home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Используя западный опыт

Направляясь в район формирования армии, Троцкий издал приказ, в котором демонстрировал, что шутить он не станет.

«Я предупреждаю: мы не отступим перед врагами народа, агентами иностранного империализма, наемниками буржуазии. В поезде Народного комиссара по военным делам, где пишется этот приказ, постоянно работает военный революционный трибунал…. у которого неограниченные полномочия в зоне этой линии железной дороги. В этой зоне объявлено осадное положение. Товарищ Каменщиков, которому я поручил оборону линии Москва – Казань, приказал создать концентрационные лагеря в Муроме, Арзамасе и Свияжске… Я предупреждаю ответственных советских служащих во всех районах военных действий, чтобы они проявляли двойное усердие. Советская Республика будет наказывать беспечных и преступных служащих столь же сурово, как и ее врагов… Республика в опасности! Горе тем, кто прямо или косвенно усугубляет опасность».

Но о репрессиях я скажу немного дальше. С помощью голого насилия организовать что-то было невозможно по определению. Коммунистов ведь было ничтожно мало. И никто бы не помешал красноармейцам их перебить и разбежаться – или перейти на сторону противника. Что нередко и делали. Так что главным оружием Троцкого было слово. Вот тут-то его ораторский талант развернулся по полной. Троцкий выступал много и часто. Он выработал целый ритуал своих выступлений.

Обычно Троцкий запаздывал к выступлению. Появившись, он стремительно вырывался на сцену. Резким движением он распахивал свое кожаное пальто, так что мелькала красная подкладка, и на мгновение замирал. По свидетельству очевидцев, такое появление Троцкого вызывало эффект, подобный выходу на сцену популярной рок-группы. Зал разражался аплодисментами. Лев Давидович начинал речь. Причем он, в основном, давил на эмоции, идейное содержание сводилось к лозунгам, зато Троцкий завораживал слушателей грандиозными картинами борьбы. Слушатели ощущали себя участниками великих событий. Очень любил Троцкий и такой прием. Внезапно он начинал обращаться к какому-нибудь конкретному солдату.

«Брат! Я такой же, как ты. Нам с тобой нужна свобода – тебе и мне. Ее дали нам большевики (показывает рукой в сторону красных позиций). А оттуда (резкий выброс руки в сторону белых позиций) сегодня могут придти белые офицеры и помещики, чтобы нас с тобой вновь превратить в рабов!»

Троцкий мог вручить этому солдату, например, свой пистолет.

Заводилась толпа очень серьезно. Люди и в самом деле были готовы идти и умирать. Заканчивал Троцкий конкретным лозунгом. В описываемое время это был призыв: «На Казань!»

Что-то знакомое? Ну, да. Адольф Гитлер никогда не видел выступлений Троцкого, но он своим умом дошел до примерно тех же ораторских приемов. Ничего удивительного в этом нет. ХХ век – эпоха массовых движений. Что удивляться, если разные вожди додумывались до одного и того же?

Приказы написаны в характерном для Льва Давидовича трескучем пафосном стиле: «Мы боремся сейчас из-за величайшей задачи, какую когда-либо знало человечество. От взятия Казани зависит дальнейший ход войны, от хода войны зависит судьба рабочего класса России и всего мира».

Вот так. Ни больше, ни меньше.

Эффект от работы Троцкого был сильным.

«В течение тех 25 дней, которые тов. Троцкий провел в Свияжске, была проделана огромная работа, которая превратила расстроенные и разложившиеся части 5-й армии в боеспособные и подготовила их к взятию Казани».

(С. И. Гусев, член РВСР)

Но дисциплину Троцкий наводил не только речами. Вот его приказ от 24 ноября 1918 года:

«1. Всякий негодяй, который будет подговаривать к отступлению, дезертирству, невыполнению боевого приказа, будет расстрелян.

2. Всякий солдат Красной Армии, который самовольно покинет боевой пост, будет расстрелян.

3. Всякий солдат, который бросит винтовку или продаст часть обмундирования, будет расстрелян.

4. Во всякой прифронтовой полосе распределены заградительные отряды для ловли дезертиров. Всякий солдат, который попытается оказать этим отрядам сопротивление, должен быть расстрелян на месте.

5. Все местные Советы и комитеты бедноты обязуются со своей стороны принимать все меры к ловле дезертиров, дважды в сутки устраивая облавы: в 8 часов утра и в 8 часов вечера. Пойманных доставлять в штаб ближайшей части и в ближайший военный комиссариат.

6. За укрывательство дезертиров виновные подлежат расстрелу.

7. Дома, в которых будут открыты дезертиры, будут подвергнуты сожжению.

Смерть шкурникам и предателям!

Смерть дезертирам и красновским агентам!»

Тут мы подошли к популярной теме – «Троцкий – отец заградительных отрядов». Вообще-то это не совсем так. Но давайте разберемся. Термин «заградительный отряд» имеет очень разные значения.

В Гражданскую войну так называли бойцов, дежуривших на железнодорожных станциях и въездах в большие города. В их задачу входило обеспечивать введенную большевиками продовольственную монополию – отлавливать «мешочников», то есть тех, кто пытался протащить в города продовольствие в обход государства. Троцкий к этому вообще отношения не имеет. Такие заградотряды подчинялись наркомату продовольствия, которым руководил Александр Дмитриевич Цурюпа.

Кстати, почитайте роман Эриха Мария Ремарка «Возвращение», рассказывающий о Германии после Первой мировой войны. Там описаны те же самые заградотряды.

Заградительными отрядами называли и формирования, находящиеся в ближайшем тылу и отлавливавшие дезертиров. Их применяли в Первую мировую войну все воюющие армии. Так, в германской армии этим занималась полевая жандармерия, во французской – военная жандармерия, в российской – казачьи части.

Ну, и, наконец, главное – отряды с пулеметами в тылу у наступающих солдат.

«По-видимому, во многих случаях заградительные отряды сводят свою работу к задержанию отдельных дезертиров. Между тем во время наступления роль заградительных отрядов должна быть более активной. Они должны размещаться в ближайшем тылу наших цепей и в случае необходимости подталкивать сзади отстающих и колеблющихся. В распоряжении заградительных отрядов должны быть по возможности грузовик с пулеметом, или легковая машина с пулеметом, или, наконец, несколько кавалеристов с пулеметами. Предреввоенсовета Троцкий».

Но! Тут Троцкий не придумал ничего нового! Эта практика была чрезвычайно распространена во Франции во время Первой мировой войны. К примеру, во время уже упоминавшейся «Мясорубки Нивеля» в тылу у наступавших французских частей располагались сенегальцы с пулеметами. Этого никто особо не скрывал. Так же как и не видели в этом ничего предосудительного. На войне как на войне. Троцкий как военный корреспондент это знал. Так что он попросту позаимствовал передовой западный опыт.

И никого такие дела особо не шокировали. Так, в 1919 году генерал А. Будберг, военный министр Колчака, очень жалел, что белым не хватает решимости ставить позади своих частей пулеметы…

И, наконец, децимации, казнь каждого десятого – наказание, принятое в Древнем Риме по отношению к струсившим частям. Вот тут Троцкий и в самом деле отличился. Так, децимация по приговору трибунала была совершена под Свияжском по отношению к солдатам 2-го Петроградского полка. Тут главную роль сыграли личные мотивы. Дело в том, что из-за того, что бойцы данного полка отступили, белые перерезали железную дорогу, отрезав поезд Троцкого. Лев Давидович, видимо, представил, что бы с ним сделали, попади он в руки к врагу…

Не забыл Троцкий и о командном составе: «Солдаты Красной Армии не трусы и не подлецы. Они хотят сражаться за свободу рабочего класса. Если они отступают или плохо сражаются, то виновны в этом командиры и комиссары. Я издаю предупреждение: если какое-либо подразделение отступает без приказа, первым будет расстрелян комиссар, следующим – командир… Трусы, подлецы и предатели не избегнут пули – я это обещаю перед всей Красной Армией».

В своих воспоминаниях Троцкий объяснял свои действия так: «К загнившей ране было приложено каленое железо». Как видим, должность комиссара была на Гражданской войне весьма опасной.

Недовольных методами Троцкого было много. Однако главной причиной была не жестокость наркомвоенмора, а порывистость его характера. Троцкий приезжал на своем поезде на тот или иной участок – и начинал распоряжаться. Причем нередко делал это через голову непосредственного начальства, не разобравшись толком в обстановке. Что только вносило хаос.

«Не помню, в какой из моих приездов в Москву из Арзамаса и свиданий с Владимиром Ильичем зашел разговор о Троцком и его роли на фронте. Я передавал общее недовольство фронтовых политработников партизанскими наскоками поездов Троцкого на тот или другой боевой участок. Недовольно было и командование, ибо часто при проездах и во время пребывания поездов Троцкого на фронте создавалось двоевластие, путались действия, планы, потому что Троцкий часто о своих распоряжениях и действиях не ставил в известность ни командование, ни Реввоенсовет.

Особенно это было отмечено под Свияжском. Пребывание Троцкого на этом фронтовом участке буквально внесло дезорганизацию в руководство операциями. Иногда приходилось выделять специальные части, чтобы защитить Троцкого или выручить его (как это имело место, когда белогвардейцы прорвались к Казанской железной дороге и заперли поезд Троцкого). При этом Троцкий пытался и непосредственно командовать. Все это вносило путаницу на фронте, нервировало и политработников, и командование».

(К. Х. Данишевский, член РВСР)

Впоследствии эта особенность характера толкала Троцкого на то, что он хотел схватить все и сразу, распыляя силы.

К тому же, Троцкий играл в РККА роль своеобразного «пожарного». Он мчался на своем поезде туда, где возникали проблемы, – и часто даже успевал их решить. То есть в чем-то Лев Давидович напоминал Жукова в первый период Великой Отечественной войны. Возможно, подобные люди в подобных ситуациях и необходимы. Другое дело – Жуков ведь не возглавлял РККА. А Троцкий возглавлял. И это одна из причин, что действия РККА в первый период Гражданской войны выглядели несколько сюрреалистично.

Но, как бы то ни было, Красная Армия перешла в наступление, и 10 сентября 1918 года красные взяли Самару. Золото, правда, вернуть так и не сумели.


«Приказ | Сталин против Троцкого | «Но кончилось глухое неприятье. И началась открытая вражда»