home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ту-ю

Братство Башни отправилось на остров без директора школы. Битали даже предупреждать его не стал. Просто собрал после уроков своих товарищей, проверил, чтобы все надели браслеты, и коснулся палочкой камня перемещений:

– Дымная гряда! – и из вечерних сумерек они опять перенеслись в рассвет.

Над океаном бродили низкие тяжелые тучи, угрожая в любой момент обрушиться на землю дождем. Но здесь, наверное, это было даже хорошо. В войне с пламенем вода есть лучший друг.

– Дубус, убить его не старайся, – предупредил Битали. – Все равно не получится. Просто не подставляйся под удары и не мешай нам.

– Можешь быть уверен, – согласно кивнул парень, стиснул боевой амулет и вытянул из него огромную двуручную секиру с себя ростом. Даже сейчас, в свои пятнадцать, юноша выглядел внушительно. А лет через десять, окончательно возмужав, наверняка станет одним из сильнейших воинов. Дубус перехватил древко, примеряясь, и кивнул: – Давай!

– Трунио! – отступив, взмахнул палочкой потомок Темного Лорда, и его товарищ тут же раздался в ширину и высоту, стремительно превращаясь в ужасающего великана. Под ногами монстра захрустели камни, поползла по склону корка вулканической грязи.

– Удачи! – переступил выше парень.

– И тебе… – Битали взмахнул палочкой, нанося удар в знакомую приметную трещину, рассекающую гору: – Вэк!!!

Разлетелась в стороны корка совсем недавно застывшей лавы, взметнулась облаком горелая пыль. В тот же миг остров содрогнулся, в небо ударил огненный фонтан, по склону хлынули потоки расплавленного камня, из плоти заколдованной земли поднялся раскаленный голем…

– Вэк! – снова ударил заклинанием в ту же точку Битали. И еще раз: – Вэк!

Под напором его воли и силы трещина под камнем поддалась, стала расходиться в стороны…

На молодых людей накатился ослепительный лавовый поток, ударил по ногам, пытаясь сбить с ног и снести в море – но они устояли. И под напором огня, и от волны взметнувшегося от океана вверх пара… В этот раз не раскаленного – амулеты надежно холодили руки, спасая юных чародеев от гибели. А взметнувшуюся дубину голема отбил секирой Дубус, древком стремительно ударил каменного врага по ногам, и тут же – лезвием в грудь, оттесняя безголового врага вниз по склону:

– Держитесь!

– За мной! – Битали первым прыгнул в трещину, в дрожащее там красное марево. Среди ослепительно алого света мелькнула тень. Воспитанные отцом рефлексы отреагировали быстрее, чем он успел что-то понять: руки схватились за амулет, и сверкнувшие египетские ножи легко рассекли крупную гребенчатую ящерицу с шестью когтистыми лапами.

– Саламандра! – крикнула во весь голос Анита, хотя особого шума здесь не было.

– Слева! – визгнул Цивик.

– Справа! – предупредила Генриетта.

– Вэк! Вэк! – откликнулись Надодух и Ларак, отбрасывая заклинаниями вырастающих из окружающего жара обитательниц огненного мира.

– Проклятье! – Битали рассек еще одну ящерицу, потом еще, остановился. – Они чем дальше, тем крупнее!

– А-а-а… Тхарри! – наотмашь рубанула заклинанием Анита, и пылающая зверюга, почернев, окаменела, стала разваливаться на кусочки.

– Назад! – подрубив лапы очередному врагу, попятился Кро. – Отступаем!

– Но почему?! – возмутился было Надодух, однако Битали решительно рявкнул:

– Назад!

Друзья попятились, отбрасывая заклинаниями огненных тварей, и вскоре оказались среди облаков шипящего пара – дождь все-таки начался, и две природные стихии начали нестерпимую войну. Саламандры на свет не полезли, однако размахивающий дубиной голем к неспешной прогулке все равно не располагал. Разбрызгивая ногами жидкую лаву, молодые люди промчались через остров, собрались возле камня перемещений.

– Дубус, сюда! – развернулся Битали. – Трунио!

Он схватил быстро уменьшающегося друга за штанину, рванул на себя, ударил палочкой в человеческую фигурку:

– Школа бэ!

Ухнулся вниз желудок, замутило, закружило – и ученики оказались на тихом и темном школьном дворе.

– Почему назад?! – тут же закричал Надодух. – Мы почти прорвались!

– Вы все забыли! – крутанулся Кро. – Я чему вас учил всю зиму?! Я, ты, Ларак рубят нападающих клинками! Девушки прикрывают, отбивая заклинаниями тех, кого мы не удержали! А вы что? За палочки схватились все разом! Они бы нас затоптали! Два-три прорвавшихся вплотную зверя – и сожрали бы всех вместе с палочками!

– Да ладно тебе, Битали… – понизил тон недоморф. – Не так уж много их и лезло, можно было рискнуть.

– Зачем? – пожал плечами потомок Темного Лорда. – Мы ведь не за честь и землю сражались, а за десять баллов в аттестате. Ты что, готов погибнуть ради диплома с отличием?

– И это говорит сын наемника? – не удержался от укола чатия Сенусерт.

– Живого наемника! – вскинул палец Битали. – Вовремя отступить и вернуться сильным куда умнее, нежели умереть без всякой пользы.

– И что теперь? – спросил Дубус, осматривая свою черную, покрытую сажей секиру.

– Если ты про оружие, то отмыть, просушить и спрятать в амулет. А если про остров, то обновим амулеты, чтобы не подвели, пару раз потренируемся и вернемся. Никуда он от нас не денется. Шесть веков ждал, за пару дней ничего не случится.

– Ты только не забывай, что через три дня у нас каникулы! – напомнила Горамник. – Остров, может, и не пропадет. А вот мы – разъедемся.

– Все успеваем, – пожал плечами Кро. – Завтра вечером на кладбище, послезавтра на остров, и все. В первый день лета мы уже свободны.

– Какое кладбище? – удивилась Вантенуа.

– Не бери в голову, Генриетта, – посоветовал Битали. – Я тоже половины уроков мадам Кардо не понял. Но у Надодуха все получается. Амулеты работают.

Обновление амулетов никаких трудностей не сулило, и потому в Ла-Фраманс на следующий вечер юные чародеи опять отправились втроем: Битали и Анита с недоморфом. От причала они сразу пошли наверх, через ближайший квартал и по тропинке вверх на обрыв, по крутому каменистому склону. В сумерках миновали взгорок, вышли на поле за ним – и в полном недоумении остановились. Совсем уже близкое кладбище было во многих местах ярко освещено, а вдоль забора перед воротами стояло несколько микроавтобусов с характерными спутниковыми тарелками на крыше.

– Что за болотные квакши? – пробормотал Надодух, громко поскребя когтями в затылке. – У них там что, праздник?

– Ночью на кладбище? – недоуменно ответила отличница.

– Думаешь, мне все это мерещится? – оглянулся на нее Надодух.

– Тогда и мне тоже, – добавил Битали и в задумчивости прикусил губу.

– У нас сегодня последний шанс был, – озвучила его мысль Анита Горамник. – Хотя, конечно, можно и со старыми амулетами завтра пойти.

– Глупый риск, – покачал головой Кро. – Из-за пустой лени живьем в лаве можем изжариться. Другого способа обновиться нет?

– Способов много, дружище, – ответил недоморф. – Руны, пентаграммы, текучая вода. Но этот, кладбищенский, точно работает. А что с прочими выйдет, это еще мадам Кардо надвое сказала. В смысле теорию знаем, а опыта нет. Слушай, может, мы сперва хотя бы разнюхаем пойдем, чего там творится?

– Как?

– Нужно спросить кого-нибудь из местных, – многозначительно ухмыльнулся Надодух.

– Ночь уже на дворе!

– Спорим, она не обидится?

– Время уходит, Битали, – согласно кивнула отличница. – У нас всего два дня. Если она не знает, что с этим кладбищем, может, хоть на другое покажет?

– Ладно, пойдем, – смирился потомок Темного Лорда.

До двора Франсуазы они добрались только после полуночи. К удивлению Битали, свет в ее окне еще горел, и когда юноша тихонько постучал палочкой в окно, девушка выглянула почти сразу. Улыбнулась, тут же открыла, вскинула палец к губам:

– Тише, мои уже легли… Подожди, я сейчас… – Она отступила, немного пошуршала, а затем створка распахнулась и одетая в спортивный костюм девушка выпрыгнула прямо в объятия Битали: – Привет! А я чувствовала, что ты появишься… Даже не раздевалась. Пошли скорее отсюда. Если отец услышит, скандал на пол-улицы закатит.

Кро согласно кивнул, взял ее за руку, провел по траве к ограде, подхватил за талию, помог перепрыгнуть, потом перемахнул сам.

– Привет, Франсуаза, – помахал рукой Надодух и сделал шаг назад.

– Привет! – кивнула Анита.

– Добрый вечер, – неуверенно кивнула девушка. – Рада видеть.

– Тебе повезло, – встав за спину отличницы, сказал недоморф. – Могла и не встретить. Но когда я по старой детской привычке отправился сегодня отдохнуть на кладбище, то обнаружил там толпы странных людей с фонариками. Ты не знаешь, кто разоряет мой тихий, милый парк для прогулок?

– А вы что, не знаете, что там было позапрошлой ночью? – свистящим шепотом спросила Франсуаза. У нее даже глаза округлились от изумления.

– А что там было? – переглянулись ученики колледжа маркиза де Гуяка.

– Это не перескажешь, это надо видеть… – смертная, колеблясь, посмотрела на отчий дом, но возвращаться не решилась и махнула рукой: – Пошли, я знаю, где посмотреть можно! Вы даже не представляете, что это было! К нам в Ла-Фраманс телевизионщики со всей Франции примчались. Они, наверное, на всех окрестных кладбищах сейчас сидят. Ждут, когда еще чего-нибудь случится.

Юные чародеи переглянулись. Услышанное известие им сильно не понравилось.

Франсуаза же тем временем повела их по узкой дорожке, огражденной металлическими решетками. Компания попала на захламленный пустыми пластиковыми бутылками и мятым картоном переулок, спустилась к реке, вышла там к каким-то кустам.

Здесь стояли уже совсем не такие дома, что ближе к центру. Ничего каменного или деревянного, никаких садиков и палисадников с цветниками. Здесь прижимались стена к стене двухэтажные коробки, отделанные по фасаду пластиком. Многие строения были темными, многие просто пустующими, с выбитыми окнами, а из иных, несмотря на позднее время, гремела громкая музыка, слышался шум голосов.

– Юлиана!!! – похлопала ладонью по одному из подоконников девушка.

Легкая занавеска отдернулась, наружу выглянуло серьгасто-выбеленное чудище, довольно ухмыльнулось:

– Привет, красотка! Чего делает паинька на нашей помойке среди черной ночи?

– Дай планшет посмотреть.

– Не поняла! – вскинула брови Юлиана. – Тебе тараканы приснились? Ты сюда ночью пришла, чтобы вместо своего пальцастого компа моим колотым планшетом баловаться?

– Они видео не видели, – указала на спутников Франсуаза.

– О, привет, фокусник. А это что за страшилище?

– Ты сама-то когда в зеркало последний раз смотрелась? – недружелюбно ответил Надодух.

– Наш человек! – обрадовалась упырь-девица, перекинула ноги наружу, выпрыгнула из окна, сунула Франсуазе серую прямоугольную пластину и обняла чатию Сенусерта: – Доброй ночи тебе, брат! Я есмь Юлиана, от рождения тут землю топчу. А ты откуда? Шерсть настоящая или по приколу пересадил?

– Настоящая, – подтвердил недоморф. – Таким уродился. Меня зовут Надодух.

– Классная кликуха! – Юлиана пошевелила пальцами шерсть на шее Сенусерта. – Красить не пробовал?

– Только стричь, – наконец ухмыльнулся недоморф. – Вот, познакомься. Это Анита, моя девушка.

– Привет, подруга! – вскинула ладонь Юлиана и подмигнула: – А он, верно, тепленький, коли под бочок прижаться?

– Как у тебя найти, я ничего не понимаю! – Франсуаза протянула пластину обратно Юлиане.

– Ну вот же, на стартовой странице! – серьгастое чудовище пару раз ткнуло в планшет пальцами. – А вы чего, и правда не видели? Весь инет уже сутки воет! Я так понимаю, сейчас во всем мире по всем кладбищам экзерсисты расселись!

– Не экзерсисты, а спириты, – поправила Франсуаза.

– Да один черт! – отмахнулась Юлиана и резко повернула планшет экраном к молодым людям: – Вот, смотрите! Вчера на «ту-ю» выложили, сегодня уже два ляма просмотров.

– Привет, я Анжела из Ла-Фраманса! – улыбнулась им с экрана девушка с бритой головой, с серьгами в носу, бровях, ушах и на губе. – Вчера мы с друзьями хотели по приколу демона вызвать, в полнолуние на старом кладбище. Как вызывали, снять не удалось, потому как руки заняты были. А вот то, что опосля там творилось, вы сейчас увидите. – Девица почесала за ухом и добавила: – И это… Если кто-то думает, что это монтаж, то я запись на экспертизу могу отдать, не вопрос. Ни единого пикселя в кино не поменено. Короче, смотрите!

Она наклонилась вперед, и экран погас. Спустя несколько мгновений по нему что-то промелькнуло. Потом еще.

– Вы офигеете! – сдавленно прошептали за кадром, потом очень тихо ругнулись и добавили: – Сейчас закреплю и зум сделаю.

Картинка остановилась, по ней пробежала рябь, из темноты проступили невнятные силуэты, в которых не без труда угадывались кроны деревьев, кресты над склепами, покосившиеся ограды. Потом эти силуэты резко наехали, увеличиваясь, и стало видно одинокое полуразвалившееся строение, рядом с которым копошились три фигуры. Камера попыталась выделить лицо сидящего человека – и Битали ощутил, как сердце екнуло вниз, бешено застучало, а во рту пересохло: он знал, кто именно сидит там между склепами и могильными плитами!

Фигура развела плечи, вытянула руки…

– Ф-фа-ак!!! – с чувством выдохнул женский голос за камерой: из ладоней человека поструилась вниз хорошо различимая сияющая жидкость, ложась на землю тонкой переливчатой пленкой. Камера забликовала, и все вокруг этой жидкости исчезло во мраке. Женщина за кадром с явным сожалением констатировала: – Фак! Контрастность!

Битали скрипнул зубами, покосился на Надодуха, который со своим звериным слухом просто обязан был услышать все высказывания!

– Устал, отвлекся, – слабо пожал плечами недоморф. – Кто бы подумал?

Камера опять затряслась, послышался очень тихий шепот:

– Идут…

На некоторое время экран погас, потом опять посветлел, поднялся. На нем, на удалении в полсотни шагов полыхал костер. В его пламя, в самый жар ступил молодой человек. Потоптался, медленно покрутился, развел руки.

Битали невольно сглотнул, по спине побежали мурашки… Однако свет костра хорошо освещал только парусиновые штаны юноши и ботинки, топтавшиеся среди углей. Голова терялась в сумраке, лица же и вовсе было не различить. Кро посмотрел вниз. На нем до сих пор оставались все те же самые брюки от школьной формы!

А на экране тем временем вышел из огня один герой, на его место заступил другой, с пухлыми ногами, забитыми мелкими квадратиками.

– Фак! Камера слабая! – объяснили за кадром. – Он шерстяной, как сатир!

В этот раз сглотнул и напрягся Надодух.

В костер ступила девушка, обняла сатира, сладко его поцеловала, и все погасло.

– Ота как! – опустила планшет Юлиана. – Анжелка, тварь, теперь бабла с этой записи срубит немерено. А мы как жили в дерьме, так и останемся.

– Там полгорода вчера побывало, на кладбище, – сказала Франсуаза. – И склеп нашли, где эти колдуны ворожили, и следы костра, и рисунки магические. Все, в общем. Потом телевизионщики прикатили, до сих пор рыскают, ищут.

– Анжелу во всех выпусках показывают, гады, – с завистью добавила Юлиана.

– Кого ищут? – сухим голосом спросила Анита и закашлялась.

– Ну, этих… Колдунов…

– Чтобы убить?

– Зачем убивать? – в один голос не поняли обе смертные девушки. – Почему?

– А зачем тогда искать?

Теперь девушки озадачились окончательно. Франсуаза вопросительно посмотрела на Юлиану. Серьгастая выбеленная девушка пожала плечами:

– Так ведь колдуны… Прикольно!

– Юлиана, ты куда пропала? – выглянул в окно Гаспар. – Привет, Франсуаза! Привет, Битали! Что-то тебя не видно совсем. И вам всем привет, кого не знаю.

– Гаспар, Надодух, Анита, – показала пальцем Юлиана. – О, класс! Да ведь нас теперь шестеро! Давайте тоже попробуем демона вызвать?!

– Зачем? – не поняла Горамник.

– У Анжелки ведь получилось, гадюки! Она сама рассказала!

– Демона зачем вызывать? – повторила вопрос Анита. – Вдруг получится? Что тогда с ним делать?

– Видео крутое снимем. Прославимся!

Ученики колледжа маркиза де Гуяка в недоумении переглянулись.

– Чего вы такие скучные? – возмутилась Юлиана. – Ведь прикольно! Нас шестеро, для обряда нужно шестеро. Это судьба!

– Еще нужно кладбище, – вмешался Надодух. – А там толпа народа!

– О! – обрадовалась Юлиана. – Я же говорила: наш человек!

И она с готовностью еще раз обняла недоморфа.

– Другое кладбище поблизости есть? – сверкнула глазами Анита, сжав крепкий кулачок.

Судя по тону, она заботилась о том, где спрятать тело.

– Без разницы, – ответил Гаспар. – После этого ролика теперь недели две у каждой могилы по две телекамеры будет и по шесть спиритологов.

– Угробили могильники, – покачала головой Горамник. – Даже когда разойдутся, состояния вечного покоя там уже не будет. Взбаламутили. Теперь туда соваться бессмысленно.

– Я вообще полагала здесь звезду шестиконечную нарисовать, на берегу, – уже не так решительно сказала Юлиана.

– Не-не, это неправильно, – покачал головой Надодух. – Требуется настоящее, древнее, не тронутое спиритами кладбище! Вот там и нужно пробовать. Хотите, такси оплачу? Вы только место укажите.

– Эй, вы чего, с ума сошли?! – спохватившись, громко хлопнул в ладони потомок Темного Лорда. – Вы же взрослые люди! Вы чего, всерьез? Какие колдуны, какие демоны?! Ничего этого не существует! Вернитесь в реальность. Неужели вы верите во всю эту чушь?!

– Да ладно тебе, Битали, – недоморф ехидно подмигнул своему другу. – Есть, нет… Чего не попробовать? Ведь прикольно!

– Так чего, искать? – посмотрел на Юлиану Гаспар.

– Ну-у… Ладно… – неуверенно согласилась серьгастая девушка. – Прикинь.

Паренек отступил от окна, и вскоре послышался его голос:

– Если смотреть по сети, то спириты у нас по всему северо-западу все кладбища облепили. Тут даже карта есть, народ списывается и съезжается по разным местам попробовать… По шесть человек списываются. Готы, кстати, отдельно в большинстве кучкуются… Слушай, Юлиана! Тут так получается, что у нас вся Бретань во флажках для точек сбора, а в Испании их вообще ни одного. Кажется, вся волна мимо пепешников прошла.

– Может, ролик не перевели? – подошла ближе к дому девушка.

– Луризтедерра… – ответил Гаспар. – Мне тут из поисковика выпало: там есть заброшенное старое кладбище, оставшееся со времен наполеоновских войн. Замок разрушили и больше не восстанавливали. Остались только кладбище и три фермы неподалеку. Рекомендуется для посещения туристов из-за наличия двух оригинальных склепов… Но судя по фоткам, последние лет двести туда никто не заезжал. Все бурьяном заросло.

– Адрес есть?! – громко спросил Надодух.

– Кладбище! – весело ответил парень. – Какой может быть адрес у кладбища возле хутора? Могу пальцем на карте показать.

– Проклятье… А как мне объяснить таксисту, куда ехать?

– Тут вообще-то пятьсот кэмэ. Так что таксист вряд ли…

– Ерунда! Им бы главное, чтобы счетчик оплатили.

– Да ты богатый мальчик? – заинтересовалась Юлиана и демонстративно поправила бюст.

Анита прищурилась, подошла к ней. Битали напрягся – но отличница лишь легонько погладила смертную по плечу:

– Богатый и знатный…

Только внимательный человек мог бы заметить, что она скатала и зажала между пальцами пару волосинок излишне откровенной соперницы. Что способна сделать умелая колдунья с врагом, имея чуть-чуть его плоти, зная имя и место жительства, Битали уже знал. И не советовал бы засерьгованной девушке приобретать подобный опыт.

– Вообще-то у меня фургончик есть, – опять выглянул парень. – Старенький, но бегает. Если на то пошло, тут всего день пути. Если кто-нибудь оплатит бензин…

– Договорились! – вскинул ладонь Надодух. – Когда едем?

– Юлиана, а ты поедешь? – Гаспар опять в первую очередь поинтересовался мнением своей крашеной-перекрашеной и обвешанной подвесками девушки.

– Спрашиваешь! Только у нас еще два дня занятий… – Юлиана с надеждой посмотрела на недоморфа.

– У нас тоже, – кивнул тот. – Значит, послепослезавтра?

– Ты поедешь? – Битали взял Франсуазу за руки.

– Я не знаю… Я попрошусь… Если с Юлианой на несколько дней на море… То, может быть, и отпустят…

– Не боись, подруга! – хлопнула ее по плечу упырь-девица. – Я сама попрошу! Ты, я и Гаспар. Но он будет спать на крыше.

– А-а…

– Вот именно, подруга! Врать ты совершенно не умеешь. Так что договариваться буду я. Не мандражируй, Битали. Вырвем мы твою голубку из цепких родительских когтей!

– Ой! – Франсуаза схватилась за планшет, посмотрела время. – Мне идти нужно! Как бы в комнату не заглянули.

– Через два дня на рассвете? – уточнил Надодух.

– Как штык! – пообещала Юлиана.

Франсуаза же, утягивая за собой Битали, торопилась в переулок…


– Проклятые смертные! – с душой выдохнула Анита Горамник, едва ученики колледжа, проводив девушку, отошли от калитки. – Откуда у них все эти штуки? Всего три года назад нигде ничего даже близко похожего не было!

– Это точно, – весело согласился Надодух. – Помню, пять лет назад какие-то экстрасенсы маму поймать пытались. Я говорил, что ее за призрака часто принимают, когда она в темное время за пределы морока показывается? Так вот, у них только фотоаппараты были и датчики с лучиками. Они так старались, так старались… Но в запретную часть замка, понятно, так и не попали. В общем, несколько раз фоткнули издалека и до сих пор спорят, призрак это или блики от вспышки?

– Да не смешно это, Сенусерт! – толкнула его плечом отличница. – Ты же знаешь, что с нами Совет Хартии сотворит за раскрытие тайны нашего мира! И на возраст не посмотрят…

– Так я про маму договорю, – продолжил Надодух. – В общем, поначалу побегали смертные, покричали, фотками помахали – дескать, все доказано… А через годик забылось все просто, и даже вмешиваться не понадобилось.

– Здесь так не обойдется, – покачала головой Горамник. – С этими новыми штуками, когда одна дурочка ухитряется половину Франции за день на уши поднять, сама собой история уже не погаснет. Нужно что-то делать, пока с нами самими хранители Хартии ничего не сделали, всем прочим для острастки. Кто бы мог подумать: нищие простые смертные уже кино в темноте тайком снимать умеют! Надо же было так глупо нам попасться!

– Не бойся, чего-нибудь придумаем, – пообещал недоморф.

– Кстати, Надодух! – повернулся к нему Битали. – Чего это ты там за вызов демона затеял? Я, понимаешь, стою, доказываю, что никаких магов и низших существ нет и быть не может, что все это бред и суеверия, а ты в то же время смертных на кладбище зовешь!

– Ты не ругайся, а учись, как смертными пользоваться нужно! – хмыкнул недоморф. – Пару раз поддакнул, один раз улыбнулся, и они тут же сами и кладбище нужное нашли, и отвезти нас на него подрядились! И никаких тебе громов с молниями не потребовалось.

– Нехорошо как-то… – пожал плечами потомок Темного Лорда. – Попользоваться и уйти. Даже низших духов мы булочкой и молоком за службу балуем.

– Побалуешь их участием в ритуале…

– Опять?! – пнула его кулаком в бок Анита. – Нам нужно думать, как с этим кино покончить, следы свои замести и чародейство скрыть. А вы новую глупость затеваете!

– Так ты чего, не поедешь?

– Поеду. А то вы без меня точно дров наломаете. Вот только… Послезавтра каникулы начинаются. Так что нас всех по домам распустят.

– Завтра к профессору Бронте пойду, – после недолгой паузы решил Битали. – Попрошу нас ненадолго задержать. Надеюсь, согласится.


Кладбищенский демон | Меч Эдриджуна | Вив Ла-Фраманс!