home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



II. Время не властно над ним…

«Самое прекрасное для человека, – говорил Николай Островский, – всем созданным тобой служить людям и тогда, когда ты перестанешь существовать». На примере своей жизни писатель-коммунист убедительно доказал справедливость этих слов.

Созданный писателем образ главного героя книги Павла Корчагина – «молодого рабочего-революционера», воспитанного ленинской партией, как и сам Николай Островский, стал образцом героя нового времени. Каковы наиболее характерные черты Павла Корчагина? Мужество, исключительная сила воли, идейная и нравственная стойкость, упорство и непреклонная настойчивость в достижении поставленной цели. Высокая политическая сознательность и безграничная преданность делу борьбы за интересы и чаяния трудового народа.

Как и сам писатель, Павел Корчагин умел поистине героически преодолевать величайшие физические страдания, жестокие атаки неизлечимой болезни и понимал личное счастье в неразрывной связи со служением общественному делу, с верностью долгу. Его жизнь – школа мужества и героизма.

«Мужество рождается в борьбе с трудностями и проверяется испытаниями», – говорил Николай Островский.

Борьбой и испытаниями наполнена вся жизнь писателя и созданного им Павла Корчагина.

Вспоминая о встречах с первыми читателями книги Николая Островского, тогдашний редактор журнала «Молодая гвардия» Анна Караваева рассказывала:

«Многие высказывали уверенность, что роман «Как закалялась сталь» войдет в число «вечных» произведений: его будут читать многие поколения, а издавать не только у нас, но и за рубежами нашей страны…».

Это пророчество полностью сбылось: роман «Как закалялась сталь» принадлежит к тем книгам, которые обошли весь мир!

Всего лишь 32 года прожил Николай Островский. Но след, оставленный им, столь глубок, значение его труда и всей его жизни так велико, что и сейчас мы все еще продолжаем подводить итоги им совершенного.

Жизнь и творчество Н.А.Островского представляют собой органическое единство. Все, к чему призывал писатель и за что боролся в своих произведениях, он подтвердил героическим примером собственной жизни.

«Талант художника в нем неразрывно связан с коммунистическим мировоззрением и революционной страстью бойца», – говорилось в редакционной статье «Правды» «Жизнь и смерть большевика», опубликованной 23 декабря 1936 года.

Роман «Как закалялась сталь», построенный на документальном материале и отразивший жизнь самого Н.Островского, стал одним из лучших образцов литературы социалистического реализма, бессмертной книгой, учителем и путеводной звездой для миллионов советских людей, борцов за народное счастье во всех уголках нашей планеты.

Многие выдающиеся современники Николая Островского с восхищением отзывались о его жизненном и творческом подвиге, о героях его книг:

Ромен Роллан:

«…Ваша жизнь есть и будет светочем для многих тысяч людей. Вы останетесь для мира благотворным, возвышающим примером победы духа над предательством индивидуальной судьбы».

Луи Арагон:

«Николай Островский – олицетворение мужества, большевизма, преданности делу рабочих… Следует жить, ради чего он хотел жить, благодаря чему он героически пережил себя».

Юлиус Фучик:

«Ничто не страшно коммунисту – вот вывод из книги, вот итог жизни автора…»

Максим Горький:

«Его жизнь – живая иллюстрация торжества духа над телом».

Михаил Шолохов:

«Даже поверженный болезнью, безмерно страдающий, он до последнего вздоха сражался оружием писателя…

На примере Островского миллионы людей будут учиться, как надо жить, бороться, как надо любить свою Родину… О нем будут вспоминать с любовью, признательностью и восхищением».

В 1973 году Михаил Шолохов передал Музею Николая Островского в Москве экземпляр книги «Как закалялась сталь», изданной тремя годами ранее с надписью: «Эта книга достойно выдержала испытание временем. Влияние ее на молодежь социалистических стран до сих пор огромно и неизменно. И это превосходно!» (По материалам статьи «Островский Николай Алексеевич» из книги «Шолоховская энциклопедия». Москва, 2012, стр. 532–534).

Николай Бирюков:

«…Есть книги, которые не умирают, есть люди, которые со смертью не уходят, а умножаются в новом поколении, обретая высшее бессмертие в думах и делах народа. Таков Николай Островский – гордость и слава нашего поколения».

Александр Серафимович:

«В нем с удивительной силой и яркостью отличились черты большевика: неослабевающая воля, неукротимая энергия, железная непреклонность перед самыми страшными страданиями и неугасимая мысль».

Александр Фадеев:

«Идейная и моральная высота его мышления и поведения, несгибаемая сила воли соединились в нем с необыкновенной лиричностью. Он был предельно правдив и искренен. Эти свойства его духа и характера воплотились в лучших героев его книг «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей»…

Один из величайших гениев русской и мировой литературы – Лев Толстой, характеризуя настоящего большого писателя, выдвигал такие признаки его: «Писатель должен думать и говорить за все человечество; он должен любить тот предмет, о котором пишет; он должен уметь это выразить. Последнее, говорил Толстой, дается трудом и опытом».

Несомненно, Николай Островский обладал этими тремя качествами».

Андрей Платонов:

«…Павел Корчагин есть одна из наиболее удавшихся попыток (считая всю современную советскую литературу) обрести, наконец, того человека, который… дал новые, духовные качества поколению своего века и стал примером для подражания всей молодежи на своей родине.

…Без Корчагина ничего нельзя сделать на земле действительно серьезного и существенного.

…Много есть в советской литературе произведений, написанных искуснее, но нет более отвечающего нужде народа, чем «Как закалялась сталь».

…Мы еще не знаем всего, что скрыто в нашем человеческом существе, и Корчагин открыл нам тайну нашей силы. Мы помним, как это было. Когда у Корчагина – Островского умерло почти все его тело, он не сдал своей жизни, – он превратил ее в счастливый дух и в действие литературного гения, и остался работником, не поддавшись отчаянию гибели… И «с малым телом» оказалось, можно исполнить большую жизнь.

…Островский…, мы вам навеки благодарны, что вы жили вместе с нами на свете, потому что, если бы вас не существовало, мы все, ваши читатели, были бы хуже, чем мы есть».

Виктор Шкловский:

«В истории человечества нет горя больше, чем горе Николая Островского. Молодой, сильный, он был парализован. Он не мог глотать пищу, он ослеп. Этот ослепший человек писал книгу, и для того, чтобы буквы ложились в строку, он придумал прорезать в картоне узкую щель и еле движущимися пальцами вписывал через эту щель слова своего романа на бумагу.

Судьба Островского, его мужество поразили не только нашу страну, но и весь мир…»

Михаил Светлов:

«Самое большое счастье писателя – если его произведения станут знаменем поколения. Но если его жизнь становится таким же знаменем, то и самый образ писателя становится близким, родным многим и многим людям…»

Виктор Ардаматский:

«Николай Островский открыл… великий смысл и высокий героизм эпохи, в которой проходила его жизнь».

Борис Полевой:

«Книги Островского давно уже стали любимыми книгами молодежи. Миллионы молодых людей воспитываются на этих книгах, учатся жить, бороться, воевать, строить, побеждать».

Константин Симонов:

«Это роман не о том, как заболел и стал несчастным человек, а это действительно роман о том, как закалялась сталь, сталь души. И поэтому… книга стала народной».

Олесь Гончар:

«Время не властно над ним. Он живет среди нас. Ему жить в будущем. Многим и многим поколениям грядущего его образ будет светить, как ярчайшая высокая звезда!»

(«Николай Островский – человек и писатель – в воспоминаниях современников (1994–1936)». Изд. «Дружба народов», М., 2002, стр. 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218).

Как вдохновенно и верно сказано! Наука не сумела спасти Николая Островского от физической смерти. Но бессмертные образы его книг окрыляют и вдохновляют борцов за освобождение человечества от ига капитала во всем мире.

Островский жил в наших делах. Он поднимал на трудовые подвиги Алексея Стаханова и Никиту Изотова, Марию Демченко и Пашу Ангелину, Константина Борина и Макара Мазая, сестер Марусю и Дусю Виноградовых, строителей Днепрогэса и Комсомольска-на-Амуре, Магнитки и Московского метрополитена, Сталинградского тракторного завода и Кузбасса.

Мужественная жизнь Николая Островского оборвалась в пору величайшего трудового энтузиазма и патриотизма советских людей в борьбе за претворение в жизнь грандиозных сталинских планов.

День за днем советское радио сообщало миру о «буднях великих строек», о героях трудового фронта, их фантастических рекордах и невероятных достижениях советского народа.

В 1937 году мир узнал о новом гигантском триумфе советского строя: вторая сталинская пятилетка, как и первая, была выполнена успешно за четыре года и три месяца.

Но не только самоотверженным, вдохновенным трудом была наполнена жизнь первого в истории человечества социалистического государства. Советские люди были встревожены нараставшей военной опасностью на западных и восточных границах СССР и готовились к тому, чтобы дать решительный отпор любому агрессору, любым посягательствам империалистических хищников.

…Вскоре после смерти Николая Островского была опубликована поэма «Победитель» Константина Симонова, над которой он работал ряд лет еще при жизни писателя. Она заканчивалась строками:

Слышишь, как порохом пахнут стали

Передовые статьи и стихи?

Перья штампуют из той же стали,

Которая завтра пойдет на штыки

Островский – Корчагин вдохновлял героев Хасана, Халхин-Гола, бойцов интернациональных бригад, сражавшихся в осажденном Мадриде против немецких, итальянских и испанских фашистов.

Новые поколения пролетарских бойцов увидели в Николае Островском безупречного героя. Пленники капитализма, пытаемые охранками, постоянно ощущая угрозу смерти, обращались к нему, как к герою нового типа, рожденному в Советской стране, учились у него не умирать, а побеждать любые трудности и саму смерть.

В 1937 году, месяцы спустя после смерти писателя, в газете «Известия» было опубликовано письмо группы политзаключенных рижской тюрьмы в тогдашней буржуазной Латвии. Нелегальным путем проник к ним в тюрьму томик романа Николая Островского, где его переводили и читали.

«Павел Корчагин, – писали они, – пробуждал революционную энергию. Он приходил в трудную минуту на помощь тем, у кого воля была уже на пределе, клал руку на плечо и говорил: «Стоит жить! Нужно бороться».

С особой силой озарил советских людей героический образ Николая Островского в пору самых тяжелых испытаний нашего народа – в годы Великой Отечественной войны. Советские юноши и девушки, уходившие на фронт из школьных классов и студенческих аудиторий, из цехов заводов и колхозных полей, помнили призыв Николая Островского:

«Молодежь нашей великой, чудесной Родины! Я призываю тебя к борьбе за твое светлое будущее. Когда грянет гром и настанет кровопролитная ночь, множество бойцов поднимутся на защиту родной страны. Но меня среди вас не будет, друзья мои. И я вас прошу – рубайте за меня, рубайте за Павла Корчагина!»

Защитники Родины вместе с самыми дорогими и памятными вещами часто брали на передовую «Как закалялась сталь» Николая Островского. Эту книгу можно было найти в сумке пехотинца, танкиста, артиллериста, в кабине летчика и на борту линкора. Много простреленных, обагренных кровью экземпляров книги передано фронтовиками в музеи Николая Островского в Москве, Сочи, Шепетовке.

В Московском музее писателя хранится залитый кровью комсомольский билет солдата Федотова, найденный в книге Островского, которую он взял с собой, идя в атаку.

«Как закалялась сталь» помогала пережить блокаду Ленинграда, вдохновляла защитников Москвы и Сталинграда, бойцов, форсировавших Днепр и штурмовавших Берлин.

«История никогда не забудет бессмертного подвига поколения Корчагиных», – писал в годы войны в «Комсомольскую правду» прославленный советский полководец, Маршал Советского Союза В.И.Чуйков.

«В дни, когда решался исход великой битвы за Сталинград, – вспоминает Борис Полевой, – пришлось мне быть в расположении одного из передовых батальонов, занимавших оборону в подвале разрушенного дома. Бойцов я застал у костра. Молодой парень с забинтованной головой что-то читал, и его слушали напряженно, стараясь не проронить ни слова, забывая о холоде, о том, что смерть гуляет где-то рядом. Я прислушался: оказывается, читали «Как закалялась сталь». У Павла Корчагина, как у старшего брата, бойцы учились мужеству, презрению к смерти, ненависти к врагу».

Летчик Алексей Маресьев, прототип главного героя «Повести о настоящем человеке» Б.Полевого потерял обе ноги и выбыл из строя. Старый большевик, полковой комиссар Семен Воробьев примером жизни Николая Островского помог Алексею поверить в свои силы. Маресьев начал трудную, долгую борьбу за право водить самолет. И он – человек на двух протезах – победил.

Навечно записано в летопись Великой Отечественной войны имя война-комсомольца Юрия Смирнова. В критическую минуту он вызвался пойти добровольцем в танковый десант. Учитывая его молодость, командир заколебался. Тогда Юрий Смирнов убежденно сказал: «Павел Корчагин тоже вызвался бы идти в десант». Слова бойца повлияли. Смирнов был отпущен во вражеский тыл. А через несколько дней страшная весть облетела все подразделения фронта: Юрия Смирнова, сбитого с танка вражеской пулей, тяжело раненного, гитлеровцы захватили в плен и жестоко истязали, пытаясь добыть интересующие их сведения. Но герой не проронил ни слова. Тогда фашисты распяли Юрия, ржавыми гвоздями прибив его руки и ноги к крестовине, сбитой в блиндаже. За беспримерную стойкость Юрию Смирнову было присвоено звание Героя Советского Союза.

«Как закалялась сталь» была настольной книгой молодогвардейцев. Мать Олега Кошевого писала матери Николая Островского – Ольге Осиповне Островской:

«Книга «Как закалялась сталь» послужила Олегу хорошей школой и путеводной звездой в дальнейшей его жизни и борьбе. Она служила Олегу своего рода справочником, и друзьям своим по всем трудноразрешимым вопросам он всегда советовал обращаться к бессмертному Островскому… Я, мать Олега, хочу выразить Вам свою благодарность за то, что Вы воспитали такого сына, который сыграл огромную роль в воспитании моего сына в революционной борьбе против мирового зла человечества – фашизма».

В музее Николая Островского в Сочи хранится книга «Как закалялась сталь», принадлежавшая одному из руководителей «Молодой гвардии» Герою Советского Союза Ване Земнухову. С этой книгой Ваня не расставался в период оккупации фашистами Краснодона. «Ничто не страшно, когда Павка Корчагин рядом!» – говорил он.

…Передо мной статья Ларисы Ягунковой «Воспитание Великим, или Как надо любить Родину», опубликованная в «Правде» за 29 октября 1998 года – в день 80-летия Ленинского комсомола. Она посвящена легендарной «Молодой гвардии». Вот волнующие строки из этой статьи:

«…Все эти ребята за малым исключением были детьми рабочих и крестьян, ушедших на шахту. Забойщиком был отец у Сережи Тюленина, кучером на шахте – у Ули Громовой, крестьянином-бедняком, переменившим множество шахтерских профессий, – у Вани Земнухова. А матери у них были неграмотными или полуграмотными. Это у Вани-то Земнухова, которого в школе называли «профессором»! У круглой отличницы Ули Громовой!

Ребята четко понимали: не будь Советской власти – не видать бы им знаний и даже не мечтать о таких профессиях, как инженер, учитель, юрист.

…О национальном гнете они тоже слышали из первых уст. У лучшего друга Сережи Тюленева – Лёни Дадышева отец, азербайджанец, бежал от нищеты из Ирана, добрался в поисках лучшей доли до Донбасса и только при Советской власти узнал достойную жизнь.

Боря Главан с родителями-молдаванами жил в Бессарабии, считавшейся глухой румынской провинцией. Мечтал о несбыточном счастье – поступить в Бухарестскую среднюю техническую школу. В 1940 году, став советским гражданином, принял это как подарок судьбы. С первых дней войны добровольцем записался в истребительный отряд. Оказавшись в окружении, пробрался в Краснодон, где у него были товарищи, и через Толю Попова нашел подпольную организацию.

Эти ребята вместе с русскими и украинцами готовы были до последнего дыхания защищать свое Отечество, свое право на достойную жизнь.

Поражаешься тому, как богат внутренний мир этих совсем юных людей. Понимаешь, конечно, что это заслуга советской школы, поставившей себе целью не просто образование, но и воспитание в самом широком смысле слова. И в то же время изумляешься зрелости и достоинству вчерашних школьников, складу их натуры, направлению ума. Откуда что бралось – с самого раннего детства!

На великих образцах человеческого духа воспитывались они. Семьей. Школой. Комсомолом. Комсомол был содержанием всей жизни: он выводил людей на широкую дорогу, помогая раскрыть свои способности, давал им идейную, нравственную и физическую закалку… Они сознательно стали на путь героической борьбы. Не могли они жить в рабстве…

Возвращаюсь снова к статье Ларисы Ягунковой:


«Вчерашние школьники поднялись на борьбу одновременно в нескольких городских районах. Город был невелик – комсомольские активисты всех городских школ знали друг друга и легко наводили мосты. Вскоре разрозненные группы объединились в единую организацию. По предложению Сережи Тюленина ее назвали «Молодая гвардия». Это была в полном смысле слова молодая гвардия рабочих и крестьян, решивших, как поется в песне, отстоять и построить свою республику труда…

Партийное подполье Краснодона, чья деятельность началась с тяжелейшего провала, действовало с величайшей осторожностью. Конечно, его рекомендации принимались неукоснительно. Но многие операции ребята разрабатывали сами и проводили их с замечательной дерзостью и находчивостью.

Жгучая ненависть к врагу, замахнувшемуся на их идеалы, на их… счастливую жизнь, претворялась в беззаветную отвагу, с которой они шли на самые опасные дела.

Опору они черпали в товариществе, воспетом еще Гоголем. Дружба, возникшая на школьной скамье, определяла состав «пятерок», из которых состояла организация. Эти «пятерки», действовавшие во всех городских районах, держали врага в постоянном страхе.

…В октябре 1942 года в «Молодой гвардии» было 35 человек, в ноябре – 68, а в декабре – 92. Во всех окрестных городах и поселках, даже на хуторах действовали группы или отважные одиночки, – с ними была налажена постоянная связь.

В условиях жесточайшего подполья возобновила свою работу комсомольская организация. Двадцать два временных комсомольских удостоверения были выданы вновь вступившим ребятам. Как и в мирное время, они писали в своих заявлениях: «Хочу быть в первых рядах», но теперь эти слова немедленно проверялись жизнью – первое же комсомольское поручение становилось суровым испытанием.

…Молодогвардейцы готовились к решительному открытому бою с фашистами. Шла подготовка к партизанскому рейду – навстречу наступающим частям Красной Армии. Для этого был сформирован боевой отряд «Молот».

Подпольщики пользовались каждым удобным случаем, чтобы завладеть оружием. На тайном складе имелось 15 автоматов, 80 винтовок, 10 пистолетов, 300 гранат, около 15 тысяч патронов, 65 килограммов взрывчатки…

А пока не пришло время выступления, ребята вели диверсионную работу. Они сожгли биржу труда вместе со списками людей, которых собирались угнать в гитлеровскую неволю. Уничтожили хлеб и разогнали скот, приготовленный к отправке в Германию. Освободили 20 советских военнопленных, содержавшихся в Первомайской больнице. Разгромили усиленно охранявшийся лагерь военнопленных и помогли скрыться семидесяти пяти бойцам. Заминировали мост и взорвали немецкую грузовую машину с боеприпасами. Казнили полицая, отличавшегося особой жестокостью.

Каждая такая акция была для населения знаком возмездия, обещанием скорого и неминуемого освобождения. Не говоря уже о том, что она подрывала оккупационный режим…

Особенно бесили фашистов диверсии на шахтах. Здесь действовали коммунисты-подпольщики Филипп Лютиков и Николай Бараков. Они помогли устроиться на работу нескольким молодогвардейцам. На электростанции, где работали школьные друзья Володя Осьмухин и Толя Орлов, то и дело плавились подшипники и барахлил генератор. А какая работа без электричества?

Оккупантам нужен был уголь. Но из-за саботажа они так и не запустили ни одной шахты…

Кроме диверсионной борьбы, ребята вели информационную войну: вывешивали красные флаги, писали лозунги, расклеивали листовки и газеты.

…Листовки сначала были рукописными, но очень скоро ребята обзавелись шрифтами, покопавшись в развалинах сгоревшей типографии, и научились азам печатного дела… Листовки били в цель, пробуждая в людях попранное достоинство.

…В новогоднюю ночь 1943 года молодогвардейцы собирались взорвать немецкий дирекцион, где оккупанты задавали праздничный бал. И уйти из города – отряд «Молот» готов был с тыла ударить по фашистам…

Как знать, осуществись эти планы – и организация осталась бы жива, а ее авангард вернулся бы в город вместе с нашими солдатами-освободителями…

Но не сбылось…»

Бдительность! Сколько о ней сказано, написано, звучало из уст великих людей. Самый известный призыв Юлия Фучика: «Люди, будьте бдительны!» И сколько жертв понесено из-за доверчивости случайным людям, из-за потери этой самой бдительности…

Так случилось и с молодогвардейцами… Уже 1 января 1943 года была арестована первая группа молодогвардейцев. Организация очень нуждалась в деньгах. Была захвачена машина с немецкими новогодними подарками, которые решено было пустить в дело. Доверились случайному мелочному торговцу Почепцову. Он их и выдал.

Мужественное поведение арестованных молодогвардейцев позволяло надеяться, что фашистам не удастся раскрыть организацию. Но тут заговорил доносчик, ошеломленный первыми арестами, и выдал всех – списком.

…Сколько же их было, врагов Советской власти, не побрезговавших кинуться на службу к фашистским завоевателям! В том же Краснодоне.

Тут и мелкие сошки – полицаи, и тайные агенты… и следователь, и заместитель начальника полиции, и начальник этого гнусного учреждения, полностью укомплектованного доморощенными мерзавцами, и городской бургомистр – русские, украинцы, выродки из выродков, своим пособничеством врагу опозорившие весь свой род до седьмого колена.

Это они, полные давней застарелой ненависти к комсомольцам, истязали юных героев. Это они разбили очки Ване Земнухову – так, чтобы стекла попали в глаза. Это они сломали руку Сереже Тюленину и обе руки Нине Минаевой. Это они отрубили голову Саше Бондаревой. Это они подвесили за косы Аню Сопову. Это они вырезали пятиконечные звезды на телах Ули Громовой и Любы Шевцовой. Это они выбили глаз Олегу Кошевому и оба глаза Тоне Иванихиной. Это они посадили на раскаленную плиту Тосю Елисеенко…

Среди сброшенных в шахту № 5 не было ребят, не изувеченных пытками. Многих сталкивали в пятидесятиметровый шурф живыми – три дня потом оттуда доносились нечеловеческие стоны…

Истязатели испытывали почти мистический ужас перед своими жертвами: ведь ни один из ребят не попросил пощады и вообще не заговорил. Если не считать слов проклятия. А ведь палачи хотели первоначально создать впечатление, что все молодогвардейцы предавали друг друга. Ничего из этого не вышло. В деле об организации «Молодая гвардия», заведенном полицией, осталась одна-единственная бумажка – донос Почепцова…

Палачи жгли их огнем, кололи ножами, рвали волосы, зверели от запаха крови и ничего не могли добиться.

В своем отчете один немецкий офицер писал, что молодогвардейцы побеждали своим презрением к смерти. Скорее, – презрением к своим мучителям и верой в свою моральную правоту…

Сегодня мы воочию убедились в том, что разрушение идейности, нравственности, коллективизма самым страшным образом повлияло на ход советской истории, на судьбу советского народа, социализма, великой и могущественной советской державы. Сейчас снова со всей силой встает вопрос о возвращении к тем священным ценностям, за которые отдали жизнь герои-краснодонцы.

Так ли уж страшны и необратимы изменения, происшедшие в молодежном сознании?

Постоянно бывая на месте памяти и скорби, у Горбатого моста, встречаясь с матерями юношей, погибших в октябрьские дни 1993 года, я слышу воспоминания, до совпадения похожие на воспоминания матерей молодогвардейцев. Перечитывая дневники Василия Иванова, убитого у «Останкино», я вижу те же цитаты из произведений мировых классиков, что и в дневнике Ули Громовой.

Встречаясь с комсомольцами наших дней, я чувствую в них наследников и продолжателей тех идей, которые вдохновляли на подвиг наших любимых героев – молодогвардейцев Краснодона». («Правда», 29 октября 1998 г.).

Мать Героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских вспоминала:

«После очерка о Тане Соломахе была прочитана та незабываемая повесть, что не проходит бесследно ни для одного подростка, – повесть о Павле Корчагине, о его светлой и прекрасной жизни. И она оставила глубокий след в сознании и сердцах моих детей».

…Бессмертный подвиг гвардии рядового Александра Матросова был совершен на псковской земле морозным днем 23 февраля 1943 года. Во время боя у деревни Чернушки, прорвавшись к вражескому дзоту, израсходовав все гранаты и патроны, Александр Матросов своим телом закрыл амбразуру пулемета, обеспечив успех наступающему подразделению. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 года девятнадцатилетнему комсомольцу Александру Матросову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Из анкеты героя: Матросов Александр Матвеевич, родился в 1924 году, русский, домашний адрес – г. Уфа, трудовая детская колония, общежитие № 19. Призван в Рабоче-крестьянскую Красную Армию в сентябре 1942 года Кировским райвоенкоматом, военная специальность – стрелок-автоматчик.

Александру Матросову выпала трудная доля. Он рано лишился родителей, воспитывался в детском доме, затем в силу невыясненных обстоятельств, – в Уфимской трудовой колонии. Оттуда и был призван на военную службу.

– У меня нет родителей, я их не помню. Родина для меня – и мать, и отец, – сказал Александр Матросов, отправляясь на фронт. – Ей я отдам все свои силы, ей я готов отдать свою жизнь.

В письме с фронта любимой девушке Лидии Кургановой, которое впоследствии было опубликовано в газете «Советская Башкирия», есть такие слова: «Я люблю жизнь, хочу жить, но фронт такая штука, что вот живешь-живешь, и вдруг пуля или осколок ставит точку в конце твоей жизни… Но если мне суждено погибнуть, я хотел бы умереть так, как наш генерал: в бою и лицом на Запад…»

Так вскоре и произошло.

Из воспоминаний Ивана Григорьевича Ноздрачева – бывшего помощника начальника политотдела по комсомольской работе 91-й стрелковой бригады, на базе которой был сформирован 254-й гвардейский полк, в котором служил Александр Матросов:

«23 февраля 1943 года мы вели бой за деревню Чернушки. Пулеметный огонь из дзотов не давал поднять головы. Штурмовая группа основного направления несла особенно большие потери. До дзота удалось доползти только Матросову. Находясь в 20 – 25-ти метрах от огневой точки, он бросил одну за другой две связки гранат, дал очередь из автомата. На какое-то время гитлеровцы прекратили огонь. Матросов, поднявшись, крикнул: «Вперед!». Но вражеский дзот опять ожил. Подобравшись еще ближе к амбразуре, Саша метнул последнюю связку гранат. И опять противник затих лишь на считанные мгновения. Тогда Матросов рванулся вперед и прыгнул на амбразуру…

Мне выпала печальная, но почетная участь снимать после боя его тело с амбразуры, «закрывать» комсомольский билет, где я написал: «Лег на огневую точку противника и заглушил ее, проявил геройство». («Советская Россия», 20 февраля 1993 г. Из статьи В.Федина «Лег на огневую точку…»).

Публикуя Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Александру Матросову звания Героя Советского Союза, «Правда» писала: «Александр Матросов остается в боевых рядах своей родной роты. Он вместе с друзьями по оружию пойдет сквозь огонь в дым новых сражений». («Правда», 20–24 февраля 1998 г.).

С гордостью встретили воины-однополчане весть о присвоении полку имени Александра Матросова. Они написали И.В.Сталину письмо, в котором говорилось:

«Наш полк, в рядах которого сражался с немецко-фашистскими захватчиками гвардии рядовой Александр Матросов, свято хранит боевые славные традиции героя. Он был бесстрашным солдатом, верным сыном матери-Родины, достойным воспитанником Ленинского комсомола, гвардейцем…

В жарких схватках он, как лев, дрался с гитлеровцами, был всегда впереди…»

Подвиг Александра Матросова служил вдохновляющим примером воинской доблести и героизма, мужества и отваги.

Хорошо выразил духовное родство Матросова с его боевыми друзьями гвардии сержант В.Золотов в своем стихотворении, посвященном однополчанину:

В атаку мы шли под жестоким огнем.

Он был нам примером на поле сраженья.

Не зря его звали гвардейцы орлом,

Не знавшим нигде и ни в чем пораженья.

Тело героя было погребено на месте совершения подвига, затем перезахоронено в Великих Луках, где на площади, носящей имя героя, был установлен памятник. Скульптор Евгений Вучетич запечатлел солдата в полушубке с автоматом в руке, замершим перед последним решающим броском на амбразуру врага. «Он Родину сердцем своим защитил, простым человеческим сердцем», – гласят строки на памятнике Герою.

…Подвиг, подобный Александру Матросову, за годы Великой Отечественной войны совершили более трехсот воинов-фронтовиков, партизан, участников движения Сопротивления. Почти половина из них была удостоена звания Героя Советского Союза, остальные награждены другими высокими государственными боевыми наградами. Их фамилии высечены на стенах зала Победы в Центральном музее Вооруженных Сил России в Москве.

Светлое имя Александра Матросова навеки останется в истории, символом верности Родине. («Правда», 20–24 февраля 1998 г. Статья Анатолия Сафонова «Александр Матросов: «Я люблю жизнь, хочу жить, но…»).

Павла Корчагина считали своим любимым героем Николай Гастелло, Лиза Чайкина, Тимур Фрунзе, Виктор Талалихин, великое множество воспитанников Ленинского комсомола – корчагинцев Великой Отечественной войны. Их имена и образы вечно будут жить в народной памяти.

«Как командир батальона, – рассказывал поэт Н.Грибачев. – Я не раз убеждался в великом мобилизующем влиянии творчества Н.Островского: он был с нами на фронте, он сражался».

Нередко в заявлениях о приеме в комсомол бойцы писали, что будут «сражаться с немецкими палачами, как сражался Павел Корчагин».

…В 1943 году комсомолка – медсестра Зина Туснолобова в одном из боев с фашистами была тяжело ранена. Чтобы спасти ей жизнь, врачи ампутировали обе ноги и руки. Много месяцев пролежала она в госпитале. Её мучило сознание беспомощности, сомнение в том, стоит ли жить в её положении. Однажды она вспомнила Павла Корчагина и захотела снова «встретиться» с ним. Ей принесли «Как закалялась сталь». Вот что писала Зина в одном из своих писем: «Я читала книгу сама, листы переворачивала губами. И не могла оторваться от книги, с каждой прочитанной страницей я как бы чувствовала себя сильней. Когда я закончила, я стала упрямая, никто не увидел у меня ни одной слезинки. Я решила жить».

Зина решила стать диктором. По выходе из госпиталя, где одновременно с лечением она получила подготовку к своей будущей работе, Зина работала диктором. Она писала в Сочинский музей Николая Островского: «Чувствую себя хорошо и морально, и физически. Учусь заочно. Много читаю, бываю в театре, у меня много друзей. Но самый близкий и дорогой из них – Николай Алексеевич. Он поддержал меня в самые трудные минуты, я у него и сейчас всегда нахожу поддержку».

В декабре 1957 года за мужество и героизм, проявленные в суровое время Великой Отечественной войны, З.М.Туснолобовой-Марченко было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

…Лучшим другом называл Николая Островского и Семен Полуэктов, лишившийся в 1942 году обеих рук. Дружба с Островским помогла ему выстоять в жизни, научиться рисовать и стать замечательным художником.

Популярность Николая Островского в годы Великой Отечественной войны была настолько велика, что имя писателя носили партизанские отряды, боевые самолёты и танки.

Известный литературовед Ираклий Андронников 29 сентября 1944 года в армейской газете «Боец РККА» рассказывал:

«Недавно я встретил одного журналиста.

– Где ты сейчас? – спросил я его.

– На Втором Белорусском.

– Кто у вас там работает из писателей?

– Лучше всех, пожалуй, покойный Николай Островский».

Так военный корреспондент Николай Островский и после своей физической смерти оставался в строю, на переднем крае борьбы за свободу и счастье трудового народа.

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза И.И.Якубовский в своей книге «Земля в огне» рассказывает о боях Красной Армии за освобождение родного города Николая Островского – Шепетовки – от фашистских оккупантов зимой 1944 года. Вот строки из книги:

«В конце января 1944 года соединения 18-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора И.М.Афонина, сломив сопротивление врага, вышли на подступы к городу. Соединения 23-го стрелкового корпуса генерал-майора Н.Е.Чувакова подошли к северо-западной окраине Шепетовки. Развернулись тяжелые бои за город. Его окраины и близлежащие населенные пункты по несколько раз переходили из рук в руки.

Для наших воинов Шепетовка олицетворяла не только важный опорный пункт в системе вражеской обороны, но и город, где протекали детство и юность автора знаменитого романа «Как закалялась сталь», мужественного комсомольца первого поколения, конармейца Николая Островского.

В годы гражданской войны в бой за Шепетовку вели свои легендарные дивизии С.М.Буденный, К.Е.Ворошилов, Н.А.Щорс.

…Жители города впоследствии рассказывали, что в период фашистской оккупации патриоты Шепетовки ни на один день не прекращали борьбу с врагом.

В ночь на новый, 1944 год, 16-летний комсомолец Володя Ковальчук взорвал выходную железнодорожную стрелку и закупорил станцию, где стояли несколько эшелонов с техникой и живой силой. Юный герой погиб от рук палачей, но не склонил голову перед ними.

Ныне широко известны боевые дела 13-летнего пионера Вали Котика и его боевых товарищей Степана Кищука, Николая Труханова и других. По заданию партизан они ходили в разведку, доставляли им оружие, помогали освобождать из неволи советских военнопленных.

Ребята выполнили приговор народа: уничтожили начальника шепетовской жандармерии Кённинга. На боевом счету юных мстителей не одна диверсия, совершенная ими на железнодорожном узле.

Уже после войны Вале Котику было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Мужественно боролись с фашистами шепетовские подпольщики-партизаны.

В период подготовки наших войск к штурму Шепетовки командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации многое сделали, чтобы воскресить в сознании воинов героические традиции этого города, его жителей. В окопах, землянках перечитывалась книга «Как закалялась сталь».

На митингах и собраниях комсомольцы клялись драться с ненавистным врагом так, как это делал Павка Корчагин. Фронтовая и армейская печать рассказывала о героях боев под Шепетовкой, таких, как браться Алексей и Иван Дьяченко, Павел и Иван Донец, комсорг батальона Иван Петренко, ранее награжденный орденами Красного Знамени и Красной Звезды, и его боевые товарищи сержант Дзюба и рядовой Зиангиров.

Новые поколения корчагинцев оставались верны пламенному призыву Николая Островского «Только вперед, только на линию огня! И только к победе!»…

11 февраля 1944 года Шепетовка была освобождена от врага…» (И.И.Якубовский. «Земля в огне». М., Воениздат, 1975, стр. 366, 367, 368).

…В мае 1945 года над фашистским рейхстагом было водружено Знамя Победы.

«В эти радостные дни, – писали участники штурма Берлина матери писателя, – мы вспоминаем Николая Островского, как любимого писателя и как бригадного комиссара, со словами которого «Только вперед, только к победе!» мы шли в бой и к победе».

Исключительно высокая оценка боевой силы романа Николая Островского, которую давали в годы суровой битвы с фашизмом миллионы советских воинов, очень хорошо выражена в одном из писем фронтовиков: «Книгу «Как заклялась сталь» можно было наградить орденом Отечественной войны. Жаль, что нет обычая – награждать книги».

В смертельной схватке с фашизмом образ Корчагина вдохновлял не только советских людей. «Мне довелось наблюдать уже в Словакии героические дела партизанского отряда носившего имя Павла Корчагина», – рассказывал Борис Полевой. – Слава об отряде Корчагина прошла по всей Словакии, Моравии, Чехии»…

Даже враги вынуждены признавать огромную идейную силу и воспитательное значение романа «Как закалялась сталь». В годы Великой Отечественной войны один из пленных гитлеровских офицеров на допросе показал, что в фашистских шпионских школах штудировали эту книгу, чтобы изучить характер советского человека.

Но враги не только изучали роман Островского, пытаясь понять внутренний мир наших людей, – они старались не допустить эту книгу к массовому читателю. Во многих буржуазных странах роман Николая Островского подвергался строжайшим полицейским преследованиям.

В 1940 году в оккупированной Франции гитлеровцы схватили переводчика «Как закалялась сталь» профессора философии Валентина Фельдмана. Они заковали его в кандалы и подвергли страшным пыткам. Ученый не склонил головы перед палачами. В безымянной могиле на кладбище в Ивре покоится его прах.

Швейцарская федеральная полиция, производя обыск в типографии кооперативного издательства в Женеве, изъяла 2000 экземпляров немецкого перевода «Как закалялась сталь». Директор издательства был арестован.

В Соединенных Штатах Америки за чтение книг Николая Островского нередко увольняли с работы и бросали в тюрьму. Таких примеров немало.

Но, несмотря на преследования полиции и цензуры, книга «Как закалялась сталь» повсеместно мужественно вдохновляла трудящихся на борьбу за свободную и счастливую жизнь.

«Среди делегатов Всемирного конгресса профсоюзов, проходившего в 1953 году в Вене, – рассказывает Борис Полевой, – был негр из Африки, один из лидеров прогрессивных профсоюзов, называвший себя Павкой Корчагиным.

Когда его спросили, почему он носит имя героя книги Николая Островского, он рассказал о своем участии в революционной забастовке, за которую колонизаторы избили его до полусмерти и бросили в джунглях на съедение зверям. Его подобрали товарищи. Во время тяжелой болезни изможденному юноше дали роман Николая Островского. В память об этой чудесной книге негр назвал себя Павкой Корчагиным. «Это великая книга, – говорил он. – Она сказала мне – выздоравливай, и я стал выздоравливать. Она приказала мне – встань на ноги, и я встал».

Для миллионов людей имя Островского является символом высочайшего мужества, беззаветной преданности коммунистическим идеалам. Оно, как знамя, всегда появлялось на переднем крае значительных событий нашей истории.

Первый танк победоносной Советской Армии, ворвавшийся в Берлин, носил имя «Николай Островский». Последний ковш земли на строительстве Волго-Донского канала был вынут экскаватором «Николай Островский». Именем Н.Островского названы электровозы, теплоходы, комбайны, самолеты.

Сколько тяжелобольных, прикованных к постели людей вернулись в строй, вдохновленные подвигом Николая Островского и героев его книг?! Скольких молодых граждан нашей Родины Николай Островский подготовил к боевым и трудовым подвигам?! Скольких перевоспитал, скольким помог стать на верный путь жизни, быть полезным своему народу?

Этого невозможно определить, нельзя подсчитать, как нельзя измерить нравственную силу его творчества, его жизни-подвига.

Подобно Алексею Маресьеву, остался в воздушном строю безногий летчик – Герой Советского Союза Л.Г.Белоусов. Героем Социалистического Труда стал инвалид Отечественной войны комбайнер П.В.Нектов. Профессором стал много лет прикованный к постели тяжелым недугом В.Т.Касьянов.

Писатель Николай Бирюков – автор замечательных книг «Чайка», «Воды Нарына», «Сквозь вихри враждебные». Книги его знают и любят миллионы читателей. Но все ли они знают, что он, как и Николай Островский, «совершил подвиг не один раз?» Он творил его ежедневно, ежечасно, все тридцать пять лет тяжелой болезни, приковавшей его к постели.

Таких людей в советской стране было множество. И каждый из них ощутил на себе влияние жизнеутверждающей силы Николая Островского.

…Десятки и сотни тысяч отзывов в музеях Н.Островского в Сочи, Шепетовке, Москве, оставленные людьми всех возрастов и профессий, гласят: «Спасибо Островскому! Он учит быть хозяином своей судьбы, своего счастья!». О них рассказано во многих книгах, брошюрах, статьях, посвященных Николаю Островскому и его творчеству.

…Валерий Чкалов, уходя от Николая Островского, сказал: «Он произвел впечатление человека, в коем горела молодая сила, поражающая всех, видевших его. Мы уходили от него с гордостью за нашу страну, за нашу партию, воспитывающих людей такого мужества».

Спустя четверть века, посетив Музей Николая Островского в Сочи, Юрий Гагарин оставил в «Книге отзывов» следующую запись: «Таких людей народ не забывает. Жизнь Николая Островского всегда будет ярким маяком для нашей молодежи».


Вечно будет восхищать и вдохновлять людей, поднимать на великие свершения образ рядового бойца революции, воспитанного парией коммунистов, поразившего весь мир величием духа.

Время не властно над ним!


Где еще, на какой планете,

У какой молодой страны, -

Вырастали такие дети, -

Бурей времени рождены?!


Необходимое отступление | Жизнь – Подвиг Николая Островского | Николай Островский и его бессмертная книга «Как закалялась сталь» в священной битве с фашизмом