home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Фантастическая реальность

(вместо послесловия)

Мир признал и по достоинству оценил величайший талант легендарного советского писателя-коммуниста Николая Островского и бессмертное значение всей его жизни-подвига в истории человечества. Это произошло еще при жизни писателя. Уже тогда «Как закалялась сталь» обошла весь мир и взволновала миллионы людей.

Читатель увидел в книге и в жизни ее автора неисчерпаемый источник мужества и вдохновения, идейной и нравственной стойкости, фантастической воли. Вряд ли есть на нашей планете народ, в котором не нашлось человека, для которого Павел Корчагин стал родным духовным и нравственным братом, надежным другом, помогающим одолеть любые трудности и недуги, выйти победителем из любого, казалось, самого безвыходного положения.

На своей родине, в советской стране, Островский-Корчагин стал правофланговым многих поколений советских людей в их самоотверженном труде по строительству нового мира и в героической защите его от многоликих врагов.

Николай Островский и созданный им литературный герой Павел Корчагин, – фантастическая реальность, неопровержимое доказательство, что человеку посильно всё, – что он способен вынести любые удары судьбы.

…Николай Островский ушел из жизни в 1936-м, на девятнадцатом году советской истории. Еще полвека он оставался путеводной звездой, освещающей путь своему народу в его борьбе за укрепление и процветание советской социалистической Отчизны.

Идеалы социализма в эти десятилетия стали достоянием многих стран и народов нашей планеты. Знамена социализма и сегодня реют над гигантской Китайской Народной Республикой, над непокоренными Вьетнамом и Корейской Народно-Демократической Республикой, над героическим «Островом Свободы» в Латинской Америке – Кубой.

За социалистические идеалы вели и ведут неустанную борьбу коммунистические партии и силы прогресса практически на всех континентах земли. В их рядах Островский-Корчагин вершит свою великую миссию – освещает путь к справедливому общественному устройству, учит бороться и побеждать.

…Случилось, однако, так, что великую советскую державу, давшую человечеству Островского-Корчагина, которую он беззаветно любил, строил и защищал, которой отдал всю свою жизнь до последнего дыхания и биения сердца, которую завещал хранить и беречь, – постигла драматическая судьба.

Нас, советских людей, большая часть жизни которых прошла при Советской власти и была отдана ей, не страшили ни тяжкая доля первопроходцев к социализму, ни новизна строителей нового мира, ни трудности роста, ни постоянные угрозы империалистов, ни фашистское нашествие, ни послевоенное возрождение страны из руин и пепла. Мы шли вперед твердой поступью, убежденные в исторической справедливости великого дела, которое мы вдохновенно вершили и были бесконечно счастливы своей миссией. Мы были «неисправимыми романтиками» и непоколебимыми оптимистами, уверенными в благополучии завтрашнего дня, в светлом и счастливом будущем наших детей и внуков.

Мы верили в высокий смысл наших песен, в которых, как клятва на верность советской Отчизне и советскому народу, звучали слова: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» и «Нам любое дело по плечу»…

Во всей нашей беспокойной жизни, освещенной идеалами справедливости, всегда в качестве признанного знаменосца в битве за социализм шел легендарный Николай Островский.

…Первые тревоги возникли в траурные дни похорон И.В.Сталина, имя и мудрость которого были священной гарантией благополучия нашей Отчизны и нашей жизни, наших новых побед на пути к заветной цели.

В дни похорон вождя московское радио снова и снова повторяло песню, суть которой выражалась строками: «Партия – наша надежда и сила», «Партия – наш рулевой». Признаюсь, как на духу, – я усомнился. Как это многомиллионная партия может быть рулевым? В моем понятии, партия коммунистов, для того чтобы успешно действовать и выполнять свою роль политического авангарда трудового народа, – должна иметь мудрого руководителя, обладающего теоретической и политической зрелостью, высоким организаторским талантом. Только такой человек может быть надежным рулевым, кормчим, вождем.

Народная мудрость гласит: «Гении рождаются раз в сто лет». Но если девятнадцатый век родил множество великих и мудрых людей, которые вошли в мировую историю, то двадцатый век этим особо не порадовал. Были гениальные ученые и конструкторы, деятели культуры. Но среди государственных деятелей не прозвучало имя, достойное высочайшего звания Гения.

К горькому сожалению, многомиллионная КПСС не взрастила в своих рядах мудрого вождя, способного встать в один ряд с Лениным и Сталиным, освещать путь в будущее и достойно вести за собой великий народ могучей советской державы. На смену гениям пришли тщеславные посредственности, невежественные «скоморохи», «без царя в голове»…

По оценке В.М.Молотова, мнение которого я разделяю, не было равного Сталину: «Ни один человек, после Ленина (не только я): ни Калинин, ни Дзержинский, ни другие, не сделали и десятой доли того, что Сталин. Это факт. Как политический деятель, он выполнял такую роль, которую никто не мог взвалить на свои плечи…

Много было хороших людей, но вершиной выделялся один Сталин… Более последовательного, более талантливого, более великого человека, чем Сталин, после Ленина не было и нет…» («Сто сорок бесед с Молотовым». Из дневника Ф.Чуева. М., 1991, стр.260, 261, 263, 264).

Патриарх Московский и Всея Руси Алексий в 1953 году писал: «Великого вождя нашего народа Иосифа Виссарионовича Сталина не стало… Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого вождя… Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного человека.»

Уинстон Черчилль – премьер-министр Англии в речи в Палате Общин 23 декабря 1959 года говорил: «…Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелых испытаний Россию возглавил гений и непобедимый полководец И.В.Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему жестокому времени того периода, в котором протекала его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой силы воли, резким, жестким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить…

В его произведениях звучала исполинская сила. Эта сила настолько велика в Сталине, что, казалось, он неповторим среди руководителей всех времен и народов…

Его влияние на людей неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, вставали. И, странное дело, – держали руки по швам…

Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логической и осмысленной мудростью. Он был непревзойденным мастером находить в трудную минуту путь выхода из самого безвыходного положения…

Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих врагов, заставлял нас, которых открыто называл империалистами, воевать против империалистов…

Он принял Россию с сохой, а оставил ее оснащенной атомным оружием… Таких история и народы не забывают…»

После приведенных выше оценок, трудно не согласиться с выводом, сделанным известным ученым и публицистом Георгием Элевтеровым в статье «Имя Победы с ложью несовместимо», опубликованной в приложении газеты «Советская Россия» «Отечественные записки» № 3 за 6 февраля 2014 года. В ней говорится: «Сталин не просто главный победитель двадцатого века. Это – победоносец всей вековой истории. Он видел дальше всех потому, что стоял на плечах таких гигантов, как Маркс, Энгельс и Ленин, которые подытожили многовековые достижения человеческой мысли и предвидели новое общество и новый социальный строй, к которому придет человечество».

…Сталин и… Хрущев. Даже ставить в один ряд неприлично. Но вот именно Хрущев стал наместником Сталина на посту высшего руководителя партии коммунистов и советского государства. Невежественный и коварный. Ничего за душой: ни ума, ни теоретической зрелости, ни организаторского таланта, ни элементарной человеческой порядочности. А вот в два счета справился с ближайшими «конкурентами»: «разоблачил» Берию, вытеснил с поста Председателя Совета Министров СССР Г.М.Маленкова, а затем довел дело до исключения его из рядов партии. Изгнал из высшего партийного органа в «никуда» известных деятелей КПСС и советского государства сталинского призыва: В. М. Молотова, Л.М.Кагановича, Н.А.Булганина, М.Г.Первухина, М.З.Сабурова, П.К.Пономаренко, Н.С.Патоличева и других, избранных по предложению И.В.Сталина в состав Президиума и Секретариата ЦК КПСС на девятнадцатом съезде партии, за полгода до его смерти.

И пошла «вкривь и вкось» авантюристическая и волюнтаристская деятельность Хрущева. Начну со второй – волюнтаристской. Ни воспевание кукурузы – «царицы полей», ни ликвидация единой государственной системы управления экономикой страны посредством союзных отраслевых министерств и замена их региональными совнархозами; ни разделение республиканских, краевых, областных, городских и районных партийных комитетов КПСС на промышленные и сельские; ни многие другие «революционные преобразования» такого рода, проведенные Хрущевым, – не принесли советской стране ничего хорошего. Дорого обошлись все эти хрущевские новации для советского государства и КПСС, вызвали справедливое недовольство и возмущение миллионов советских людей – коммунистов и беспартийных. Но именно за эти «дела» пригретые Хрущевым соглашатели и приспособленцы украсили его грудь тремя золотыми звездами Героя Социалистического Труда. Это были «цветочки» – «юмор» волюнтариста тактического свойства. При всей сложности, они были поправимы. И новое руководство КПСС и советского государства, пришедшее на смену Хрущеву, быстро их исправило.

Самому Хрущеву названные выше преобразования тоже не добавили веса и авторитета: он не добился признания и уважения ни в партии, ни в народе, ни в мире. Не стал «отцом», «учителем», тем более «вождем». А ему так хотелось!..

С самого начала восшествия на высший пост Хрущев хорошо понимал, что никакие кадровые зачистки, никакие «реорганизации» сами по себе не помогут ему достичь желанной цели. Этого можно было добиться только при успешном решении главных политических и стратегических задач. И он сосредотачивает свое внимание на них.

Перво-наперво, надо было сбросить с вершины «Олимпа» И.В.Сталина, признанного советским народом вождя, отца и учителя, за все те свершения, которые были достигнуты страной за три десятилетия его пребывания во главе партии коммунистов, – благодаря его гению, мудрости, уму и непревзойденному таланту организатора. Именно эта цель составляла сердцевину политической стратегии Хрущева. Он считал, что только развенчание Сталина как непогрешимого вождя партии и народа может «возвеличить» его, и принесет ему великую славу. Не вышло. Авантюрная эта затея, проводившаяся к тому же Хрущевым вульгарными методами, обошлась для КПСС, для всего социалистического содружества, для мирового коммунистического движения большими утратами авторитета и доверия, породила трудные испытания, последствия которых сохраняются и поныне. И вряд ли будут забыты в истории.

Чего только не сочинял Хрущев для осквернения имени и всей деятельности Сталина, – не помогло. Помню, особо глубокое недовольство вызвала эта антисталинская деятельность Хрущева в Компартии КНР и в Албанской партии труда. Хрущеву пришлось идти с объяснениями в Китайское и Албанское посольства и заявлять там: «Дай Бог, каждому из нас быть таким коммунистом, каким был Сталин».

Но это были вынужденные слова. Что же касается антисталинского курса, то он оставался без изменений до самого устранения Хрущева с поста первого Секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР.

Громадные, непоправимые потери понесли самые крупные коммунистические партии в странах капитализма – во Франции и Италии. Да и в целом – в мировом коммунистическом движении. Авторитет коммунистов во всем мире и поныне не достиг того уровня, который был до хрущевской авантюрно-клеветнической борьбы с культом личности И.В.Сталина.

В Советском Союзе среди всех трезвомыслящих людей утвердилась формула М.А.Шолохова: «Был культ, и была личность». Это же повторил замечательный советский поэт Сергей Смирнов в поэме «Свидетельствую сам»:

Мы о культе личности сказали,

Не тая, что личность-то была

И добавил: «Говоря об этих людях-глыбах, до небес вознесшихся не вдруг, надо не замалчивать ошибок, но и не зачеркивать заслуг…»

Не меньший урон КПСС и советскому народу, советской стране нанес Хрущев и такими невежественными теоретическими выводами: «Социализм в СССР победил полностью и окончательно»; «Наше поколение построит коммунизм. Наше поколение будет жить при коммунизме»; «Диктатура пролетариата в нашей стране исчерпала свои функции и отмерла».

Не буду касаться первых двух хрущевских нелепых утверждений. Они сами за себя говорят. А об отмирании диктатуры пролетариата скажу словами того же Сергея Смирнова:

Я считаю личными врагами

Тех немногих, что у нас порой

По своей охоте и программе

Хают мой и наш советский строй

И пока смердят сии натуры

И зовут на помощь вражью рать,

Дорогая наша диктатура,

Не спеши слабеть и отмирать

К горькому сожалению то, что было ясно поэту-коммунисту, не дошло до понимания не только Хрущева, но и Брежнева, Суслова, всего советского коммунистического руководства. В конечном счете, это явилось одним из главных факторов, предрешивших судьбу социализма, советского государства, советского народа.

Столь же невежественными были авантюрные действия и заявления Хрущева и во внешней политике. Чего стоит выступление Хрущева в США, в котором звучала угроза: «Мы вас закопаем!», вызвавшая дикий хохот конгрессменов и всех слушавших его речь.

К сожалению, и брежневское руководство, исправив волюнтаристские действия Хрущева тактического свойства, практически оставило без должной оценки его авантюрные действия и заявления стратегического характера.

Л.И.Брежнев был убежденным коммунистом, всецело преданным идеалам социализма и Советской власти. В этом нет сомнений. Но для того, чтобы быть на посту высшего руководителя КПСС и советского государства, требуется также теоретическая зрелость и высокий организаторский талант. Здесь есть вопрос…

Что же касается нравственного лица Л.И.Брежнева, то здесь – много вопросов. Нравственно ли Генеральному Секретарю ЦК КПСС и Председателю Президиума Верховного Совета СССР в мирное время становиться четырежды Героем Советского Союза, получать орден Победы и звание Маршала Советского Союза! Это – нонсенс.

Можно ли считать нравственным получение Л.И.Брежневым Ленинской премии за… трилогию: «Малая земля», «Возрождение», «Целина»? Это абсурд…

Отсюда – «самодовольный оптимизм». О нем В.И.Ленин писал: «Нет ничего пошлее самодовольного оптимизма». Не в бровь, а в глаз…

Отсюда – вседозволенность, склонность к почестям, наградам, званиям, восхвалениям и возвеличиваниям, доходящим до глупости.

Отсюда – беспринципный земляческо-приятельский состав Политбюро ЦК КПСС, ставший «клубом» престарелых, немощных старцев.

Отсюда – смерть трех генсеков за три года и большинства членов брежневского состава Политбюро ЦК КПСС – за пять лет.

Отсюда – тишь да гладь, да божья благодать. А в тихом болоте черти водятся. И расплодилось их великое множество. Все это подняло на высший пост в партии и государстве малоизвестного Горбачева, карьериста и приспособленца, очень скоро оказавшегося ренегатом, иудой, какого не знала история.

…Очень рано заговорили в советской стране, строившей социализм, об идейной общности и морально-политическом единстве советского народа. Как можно было говорить об этом, если даже чувство патриотизма не было свойственно многим советским людям, гражданам СССР. Это отчетливо показала Великая Отечественная война. Сколько тысяч изменников и предателей обнаружилось на фронте и в тылу, особенно на оккупированной территории, ставших верными слугами фашистских захватчиков в качестве полицаев, старост и прочих пособников лютого врага. «Власовцы» были не только в армии генерала-предателя. Сколько рот и батальонов было сформировано из предателей бандеровского и прочего отродья.

Пройдут годы, и окажется, что далеко не всех антисоветчиков высветила Великая Отечественная война. Я вовсе не имею в виду лиц, называвшихся в нашей стране «инакомыслящими» (диссидентами). В моем представлении, «инакомыслящие» – необязательно антисоветчики, антикоммунисты.

…Речь о тех, которые в подлое горбачевско-ельцинское время составили «пятую колонну», боровшуюся за возвращение нашей Отчизны на путь капитализма. Злобные антисоветчики громили не только партийные комитеты правящей партии, но и государственные советские учреждения, требовали «раздавить гадину», «не жалеть патронов и снарядов» для расстрела людей, выступивших в защиту конституционного советского строя осенью 1993 года. На поверку оказалось, что в «пятой колонне» состояли не только беспартийные граждане советского государства, сбитые с толку демагогическим словоблудием горбачевско-яковлевского и ельцинского отродья.

Великое множество недругов Советской власти – противников социализма – было и в рядах самой правящей партии. КПСС была переполнена людьми, чуждыми ее идеям и целям, карьеристами, приспособленцами, прочей нечистью. Впоследствии их справедливо нарекли «партбилетчиками», вступившими в правящую партию с карьеристскими целями. И вся эта масса нечистоплотных «попутчиков» поспешно ушла из КПСС, как только она, преданная своими коммунистическими вождями, оказалась в опасности.

Особенно много антикоммунистических, антисоциалистических элементов обнаружилось в высшем и среднем звене партийного руководства – в самом Политбюро, в ЦК КПСС и его аппарате, во главе республиканских, областных, краевых, городских и районных партийных комитетов. Они составили мощный слой партаристократии, давно позабывшей о служении народу, дорожившей партпривилегиями, стали надежной опорой перерожденцев, ренегатов и предателей, оказавшихся во главе КПСС, использовавших свое положение для разгрома самой партии, ликвидации социализма, разрушения великой советской державы.

Когда грянул гром, КПСС оказалась базой для образования в ее составе антикоммунистических платформ, а затем и антикоммунистических партий.

Таков был итог деятельности послесталинского руководства: десятилетнего волюнтаризма и авантюризма Хрущева; восемнадцатилетнего догматизма и самодовольства Брежнева и Суслова. В конечном итоге, порочный метод формирования высшего партийного органа ЦК КПСС и его Политбюро позволил Горбачеву оказаться на самой вершине партийного и государственного руководства. Его стараниями, с необыкновенной легкостью в состав Политбюро были введены А.Яковлев, Э.Шеварднадзе, Б.Ельцин, – такие же, как и он сам, иуды и Геростраты. А дальше, – посредством лжи, цинизма, коварства и произвола, – это иудино племя, опираясь на черносотенную «пятую колонну», объявило «вне закона» КПСС, разрушило Советский Союз – великую семью братских народов, ликвидировало советский строй.

Трагедия трудового народа многократно усилилась из-за того, что в короткое время «реформаторы-реставраторы» погубили гигантский экономический и духовный потенциал, созданный самоотверженным трудом нескольких поколений советских людей, лишили их всех социальных завоеваний, полученных в условиях социализма. Абсолютное большинство трудящихся России оказалось обездоленным, обреченным на беспросветное будущее.

«Демократические» вандалы, совершив контрреволюционный переворот по сценарию империалистических хищников, отрапортовав им о ликвидации советской державы, цинично принялись крушить, грабить, приватизировать богатства и ценности, созданные несколькими поколениями советских людей.

Общегосударственный и общенародный экономический потенциал и природные недра стали базой, на которой в одночасье был взращен криминальный капитал – главный оплот реакционного режима, воцарившегося в «ново-русской» России.

…В «Отечественных записках» № 3 за 6 февраля 2014 года мое внимание привлекла статья воронежского автора П.Н. Долгих «Все как у них». Вот ее суть в кратком изложении:

Многие прекрасно помнят, как бывший президент России Ельцин… обращаясь к народу, как всегда во хмелю, громогласно вопрошал: «Вы хотите жить так, как в Америке?»

…Как там на самом деле в Америке, советские люди в большинстве своем не знали. Не представляли, что в Америке почти каждый имеет на руках оружие, из которого можно пристрелить любого прохожего без всякого повода; не знали, что у них там рассадник наркоманов, не контролирующих свое поведение. Не ведали россияне, что в Америке от прекрасной жизни люди часто прибегают к суициду, сводят счеты со своей жизнью.

Не ведали россияне, что в Америке миллионы безработных, царит бездуховность, насилие, разврат, жажда наживы любой ценой.

Такова «визитная карточка» американского образа жизни и насаждаемой США по всему миру убийственной по своей сути «масскультуры». Обо всем этом часто писала советская печать, но ей не верили, считали «коммунистической пропагандой».

…Советские люди воспитывались на реальных героях. Их кумирами были: Николай Островский, Виталий Бонивур, Алексей Маресьев, Александр Матросов, Олег Кошевой, Зоя Космодемьянская, Николая Гастелло и многие другие. Сегодня в нынешней «ново-русской» России они оклеветаны и опорочены.

У нынешних господ, правящих бал в России, – свои герои: западные шоумены, наркоманы, педофилы, педерасты, киллеры, мошенники, садисты. На этих «героях» уже более двадцати лет российские либералы учатся сами и насаждают эту мерзость нашим доверчивым детям и внукам.

…Вот и получилось: «все как у них». А иного не дано, когда в стране – власть криминального капитала.

…На слом обречены все достижения советских людей во всех областях общественного развития. Произвол и беззаконие демоциников коснулись и святая святых – культуры и литературы. Из школьных и вузовских учебных программ исключены в первую очередь самые значительные литературные произведения, составлявшие особую гордость советского человека. Их место заняли пошлость, порнография, культ насилия и наживы.

Выдающиеся писатели и их творчество подвержены остракизму, оклеветаны, обречены на забвение. Легендарного Павку Корчагина, ставшего любимым героем во всех уголках планеты, постигла та же участь.

У «демоправителей» нашлись бесчестные «слуги» и в среде, с позволения сказать, «творческой интеллигенции», готовой совершить любую низменную подлость, которая порадует «отцов демократии».

Один из таких, некто И.Кондаков, в своей статье «Наше советское «всё», опубликованной в журнале «Вопросы литературы», «оптом» вынес свой «приговор» советской литературе, характеризуя советское «всё», как набор «сакральных формул».

В эту «сакральную» оценку вошли Владимир Маяковский и Михаил Шолохов, Леонид Леонов и Александр Твардовский, Николай Асеев, Александр Фадеев, Илья Оренбург, Константин Симонов, Юрий Бондарев и другие советские писатели, составлявшие гордость советской и мировой литературы.

Чтобы конкретизировать «научность» своей «формулы», клеветник обращается к именам Николая Островского и Алексея Толстого. В своем пасквиле Кондаков характеризует легендарного Николая Островского, как «неграмотного самоучку-красноармейца, который «сам толком не понимал, что и как он создавал…»

Известный критик и публицист Л.А.Аннинский в статье «Зачем душе сталь», опубликованной в качестве предисловия к книге «Николай Островский – человек и писатель – в воспоминаниях современников (1904–1936)», справедливо пишет: «Десять лет понадобилось, чтобы вытравить Николая Островского из школьных программ и переписать статьи о нем в энциклопедиях в том духе, что «культ Корчагина вводился принудительно», и рухнул «на закате тоталитаризма» так же стремительно, «как и многие другие символы тоталитарной эпохи». Это оценки того же Кондакова, содержащиеся в статье «Островский Н.А.», опубликованной в книге «Русские писатели XX века». (Москва, 2000, стр.527).

Далее Л.А.Аннинский пишет: «Из списков обязательного чтения в нынешней России выброшена повесть о Корчагине… многое другое; весь советский период российской истории опустили, социалистический реализм торжествующе схоронили… Но вот, по истечении первого советского десятилетия оказалось, что читательский интерес к исповеди Островского не только не испарился… но обнаруживает тенденцию к оживлению… Не исключено, что история Павки Корчагина – это, на взгляд нынешних отпрысков рыночной демократии, – та самая фантастика, которая огненным смерчем прожигает реальность, барахтающуюся в «валютных коридорах» и в кучах площадного компромата…» («Николай Островский – человек и писатель – в воспоминаниях современников (1904–1936)». Изд. «Дружба народов», М., 2002, стр. 4, 5,6).

Помимо огульного охаивания книги «Как закалялась сталь» и ее автора, появились публикации, в которых вообще Николаю Островскому отказывается в авторстве написания легендарной книги.

В этой связи Т.И.Андронова, составитель названной выше книги, напоминает читателям несколько строк из письма Николая Островского 9 декабря 1931 года, адресованного старому другу А.А.Жигиревой: «Я не в силах в письме описать, в каких условиях писалась книга… Книга была бы несравненно лучше… если бы не невыразимо тяжелые условия. Не было, кому писать, не было спокоя… не было ничего…» (Николай Островский. Соч. в трех томах. Том 3. М., Госиздат художественной литературы, 1956, стр. 94, 95).

И вслед Т.И.Андронова пишет:

«Эта публикация, надеемся, должна дать объективный ответ на несправедливые обвинения, которые в последние годы обрушились на Николая Островского и его творчество. Среди критиков Н.Островского… оказался и известный писатель В.Астафьев. С его легкой руки Николаю Островскому стали отказывать в авторстве романа «Как закалялась сталь». В октябре 1990 года в газете «Комсомольская правда» В.Астафьев пишет, что Анна Караваева и Марк Колосов ездили в Сочи, чтобы помочь «больному и слепому автору дорабатывать рукопись будущей знаменитой книги», и что им пришлось ее «не просто править, но и дописывать, местами писать».

Сочинский музей Николая Островского в ряде своих публикаций ответил на подобные обвинения, напомнив, во-первых, что М.Колосов при жизни Николая Островского в Сочи вообще не приезжал. Анна Караваева была в Сочи проездом один раз (всего несколько часов), когда обе части романа «Как закалялась сталь» были уже опубликованы.

Кроме того, Сочинский музей еще в 70–80-е годы провел экспертизу восемнадцати почерков добровольных «секретарей», которые писали под диктовку Николая Островского.

Краснодарская научно-исследовательская лаборатория (Сочинский филиал), осуществлявшая эту работу, установила, что почерков М.Колосова и А.Караваевой среди них нет. В разных публикациях последних лет названы уже около десятка имен современников Николая Островского, писателей и даже критиков, которым приписывается авторство романа «Как закалялась сталь».

Еще один документ, опровергающий нелепое измышление о причастности М.Колосова к написанию «Как закалялась сталь». В письме Николая Островского А.А.Жигиревой от 22 февраля 1932 года говорится: «Вчера у меня был заместитель редактора журнала «Молодая гвардия» Марк Колосов. Он сказал: «У нас нет такого материала. Книга написана хорошо. У тебя есть все данные для творчества. Меня лично книга взволновала. Мы ее издадим…» (Николай Островский. Собр. соч. в трех томах. Том 3. Госиздат художественной литературы, М., 1956, стр.99).

Высоко оценила «Как закалялась сталь» и А.А.Караваева – редактор журнала «Молодая гвардия» (Николай Островский. Собр. соч. в трех томах. Том 1. Госиздат художественной литературы, М., 1955, стр. 409; А.А.Караваева: «Книга, которая обошла весь мир». Изд. Книга, М., 1970).

Хорошо известна принципиальная позиция Николая Островского по вопросу «услуг» других писателей в литературной обработке книги, предлагавшейся критиком Б.Дайреджиевым в статье, опубликованной в «Литературной газете» весной 1935 года. Об этом уже выше сказано.

Эта позиция Николая Островского была для него непререкаемой. О ней он специально еще раз четко и недвусмысленно сказал в заключительном слове при обсуждении романа «Рожденные бурей» на заседании Президиума Правления Союза писателей СССР 15 ноября 1936 года:

«Если бы сегодня… было признано, что книга не удалась, то результатом этого могло бы быть одно: утром завтра я с яростью начал бы работу…

Сейчас в основном мне понятны недостатки книги… Завтра я отдохну, позволю себе эту роскошь, а послезавтра еще раз прочитаю несколько раз ваши замечания и начну работать над теми местами, которые, как говорил Ставский…требуют переделки…

Но здесь есть одна вещь, и товарищи писатели меня поймут, – выправлять книгу писатель должен собственной рукой.

Продумывать неудачные фразы должен сам автор. Ведь каждому понятно, что писатель, который любит свою книгу, не может отдать ее другому писателю, может быть глубоко талантливому, чтобы тот ее «дописывал»…

Я этим ни в коем случае не умаляю ценности замечаний, которые здесь сделаны. Они во многом помогут сделать книгу лучше, но писатель должен продумать все это сам.

Да, мне нужен глубоко культурный редактор, чтобы не было таких ошибок, как в книге «Как закалялась сталь»: там в сорока изданиях повторяется «изумрудная слеза». Я по простоте своей рабочей упустил, что изумруд зеленый. Это была детская ошибка…» (Николай Островский. Собр. соч. в трех томах. Том 2. М., Госиздат художественной литературы. М., 1956, стр. 300, 301, 302).

К сказанному выше, хочу добавить, что абсурдные измышления В.Астафьева аргументированно разоблачены и опровергнуты директором Сочинского литературно-мемориального музея Николая Островского Л.П.Зюмченко в статьях: «А прав ли Виктор Астафьев?» (журнал «Молодая гвардия», № 4, 1991) и «Давайте не будем варварами» (в газете «Сочи» в сентябре 1991 года).

…Собственно, пытаясь отнять у Николая Островского право авторства на роман «Как закалялась сталь» современные его судьи не являются первооткрывателями.

Еще при жизни Николая Островского на Западе не поверили в реальность существования такого человека. Английские журналисты держали пари, что в стране Советов его придумали в пропагандистских целях, а книгу написала «бригада опытных писателей».

Однако побывав у Николая Островского в Сочи, они вынуждены были признать ошибочность своих утверждений. В одной из лондонских газет появилось признание: «Бедный Островский обладал чем-то большим, чем просто умение. Он был в известном смысле гением». («Николай Островский – человек и писатель – в воспоминаниях современников (1904–1936)», изд. «Дружба народов», М., 2002, стр. 22, 23).

Что касается бреда, содержащегося в названных выше статьях Кондакова, – это «плод» его злобной антисоветской фантазии…

Бессмертная мировая слава Николая Островского и его книги изобличает и опрокидывает гнусную, циничную клевету кондаковых и прочих ему подобных авторов.

…Неоценимую роль в сохранении и пропаганде правды о легендарном писателе выполняют музеи Николая Островского в Москве, в Сочи, в Шепетовке Хмельницкой области на Украине, которые, при всех сложностях нынешнего времени, продолжают вершить свое благодарное и благородное дело…

Представляют интерес размышления о современной «новорусской» России и судьбе Николая Островского В.Е.Максимова, известного прозаика, драматурга и публициста, который в 70-е годы как «инакомыслящий» вынужден был эмигрировать из советской страны.

Он пишет: «Снова, как это не раз бывало в нашей несчастной истории, интеллектуальные и политические бесы правят в России свой опустошающий душу бал. Порча агрессивного нигилизма, тотального разрушения, исторического небытия проникла сегодня во все поры нашего национального организма. Рухнула основополагающая иерархия ценностей, на которой изначально держится всякое человеческое сообщество.

Соблазненное правом на бесчестье российское общество, наподобие стада библейских свиней, устремилось к смертельной пропасти под истошный карамазовский клич: все можно, все дозволено, Бога нет!

Одной из многих жертв этого дьявольского процесса оказался теперь и Николай Островский… Меня всегда восхищала в нем его жертвенная вера в социальную справедливость, его самоотверженная преданность однажды избранным идеалам, его воинствующее сострадание к униженным и оскорбленным.

…Для меня Николай Островский и в человеческом, и в гражданском, и в творческом смысле был и остается идеальной персонификацией оставленного в веках… мгновения Революции. И только по одной этой причине его уже невозможно вычеркнуть из истории и литературы». («Николай Островский – человек и писатель – в воспоминаниях современников (1904–1936)», изд. «Дружба народов», М., 2002, стр. 222, 223).

И, наконец, еще одна «находка», извлеченная мною из той же книги. Речь о письме, хранящемся в Московском музее Николая Островского «Преодоление» Я.З.Месенжника – российского ученого с мировым именем в области кабельной техники для нефтегазовой промышленности, академика нескольких отечественных и зарубежных академий, обладателя девяти ученых степеней и десяти ученых званий разных стран, Заслуженного деятеля науки России, имеющего среди многочисленных наград и Большую Золотую медаль имени А.Энштейна «За выдающиеся достижения».

…У Я.З.Месенжника особое отношение к Николаю Островскому и роману «Как закалялась сталь». Писатель и его книга не раз помогали и продолжают помогать Якову Захаровичу преодолевать выпавшие на его долю многочисленные страдания.

Наука «преодоления» для него началась в пятилетием возрасте, когда он стал узником фашистского лагеря (1941–1944 гг.). В результате полученных во время пребывания в нацистском концлагере увечий он – инвалид с детства.

Преодолевать тяжелые недуги, не сломиться под тяжестью семейной трагедии, выдерживать десятки операций, добиваться выдающихся успехов в науке – ему помогают мужество, исключительное трудолюбие, талантливость и целеустремленность.

Вот слово Я.З.Месенжника о Николае Островском и его книге: «Впервые я познакомился с книгой «Как закалялась сталь» Островского в детстве в конце 1946 года. Я только что перенес очередную операцию на ногах по поводу нового рецидива газовой гангрены. Мама принесла мне в больницу эту книгу, читала ее вслух, и уж не знаю, что больше – искусство врачей, повседневный героизм матери или эта книга, – дали мне возможность преодолеть страдания и выжить. Думаю, все вместе.

В дальнейшем я с этой книгой уже не расставался, она стала мне органически необходима.

«Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо…» Думаю, никому так не удалось это, как Николаю Островскому. Причем, как в военное, так и в мирное время.

…Когда я в настоящее время, – время жестокого прагматизма и катастрофической утери моральных ценностей, встречаю молодых людей, которых Николай Островский не только не волнует и не вдохновляет (за это их можно только пожалеть), но которые просто не читали «Как закалялась сталь», не знают, что есть такая книга, – я расцениваю это как грозный сигнал бедствия нашего общества.

Но это – еще не все. Встречаются статьи, в том числе в солидных изданиях, в которых развенчивается герой Николая Островского, «доказывается», что он – только продукт тоталитарного общества, сталинского режима.

Я расцениваю такие публикации, как элементарную личную непорядочность морально не состоявшихся, возможно, заангажированных людей. Им даже не приходит в голову, что личность Николая Островского – вне каких-либо «режимов».

Он – герой в концентрированном виде, герой всех времен… Интеграл… героев, пример которых воодушевляет людей. В этой связи вспоминаются слова Пушкина о Чаадаеве: «Он в Риме был бы Брут, в Афинах – Периклес».

Главное, однако, представляется не в том, какое место Николай Островский занимает в иерархии писателей двадцатого века, а в том, что этот человек оставил своим современникам и потомкам.

А оставил он, по существу, уникальный учебник по воспитанию мужества… и с тех пор необыкновенное мужество одного человека стало достоянием человечества…» («Николай Островский – человек и писатель – в воспоминаниях современников (1904–1936)», М., изд. «Дружба народов», 2002, стр. 224, 225, 226).

…Всему приходит конец. И уже сегодня многим людям, глаза и сознание которых десятилетиями были плотно закрыты «демократическим» туманом, становится ясно, какую страну, какой народ, каких героев, какие ценности они потеряли, позволив мерзкому отродью оказаться у власти. Я рад, что сквозь стену лжи, невежества, вандализма и мракобесия стали пробиваться, прорываться наружу голоса тревоги, обеспокоенности, боли.

Мир не сошел с ума. К вековому юбилею Николая Островского были изданы его произведения и книги о нем, которые в одночасье стали достоянием благодарных читателей.

И в нынешнем году, – к 110-летию со дня рождения Николая Островского также ряд издательств России выпускает в свет бессмертные книги писателя и воспоминания о нем.

Десять лет назад я с глубоким волнением прочел обращение к читателю Л.И.Швецовой – Председателя Попечительского совета Государственного музея – гуманитарный центр «Преодоление» имени Н.А.Островского, опубликованное в книге «Николай Островский – человек и писатель – в воспоминаниях современников (1904–1936)»:

«Николай Островский – человек-легенда. Сегодня появилось много желающих опорочить его имя, даже отказать ему в авторстве романа «Как закалялась сталь». Пройдет мода на огульное отрицание прошлого, и Николай Островский останется в памяти людей примером высшего проявления мужества, а его книга – литературным памятником этому мужеству и эпохе».

…Так и будет. И никто… НИКТО УЖЕ НЕ СМОЖЕТ ЭТОМУ ПОМЕШАТЬ. Никому не по силам. Это – не фантазия ума! Это неоспоримый факт!

В 1986 году Легендарный Землянин стал достоянием Вселенной:

«Именем Николая Островского названа планета Солнечной системы, открытая советским астрономом Т.Н.Смирновой. Это планета-астероид. Она находится на расстоянии 405 миллионов километров от Солнца и движется между орбитами Марса и Юпитера. Один год планеты больше земного года в четыре с половиной раза.

В международном каталоге она зарегистрирована под номером 2681 и будет именоваться – Малая планета «Островский». (Телеграмма из Астрономического общества Академии Наук СССР. Опубликована в книге «Планета Островского». Изд. фонда имени И.Д.Сытина «Зарницы». М., 2004, стр. 222).


МОЛОДОГВАРЦЕЙЦЫ КРАСНОДОНА – ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА | Жизнь – Подвиг Николая Островского | Приложение С именем и образом Николая Островского в сердце и в жизни