home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Июнь 2007-го года, г. Туй.

Таксист был молод, очкаст и чересчур ярко, как-то даже мультипликационно рыжеволос. Еще в самом начале поездки – три с лишним часа назад, когда только отъехали от новосибирского аэропорта, – он попытался было завязать беседу со своими пассажирами, но, натолкнувшись на односложные и явно неохотные ответы, вынужден был замолчать. Включать радио пассажиры не разрешили. И теперь таксист изнывал от скуки, мусоля во рту сотую, наверное, сигарету, то и дело привставая в кресле посмотреть: позволяет ли очередной участок раздолбанной (будто по ней танковую колонну гоняли) трассы хоть немного еще увеличить скорость. Чтобы поскорее прибыть наконец в пункт назначения – стиснутый со всех четырех сторон древней тайгой городок Туй. Там, в Туе, кстати, имелся у таксиста родственник – дядька, человек холостой и веселый, – с которым вполне можно посидеть за бутылочкой-другой, а то и девочек вызвать под утро. Благо, в Туе с этим делом, с девочками-то, проблем никогда не было, да и стоили их услуги раза в три дешевле, чем в том же Новосибирске. Рыжий таксист даже вздохнул сладко, представив, как постучится в дядькину калитку, а дядька, выйдя во двор и узнав гостя на свету уличного фонаря, по обыкновению дурашливо нахмурится и, с показушной свирепостью потрясая кулаками, прорычит:

– А-а!.. Вот кто моего батюшку Нестора Тимофеевича лопатой-то убил!

«Надо было в Новосибе пару бутылочек приличного какого-нибудь зелья захватить, – подумал таксист. – Эх, не догадался… А то в Туе посреди ночи ничего, кроме сивухи, не отыщешь. Разве что в ресторан заглянуть или в кафе. Втридорога там, конечно, да здоровье дороже. Кстати, на въезде, сразу за КПП, как раз кафешка приличная имеется – «Корчма» называется…»

Таксист снова вздохнул и покосился в зеркало заднего вида – на пассажиров. Молчат. За всю дорогу слова друг другу не сказали. Странные какие-то люди, ей-богу. Начать с того, что разные очень. Один – лет пятидесяти с гаком, седоусый, представительный такой, здоровенный… Явно большой начальник; причем, кажется, из разряда таких начальников, от грозного окрика которых особо впечатлительные подчиненные могут и в штаны наделать. Костюм стоит как подержанная иномарка. А часы, на мощном запястье поблескивающие, наверняка раза в два дороже. И на заявленную в аэропорту цену до Туя согласился не торгуясь. И ноутбук у него на коленях тоже, видать, не из дешевых – корпус металлический, какой-то приборчик с антенной присоединен… Седоусый в тот ноутбук то и дело заглядывает, клавишами щелкает. Пару раз по мобильнику кому-то указания давал. Как понял таксист: по строительному делу. Строят что-то для этого седоусого начальника. Вроде в окрестностях Туя и строят.

Второй пассажир – помоложе, годов тридцати от роду. Худой, костистый, стрижен коротко и неровно. Одет, прямо сказать, неважнецки: потертая ветровка, растянутый свитер под ней, камуфляжные штаны с грубо зашитой прорехой на колене, солдатские берцы… И постоянно бледненько улыбается, вроде сам того не замечая. Так, наверное, улыбаются, учась заново радоваться жизни, те, кто едва-едва очухаллся от тяжелой и затяжной болезни.

И чего они, пассажиры, не разговаривают друг с другом? Не похоже, что поругались, – время от времени обмениваются взглядами, в которых никакой враждебности нет. Надоело, что ли, общаться, пока в самолете летели? Тоже вряд ли… Другое тут.

«А может быть, – подумал таксист, в силу профессии бывший неплохим психологом, – состоялся у них недавно разговор очень долгий и очень важный – и все, что нужно, они уже обговорили. А теперь обдумывают. Вернее, молодой обдумывает. Улыбается вон постоянно. Видать, седоусый начальник работу ему хорошую предложил. Или нанял для какого-то дела прибыльного…»

В Туй прибыли, как и предполагалось, к полуночи. На КПП их тормознул сержант-гибдэдешник, низкорослый, в светоотражающем жилете, приходящемся ему до колен, и потому похожий на конфету в нарядной обертке. Таксист, выругавшись, аж пристукнул веснушчатым кулаком по рулю – так ему досадно стало от неожиданной задержки на пути к желанному отдыху. Тоскливо глянул он в сторону ярко освещенного фасада «Корчмы», располагавшейся метрах в пятидесяти от серой бетонной коробки КПП. Там, у припаркованных автомобилей, галдели два изрядно нагрузившихся мужика: по всей видимости, прощались, собравшись покинуть гостеприимное заведение, и все никак не могли проститься – расходясь, снова сходились, принимались опять обниматься и хлопать друг друга по плечам. Один из мужиков, в расстегнутой до пупа белой рубахе (еще и растянутый галстук болтался у него на плече, как язык у заморенной дворняжки), вроде бы, наобнимавшись всласть, добрался-таки до своей машины и даже, пиликнув сигнализацией, открыл дверцу, но тут вдруг, осененный какой-то новой мыслью, повернулся обратно к товарищу, замахал руками…

«Счастливые люди!.. – невнимательно подумал таксист, подавая сержанту права и документы на машину. – А тут пашешь сутками напролет, даже отдохнуть по-человечески некогда…»

– Товарищ сержант! – вдруг забухал позади него мощный голос седоусого. – Почему не реагируем на потенциальных нарушителей?

– Тебе-то какое дело?! – откликнулся сержант с явной угрозой в голосе. Но, заглянув в салон, моментально стушевался. Все-таки седоусый «начальник» смотрелся очень даже внушительно. – Подполковник наш юбилей празднует, – доверительно высказался сержант. – Как вы себе представляете – я ему замечание делать буду?

– Это который? – почему-то заинтересовался седоусый.

– Да вон… которому жарко, – гибдэдешник кивком указал на мужика в расстегнутой рубашке. – А вы, извините, кто будете? – спохватился он.

Седоусый пассажир не счел нужным представиться. Повернулся к своему спутнику.

А тот негромко спросил его, как-то с ленцой выговаривая слова:

– Может, мне выйти ноги размять?..

– Сильно затекли? – отозвался «начальник» с не вполне адекватной ситуации серьезностью.

– Мочи нет…

– Валяй, иди, – разрешил «начальник». И, помедлив немного, добавил: – И мне, что ли, проветриться? А то столько сидеть – не ровен час геморрой насидишь…

– Да вы чего? – забеспокоился таксист. – Какие еще прогулки? Мы ж почти приехали!.. Вам ведь в гостиницу надо? Через пять минут я вас до гостиницы домчу!

Сержант – вероятно, отточенным за время службы инстинктом почуяв неладное – уже возвращал рыжему таксисту документы, толком их и не рассмотрев, настойчиво совал в окошко.

Спутник седоусого вышел из автомобиля. Вразвалочку направился в сторону «Корчмы».

– Эй! Эй! – закричал ему таксист. – Все уже!.. Поехали! Садись обратно!.. Скажите ему, чтоб вернулся! – попросил он, обернувшись к «начальнику». – Ну что такое, в самом деле…

– Трогай, – коротко велел седоусый. – Только не разгоняйся особо. Припаркуйся вон там – напротив забегаловки.

Рыжий таксист снова открыл рот, чтобы запротестовать, но седоусый его уже не слушал – он закрыл вдруг глаза, и лицо его странно обмякло…


* * * | Урожденный дворянин. Защитники людей | * * *