США заметно снизились по сравнению с началом 1940-х гг., однако они все еще существуют как в явной, так и в скрытой форме. В других странах открытая этническая враждебность также встречается довольно часто: периодически обостряются конфликты в бывшей Югославии между сербами, хорватами и косовскими албанцами. Перманентные конфликты длятся несколько десятилетий в Испании, Северной Ирландии, России.

Исследования показывают, что люди оценивают информацию в соответствии со своими предубеждениями. Так, в эксперименте Э. Джонса (E.Jones) и Р. Конлера (R. Konler), проведенного в конце 50-х гг. в США накануне повсеместного распространения десегрегации, было показано, что участники эксперимента запоминают правдоподобные аргументы, поддерживающие их позицию (за или против десегрегации), и неправдоподобные аргументы, защищающие противоположное мнение (12, с. 183).

Люди, как правило, не осознают своих предубеждений и предрассудков или не хотят признаваться в них. Так, в 1974 г. американские психологи Г. Бахр (G. Bahr) и Б. Чэдвик (В. Chadwick) опрашивали белых американцев, выясняя их отношение к индейцам. Практически все опрошенные заявили, что индейская культура должна стать частью общеамериканской культуры, но в то же время подавляющее большинство родителей отметили, что не приветствовали бы дружбу своих детей с индейскими детьми (71, с. 448).

16.5.3. Тендерные предрассудки

Американские психологи обнаружили, что тендерные предрассудки намного сильнее расовых. Данная тенденция была показана в нескольких экспериментах.

Например, в эксперименте, проведенном Ф. Голдбергом (P. Goldberg) в 1968 г., девушки-студентки колледжа должны были прочесть несколько научных статей и оценить, насколько компетентно они написаны и хорошим ли стилем. Одним студенткам дали статьи, подписанные мужскими именами, а другим – те же самые статьи, но подписанные женскими именами. Девушки оценивали статьи намного выше, когда видели, что автор – мужчина (12, с. 423). В данном случае отчетливо выступает исторически сложившийся признак подавления – самоуничижения, когда женщины с предубеждением относились к женщинам.

Целью эксперимента, описанного Д. Майерсом в 1983 г., было показать, что роль лидера в группе выполняют чаще мужчины. Исследователи предъявляли студентам фотографии «группы выпускников университета, работающих в одной команде над исследовательским проектом». Затем им предлагали высказать свои первые впечатления и ответить на вопрос, кто из этой команды внес наибольший интеллектуальный вклад в данный проект. В результате, когда группа на фотографии состояла только из мужчин, испытуемые выбирали того из них, кто сидел во главе стола. Когда группа была разнородной по полу, преимущественно выбирали мужчину, занимавшего эту же позицию. Но когда в центре стола сидела женщина, ее игнорировали. Каждый из мужчин выбирался на роль лидера в три раза чаще, чем все три женщины вместе взятые! Это стереотипное представление о мужчине как о лидере было в равной степени характерно не только для женщин и мужчин, но и для феминисток и нефеминисток (99, с. 443).

16.5.4. Источники предубеждений

Ученые отмечают, что с раннего детства у людей, ставших объектом жестоких предрассудков, формируется низкая самооценка. Г. Оллпорт называет шесть источников предубеждений (авторство седьмого принадлежит Д. Майерсу).

1. Личная заинтересованность. Она возникает тогда, когда человек воспринимает некую группу людей как источник потенциальной угрозы. Главными причинами предубежденности в данном случае являются соприкосновение с неизвестным, непонятным, угрожающим и борьба за выживание.

2. Конформность. Человек следует за мнением большинства своей группы, неприязненно относится к представителям других групп, хотя они и не представляют для него угрозы, но являются иными, чужими, малоизвестными.

3. Перенаселенность крупных городов. Как правило, в тесноте и перенаселенности крупных городов коренные жители склонны винить эмигрантов. Так, в начале XX в. в США жертвами предубеждений и дискриминации были ирландцы, итальянцы и евреи, затем на смену им пришли африканцы и пуэрториканцы. В настоящее время американское общество настроено против эмигрантов из Мексики и Центральной Америки.

4. Конфликтные ситуации и ситуации соперничества. Эти ситуации возникают в случае военного конфликта двух государств. Люди испытывают страх и предубеждение к народу, населяющему враждебное государство, поскольку ожидаются враждебные и агрессивные действия.

5. Боязнь неизвестного. Такая реакция возникает при встрече человека с незнакомцем, принадлежащим к другой культуре, одетым в национальное платье, говорящим на неизвестном языке, отличающимся своеобразным поведением (жестами, ритуалами, обычаями). Человек может воспринимать поведение незнакомца как угрозу для себя.

6. Самоподтверждающиеся прогнозы. Предубеждения дают возможность человеку делать такие прогнозы. Этот парадокс заключается в том, что человек, имеющий предубеждения против определенной группы людей, своим поведением провоцирует их на поступки, подтверждающие его предубеждение (71, с. 454—457).

7. Степень религиозности и фанатизма. Этот источник предубеждений называл Майерс. Он отмечал, что у верующих наблюдается больше расовых предрассудков, чем у неверующих; у тех, кто принадлежит к традиционным конфессиям христианства, больше предрассудков по сравнению с теми, кто исповедует менее традиционные верования. Исследования установили, что те, для кого религия олицетворяет открытый поиск и свободу, мало подвержены предрассудкам. Те, для кого религия связана с готовыми ответами на основные проблемы бытия и жестким ограничением личной свободы, сильно подвержены предрассудкам (см. теорию догматической личности М. Рокича).

Если под религиозностью понимать принадлежность к церкви или готовность внешне соглашаться с верованиями, тогда чем сильнее религиозность, тем сильнее развиты расовые и прочие предрассудки. Но если оценивать глубину религиозности, тогда у самых набожных людей предрассудки оказываются наименее выраженными (99, с. 450). По выражению Г. Олпорта, «роль религии парадоксальна: она создает предрассудки и уничтожает предрассудки» (221, с. 413).

Таким образом, возникает замкнутый круг: интолерантность к неопределенности приводит к предубеждению, а предубеждение усиливает интолерантность.

16.6. Этническая идентичность

Этническая идентичность представляет собой диспозиционное образование, разновидность социальной идентичности. Это установка на принадлежность к определенному этносу. Напомним, что аттитюд, или установка, состоит из трех компонентов – когнитивного, эмоционального и поведенческого – и регулирует поведение человека в своей или чужой этнической среде. Каждый из этих компонентов входит и в этническую идентичность.

16.6.1. Теория множественной социальной идентичности

Французский психолог С. Московичи предложил гипотезу о том, что сознание человека строится как идентификационная матрица, в основе которой лежат множество социальных идентичностей. Опираясь на идеи Московичи, мы разделяем социальные идентичности на три категории.

1. Объективные природные идентичности – человек, пол, возраст.

2. Объективные социальные идентичности – национальность, религия, культура, субкультура, гражданство, профессия.

3. Субъективные идентичности – ролевые характеристики, самооценка личностных черт и достижений, Я-концепция и пр.

В определенное время в зависимости от сложившихся обстоятельств одна из идентичностей становится ведущей, доминирующей и структурирует идентификационную иерархию. Человек воспринимает и классифицирует окружающий мир, отбирая необходимую информацию, принимая решения и совершая поступки в соответствии с доминирующей на данный момент идентичностью. Эта идентичность означает своеобразную призму, сквозь которую человек воспринимает окружающий мир. Он же определяет параметры сравнения собственной группы с другими группами и реагирует на мир и окружающих людей с позиций своей социальной принадлежности.

При изменении обстоятельств (внешних или внутренних) начинает доминировать другая идентичность, строится новая иерархия в сознании субъекта, восприятие окружающего мира и поведение человека изменяются. Перестройка некоторых идентификационных иерархий может происходить довольно часто. Например, на работе преобладают профессиональные идентичности, дома – семейно-ролевые, в общении с друзьями – половые, возрастные, самооценочные, в общении с представителями других стран – этнические, культурные, религиозные и пр. Таким образом, группа, в которой в данный момент находится человек, предопределяет идентификационную иерархию.

Согласно американскому ученому Л. Фоллерсу (L. Fallers), центральный вопрос для любого этноса на протяжении всей истории человечества заключался в выражении своих представлений о себе как таковых на индивидуальном и коллективном уровнях. Возникает необходимость отвечать на вопрос «кто мы?», определяя свою этническую идентичность. На этот вопрос приходится отвечать постоянно, вне зависимости от силы или слабости того или иного государства.

Перед жителями различных государств в настоящее время не стоит вопрос – быть ли им мультикультурными или нет. Множественность культур в рамках одного государства – это реальность современной жизни. Гражданам государств приходится выбирать между различными комбинациями идентичностей и решать, какое значение уделять каждой из них. Если чувство этнической идентичности оказывается слабее идентичностей религиозных, региональных, культурных, то государство распадается, как показали недавние события в бывшей Югославии.

Устойчивость этнической идентичности указывает на связь бессознательного человека с этнической общностью. Поиск этнической идентичности выражается в формировании концепции национальной идеи. По мнению И. Феоктистова, формирование русского этноса всегда шло не на основе созидания «внутренних нематериальных символов», а на основе противопоставления символам иных этносов: православие как противопоставление «латинской вере»; соборность как противопоставление западному индивидуализму; идея «Москва – третий Рим» как противопоставление западному пути развития. На вопрос «кто мы?» русские отвечали и продолжают отвечать: «мы – не они», не формулируя при этом собственного содержательного контекста развития.

Необходимо разводить понятия этнической идентичности и этничности. Этническая идентичность – это психологическая категория, описывающая субъективное осознание своей принадлежности к конкретной этнической общности. Этничность – социологическая категория, определяющая этническую принадлежность по ряду объективных признаков. Термин «этничность» впервые использовал в 1972 г. американский социолог Д. Рисмен (D. Riesman). Маркерами этничности являются:

– язык (наиболее сильный этнодифференцирующий признак);

– народные традиции и обычаи;

– специфика культуры;

– сходные черты характера;

– общность исторической судьбы, историческое прошлое;

– место жительства;

– внешность.

В настоящее время, по мнению М. Хайслера (М. Heisler), этничность трансформировалась в иные – социальные, политические, экономические – феномены. Жизнь современного человека обусловлена прежде всего внеэтническими характеристиками – уровнем образования, профессией, уровнем дохода и пр. Этничность полностью не исчезает, но находится в латентном состоянии, способная проявиться в любой актуальный момент времени, например в ситуации межэтнического конфликта.

16.6.2. Формирование этнической идентичности

Этническая идентичность формируется в процессе этногенеза и проходит несколько этапов. Т. Г. Стефаненко называет пять этапов:

1. В первобытных общностях возникает осознание родства по крови или браку. Был выработан обычай адоптии – признание чужого взрослого своим братом или сыном. Только таким образом он становился полноправным членом племени или рода.

2. Осознание людьми общности происхождения. Была сформирована идея вертикального родства. Она проявилась, во-первых, в мифах о происхождении народа в давние времена от прародителей – великих героев; во-вторых, в культе предков – духов умерших представителей племени.

3. Возникновение идеи территориальной общности, родной земли. Возникает идеология родиноцентризма, которая выражается, в частности, в форме запрещения вступления в брак с представителями чужого народа.

4. Появление чувства общности исторической судьбы, существование глубокой истории жизни предков.

5. Развитие этнической идентичности на основе отождествления родного языка, культуры и своего народа.

Этническая идентичность формируется в виде когнитивных и эмоциональных представлений о своем народе. Согласно Ж. Пиаже, становление этнической идентичности проходит четыре этапа.

Первый этап наступает в 6-7 лет. Ребенок приобретает первые фрагментарные и несистематизированные знания о своей этнической принадлежности.

Второй этап – в 8-9 лет ребенок уже четко идентифицирует себя со своим народом на основании таких маркеров, как язык, национальность родителей.

Третий этап – в 10—11 лет этническая идентичность формируется в полном объеме, ребенок начинает узнавать историю и особенности культуры своей страны.

Четвертый этап наступает в подростковом возрасте, когда начинает формироваться этническое самосознание, основанное на осведомленности не только о своем, но и о других народах. К наиважнейшим факторам формирования этнической идентичности относятся: 1) язык; 2) культура; 3) статус этнической группы (этническое большинство или меньшинство); 4) степень вовлеченности человека в процесс межэтнического взаимодействия, осведомленность о психологических особенностях представителей других этносов.

В настоящее время практически не существует моноэтнической среды. Человек растет и развивается в полиэтническом окружении. Т. Г. Стефаненко выделяет три типа этнической идентичности человека в полиэтнической среде: 1) моноэтническая идентичность – человек однозначно отождествляет себя с конкретным народом; 2) биэтническая идентичность – человек одновременно причисляет себя к двум этническим группам; чаще всего такой вид идентичности возникает на основе того, что родители имеют разную национальность; 3) маргинальная этническая идентичность – человек не может однозначно определиться в отношении своей этнической принадлежности (176, с. 243—272).

Г. У. Солдатова отмечает, что этнический феномен личности формируется на основе трех взаимосвязанных процессов: 1) этнической идентификации – отождествления и самоопределения личности посредством этнической группы; 2) межэтнической дифференциации – разделения собственной и других этнических групп и осознание межэтнических различий; 3) осознания отношения к собственной и другим этническим группам. Содержание этнической идентичности составляют сознательные и бессознательные компоненты (169).

Социальные изменения и потрясения нашего времени привели человека к переживанию состояния, которое можно описать как кризис этнической идентичности, отмечает Н. М. Лебедева. Признаками этого состояния являются: 1) утрата позитивного восприятия своей этнической принадлежности; 2) переживание негативных чувств, связанных с этнической принадлежностью (стыд, обида, униженность); 3) неудовлетворенность гражданской принадлежностью; 4) негативная или сверхпозитивная (защитная) этническая идентичность; 5) интолерантность по отношению к другим этносам; 6) социально-перцептивное отдаление от России (утрата чувства Родины); 7) потеря смысла жизни.

Этническая идентичность связана с этнической толерантностью. Для большинства людей характерна позитивная моноэтническая идентичность. Н. М. Лебедева сформулировала следующий социально-психологический закон: в нормальных социально-исторических условиях этническое сознание человека строится на основе тесной внутренней связи между позитивной этнической идентичностью и межэтнической толерантностью. Позитивное принятие себя (идентичность) способствует позитивному принятию других (толерантность), и наоборот, позитивное принятие других способствует позитивному отношению к себе. Эта связь подтверждается тесными высокими корреляциями. В неблагоприятных социально-исторических условиях данная прямая связь может распадаться и становиться обратной – возникает этническая интолерантность (нетерпимость по отношению к другим). При возникновении этнической интолерантности в действие вступают механизмы социальной перцепции, направленные на восстановление баланса в сфере сознания, – этническая идентичность усиливается. Нарушение в одном из элементов взаимосвязи приводит к нарушению и в другом элементе. Таким образом, этническая интолерантность служит первым сигналом неблагополучия в когнитивной области и может привести к антиэтническому поведению. В благоприятных условиях механизмы социальной перцепции, направленные на восстановление позитивной этнической идентичности, приводят и к восстановлению нормальной этнической толерантности (92, с. 307).

16.7. Межэтническая толерантность

В многонациональном и мультикультурном обществе мир и согласие могут быть достигнуты не с помощью силы, а только в процессе установления добрососедских отношений и взаимного доверия на основе толерантности. Эта идея все чаще привлекает внимание политиков, социологов, философов, психологов, педагогов. Современный словарь философских терминов определяет толерантность как нравственное качество, характеризующее отношение к человеку, принадлежащему к другой расе, национальности, культурной традиции, религиозной конфессии как к равно достойной личности. Толерантность не сводится к простой терпимости, снисходительному допущению или вынужденному терпению неприятных или неприемлемых объектов без применения насилия. В отличие от терпимости толерантность подчеркивает право личности на сохранение автономии.

Как социально-психологический феномен, толерантность предполагает настроенность личности на паритетный диалог, познание нового, «чужого». Толерантность является уникальным механизмом мирного сосуществования в современном сложном многополярном мире.

16.7.1. Межкультурные аспекты понятия «толерантность»

Это слово стало употребляться в русском языке не так давно. В латинском языке существовало два глагола со значением «терпеть»: «pati» и «tolerare». Глагол «pati» означает смирение и терпение. Глагол «tolerare» трактуется не просто как смиренное терпение, а как устойчивая активная позиция человека, добровольное и стойкое перенесение страданий, боли, зла. В современной науке существительное «tolerantia», образованное от данного глагола, имеет три значения: 1) устойчивость, выносливость; 2) терпимость; 3) допустимое отклонение от нормы.

Палитра смыслов понятия «толерантность» необычайно широка. В англорусском психологическом словаре она трактуется как приобретенная устойчивость; устойчивость к неопределенности; этническая устойчивость; предел устойчивости (выносливости) человека; устойчивость к стрессу; устойчивость к конфликту; устойчивость к поведенческим отклонениям. Постижение смыслов толерантности необходимо для превращения ее в признаваемую всеми народами Земли ценность и норму общественной жизни.

Понимание смысла толерантности отличается в различных культурах, имеет свои интерпретации и выражает различные типы отношений и настроений. Так, в английском языке толерантность означает «готовность и способность без протеста воспринимать личность или идею». Во французском языке этот термин понимается как «уважение свободы другого, его образа мысли, поведения, политических или религиозных взглядов». В китайском языке проявлять толерантность означает «позволять, допускать, проявлять великодушие в отношении других». Широкую гамму чувств понятие «толерантность» выражает в арабском языке, где оно употребляется в значении «прощение, снисхождение, мягкость, сострадание, благосклонность, терпение, расположенность к другим людям». В персидском языке толерантность понимается как «терпимость, выносливость, готовность к примирению с противником».

В русском языке слово «толерантность» также имеет несколько значений. В. Даль в своем словаре «Толковый словарь живого великорусского языка» уделяет этому понятию целую колонку и трактует слово «терпимый» как терпящий из милосердия или снисхождения. Согласно толковому словарю под редакцией Ушакова (1940), толерантность – это слово, производное от французского «tolerant» (терпимый). В словаре Ожегова слово «терпимый» толкуется как «умеющий без вражды терпеливо относиться к чужому мнению», что созвучно с современным пониманием термина «толерантность».

В русском языке, утверждает Г. Л. Бардиер, перевод термина «толерантность» дословно как «терпимость» безоснователен. Обобщая мнения ряда авторов, она подчеркивает, что если переводить «толерантность» как «терпимость», то ее придется понимать в том смысле, какой мы привыкли использовать в обыденной речи – как «способность, умение терпеть, мириться с чужим мнением, быть снисходительным к поступкам других людей». То есть слово «терпимость» в нашей традиционной культуре ассоциируется с пассивным принятием окружающей реальности, с непротивлением «злу насилием», со способностью «подставить правую щеку», получив удар по левой. В русском языке правильнее было бы переводить толерантность не как терпимость, а как «уважение-понимание-принятие», как отношение и готовность реагировать в парадигме культуры мира, как заведомое стремление к согласию и гармонии во взаимоотношениях.

К синонимам понятия «толерантность» Г. Л. Бардиер, опираясь на содержательный анализ «Декларации принципов толерантности», относит следующие слова: солидарность, взаимопонимание, уважение прав и свобод, открытость, признание, культурный плюрализм, отказ от догматизма, ненавязывание взглядов, сохранение индивидуальности, предоставление возможностей развития, обеспечение равноправного подхода, согласие, право отличаться друг от друга, открытый диалог, равенство в достоинстве, уважение самобытности, правовая и социальная защита, чуткость, ответственность, предупреждение и решение конфликтов ненасильственными методами, содействие профессиональному росту и культурной интеграции (19, с. 24).

Синонимами интолерантности являются: уступка, снисхождение, потворство, оправдание посягательств, терпимое отношение к социальной несправедливости, отказ от своих убеждений, уступка чужим убеждениям.

Толерантность – это установка на терпимое, уважительное, дружелюбное отношение к другим людям, принадлежащим к чужим этническим группам, воспитанным на образцах и ценностях иной культуры.

С нашей точки зрения, толерантность можно трактовать как доброжелательность или доброжелательное отношение к людям вне зависимости от их веры, этнической принадлежности, политических взглядов (кроме экстремистских). В научном понимании феномена «толерантность» можно отметить две традиции: западноевропейскую и российскую.

16.7.1.1. Западноевропейское понимание

Древнегреческий философ Сократ связывал терпение с интеллектуальным аскетизмом и рассматривал его как предпосылку духовного и социального сплочения людей. Платон считал, что для создания гражданского общества необходимо придерживаться принципа терпимости друг к другу. Аристотель под терпимостью понимал возможность равноценного существования людей и вещей.

Христианская концепция терпимости изложена в Нагорной проповеди, утверждающей равенство всех людей перед Божественным Законом. В христианстве проповедуется этический принцип «терпеливого послушания», предполагающий любовь, смирение и всепрощение.

В Средние века термин «tolerantia» получил специальное социальное значение допущения существования Другого, чуждого как в религиозном, так и в культурном смысле. Осознание необходимости терпимости в социальных отношениях связано не только с теологией, но и с философией. Жестокие религиозные войны, потрясшие Европу в XVI—XVII вв., потребовали философского осмысления возникшей социальной ситуации.

Одним из первых принцип широкой терпимости в вопросах веры, отказ от догматизма обосновал великий гуманист эпохи Возрождения Эразм Роттердамский (1469—1536) в книге «Похвала глупости». Он утверждал, что основу всякой связи в человеческом обществе, основу дружбы, мира в семье образует снисходительность, терпимость к чужим недостаткам. Цели жизни – любовь, прямодушие, терпение и душевная чистота. Эразм писал: «Глупо нравиться самому себе из-за образа жизни, отличного от других, или же из-за презрения и осуждения чужого уклада».

Эти же идеи поддерживал и развивал французский философ эпохи Возрождения Мишель Монтень (1533—1592) в книге «Об искусстве жить достойно». Терпимость, здравый смысл, разумное чувство меры, считал он, призваны охранять гармонию личности, свободу души. В эпоху религиозного догматизма и фанатизма Монтень провозгласил принципы толерантного общения. Он писал: «Никакое суждение не поразит меня, никакое мнение не оскорбит, как бы они ни были мне чужды. Нет причуды столь легкомысленной и странной, которую я не счел бы вполне допустимым созданием человеческого ума. Мы, не признающие за суждением своим права выносить приговоры, должны снисходительно относиться к самым различным мнениям, и если мы с ними не согласны, будем их все же спокойно выслушивать… Противные моим взглядам суждения не оскорбляют и не угнетают меня, а только возбуждают и подхлестывают мои умственные силы… Я люблю, чтобы порядочные люди смело говорили друг с другом и слова у них не расходились с мыслями. Нам следует иметь уши более стойкие и выносливые и не изнеживать их, слушая одни только учтивые слова и выражения».

В книге Фрэнсиса Бэкона (1561—1626) «Новый Органон» также прозвучал призыв к толерантности, к примирению враждующих религиозных конфессий в Англии. Он рассматривал науку как образец толерантных отношений для всего общества: лишь свободное согласие ученых, опирающихся на достоверные факты, может сделать что-либо достойным научного признания.

Джон Локк (1632—1704) первым в философии признал право за другим человеком быть иным. Философские учения стали уделять основное внимание объяснению «инаковости» Другого и толерантному к нему отношению. В философии считается, что именно Локк в книге «Послание о веротерпимости» заложил основы теории толерантности.

В XVIII в. французский философ и просветитель Вольтер выступил как борец против суеверий, предрассудков, религиозного фанатизма. Именно Вольтеру принадлежит изречение, в котором выражена квинтэссенция идеи толерантности: «Я не согласен с тем, что вы говорите, но пожертвую своей жизнью, защищая ваше право высказывать собственное мнение».

В середине XIX в. Огюст Конт провозгласил толерантность и релятивизм принципами своей позитивистской философии. Он писал: «Здоровая философия – это более беспристрастная и более терпимая относительно всех мнений». Он подчеркивал направленность позитивной философии «стихийно впитывать в себя мудрость любого предшествующего строя мысли».

Толерантность в западной политической философии описывается самыми разными способами. М. Б. Хомяков отмечает, что существует два вида определения этого понятия: слабое и сильное. В слабом определении под толерантностью понимается вообще любое ненасильственное допущение существования Другого, от уважения до принятия. Между терпимостью и толерантностью, отмечает он, есть существенное различие. Толерантность имеет оттенок терпения, но терпения активного, принципиального, что отличает как от пассивного безразличия, так и от безоговорочного принятия и уважения. Сильные определения толерантности рассматривают ее как моральный идеал, самостоятельную ценность. Человека можно назвать толерантным, если он отказывается силой воздействовать на существование морально неприемлемого для него отклонения. Причем такой отказ признается морально верным, должным деянием.

16.7.1.2. Российское понимание

В истории русской философии можно обнаружить несколько религиозно-философских и светских подходов к решению проблем терпимости. Русские философы Н. С. Трубецкой, И. А. Ильин, Н. А. Бердяев обращали внимание на то, что каждый народ отличается самобытностью, познание и понимание которой приводит к постижению собственной сущности и сущности других людей. Путем самопознания народ приходит к осознанию равноценности всех народов, живущих на Земле. Толерантность в российском понимании – это терпение, которое имеет оттенок страдания. Позиция «надо страдать и терпеть» нашла отражение в идее Льва Толстого «непротивление злу насилием». Толерантность в представлении россиян связана с самозащитой, с чувством безопасности, это сохранение себя при уважении Другого. Такая установка на толерантность связана с системой российских ценностей. Согласно результатам нашего исследования, ценность «национальная безопасность» входит в первую пятерку российских ценностей. Для россиян важно чувство безопасности, для других европейских народов оно гораздо менее важно. Поэтому изучение кросс-культурных традиций понимания толерантности имеет огромное значение.

Особое внимание пониманию терпимости уделил В. С. Соловьев, посвятивший ей целый раздел в своей книге «Оправдание добра». Понятия «терпеливость» и «терпимость», с его точки зрения, имеют разное значение. Под «терпеливостью» Соловьев понимал страдательную сторону того душевного качества, которое в деятельном своем проявлении называется «великодушие» или «духовное мужество». Понятие «терпимость» же близко понятию «невозмутимость». По мнению философа, терпеливость, великодушие, мужество имеют очень тонкие, чаще всего субъективные, оттенки толкования.

Следует отметить, что ученые разных направлений вкладывают в понятие «толерантность» разный смысл. В медицине толерантность определяется как способность организма выдерживать чужеродную инъекцию. Лингвисты понимают под толерантностью терпимость, снисходительность к чужим недостаткам.

Политологи рассматривают толерантность как способность человека, сообщества, государства слышать и уважать мнение других, невраждебно встречать мнение, отличное от своего. Психологи используют данное понятие для обозначения способности чувствовать и понимать ощущения и эмоции другого человека. В этом смысле толерантность раскрывается через понятия дружелюбия, спокойствия, мирной настроенности, как антипод агрессивности, злобности и раздражительности.

В историко-эволюционном смысле, отмечает А. Г. Асмолов, толерантность выступает как норма устойчивости, определяющая диапазон сохранения различий популяций и общностей в изменяющейся действительности. Он анализирует континуум толерантности от психофизиологического уровня до социального: от умения держать себя в руках до «искусства жить с непохожими» (14). Толерантность означает право личности на мулькультурализм как источник мирового движения и развития. Межкультурные различия обогащают современный мир, вызывают любопытство и интерес, способствуют формированию образованной и многосторонней личности. В межкультурных различиях заложена не угроза дальнейшему существованию, а источник развития и многообразия. Однообразие же, напротив, приводит к стагнации, к сглаживанию различий, к застою и вымиранию. Толерантность к межкультурным различиям – это путь духовных открытий, расцвета личности, доверия и согласия в обществе.

16.7.2. Толерантное общество

Толерантность является основополагающим принципом социальных отношений в обществе. Б. Э. Риэрдон, автор книги «Толерантность – дорога к миру» (2001), отмечает, что толерантность – это ценность, фундаментальная и необходимая для реализации прав и достижений человека в мире. Она отмечает, что воспитание толерантности базируется на трех фундаментальных принципах:

1. Разнообразие людей украшает и обогащает жизнь.

2. Конфликт – это нормальный процесс, который надо уметь решать конструктивно.

3. Для демократии очень важны социальная ответственность и способность каждого человека осмысленно опираться на моральные нормы при принятии личных и общественных решений.

Б. Э. Риэрдон называет следующие симптомы нетерпимости в поведении людей:

1. Язык: очерняющий, уничижительный или отчуждающий язык, который обесценивает и унижает культурные, расовые, национальные группы или группы с иной сексуальной ориентацией; отрицание за этими группами права употреблять собственный язык.

2. Стереотипы: определение всех членов какой-либо социокультурной группы посредством обобщенных, как правило негативных, характеристик.

3. Насмешки: привлечение внимания к конкретным моделям поведения людей, к их качествам и характеристикам с целью высмеивания или оскорбления.

4. Предубеждения: вынесение суждения об отдельных людях или группах на основании негативных обобщений и стереотипов, а не реальных фактов или поступков.

5. Поиск «козла отпущения»: обвинение конкретной группы или конкретного человека в несчастьях или в наличии социальных проблем.

6. Дискриминация: лишение отдельных лиц, групп или целых сообществ равных социальных, политических или экономических прав; преследование по причине этнического происхождения, национальности, мировоззрения или других факторов.

7. Остракизм (бойкот): поведение, игнорирующее присутствие или существование Других; отказ говорить с Другими, признавать их или их культуру (включая этноцид).

8. Преследование: преднамеренные действия, направленные на устрашение и унижение Других; нередко предпринимаются с целью вытеснения человека или группы из сообщества или организации.

9. Осквернение или порча: нанесение прямого ущерба или искажение религиозных и культурных символов, предметов или зданий с целью дискредитации и осмеяния верований и идентичности тех, для кого эти здания, предметы и символы являются значимыми.

10. Запугивание: использование физического, морального или численного превосходства для унижения Других, лишения их собственности, статуса или для склонения к конкретным сомнительным действиям.

11. Изгнание: официальный запрет или насильственное лишение права на посещение каких-либо общественных мест, на присоединение к некой социальной группе, на участие в коллективной деятельности или на профессию, то есть на все то, от чего, в частности, зависит возможность выживания, – например, запрет на трудовую деятельность, на кров.

12. Отчуждение: отрицание возможности удовлетворения фундаментальных потребностей и полноценного участия в жизни как общества, так и отдельных сообществ.

13. Сегрегация: установление принудительных ограничений для людей определенной группы по признаку расы, религии или пола (тендера), как правило, с ущербом для этой группы; сегрегация включает апартеид.

14. Подавление: ограничение и лишение человека его прав.

15. Насилие: физические или моральные издевательства, изгнание из мест проживания, вооруженные нападения, убийства (включая геноцид).

Б. Э. Риэрдон отмечает, что толерантность выступает в качестве противоядия нетерпимости. От людей и целых обществ требуется обуздание агрессивных, враждебных реакций, на них налагается ответственность за такое обуздание. Для укрепления толерантности в общественном сознании необходимо создавать условия для осуществления прав человека, утверждения норм демократии в государстве (154).

Дж. Берри, автор теории и идеологии мультикультурализма, считает, что для создания толерантного общества важны три фактора:

–  культурное разнообразие предполагает существование различий, которые необходимо изучать и понимать их сущность. С точки зрения исторической перспективы развития общества его члены должны быть терпимы друг к другу и принимать существующие различия между ними;

–  социальное равноправие достигается в том случае, когда все социальные группы имеют в обществе равные права;

–  чувство безопасности основано на равноправии и принятии разнообразия. Главный тезис состоит в следующем: только люди, которые чувствуют себя в безопасности в своей культуре, способны быть толерантными по отношению к людям других культур. С другой стороны, если люди чувствуют угрозу со стороны иных сообществ, то они не принимают культурных различий и проявляют интолерантность (23).

В социально-политическом аспекте толерантность выступает необходимым условием демократического развития общества. Г. У. Солдатова с соавторами называют признаки толерантного общества:

1. Равноправие – равный доступ к социальным благам, к управленческим, образовательным и экономическим возможностям для всех людей, независимо от их пола, расы, национальности, религии, принадлежности к какой-либо группе.

2. Взаимоуважение членов группы или общества, доброжелательное и терпимое отношение к различным группам (инвалидам, беженцам, гомосексуалистам и пр.).

3. Равные возможности для участия в политической жизни всех членов общества.

4. Сохранение и развитие культурной самобытности и языков национальных меньшинств.

5. Охват событиями общественного характера, праздниками как можно большего количества людей, если это не противоречит их культурным традициям и религиозным верованиям.

6. Возможность всем культурам, представленным в данном обществе, следовать своим традициям.

7. Свобода вероисповедания при условии, что это не ущемляет права и возможности других членов общества.

8. Сотрудничество и солидарность в решении общих проблем.

9. Позитивная лексика в наиболее уязвимых сферах межэтнических, межрасовых отношений, в отношениях между полами (170).

Основными факторами формирования толерантного сознания, по данным нашего исследования, являются семейное воспитание и условия школьного обучения. Нами изучались условия социализации подростков из полных или неполных семей, обучающихся в школе, и курсантов военно-морского училища, проходящих социализацию в условиях изоляции от семьи. Сравнение условий их социализации, уровня этнической толерантности, типа адаптивности и уровня успеваемости по учебным предметам показало, что семья образует наиболее значимый фактор в формировании этнической толерантности подростков. Высокий положительный уровень толерантности показывают только школьники из полных семей. У детей-сирот из кадетского корпуса была выявлена тенденция к интолерантности. Полученные результаты показали также влияние типа учебного заведения на формирование толерантного сознания.

Однако толерантность не является благом в любых условиях, поскольку у нее должны быть свои границы. Во-первых, толерантность неуместна, когда человек наносит вред обществу или другому человеку. В случае гомосексуалистов вред для общества неочевиден, поэтому нормой становится толерантное отношение к этому явлению. В случае террористов вред для общества очевиден, потому толерантность к терроризму недопустима. Во-вторых, пределы толерантности заданы соблюдением прав человека. Каждый, кто нарушает права человека, не может рассчитывать на толерантное к нему отношение. Если нарушения прав человека не наблюдается, то допускается толерантное отношение к любому отклонению от нормы. Границы толерантности разнятся в зависимости от типов культуры и общества, а потому, видимо, невозможно найти «истинную» толерантность, приемлемую для любого общества.

По нашему мнению, понятие «толерантность» следует определять следующим образом:

Толерантность это уважение прав другого человека при условии, что он также уважает ваши права.

Отметим, что первым словом в Декларации, принятой ЮНЕСКО в 1995 г., является слово «уважение». Уважение прав других людей означает в то же время неумаление себя в своих правах. Основу толерантности составляют три позиции: 1) устойчивость к точке зрения Другого, сохранение и отстаивание собственного мнения; 2) признание возможности существования иной точки зрения, убеждение в том, что эта точка зрения может быть высказана и выслушана; 3) предпочтение точки зрения Другого, если в споре человек уверился в своей неправоте. Признание мнения Другого расширяет мировоззрение человека, культурно обогащает его. Толерантность предполагает защиту своих интересов при взаимном соблюдении своих интересов и интересов партнера.

Проявлению толерантного отношения одного человека к другому препятствуют следующие факторы: 1) нарушение прав человека со стороны других людей либо государства; 2) причинение человеку физического или морального вреда; 3) обнаружение фактов манипулирования мнением, настроением и поведением человека. Основные признаки манипуляции таковы: а) явный или скрытый обман; б) сознательное сокрытие или искажение информации, служащей ориентиром для дальнейшего поведения человека и принятия им решения; в) проявление агрессии со стороны одних людей по отношению к другим. Данные факторы можно квалифицировать как интолерантное отношение к конкретному человеку или группе людей. В таких случаях человек должен активно защищать свои права и интересы, не принимая во внимания интересы другой стороны. При интолерантном к себе отношении человек имеет право на самозащиту, безусловно, в рамках общечеловеческой морали и законодательства. Подвергаясь обману, скрытой или явной манипуляции, человек рискует стать жертвой эгоистических интересов других людей.

По нашему мнению, полноценные толерантные отношения возможны только в развитом обществе – «обществе социального доверия». Мы выделяем следующие социальные условия формирования толерантности:

1. Высокий уровень благосостояния общества, всех слоев населения, сглаживание различий между бедными и богатыми. В социальной психологии установлена следующая закономерность: только самодостаточный человек с нормальной позитивной самоидентичностью способен толерантно относиться к другим людям. Эта закономерность распространяется и на все общество: только самодостаточное, развитое в социальном плане общество способно стимулировать формирование установок толерантного сознания у своих членов. Только в самодостаточном обществе возможно проявление толерантности всех возможных видов: экономической, этнической, конфессиональной, межличностной и пр.

2. Сохранение самобытной культуры, наличие чувства собственного достоинства, что позволяет с уважением относиться к культуре и личности других людей.

3. Нормальная социальная и этническая идентичность. Отсутствие гипо– и гиперидентичности, снижение социальной и социально-психологической маргинализации людей, отсутствие двойных стандартов во взаимоотношениях и оценках.

4. Открытость общества, возможность межкультурных контактов, приобретение опыта общения с представителями других народов и опыта жизни в других странах.

5. Построение правового государства, возможность урегулирования межэтнических и прочих конфликтов на правовой основе. Соблюдение прав человека.

6. Создание гражданского общества как путь к накоплению социального капитала.

7. Ликвидация причин и случаев терроризма, приводящих к росту межэтнической, межконфессиональной интолерантности.

16.7.3. Толерантная личность

Впервые исследование качеств толерантной личности провел Г. Олпорт в 1954 г. Он считал, что толерантный человек – это тот, кто одинаково дружелюбно настроен ко всем людям без исключения, ему безразличны раса, цвет кожи или вероисповедание, он любит людей, а не просто терпит их. Толерантность – это дружелюбное и доверительное отношение одного человека к другому вне зависимости от групповой принадлежности. Качества толерантности закладываются в детстве. Толерантные дети вырастают в семьях, где их любят и принимают вне зависимости от того, что и как они делают, поэтому ребенку не нужно подавлять свои импульсы во избежание родительского гнева. Наоборот, детство предубежденных людей проходит в угрожающей обстановке. Основным условием воспитания толерантности оказывается безопасность, а не угроза. Г. Оллпорт описывает портрет толерантной личности:

1. Гибкость мышления, неприемлемость дихотомической логики. Толерантный человек не разделяет людей на два типа, например на «слабых и сильных», не утверждает, что есть только один правильный способ делать что-либо, не разделяет окружающую действительность на «правильную» и «неправильную». Во время учебы в школе и в дальнейшем толерантные дети в отличие от предубежденных не требуют четких инструкций, прежде чем приступить к выполнению задания, они толерантны к неопределенности, для них не обязательна структурированная ситуация.

2. Устойчивость к фрустрации. Сталкиваясь с ограничениями, толерантные люди не впадают в панику, принимают ответственность на себя, не обвиняя других.

3. Врожденные свойства темперамента (сильная и уравновешенная нервная система), которые служат психофизиологической основой формирования толерантных установок.

4. Склонность к либеральным политическим взглядам. Либерал – это тот, кто критикует существующее положение дел и ждет прогрессивных социальных перемен.

5. Более высокий уровень образования. Образование положительно коррелирует с уровнем толерантности; образованные толерантные родители воспитывают столь же толерантных детей. Специальное кросс-культурное обучение также повышает уровень толерантности.

6. Способность к эмпатии. Толерантные люди обладают большей социальной чувствительностью, более аккуратны в своих суждениях о других людях, чем интолерантные.

7. Знание себя. Люди, способные к рефлексии, осознающие свои достоинства и недостатки, возможности и ограничения, критичные к себе, не склонные переносить свою вину и ответственность на других.

8. Стремление к персональной автономии. Толерантные люди не ищут опоры и поддержки у других людей, они самодостаточны и независимы, обладают сильным «Эго».

9. Чувство юмора. Толерантные люди способны смеяться над собой и не склонны чувствовать превосходство над другими. У интолерантных людей отсутствует чувство юмора, поэтому предубежденность можно определить с помощью его наличия.

10. Толерантность к неопределенности. Недостаток информации не раздражает толерантных людей, они начинают самостоятельно действовать, чтобы восполнить пробел.

11. Жизненная философия. Толерантные люди не стремятся к исключению или дискриминации других, они принимают взгляды как можно большего количества других людей. Политика исключений не для них.

12. Чувство внутренней безопасности. Толерантный человек может взаимодействовать со всеми людьми без исключения, поскольку его сильное «Это» способно преодолевать фрустрации, неопределенность, дает уверенность в себе (221).

16.7.4. Социально-психологические способы формирования межэтнической толерантности

Одна из основных задач обучения этнической психологии заключается в развитии навыков толерантного общения, свободного от предубеждений и предрассудков. В науке известно пять основных социально-психологических способов формирования толерантности:

1. Формирование правильных атрибуций, касающихся личности и поведения человека.

2. Обучение общению, свободному от предубеждений и предрассудков.

3. Профилактика предубеждений.

4. Точное и полное информирование людей с целью снижения интолерантности к неопределенности.

5. Создание условий для тесного и взаимовыгодного взаимодействия предубежденных групп.

1. Правильные атрибуции. Создатель теории атрибутивного процесса Г. Келли в 1967 г. предложил два основных правила принятия решений, следование которым приводит к формированию правильных атрибуций поведения человека.

Первое, « правило ковариации», предлагает использовать следующую информацию:

1) данные о различимости – каким образом вел себя человек в других ситуациях;

2) данные о согласованности – как вел себя человек в точно такой же ситуации в прошлом;

3) данные о единодушии – каким образом вели себя в аналогичной ситуации другие люди.

Второе, « правило снижения, уценки» значения той или иной причины, предлагает поиск возможного влияния других потенциальных причин. Это правило может быть применено в случае, когда человек не обладает никакой информацией о реакциях других на аналогичные стимулы или именно на этот стимул (157, с. 147—148).

2. Общение, свободное от предубеждений и предрассудков, основано на критериях, дающих возможность распознавать предубеждение. В речи собеседника необходимо различать определители, которые показывают этнические, расовые, половые и прочие предубеждения. Определитель – это та часть информации, которая содержит положительные данные о человеке, а также сообщает о его этнической принадлежности, причем одновременно подразумевает, что в целом для людей данного этноса характерны негативные личностные качества и виды поведения. Например фраза «Удивительно, что этот чеченец Шамиль такой добрый и порядочный человек» – подразумевает, что чеченцы в целом не могут быть добрыми и порядочными.

Если вы столкнулись с предубеждением, высказанным неявно в ваш адрес, то вам придется эффективно вычленить и вербализовать определитель предубеждения, а также суметь защитить свои права и интересы. В этой связи в социальной психологии возникло новое понятие.

Ассертивность это способность и умение личности защищать свои права и интересы, достигать своих целей, в то же время уважая и не нарушая права, интересы и цели другого человека.

Для защиты своих интересов при межкультурном общении необходимо придерживаться следующего правила.

«Золотое правило ассертивности»:

1. Твердо заявите о своих целях, правах, интересах, мнениях, ценностях.

2. Четко распределите функции, обязанности между партнерами по взаимодействию, оговорите их в письменных инструкциях.

3. Будьте дружелюбны, доброжелательны, искренни, открыты и полны энтузиазма.

4. Проявите готовность к сотрудничеству, определите и договоритесь о перспективах дальнейшей совместной работы.

3. Профилактика предубеждений, расовой и этнической дискриминации означает следование призыву учить детей толерантности, а не предубеждениям.

Если предубеждение – это негативная установка, а предрассудок – это негативное суждение о человеке и его действиях, то дискриминация – это негативное поведение. Устранение негативных установок способствует и устранению дискриминационного поведения. Эта тенденция была продемонстрирована в следующем эксперименте.

В 1977 г. Джейн Элиот, преподаватель младших классов в городке Райсвилл, обеспокоилась тем, что ее юные ученики ведут слишком беззаботную жизнь. Все они жили в сельской местности, были белыми, англосаксами и протестантами. Элиот решила, что для нормального психологического развития детей важно дать почувствовать им, что такое стереотипы и дискриминация. Эксперимент состоял из трех этапов.

На первом этапе Элиот разделила учеников третьего класса по цвету глаз. При этом она сказала ребятам, что голубоглазые люди лучше кареглазых – они умнее, приятнее, честнее и т. д. Кареглазые ученики должны были надеть на шею специальные воротнички из ткани, чтобы сразу можно было увидеть, что они принадлежат к неполноценной группе. Голубоглазые получили особые привилегии: они могли дольше играть на перемене, в кафетерии им давали вторую порцию еды, их чаще хвалили в классе и ставили отличные оценки.

Прошло несколько часов после начала эксперимента, в классе сформировалась миниатюрная модель общества с предрассудками. Если раньше дети были сплоченной, дружной группой, то, как только возникло разделение, появились проблемы. Чувствовавшие себя превосходно голубоглазые дети смеялись над кареглазыми, отказывались с ними играть, ябедничали на них учителю, придумывали для них новые ограничения и наказания, подрались с ними на школьном дворе. «Неполноценные» кареглазые дети стали смущаться и были подавлены. В тот день, когда проводился эксперимент, они показали на контрольной работе плохие результаты.

Второй этап. На следующий день Элиот поменяла стереотипы, относящиеся к цвету глаз. Она сказала, что совершила ужасную ошибку. В действительности кареглазые дети гораздо лучше голубоглазых. Она велела кареглазым детям надеть свои воротнички на голубоглазых. Кареглазые с ликованием выполнили указание учительницы. Ситуация совершенно изменилась, они взяли реванш.

Третий этап. На третий день Элиот объяснила ученикам, что познакомила их с понятиями «предрассудки» и «дискриминация», чтобы дети смогли понять, что значит быть цветным в обществе с подавляющим белым населением. Дети обсудили свои чувства и переживания за два дня.

Через несколько лет Джейн Элиот встретилась со своими бывшими учениками, которые стали уже взрослыми людьми. Они сохранили воспоминания об этом эксперименте, говорили, что полученный ими опыт сильно повлиял на их жизнь. Благодаря переживанию, полученному в детстве, ученики Элиот стали относиться к окружающим менее предвзято и лучше других осознавали, где и когда проявляется дискриминация (12, с. 429).

4. Точное информирование. Социальные психологи предложили несколько способов борьбы с предрассудками и дискриминацией. Пол Лазарсфельд в 1940 г. предположил, что поскольку предубеждения, предрассудки и дискриминация основаны на недостаточной или ложной информации о социальной группе, то достаточно дать людям точную информацию, и предрассудки тут же исчезнут. Безусловно, точная информация создает барьер для возникновения предрассудков, однако одного только информирования недостаточно для устранения предрассудка. Поскольку предрассудки базируются на сильных, но скрытых эмоциях, постольку изменение когниций далеко не всегда приводит к перестройке всей диспозиционной системы. У людей существуют также некоторые когнитивные привычки (атрибутивные пристрастия, предвзятые ожидания и иллюзии), стереотипы, основанные на дезинформации, которые трудно изменить, если просто предоставить людям правильную информацию. Однако точная и объемная информация является первым шагом борьбы с предрассудками и дискриминацией.

5. Теория контакта. Эффективность установления тесного контакта между враждующими группами была проверена в эксперименте М. Дойча и М. Коллинз (М. Deutsch, M. Collins, 1951). Цель: исследовать установки белых по отношению к афроамериканцам. Процедура: обеспечение государственным жильем белых и афроамериканцев при двух разных условиях. В первом проекте афроамериканцам и белым давали жилье по принципу сегрегации, то есть им предлагались квартиры в разных зданиях одного и того же района. Во втором проекте квартиры предлагались по принципу интеграции – афроамериканцев и белых селили в одном доме.

Через несколько месяцев были замерены установки белых по отношению к их соседям. Участники интегрированного проекта продемонстрировали значительные позитивные изменения в части отношения к афроамериканцам, их установки изменились в большей степени, чем установки участников проекта, основанного на принципе сегрегации. Хотя участники второго проекта самостоятельно не выбирали интегрированное проживание, однако опыт более близкого контакта оказал сильное воздействие на их установки.

Э. Аронсон с соавторами отмечают, что не каждый контакт приводит к снятию предрассудков, необходим «особый контакт». Они предлагают шесть условий, при которых «особый контакт» между группами изживает предрассудки:

1. Общая цель, которую преследуют две группы. Общая цель способствует возникновению потребности подавлять свои негативные эмоции и чувства.

2. Взаимозависимость друг от друга. Если две группы нужны друг другу для достижения общей цели, они вступают в отношения взаимозависимости. Общие интересы будут подавлять негативные предубеждения и предрассудки.

3. Равный статус групп. Если статус не равен, то взаимодействие будет определяться различиями в статусе. Это может привести к дискриминации низкостатусной группы.

4. Контакт должен проходить в дружеской, неформальной обстановке, когда члены групп могут взаимодействовать друг с другом. В процессе взаимодействия люди лучше и глубже узнают друг друга.

5. Установление дружеского неформального взаимодействия с многочисленными членами группы чужих, в результате которого человек начинает понимать, что его представления о группе чужих ошибочны. Он должен обязательно быть уверен, что знакомится с типичным представителем группы чужих.

6. Контакт, скорее всего, приведет к ослаблению предрассудков, если существуют социальные нормы, поддерживающие равенство между группами и способствующие установлению такого равенства. Введение норм толерантности и принятия других приведет к тому, что члены группы будут стараться так изменить свое поведение, чтобы соответствовать норме.

Таким образом, при этих основных условиях люди в подозрительных или враждебно настроенных группах будут изменять свои стереотипы, отказываться от предрассудков и перестанут вести себя с позиций дискриминации в отношении других (12, с. 453—456).

«Особый контакт» приводит к декатегоризации, то есть категория «чужие» утрачивает свое значение и объединяется с категорией «свои». Декатегоризация, или модель общей групповой идентичности, возникает в тех случаях, когда люди, принадлежащие к разным социальным группам или этносам, начинают считать себя членами единой социальной общности. Их отношения становятся более позитивными, толерантными и строятся как отношения между членами ингруппы.

Иначе говоря, устранение первоначальных границ «свои» – «чужие» стимулирует существенное уменьшение предубеждений и враждебности у людей. На рис. 16.1. представлена модель формирования общей групповой идентичности.

Социальная психология

Рис. 16.1. Модель формирования общей идентичности (цит. по: 34, с. 243)

Э. Аронсон разработал практическую методику создания атмосферы толерантности между группами. Эта методика получила название «мозаичный класс» (jigsaw class).

Эксперимент «Мозаичный класс». В 1971 г. Э. Аронсона пригласили поработать в школу города Остин. В это время в штате Техас внедрялась программа по десегрегации школьной системы, то есть совместного обучения детей разной этнической и расовой принадлежности. Через несколько недель после внедрения программы в школах начались беспорядки. Между афроамериканцами, белыми детьми и детьми мексиканского происхождения начались открытые конфликты: происходили потасовки и драки в школьных коридорах и во дворе. Школьный комиссар просвещения попросил Аронсона, работавшего профессором Техасского университета, принять любые разумные меры, чтобы сделать атмосферу в школе более толерантной и гармоничной.

Психологи разработали технику, создававшую в классах атмосферу взаимозависимости, которая должна была заставить школьников разных расовых и этнических групп преследовать общие цели. Этот метод напоминал сборку детских картинок-мозаик.

Метод «мозаичного класса» заключается в следующем: учеников делят на группы по шесть человек. Школьное задание разбивают на шесть частей, каждый ученик получает одну часть учебного материала, то есть уникальную и важную информацию. Ученик выучивает свою часть и рассказывает ее другим членам группы.

В отличие от традиционного класса в США, в котором школьники соревнуются друг с другом, в мозаичном классе они зависят друг от друга. В ходе построенных в мозаичном стиле уроков дети начинают внимательнее относиться друг к другу, проявляют больше уважения и толерантности. Дети становятся более спокойными, общительными, включаются в работу класса. Уже через две недели дети лучше узнали о способностях и интересах друг друга, успеваемость повысилась. Выросла у них и самооценка личности (12, с. 457; 71, с. 450). Сердца детей открылись навстречу друг другу, эмоциональная настороженность была преодолена, сформировалось толерантные межэтнические и межрасовые отношения.

Таким образом, прежде всего, толерантность это свобода от предубеждений, предрассудков и дискриминации.

Толерантность выполняет функцию психологической защиты от людей с предрассудками. На основе двух критериев: устойчивость/неустойчивость к влиянию других и «сила Я» (уважение себя) – «слабость «Я» (неуважение себя – наличие психологических комплексов) – можно выделить следующие типы отношения к другому человеку:

1. Терпимость как беззащитность, терпеливость, переживание страданий из-за несправедливого, враждебного, агрессивного отношения Другого.

2. Толерантность как устойчивость к давлению со стороны других, доброжелательность, защита своего достоинства и своих интересов при уважении интересов Другого.

3. Интолерантность как неустойчивость, проявляющаяся в агрессивности, враждебности со стороны субъекта по отношению к Другому.

4. Конформизм как податливость влиянию и давлению со стороны Другого. К атрибутам толерантности относятся:

– устойчивость к влиянию, давлению со стороны Другого;

– признание за Другим права иметь свое мнение;

– ассертивность – защита своего мнения, своих идей, интересов при признании права Другого иметь и отстаивать свои идеи и интересы;

– доверие к Другому, основанное на знании о том, что поведение этого человека не принесет вам вреда;

– интерес к мнению Другого (неравнодушие).

Механизм формирования толерантного сознания состоит из четырех этапов:

1) определение другого человека на основе базовой социальной категоризации «свой – чужой»;

2) сравнение на основе разнообразных внешних признаков приводит к определению «сходный – иной»;

3) оценка другого на признакам «безопасный – опасный»;

4) установка на толерантность/интолерантность по признакам «дружелюбие – враждебность».

Толерантность возникает при условии, что другой человек также уважает ваши права. В этом случае нет угрозы этнической идентичности, она сохраняется на должном уровне. Толерантность же принимает форму ориентации на деловые отношения, сотрудничество, поддержание и сохранение дружеских контактов. Наиболее актуальной задачей в настоящее время является разработка принципов толерантного общения, правил взаимодействия людей, свободных от предубеждений и предрассудков, не расположенных к дискриминации.

Резюме

На рубеже XX—XXI вв. возродился интерес к понятиям этноса и этнической идентичности. В социальной психологии они изучаются как большие социальные группы, которым присущи свои психологические особенности. Этнос – группа людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как естественные и устойчивые этнодифференцирующие характеристики. Первоначально этносы складываются на основе дихотомии «мы – они», которая в этнической психологии является универсальным принципом психического оформления любых общностей. В западной социально-психологической литературе сложилось деление на ингруппу и аутгруппу. Ингруппы – это группы, к которым человек себя относит и членов которых он расценивает как «мы». Аутгруппы – это другие группы, к которым человек не принадлежит, он подбирает для них символическое значение «они».

Система понятий этнической психологии сконцентрирована вокруг понятия «установка» (аттитюд, отношение, диспозиция). Этническое в личности – это целостная система отношений и установок, выработанная в процессе исторического развития и проявляющаяся, актуализирующаяся в данное историческое время, в данной этносоциальной среде. Установки изучаются в рамках таких теоретических направлений в психологии, как бихевиоризм, когнитивизм и интеракционизм. На этнические установки оказывают влияние, с одной стороны, три основных вида условий: географические условия, плотность окружения данной этнической общности другими этносами, количественный состав этнической общности, а с другой – три уровня потребностей: потребность в выживании и сохранении этнической культуры, потребность в общении и взаимодействии с другими этносами, потребность в создании социума.

Этническое дано человеку в отношении, в частности в отношении к людям своей и других общностей. Оценивать этнические установки как плохие или хорошие неправомерно. Они существуют в реальной действительности длительное время и способствуют выживанию этносов в окружающем этническом и социальном мире.

Этнические стереотипы базируются на феномене социальной каузальной атрибуции, то есть на интерпретации поведения и итогов деятельности людей на основании их группового членства. Вследствие ошибок социальной каузальной атрибуции возникают этнические предубеждения, предрассудки и дискриминация.

Существуют открытые и скрытые, культурные и индивидуальные стереотипы, стереотипы восприятия, поведения и интерпретации поведения и др. Стереотипы восприятия изучались во множестве исследований начиная с 1933 г. Выяснилось, что предпочтение своей группы часто проявляется в форме этноцентризма.

Этноцентризм – тенденция оценивать мир с помощью собственных культурных фильтров, склонность человека оценивать различные социальные и природные явления на основании норм и обычаев своей группы. На базе этноцентризма и этнических стереотипов формируются предубеждения, предрассудки и дискриминация.

Предубеждение – это негативная установка по отношению к людям исключительно на основании их национальности. Предубеждение базируется на стереотипах восприятия, трактующих иной этнос в негативно окрашенных тонах. Предрассудок – это заведомо ложное осуждение людей исключительно из-за национальности, к которой они принадлежат. Дискриминация – негативное поведение или призывы к негативному поведению по отношению к людям исключительно на основании их национальности.

Этническая идентичность – это установка в отношении самого себя в связи с этнической группой. Этническая идентичность связана с этнической толерантностью. Опираясь на идеи С. Московичи, можно разделить социальные идентичности на три категории: природные идентичности (пол, возраст), социальные идентичности (национальность, религия, культура, субкультура, гражданство, профессия), субъективные идентичности (ролевые характеристики, самооценка личностных черт и достижений, Я-концепция и пр.). Этническая идентичность формируется в процессе онтогенеза в виде когнитивных и эмоциональных представлений о своем народе и оформляется в подростковом возрасте. Главными факторами формирования этнической идентичности являются: 1)язык; 2) культура; 3) статус этнической группы (этническое большинство или меньшинство); 4) степень вовлеченности человека в процесс межэтнического взаимодействия.

Этническая идентичность связана с этнической толерантностью. Для большинства людей характерна позитивная моноэтническая идентичность. Был открыт социально-психологический закон: в нормальных социально-исторических условиях этническое сознание человека строится на основе тесной внутренней связи между позитивной этнической идентичностью и межэтнической толерантностью. Позитивное принятие себя (идентичность) способствует позитивному принятию других(толерантность), и наоборот.

Этническая толерантность – это установка на терпимое, уважительное, дружелюбное отношение к другим людям, принадлежащим к чужим этническим группам, воспитанным на образцах и ценностях иной культуры. Толерантность представляет собой основополагающий принцип социальных отношений в обществе и является ценностью, необходимой для реализации прав и достижений человека в мире. Науке известно несколько социально-психологических способов формирования толерантности.


Глава 15 Групповые эффекты | Социальная психология | Глава 17 Кросс-культурная психология