home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IX

Весна 1583 г. П-ов Ямал

Как собаки, драконы

Иван подумывал было отправиться на разведку и самому, возглавив один из отрядов, однако появление всадника верхом на летучем драконе вконец спутало все его планы. Атаман никак не мог отделаться от мысли о том, что всадник тоже был разведчиком, соглядатаем колдунов сир-тя, и появился он здесь отнюдь не случайно.

И все же сидеть на мысу и ждать у моря погоды было бы непростительной тратой времени, поэтому Еремеев выслал казаков на разведку на двух стругах, а часть пушек и фальконетов велел снять, установив на берегу, между перегораживающими весь мыс камнями. Там же расположил и казаков с пищалями, оставив на стругах лишь небольшое количество воинов, в основном лучников, и несколько пушек – мало ли что за чудище появится вдруг из воды? Здесь хоть и мелководье, а предосторожность не помешает – не зря же соглядатай делал облет!

Вернувшиеся к вечеру разведчики во всех подробностях доложили обо всем, что им удалось увидеть. С их слов атаман начертил карту, особо выделив опасные места и волоки – на этот раз не такие уж длинные, зато опасные, проходившие через густые заросли папоротников и кустов.

Ближе к ночи разговор вновь зашел о соли, о менквах, которые то ли умели выпаривать соль из воды, то ли нет…

– Да, говорю ж вам, пресная вода-то! Какая из нее соль?

– Но откуда-то она у них есть! Откуда?

Вот этот вопрос хотелось бы выяснить, но еще больше хотелось поскорее добраться до золотого идола и, как выразился отец Амвросий, «до гнусных богомерзких капищ»!

– Что, правда мертвая голова у того, на драконе? – не уставал допытываться священник. – Ах, жалко, я не видал!

– Да и я, увы, видал мельком.

Покачав головой, Еремеев задумчиво скривил губы:

– Ну, явно череп под шапкою – аж кости блестят.

– А, может, просто маска, забрало, шлем?

– Может. Говорю же, не разглядел толком.

…Вопреки подспудным ожиданиям атамана, наступившая ночь прошла спокойно, лишь где-то в отдалении, в глубине полуострова, слышались приглушенные вопли и глухое рычанье какой-то зверюги. Впрочем, усиленная в два раза ночная стража ничего подозрительного не заметила – никто к мысу не рвался, не шел. Ночные птицы махали крылами, кричали… так они всегда кричат.

Иван задержался у костра, обдумывая свои дальнейшие планы и искоса поглядывая на другой костерок, соседний, где обычно собирались девушки ненэй-ненэць, а с недавних пор – и Устинья с Настей. Учили язык, понятно. Вот только почему кареглазая краса давненько уже к атаманскому костру не шла? Обиделась, что ли? Так на что обижаться-то? Вроде бы никаких злых слов Иван ей не говорил, не бросал недобрых взглядов. Прочему тогда? Чего дулась-то? Ну ведь явно дулась!

А вот пойти да и спросить прямо! Да-да, пойти, вот прямо сейчас… Еремеев дернулся было, но тут же уселся обратно на камень. Нет, не сейчас! Подождать, пока все казаки улягутся, нечего слабость свою на всю ватагу показывать. Отношения атамана с девушкой только их самих и касаются, нечего, чтоб кто-то другой об этом знал.

Медленно казаки расходились, медленно, видать, не очень-то утомились, да и ночь оказалась на удивление спокойная, звездная.

Черт! А вот и Настя с Устиньей к шатру своему пошли… Нет, Настя чуть задержалася, оглянулась…

Выйдя из-за кустов, Иван взял ее за руку:

– Постой.

– Так я и стою, – с усмешкой отозвалась девушка. – Сказать мне что-то хочешь? Говори.

– Сказать? Да… сказать…

Атаман вдруг растерянно потрогал шрам, осознав, что особо сказать-то ему нечего… То есть было что сказать, но… Иван этого сейчас стеснялся – казалось бы, такой решительный, волевой человек, командир, удачливый воинский начальник, а вот поди ж ты!

– Ну, говори же!

– Говорю… – Молодой человек наконец решился, но сказал вовсе не то, что хотел бы, зашел издалека, да так, что еще больше все отношения испортил:

– Слушай, Настя, ты бы про родителей своих меньше болтала.

Встрепенувшись, девчонка вскинула голову, ожгла взглядом, сначала недоумевающе, потом – почти сразу – зло:

– Чем это тебе родители мои покойные не угодили, а?!

– Да не в том дело, что не угодили… – сконфузился Иван. – И вообще не о них речь.

– Ты моих родителей языком своим не трогай, иначе… Не посмотрю, что атаман!

Разобиженная девушка скрылась в шатре, а Еремеев, помявшись, махнул рукой да вернулся обратно к костру, где и просидел почти до утра, а утром…

А утро выдалось славным!

От озера к бледно-голубому, едва тронутому полосками узких розоватых облаков небу поднимался прозрачный, сразу же таявший в лучах колдовского солнца туман, похожий на тот, что иногда бывает зимою, в погожий, с легким морозцем денек, светлый и не особо студеный. Над замшелыми, выглядывающими из воды камнями, над цветущими кувшинками и камышами, играя синими крыльями, летали стрекозы, рядом, ближе к зарослям малины и ежевики, беззаботно порхали разноцветные бабочки, жужжали пчелы, видать, где-то неподалеку, в дупле, было у них гнездо.

Пахло медвяным клевером, ежевикой и еще чем-то таким, пряным, от чего хотелось не просто вдыхать полной грудью сей густой, напоенный столь вкусными ароматами воздух, а ложками его хлебать, словно застывшую до холодца форелью ушицу.

Пора было собираться в путь, что все казаки и делали, да как-то вяловато, наверное, не очень-то хотелось расставаться с этим приглянувшимся местом. И все же – дорога звала, да и атаман подгонял, а пуще того – манил золотой идол.

– Господин атаман, – подбежала к Ивану рыженькая Авраама, – а можно мы выкупаемся? Мы быстро.

Еремеев уже собирался махнуть рукой, сказать, что, конечно же, можно, почему бы не выкупаться? Только вот надо побыстрее и…

И вдруг…

Вдруг показалось, что задрожала под ногами земля!

Что-то такое случилось, или…

– Ты тоже это чувствуешь, Авраама, или мне кажется?

– Что – кажется?

– Земля дрожит.

– Земля? Ах да… дрожит! Я это чувствую тоже! Ой…

Девушка вдруг побледнела, со страхом указывая куда-то за голову стоявшего спиной к лесу Ивана:

– Та-ам… та-ам… оно!

Оглянувшись, Еремеев сразу же углядел выползавших из леса ящеров, тупорылых, шипастых, приземистых! Не таких, конечно, огромных, как то чудовище, что жрало вершины кедров, но все же немаленьких, размерами, наверное, с три телеги, ежели их составить цугом, да еще по телеге сверху поместить! Чудовища не ревели, не мычали, вообще не издавали никаких звуков, а просто, упрямо опустив рогатые, прикрытые костяными нашлепками головы, шли прямо на струги. Шагали, мерно переставляя лапы и помахивая увенчанными квадратными шипами хвостами, перли неотвратимо, как смерть!

Ящерам преграждала дорогу россыпь камней, здоровенных замшелых валунов, в проходах меж которыми зияли пушки. Слава Господу, казаки еще не успели перетащить их обратно на струги!

Вскочив на один из валунов, атаман взмахнул саблей:

– Заряжай! Пищальники – укрыться и ждать команды!

– Есть, герр капитан!

– Слушаем, атамане!

– Господи… – забравшись на валун к Еремееву, размашисто перекрестился отец Амвросий. – Да ты только глянь. Тут их, похоже, сонмище!

– Яким! – Обернувшись, Иван подозвал оруженосца. – Живо трубу мне… и хитрую пищаль. Заряженную! Да, девок быстро на струги… и пусть отходят, на воде ждут.

Яким прищурился:

– А вдруг и там какая тварь, атамане?

– Там фальконеты есть, – отрывисто бросил атаман. – Насте скажи – она заряжать умеет. Да, скажи, пусть отойдут чуть в сторону, чтоб по ветру.

Кивнув, оруженосец ринулся исполнять приказ и вскоре вернулся, протянул своему господину подзорную трубу.

Иван всмотрелся:

– Мать моя… Да-а-а!

Чудовища шли ромбом или, лучше сказать, «свиньею». Впереди – приземистые, величиной с амбар, ящеры с тупыми рогатыми мордами и шипами, сразу за ними и по бокам – двуногие кровожадные бестии высотой с добрую колокольню, с огромными – с воз! – клыкастыми головами и смешными маленькими ручонками о двух, увенчанных острыми когтями пальцах.

А уж за сими ужасающими зверюгами, в центре, шла вся прочая сволочь, размерами куда как меньше, но, похоже, кровожадная ничуть не менее! Все раскрывали зубастые пасти, размахивали хвостами, рычали, мычали, пыхтели, издавали еще какие-то звуки, кои могли прислышаться любому нормальному человеку лишь в кошмарном сне!

Каких только тварей здесь не было! И такие же, как и двуногие драконы, только размерами чуть поменьше, да и видом посмешнее – плоскомордые, чем-то похожие на только что ощипанную утку. И совсем мелкие – относительно, конечно, – высотой примерно в сажень, с куриными лапами и змеиными мордами уродцы, и такие же по высоте, но подлинней, поизящнее, чем-то похожие на быстроногих ланей, и зубастые, с полосками по хребту коркодилищи, также – на куриных лапах, и совсем уж странные создания с челюстями, похожими на кузнечные клещи. Рычали, сопели, пыхтели!

А уж воняло-то от всех них – хоть нос затыкай!

Ох, чудища, ну надо же – каких только уродищ на белом свете ни бывает!

Атаман, впрочем, любовался тварюгами недолго: обернулся к артиллеристам, поднял сабельку и, когда до тварей осталось около двух сотен шагов, крикнул:

– Первый залп – в самых крупных. Целься! Огонь!!!

Пушки и фальконеты рявкнули разом, окутались густыми клубищами дыма, изрыгая огонь, выбросили разящие ядра. Гнусные драконы, издавая жуткие вопли, попадалали, запищали: кому-то оторвало башку, кому-то продырявило брюхо, и осклизлые вонючие кишки вывалились наземь. Какая-то зубастая тварь завалилась на спину, смешно дрыгая конечностями, завыла, выпуская фонтаном кровь…

– Огонь!

Грянули пищали, выбивая мелкую сволочь… И снова писк, и вой, и кровища…

– Заряжай! Целься! Огонь!

Следующий залп выбил оставшихся драконов и завалил пару тупорылых, с рогами и шипами, ящеров, правда, пара небольших ядер все ж таки от их костяных лбов отскочила, рикошетом ударив по мелкой сволочи.

Слава Господу, унося пороховой дым, задул ветер, иначе б пришлось ждать, и еще неизвестно, чем бы сие ожидание закончилось, кто бы там выскочил из плотной пороховой завесы – огромный зубастый дракон, рогатая ящерица размером с избу, с увенчанным квадратным шипом хвостищем, или жуткий коркодил на куриных лапах?

Впрочем, Иван, как опытный воин, безветрие тоже предвидел, посадив на высокую сосну корректировщиков – Афоню и Маюни, к ним были приставлены вестовые, так что и при отсутствии ветра палили бы несмотря на дым, и не на глазок, а туда, куда надо!

Ну а сейчас… сейчас вообще была красота! Чудовища тупо перли кучей, особо и цель выбирать не надо, просто пали! Вот казачки и палили, весело, с прибаутками. Еремеев только успевал командовать:

– Заряжай! Целься! Пли!!!

Бабах!!!

Вой! Писк! Мерзкий зубовный скрежет. И кровь! И вонючие сизые, с розовато-белесыми прожилками, кишки, оторванные головы, хвосты, лапы…

И холодный голос атамана:

– Заряжай! Целься. Пли!!!

Бабах!

Выбив крупное зверье, мелочь настигали плотными пищальными залпами, по сволочи палили и фальконеты, не давая прорваться ни одной твари: все прекрасно понимали, что в рукопашную-то с такими не пойдешь, не помашешь сабельками, да и панцирь и бронь не помогут – сожрут вместе с панцирем, не подавятся!

Лучники тоже делали свое дело, осыпая мелкую сволочь градом разящих стрел. Казачки, перезаряжая пищали, похвалялися:

– А вон щас энтого петуха завалю! Прям в брюхо попаду, спорим?

– В брюхо и дурак попадет, ты в голову попробуй!

– Да голова-от больно малая…

– И никакой это не петух. На утку больше смахивает.

– Таку бы утицу да мне на двор! Вот бы мяса было.

– Интересно, какие она яйца несет? Должно быть, здоровущие.

И снова голос атамана:

– Первый плутонг… Заряжай. Целься… Пли!!! Второй плутонг… Пли!!!

Чудовища, похоже, заканчивались, погрязнув в кровавом месиве из собственных тел. До конца не выбитая мелочь поразбежалась, попряталась за кустами, и только лишь некоторые шипастые «коровищи» упрямо ползли на камни.

– Сбоку, сбоку их надобно бить!

– Ганс! Обойди слева…

– Яволь, герр капитан!

Бабах!!!

Приземистое рогатое чудище размером с две телеги, верно, уже получило с десяток увесистых пуль, но все же не падало, ползло… хотя башка уже вихалялась на опущенной шее, а глаза затянулись мертвенной пленкою…

– Гляди-ко, – перезарядив пищаль, перекрестился отец Амвросий. – Сдохло уже, а ползет! Вот ведь дьявольская сила. Изыди, антихрист, изыди!

Словно внемля суровому призыву священника, рогатая тварь пошатнулась, упала на подломившиеся передние лапы, заваливаясь набок всей своей массивной окровавленной тушею.

Вот это была бойня так бойня! Чудища упрямо ползли, казаки стреляли… И во всем этом Еремееву виделось что-то неправильное… так просто не должно было быть! А как должно бы? А черт его знает как, но не так – точно!

– Атамане, сверху! – внезапно выкрикнул молодой казак Ондрейко Усов, указывая на появившегося в небе дракона.

Того самого бесхвостого ящера с вытянутой мордой и крыльями словно у огромной летучей мыши. Тот же дракон… И тот же всадник! С мертвой головою вместо лица.

– А ну-ка, Яким…

Спрыгнув с валуна, Иван взял у оруженосца «хитрую» винтовую пищалицу – по сути, аркебуз, – приладил поудобнее на камнях, примерился… И плавненько спустил курок.

Закрутилось колесико, выбивая искры, вспыхнул затравочный порох и…

Бабах!

Похоже, пуля угодила всаднику прямо в башку. Нехристь даже руками взмахнуть не успел – просто слетел с шеи крылатого ящера и мешком упал куда-то в траву меж деревьями.

И – странное дело! – тут же послышался гнусный и, как почему-то показалось Еремееву, довольный вой! Прятавшаяся в кустах хищная мелкая сволочь, выскочив на поле битвы, принялась жадно пожирать туши, иногда грызясь меж собой и не обращая никакого внимания ни на казаков, ни на выстрелы.

– Вот, – с удовлетворением промолвил Иван. – Вот так и должно было быть, чтоб друг друга жрали. А то перли, как мадьярские гусары! Яким! Дай сигнал стругам – пусть идут к берегу. Кстати, как там у них?

– Да вроде ничего, целы все.

– Вот и хорошо, вот и славненько.

Поискать тело упавшего с дракона всадника охотники нашлись быстро: вызвались и Мокеев Олисей, десятник, и Силантий Андреев, и Чугреев Кондрат, молодой Ондрейко Усов, и бугаинушко Михейко Ослоп, коему нынче так и не удалось показать свою силушку, отчего здоровяк держался стеснительно, конфузился, опустив очи долу.

– Смотрите! – предупредил казаков атаман. – Дело опасное – мало ли там какие твари бродят.

– Ничо, атамане, сладим.

Увы, с упавшим погонщиком дракона казакам не повезло: отыскались только обглоданные кости, не стали и собирать.

– Ну и черт с ним. – Махнув рукой, Еремеев зашагал к стругам, еще издали помахав рукой. – Как тут у вас, девы?

– Да ничего, отбились, – браво сверкнув глазами, доложила Настя. – Поначалу вроде все спокойно было, а потом вдруг полезли из воды всякие ящерицы да змеи – пришлось пострелять, правда, немного: они как-то быстро кончились.

– Ядра кончились? Пули?

– Да нет, – засмеялась рыженькая Авраама, опиравшаяся на борт струга рядом с Настей. – Чудища водяные кончились. Ой! – передернула плечами девушка. – А страшно было! Особливо как змеиная морда из воды поднялася, да на струг… Устинья ее – веслом ка-ак хайдакнет! Змеища и утонула. А другую – толстую, с дерево! – Настюха из ружья жахнула.

– Промахнулась, – скромно уточнила Настя. – Но на струги больше не лезли, так, рядом водица кипела… а потом как-то быстро успокоилось все.

Еремеев с улыбкою перекрестился:

– Ну и хорошо, что успокоилось, девы. Ничего, недолго нам уж осталось плыть.

…Перетащив пушки на струги, казаки взялись за весла и погребли к противоположному берегу озера, правда, на ночлег остановились не там, а верстах в четырех левее мыса, на небольшом островке, каменистом и настолько голом, что даже за хворостом пришлось сплавать на берег, в лес.

Немного отдохнув и расставив дозоры, атаман подозвал отца Амвросия, что-то шепнул. Священник довольно кивнул и, осенив казаков крестным знамением, громогласно объявил о вечернем молебне, не забыв предупредить отправившихся за хворостом парней, чтоб выбрали подходящие деревины для устройства Святого креста.

– А мыс тот предлагаю назвать – Кровавый! – неожиданно закончил святой отец. – А островок этот – островом Надежды и Веры.

– Остров Надежды и Веры, – повторив, покачал головой Еремеев. – Красивое название. А вот Кровавый… хотя, что ж, пусть будет. Седни стану чертеж рисовать – тако и запишу, обозначу.

Ругал, ругательски ругал себя атаман за то, что не захватил с собой в дальний поход ни чернил, ни краски, ни пергамента или хотя бы доброй немецкой бумаги. Чертил – ведь нравилось же! – карты лишь на песочке, прутиком… И вот все же надумал-таки хоть как-то исправить оплошность – чернила можно было сделать из сала и сажи, точнее – из углей, в перьях недостатка не было – хоть у того же Штраубе со шлема оборвать… да и птиц в здешних местах хватало. А вот вместо пергамента или бумаги решил атаман приспособить кусок паруса – запасного, снятого с тех стругов, что пришлось бросить еще на Оби-реке.

На атаманском же, головном струге, на забранной палубою корме и разложил Иван парусину, уселся, свечки по краям зажег. Начертил реку, залив, озера с протоками, затем, увеличив масштаб, тщательно вычертил озеро отдельно, обозначив и Кровавый мыс, и остров Надежды и Веры. Изобразил все старательно и красиво, подумав, пририсовал к мысу драконов…

Кто-то покашлял сзади:

– Экхе, эгхе…

– А, Ганс! – обернувшись, воскликнул Иван. – Ну, что скажешь?

Наемник глянул на карту и восхищенно присвистнул:

– Неплохо у тебя получается, герр капитан! Где-нибудь в Нюрнберге или Аугсбурге такое вполне можно издать… и получить очень неплохие деньги.

– Думаешь? – опустив перо, усмехнулся Еремеев.

Немец расхохотался:

– Уверен! Ты, герр капитан, еще и этих тварей бы изобразил – драконов. Не так вот, на карте мельком, а на отдельном листе, каждого.

– «На отдельном листе, на отдельном листе», – шутливо передразнил атаман. – Где я тебе листов столько возьму? Все паруса изорвать прикажешь?

– А вот, я слыхал, в Новгороде в давние времена на березовой коре писали. Небось, и сейчас еще пишут… те, кто победней.

– Может, и пишут, – Иван задумчиво почесал бороду. – Так тут и берез столько нет. Хотя… скажу девам, пусть, буде увидят, рвут кору-то.

– Вот-вот, скажи, герр капитан! – Штраубе зачем-то оглянулся по сторонам и понизил голос: – Но я не за этим пришел… По поводу битвы есть кое-какие мысли.

– Ну-ну? – оживился Еремеев, которому тоже не давала покоя явно проявившаяся в недавнем кровавом побоище несуразность… слишком там много было порядка, особенно – поначалу…

– Йа, йа, – волнуясь, закивал немец. – Вот и я говорю – орднунг! Порядок! Так быть не может. Слушай, герр капитан, – а ты схему битвы изобразить можешь? Вот прямо сейчас… хоть на моей старой рубахе, я живенько принесу… шнель!

– Ну… неси. – Еремеев потрогал шрам: ныл, ныл висок-то! – Только быстрее.

– Яволь, герр капитан! Я мигом.


Штраубе и в самом деле вернулся быстро, принес обрывок рубахи, разложил на палубных досках да, с разрешения атамана, сам же и начал чертить, поясняя:

– К примеру, в битве при Монтесильвано славный герцог Антон Брауншвейгский расставил свои войска так… Здесь вот – в острие клина – броненосная пехота и конница, также конница и по бокам, а в центре – ландскнехты, ополченцы, в общем, всякий сброд… Видно, да? Я стараюсь.

– Как тебе сказать, дружище Ганс? – усмехнулся Еремеев. – Ты, конечно, не Дюрер… был такой…

– Я знаю, кто такой Дюрер, герр капитан!

– Ну вот… Не обижайся, разобрать все же можно.

– Так вот, – ободренно продолжал ландскнехт. – Ежели мы заменим конных рыцарей огромными зубастыми драконами, броненосную пехоту – ящерицами с шипами, а ополчение – на мелкую клыкастую сволочь, что получим? А получим мы недавнюю битву на Кровавом мысу!

– Что ж, – тихо протянул Иван. – Полностью с тобой согласен, дружище. И полагаю, ты думаешь то же, что и я.

– Да, герр капитан! – с волнением на лице, Штраубе оторвался от схемы. – Чудовищ кто-то направлял. Кто-то весьма неглупый.

– И я даже знаю кто!

– Я тоже знаю, мой капитан. Увы, от него остались, как говорят у вас, кожки да рожки!

– Рожки да ножки, – с усмешкой поправил Еремеев. – Что же, выходит, драконы-то – как собаки? Кто-то их приручил?

– Так и выходит, – сухо кивнул немец. – Сам видишь, Иоганн, как собаки драконы-то! Хозяин у них есть…

– А как хозяина не стало, так все и кончилось, – почесав шрам, глубокомысленно изрек атаман. – Плохо! Этак нам любую пакость могут устроить. В любой момент. Эх… женщин бы куда спрятать. Так и думал, что зря их беру, зря!

– А зачем их прятать, друг мой Иоганн? – на тонких губах наемника вдруг заиграла хитрая улыбка. – Слава Святой Бригите, женщины наши вовсе не старые бабушки, а молодые и выносливые фрейлейн, не обделенные ни ловкостью, ни умом. О красоте я вообще молчу, поскольку к нашему делу это не относится. Все наши женщины, герр капитан, – это не обуза, а подмога, и весьма значительная. Как ловко они управились с водяными тварями! Это ж надо: чудищу по башке – веслом! Ой, держите меня… И ты еще за что-то себя коришь, друг мой?

– А ведь ты прав, Ганс! Ох как прав! Тем более каждый человек на счету ныне…

– Надо только, чтоб фрейлейн не… ну, это…

– Не понесли, ты хочешь сказать? – Атаман ухмыльнулся. – А и понесут, так что? Чай, девять месяцев мы тут бродить не будем, дело-то, чую, к концу идет… к золотому идолу!

– Ох, герр капитан… – Почесав длинный нос, Штраубе мечтательно прикрыл глаза. – Ежели тут хотя бы одна десятая часть того, что Кортес отыскал в Мексике… или Писсарро – в Куско! А я ведь чувствую, так и есть, уж можешь мне в этом поверить. И ты прав, недолго уже осталось… Надо бы научить фрейлейн стрелять…

– Уже мнози умеют.

– …и заряжать пушки, стрелы метать… Всех научить, капитан, не только русских девушек, но и тех, смуглянок… О, они весьма храбры, мой друг! Устроить из них отряды, назначить капралов… десятников… десятниц…

– Так и сделаем, Ганс, – довольно покивал атаман. – Так и устроим. Главное, зелье пороховое не промочить.

– Хватает пока зелья-то?

– Да покуда хватает. Но! Теперь оно – только для чудищ. Охота, людоеды – все стрелами.

– Тогда стрелы ладить надо.

– Сладим. Стрелы – не порох, чай. Да! – Иван неожиданно улыбнулся. – Думаю, чудовища нас теперь часто тревожить не будут.

– Не будут? – изумленно переспросил ландскнехт. – Почему же не будут?

– Потому, что мало их! – уверенно заявил атаман. – Тебе, Ганс, любой охотник скажет: – у каждого зверя своя землица имеется, в поле там или в лесу, и он с земли этой кормится, блюдет, метит, выгоняет других, потому что корма на двоих уже не хватит… Вот и чудовища, хоть они и страшны, и ужасны – а все ж зверюги, и корму им надо – во!

Еремеев широко развел руки и улыбнулся:

– Так что не может их быть слишком уж много, не может – просто кормиться негде. Так мыслю – мы вчера треть этих тварюг изничтожили… ну, не треть, так уж, по крайней мере, четверть. Думаю, и хозяева этих зверюг, коль уж они приручены, это тоже смекают, потому и спускать чудищ с цепи нынче будут только лишь в самом крайнем случае! А так… по-иному пакостить станут, ага.

– Мудро ты рассудил, капитан, – подумав, согласился Штраубе. – Действительно, так и есть… я ведь и сам охотник. Ну, что? Пойдем уже и к вечерне? Там и крест сколотили, и верный падре Амвросия клеврет Афонас заместо колокола народ созывает.

– Я-то пойду, а как же? – поднявшись на ноги, Иван спрятал улыбку. – А вот ты вроде как лютеранин…

– Лютеранин и есть, – ухмыльнулся ландскнехт. – Но службу послушаю с удовольствием. Окромя молитв собственных, еще и так к Иисусу Христу приобщуся. Думаю, особого греха в том нет, дело-то походное.

– Конечно нет, – спрыгнув с борта струга, атаман уверенно тряхнул головою. – Идем уже, вона, народ-то давно собрался.

…Оранжевая дорожка закатного солнца протянулась от островка к темному берегу, маячившему вдали в сиреневой вечерей дымке. Небо постепенно становилось насыщенно синим, тут и там зажигались звезды. Обычное, доброе, солнышко уже скрылось за грядою пологих холмов, и колдовское светило тускнело, готовясь возродиться второю луною. Зачем древние колдуны устроили так – непонятно. Может быть, неуютно им показалось без привычной всем смены дня и ночи, а может, волшебное солнце просто жило своей, особой, никому не подвластной, жизнью. И так могло быть, и сяк, и гадать тут особо не стоило – от гаданий этих все равно не изменилось бы ничего.

– Господи Иисусе Христе, иже еси на небеси-и-и-и… – взмахнув золотым кадилом, затянул, заблаговестил отец Амвросий: – Да святится имя Твое, да приидет царствие Твое-е-е-е…

Иван слушал молитву благостно, как все кругом, склонив голову, испрашивая у Господа и святых покровительства и удачи. Да и не мог этот поход закончиться неудачей! Православные христиане против язычников – колдунов, людоедов! Ну и кому будет помогать Господь?

После молебна казаки расселись у костров вечерять, затянули песни, похлебали ушицы… Девы тоже запели – и русские, и ненэй ненэць, каждый свое, но в очередь…

– Эй, йэй… э-эй… – протяжно пела Аючей со своими подругами, и жаркое пламя костра отражалось в их темных, широко раскрытых глазах.

А еще – две луны отражались…

– Эй, йэй…

– Летела гагара, – тихо переводил Маюни. – Далеко летела, высоко, через всю землю, с одной большой воды на другую.

Настя повернула голову:

– Они про эту землю поют?

– Про эту. Это же их земля… была когда-то. А нынче вот одни побережья остались, да и то – не все, да-а.

– Выходит, если от одного моря уйти, да через колдовскую землю – к другому морю выйдешь?

– Выйдешь.

– А далеко ль то море?

– Не знаю. – Отрок наморщил нос. – Аючей говорила: раньше, в старину, на собачьей упряжке – семь дней пути, может, девять. А сейчас… пешком, верно, дольше.

– А что еще Аючей про то море рассказывала?

– Да ничего… Хочешь, так сама у нее спроси, да-а. Ты ж теперь их речь хоть немножечко понимаешь.

– Вот именно, что пока немножечко. – Вздохнув, Настя взяла парня за руку. – Вот что, Маюни, дружок. Ты меня подведи к Аючей… и сам не уйди – толмачить будешь. Уговорились?

– Ладно, уговорились, – подумав, согласился подросток. – Подведу, не уйду, да-а.

Хорошо пели девушки – протяжно, голосисто, звонко, от тех песен у многих казаков навернулись на глаза слезы, особенно когда светлоокая Онисья затянула о родном доме…

Ой, стоит изба да высокая-а-а-а,

На резном крыльце – красна девица,

У ворот, на лихом коне, добрый молодец.

А уж как стали расходиться, Настя дернула Маюни за рукав, в сторону костра девок ненэй-ненэць кивнула.

– Ох да, да, – встрепенулся от полудремы отрок. – Идем. Хэй, Аючей! Погоди-ка.

Поговорив с Аючей, уже в полной темноте пошла Настасья к своему шатру – мимо догоравших костров, мимо дозорных казаков с пищалями. Ночь была теплой, кругом стояла полная тишь и безветрие, а в бархатисто-черном небе, тронутом зияющими прорехами звезд, сверкали две луны: одна веселая, серебристая, а вторая – тускло-сиреневая, злая.

– Ой… – Засмотревшись, девушка едва не споткнулась. – И что ж они так сверкают-то?

– То не они, – откликнулся от костра знакомый голос. – В небо-то глянь – сполохи! Играют-то как… красиво!

Настя подняла голову и долго смотрела, как переливаются изумрудами и рубинами сполохи, волшебное сияние далеких северных земель, земель вечного льда и долгой полярной ночи.

– Давно хотел тебя спросить, Настя… – Начав, Иван тут же и замолчал, словно бы к чему-то прислушивался или что-то вдруг вспомнил.

– Ну, спроси, – не присаживаясь к костру, повернула голову девушка. – Только, господине атаман, быстро. Я спать хочу.

– Да я быстро, быстро, – как-то суетливо, вовсе не по-атамански, промолвил молодой человек.

Словно бы эта девушка, эти карие, с золотистыми стрелочками, глаза, эти губы… имели над Иваном такую власть, что не только Строгановым, но и самому батюшке-царю Иоанну Васильевичу не снилась!

– Ты это… читать, говорят, умеешь?

– Говорят… – насмешливо прищурилась Настя.

– Я серьезно спрашиваю, для дела!

– Ну… буквицы знаю, даже писать немного могу.

– Вот и славно! – поежившись, Еремеев зябко потер руки. – Ты б не могла б записывать все: где да как мы идем да что кругом происходит? Не каждый день, а когда время будет… у меня-то его, сама знаешь, почти что совсем нет. А грамотеев у нас… я да ты – и обчелся.

– Ну… – Девчонка немного подумала и согласно кивнула. – Попробую. Хоть не такая я и грамотейка, Но… раз надо.

– Надо, Настя! Очень надо. Землицу сию русскому государству, России-матушке, рано аль поздно прибрать под свою руку придется. Не нам, так потомкам нашим – вот им и чертеж, и записи. Что, где да как да где какие пути-дорожки.

– Да поняла я, поняла, сделаю все, – снова закивала девушка. – Чернила из углей можно… а писать на чем? Гм…

– На старых рубахах…

– Лучше уж на коре березовой, я знаю, как ее приготовить: батюшка покойный тоже на коре записи делал…

Настя вдруг замолчала…

– Ты что так смотришь-то? – напрягся Иван.

– Жду… когда ж ты меня батюшкой попеняешь!

– Тьфу ты, вот дура-то! – не выдержав, атаман разозленно пнул сапогом угли. – И впрямь – дура. Я ей о деле толкую, а она…

– Спасибо тебе, атамане, – поклонилась в пояс дева.

Не так просто поклонилась – издевательски, Иван это ощутил сразу.

– Да нет мне дела до твоего батюшки!

– Кто б иначе думал! Ну… все сказал, господин атамане? Тогда я спать пошла.

Вот и поговорили…

Проводив уходящую деву глазами, Иван сплюнул да тоже отправился спать. А что еще делать-то? Утром – в путь, следовало быть бодрым.

…С утра казаки распалили костры, подкрепились наскоро вчерашней рыбкой, ели загустевшую за ночь ушицу – нахваливали:

– Эх, хороши налимы-то, жирные.

– И стерлядь ничо! Эвон, кусмяги.

– Еще б, казаки, соли бы!

– Да-а, соли бы не мешало.

– Не мешало? Я так устал уже почти без соли есть, соскучился.

– Ничо! Возвернемся домой, ужо соли-то наедимся. Похлебаем соленых щец, рыбки покушаем.

Еремееву тоже хотелось соли, более того, он с недавних пор прекрасно знал, где ее раздобыть, пусть даже и не во множестве; но для этого нужно было вернуться на побережья, отыскать становища менквов, напасть, отобрать – соль-то у людоедов была, правда, неизвестно откуда. Хотя… и тут догадаться можно. Я-мал – Край земли – полуостров, с полночной стороны, с запада, его широкая Обская вода омывает, и соли там почти нет, а вот на востоке… на востоке – большая вода, море! И соли там – выпаривай, не хочу. Менквы, выходит, кочевали, переходили то на ту сторону, то на эту.

– Эй! Осторожней грузите, чай, не дрова! – погрозил кулаком атаман, завидев, как двое не особо-то сильных казачков в упряг втащили на корму фальконет, да тут же его и бросили с грохотом.

Парни испуганно поклонились, мол, бес попутал, дальше уж обращались с орудием благоговейно, словно с хрупким бокалом дивного венецианского стекла.

– Смотрите у меня! – Еще раз погрозив казакам, Еремеев прошелся вдоль стругов, стараясь заглянуть в каждый: перед отправкой в путь ничто, даже всякая мелочь, не должна была укрыться от внимательного хозяйского глаза.

Сразу, тут же, пока не отчалили, заново пересчитали бочонки с пороховым зельем, каменные и чугунные ядра, пули свинцовые. Огненного боя припасов хватало, но ежели б каждый день такую стрельбу устраивать, как на Кровавом мысу, то – на неделю, не больше. А так… так – месячишка на два, а уж этого-то времени, как все считали, хватало с избытком, чтоб и идола златого найти, и капища языческие порушить!

А вот что с колдовским солнцем делать – об том голова пока только у Афони Спаси Господи болела. Как раз вчера послушник про солнце злое и вспомнил, и ночью долгонько не спал, ворочался да раздумывал: как же это так получится, коли идола казаки заберут, капища разрушат… а солнце второе что же? Оно ведь тоже – языческое! Верно, волхвы поклоняются ему, пляшут вокруг, славословят, жертвы приносят… Тьфу!

От представленной во всех отвратительных и мерзких подробностях картины поклонения волхвов послушника замутило, тем паче что с виденьем своим он ничего поделать не мог – сон то был, а не просто видение! И такое, спаси, Господи, снилось, что ого-го… что епитимьи на месяц хватит! В навязчивом Афонином сне раскрашенные полуголые волхвы в жертву своему злобному солнцу почему-то приносили юных прекрасных девушек, естественно нагих, вытворяя с ними такое, от чего несчастный послушник молился все утро, да и на струг-то взошел с багровым от смущенья лицом.

– О, Афоня! – смеялись казаки. – Что у тя рожа-то как свекла красная? Небось, прикорнул у костра, вот и напекло.

Юноша ничего не отвечал, отмалчивался, лишь двигал веслом да с крайне серьезным видом всматривался в приближающийся берег, должно быть, высматривая там затаившихся зубастых драконов… а может, и волхвов… и прекрасных нагих девственниц!

– Тьфу ты, спаси, Господи, тьфу!

– Ты что расплевался-то, сын мой? – Укоризненно покачав головой, отец Амвросий поднял вверх большой палец. – И имя Господне всуе не хорошо поминать.

– Ох, батюшка, – оборачиваясь, болезненно скривился парень. – Все волхвы языческие мне видятся везде…

– Волхвы, говоришь?

– Волхвы, волхвы. – Афоня быстро закивал, всерьез опасаясь, что священник начнет допытываться глубже… а тогда придется либо ничего больше не рассказывать, либо врать, что опять же грешно.

Сидевшие на атаманском струге казаки мерно работали веслами и к беседе младого послушника с отцом Амвросием прислушивались не особо, все больше переговаривались между собой – дом родной вспоминали да соленые щи…

Даже атаману слушать сие надоело:

– Вот ведь, Господи, можно подумать, дома вы соль эту пудами кушали!

– Ну, не пудами, господин атамане… а все ж ели. Совсем уж без соли-то – разве еда?

– Распустились! – прищурился Еремеев. – Соли им подавай, ишь… Ладно, на обратном пути будет вам соль – берегом пойдем, пошерстим людоедские стойбища.

– Ах, атамане! – возрадовались казаки. – Вот то дело! И сабельками помашем, и добудем себе соль.

– Эй, Афоня! – Сидевший позади послушника молодой Ондрейко Усов, подмигнув соседним гребцам, ткнул парня промеж плеч. – Ты что на девок-то выпялился? Грех то!

– Что-что? На каких еще, спаси, Господи, девок? Да ну вас… Тьфу!

Афоня не зря конфузился, на девок он все-таки смотрел, поглядывал этак украдкою, особенно после того сна. А все дело в том, что осанистая, с большой пухлой грудью Онисья и смугленькая красотка Олена очень уж сильно напоминали парню тех девственниц из сна, которых… с которыми… ммм…

Вот послушник и пялился, смущался, да ничего с собой поделать не мог – а казаки дразнились. Вот уж, спаси, Господи, грешники-то!

– Шти бы лучше свои вспоминали, соленые… – обиделся на Ондрейку Афоня. – Оно не такое простое дело – соль. Вот, помню, работал я как-то у Строгановых на варнице, цыренщиком. Цырен – это такая большая сковородища, куда соляной раствор льют… Что, рассказывать дальше?

Послушник хитро прищурился, даже и вообще посмотрел куда-то далеко в небо, словно б ему было все равно: интересно казакам или нет? Ну, конечно, большинству интересно стало – отвлеклись…

– Рассказывай дальше, паря, послушаем ужо.

– Ну вот, так и я говорю… Ой!

Бросив весло, послушник вдруг вскочил со скамейки, привстал, указывая рукой куда-то назад:

– Эвон, эвон, там!

– Что такое? – Проворно вытащив из-за пояса подзорную трубу, атаман приложил окуляр к правому глазу. – Где?

– Вона, вон, атамане! Над дальним лесом.

– Да кого ты там видел-то? – Отвлекаясь от трубы, Иван недоверчиво покосился на парня.

– Волхва! – уверенно отозвался тот. – Того… верхом на летучем драконе!

Атаман усмехнулся:

– Так я ж его самолично… того…

– Так этот, верно, другой! Еще один. Соглядатай! Вона, за соснами, гадина, спрятался, укрылся. Ух, с пищалицы б его… жаль, далеко.

– Точно, сыне, волхва видел? – взяв послушника за плечо, строго переспросил отец Амвросий.

Высокий, хорошо сложенный, с красивым, обрамленным густой светло-русою бородою лицом, в развевающейся на вдруг поднявшемся ветру рясе, священник невольно притягивал к себе взгляды дев… не простые, грешные взгляды!

– Да видел! – Афоня быстро перекрестился. – Там он, над сосною, летел, будто бы и за нами… А потом вдруг исчез. Словно увидал, что мы его заметили.

– Лучникам быть начеку! – живо распорядился Еремеев. – И пищали держать готовыми к зарядке. Передать приказ по всем стругам!

Над водной гладью тотчас же раздались крики – казаки передавали со струга на струг приказание своего воеводы.

– Девы! Во все глаза смотрите! Что подозрительное увидите – сразу же доложить.

– Доложим, господине атамане.

Слава богу, не о чем было докладывать. Плаванье продолжалось спокойно, и даже когда струги, повернув, вошли в широкую протоку, казаков никто не тревожил – ни драконы, ни ящерицы, ни всякие там волхвы.

И позади никто в небе не маячил – девы специально посматривали, да никого не видали. Наверное, волхв верхом на гнусном летучем гаде отстал-таки… Либо улетел к поганому своему воеводе с докладом!

– Ничего, – ухмылялся, поглядывая на заросшие густым кустарником берега, атаман. – Пущай доложит. Пусть их воевода войско свое вышлет – разобьем! Кучумовы рати разбивали, разобьем и этих, верно, казаки?

– Так, атамане! Так!

Ничего подозрительного вокруг не появлялось, лишь лес по берегам начал редеть, в зарослях появились большие проплешины, белые от ромашек.

– Красиво как! – глядя на цветы, тихо промолвила Настя. – И хорошо… будто дома. Помнится, мы с девчонками на лугу…

– И мы ромашки рвали. Венки плели, веселились.

– Ох, девоньки… скорей бы все кончилось, а?

– Бог даст, кончится. Сам атаман сказал, что скоро.

Атаманским приказом девчонки на стругах даром времени не теряли: за весла, конечно, никто их не сажал, не женское это дело, но свободные от вахты казаки показывали, как заряжать пищаль, объясняли, как палить из пушек. Особенно старался Ганс Штраубе, хорохорился, еще с утра почистив камзол, поглядывал гордо:

– Это вот – банник, а это – шуфла. А то – пробойник. Пробойник, говорю, а не ухват! Не так его держат… иди-ко, красуля, сюда, покажу как…

Обняв девушку – кого-то из выводка Аючей, – немец, не особенно торопясь, показал, как следует действовать, невзначай ощупав всю деву… что той, в общем-то, нравилось, по крайней мере, освободиться от навязчивых объятий ландскнехта юная черноглазая красотка отнюдь не спешила, лишь глазенки закатывала: ах! И, конечно, по-русски – тем более по-немецки – ни бельмеса не понимала.


Глава VIII Зима 1583 г. П-ов Ямал Небесный всадник | Земля Злого Духа | Глава Х Весна 1583 г. П-ов Ямал Бунт