home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Из синих рассветных сумерек выпрыгнул на обочину трассы громадный, ярко подсвеченный щит с лаконичной надписью: «Это Туй. Уважай его. И останешься цел».

– Оригинальненько! – воскликнул сидящий за рулем Женя Сомик. – А где «добро пожаловать»?

Двуха, дремавший на сиденье рядом, всхрапнув, поднял голову.

– Чего орешь, как?.. – начал было он, но, углядев щит, прервал фразу. – Приехали! – крикнул он, обернувшись назад. – Олег, мы на месте, просыпайся!

– Уже, – ответил Трегрей, потягиваясь.

Женя громко повторил прочитанное им приветствие гостям города. Олег усмехнулся, покрутив головой.

На КПП ГИБДД их остановили.

– Надо же, и не спится им… – проворчал Сомик, сбрасывая скорость.

– Права и документы на машину, пожалуйста, – представившись, потребовал инспектор. – И личные документы приготовьте, – добавил он. – С какой целью прибыли в наш город?

– Вот это здорово! – удивился Двуха. – А в чем дело-то? У вас что, чрезвычайное положение введено?

– Ничего у нас не введено, – скучным голосом ответил инспектор. – Порядок такой.

– Погоди, Игорь, – остановил Олег готового уже вступить в перепалку Двуху. – Порядок – есть порядок. Извольте, товарищ лейтенант…

Товарищу лейтенанту пришлось наклониться и заглянуть в окошко, чтобы разглядеть, что же такое хочет показать ему находящийся на заднем сиденье Трегрей.

– С какой целью?.. – завел снова инспектор, но, встретившись взглядом с Олегом, вдруг запнулся.

– Ни с какой целью, – медленно и размеренно проговорил Трегрей. – Мы вовсе в ваш город не прибывали.

Помедлив еще несколько секунд, он опустил пустую ладонь, которую демонстрировал лейтенанту. Тот выпрямился и замер на месте, часто моргая, точно вдруг забыв, кто он такой и что тут делает.

– Можете быть свободны, товарищ лейтенант, – отпустил его Олег.

– Н-да… – произнес Женя, трогая машину с места. – И что вся эта петрушка означает?

– Что нас тут уже ждут, – хмуро брякнул Двуха. – Дотумкали все же, сволочи, куда мы подались из Саратова.

– Может быть, все так, – пространно высказался Трегрей. – А может, и совсем по-другому.

– Лучше бы по-другому, – хмыкнул Игорь.

– Кто знает, как лучше, – ответил Олег.

Улицы города, тщательно расчищенные от снега, по причине раннего времени было почти пусты.

– Куда теперь? – осведомился Женя Сомик.

– В гостиницу, – сказал Олег. – Надобно отдохнуть.

– Наконец-то! – обрадовался Двуха, потянувшись к укрепленному на панели навигатору.

Видимо, из-за предвкушения долгожданного привала настроение Игоря резко улучшилось.

– А неплохой городишко-то! – объявил он, крутя головой по сторонам. – Прямо скажем, отличный город! Дороги чистые… да и положены качественно. Видать, недавно. Огней сколько! Фонари горят все до одного…

– Гирлянды развешены, – присовокупил и Сомик. – Аж в глазах рябит с непривычки. К Новому году готовятся. Черт, я со всеми нашими тревогами уж и забыл, что скоро Новый год…

– И я забыл!.. – Двуха опустил стекло и втянул ноздрями морозный воздух. – Показалось почему-то, что мандаринами пахнуть должно, – смущенно объяснил он, поднимая снова стекло. – С детства запах мандаринов с Новым годом ассоциирую… О, гляньте!

Поперек дороги белела растяжка, на которой огромными буквами было написаны только два слова: «Северная Дружина». Кроме этой надписи и телефонного номера внизу, ничего на растяжке не было.

– Прикольно, – сказал Двуха.

– А и правда, симпатичный город, да, Олег? – заговорил снова Сомик, притормозив перед светофором на очередном перекрестке. – По сравнению со всеми остальными, которые мы по дороге сюда проезжали. Аккуратный такой городок… Можно подумать, мы не в Сибири, а где-нибудь в Швейцарии оказались…

Олег не успел ничего ответить.

Светофор переключился на зеленый. Женя надавил на газ, но тут же, чертыхнувшись, ударил по тормозам – наперерез «ниве» вылетел из-за поворота новенький «ниссан». Не среагируй Сомик вовремя, столкновения избежать бы не удалось.

– Твою мать-то!.. – передернул плечами Двуха. – Вот вам и Швейцария!.. Красный – стоять на месте! Зеленый – полный вперед! – заорал он вслед автомобилю, пристукнув кулаком по стеклу. – Догнать бы да рыло начистить, водила хренов!.. Тачку купить денег хватило, а права – нет…

«Ниссан» вдруг, резко сбросив скорость, приткнулся к обочине неподалеку от перекрестка. Из автомобиля выскочил мужичок в расстегнутом пуховике и, размахивая руками, видимо, чтобы его заметили, побежал обратно к перекрестку.

– Останови-ка! – тронул Женю за плечо Олег. – Любопытно, что ему угодно.

Сомик, остановившись, приоткрыл дверцу.

– Ребята! – запыхавшийся от бега мужичок сунул раскрасневшуюся физиономию в салон. – Простите, ради Бога, не увидел я вас. Я на железке работаю, опаздываю, черт его… Начальник смены я, Прокофьев моя фамилия, у кого угодно спросите, меня все там знают… – он захлопал ладонями по бокам, явно в поисках подтверждающего личность документа. – Вот я сейчас покажу…

– Да не надо… – остановил его немного растерявшийся от такого напора Женя Сомик. – Верю я, верю!

– Может, заплатить вам, а? – мужичок нащупал-таки карман и извлек оттуда – не документ, а бумажник. – За беспокойство? Или – если хотите – давайте гайцов вызовем, пусть штраф оформят?

– Ты ж опаздываешь, – напомнил Двуха.

– Ну раз такое дело… Я готов!

– Да езжай ты, ну тебя… – отмахнулся Сомик. – Все нормально. Ничего ж не случилось.

– Вот это правильно! – обрадовался мужичок. – Вот это хорошо. Дорога – это ж… штука непредсказуемая. Сегодня – я, завтра – ты. Я ведь обычно аккуратно езжу, это сегодня бес попутал… Торопился. А я трезвый! – поспешил еще зачем-то уверить он. – Хотите, дыхну?..

– Поехали! – скомандовал Двуха. – Закрывай дверь, холоду напустил. Счастливо, дядя, приятно было познакомиться.

– Значит, нет претензий? – мужичок ухватился за дверцу, не давая Жене закрыть ее. – Значит, все нормально? Точно?

– Точно, точно… – пробурчал Игорь. – Ненормальный какой-то… – добавил он, когда мужичок, то и дело оглядываясь и взмахивая рукой, побежал обратно к своему автомобилю.

– Совестливый человек, – усмехнулся Сомик, сворачивая с обочины. – Почему сразу ненормальный-то?

– Боязливый, а не совестливый, – поправил его Двуха. – А, Олег?

– И мне тоже так показалось, – подтвердил Трегрей.

Единственная гостиница города Туй именовалась «Таежной».

– Прямо как шампунь отечественного производства, – хмыкнул Игорь, разминая ноги на ступеньках гостиничного входа. – Мест, что ли, нет?.. – посерьезнел он, заметив на стеклянной двери бумажный четырехугольник с какой-то надписью.

– Северная Дружина… – прочитал надпись Женя. – И телефонный номер. Как интересно…

– Интересно, – согласился Олег и указал в сторону проезжей части. – Вот, посмотрите, еще одно такое объявление на фонарном столбе.

– А вон еще, – углядел Сомик. – На стене…

Морозную тишину заколыхал быстро приближающийся музыкальный ритм. Парни одновременно обернулись – к пятиэтажке напротив подкатил потерханный японский внедорожник, ткнулся прямо к подъезду. Дверцы автомобиля распахнулись одна за другой, наружу вывалились добрые молодцы в количестве трех явно нетрезвых голов и одна красная девица, растрепанная, расстегнутая, с бутылкой шампанского в руке. Девица протяжно пропищала:

– Ой, вот я и до-ома-а!.. – и широко раскинула руки, словно намереваясь обнять укрытое бетонным козырьком подъездное крыльцо.

Бутылка шампанского, выскользнув из ее кулачка, звонко стукнула о промерзший асфальт, но не разбилась, покатилась к бордюру, расплескивая содержимое.

– Вот я дура-то! – захохотала девица.

– Не боись, не последняя! – обнадежил ее один из молодцев.

Размашисто открыв багажник – отчего громкость электронной долбежки увеличилась многократно, – он достал и предъявил девице еще две неоткупоренных бутылки. Та заливисто взвизгнула и предприняла попытку одарить молодца аплодисментами. Но по причине того, что она чаще промахивалась, чем попадала одной ладонью в другую, попытка эта не удалась. Что, впрочем, девицу, равно как и ее спутников, нисколько не расстроило.

– Прибавь балалайку! – гикнул водителю молодец с шампанским.

Водитель увеличил громкость магнитолы.

На первом этаже одно из окон – только что темное, как прорубь, – засветилось желтым. Тут же вспыхнули окна на втором и третьем этажах.

– А вот эти товарищи точно не боязливые, – констатировал Двуха.

– …Как мысли черные к тебе придут, откупори шампанского бутылку иль перечти «Женитьбу Фигаро»… – высказался и Женя Сомик. – Сдается мне, эта компания с целью изгнания черных мыслей воспользуется первым вариантом. Утихомирить их, что ли, Олег? Вон – весь подъезд уже перебудили.

– Погоди, – остановил его Трегрей.

– Чего годить-то? – не понял Двуха. – Минутное дело.

Окно на первом этаже открылось, выпустив облако пара. Воздвигшаяся в ярко освещенном проеме дебелая тетушка в ночной рубашке, угрожающе потрясая кулаком, распахнула корытообразный рот. Что именно она желала донести до развеселой компании, услышать не удалось – музыка из «японца» громыхала так, что, казалось, сейчас снег начнет осыпаться с деревьев.

– Боевая мадам, – уважительно высказался Двуха. – Не боится, что бутылкой в окно прилететь может. Первый этаж все-таки… Ну что, я пошел? Сомидзе, ты со мной?

Сомик не пошевелился.

– Не думаю, что наше вмешательство необходимо, – проговорил Трегрей.

Музыка вдруг смолкла. Молодец с шампанским покидал бутылки в машину и захлопнул багажник.

– …последний раз предупреждаю, Тамарка! – долетел до парней обрывок тетушкиного восклицания. – Еще один такой концерт – и я точно позвоню! Не веришь? Может, прямо сейчас позвонить?

Девица, с которой враз слетела лихая пьяная веселость, мышкой юркнула в подъезд.

– А вы чего тут забыли? – набросилась тетка на добрых молодцев, и без того порядком стушевавшихся. – Ну-ка, прыгайте в свою катафалку и валите, откуда приехали! Или позвонить?..

– Все, мать, все!.. – примирительно поднял руки молодец у багажника. – Уезжаем, не гони волну! Считай, что нас уже нет!

– Бутылку подберите! Вона лежит! А ты!.. Ты, ты – на кого смотрю! Окурок куда бросил?.. Думаешь, не замечу?..

Через несколько секунд «японца» уже не было у подъезда. Перед тем как исчезнуть, добрые молодцы добросовестно забрали с собой и бутылку, и окурок. Тетушка в ночной рубашке, победоносно сплюнув им вслед, закрыла окно.

– Ни хрена себе… – изумленно растянул Игорь Двуха. – Как они быстро прониклись-то… Вот это я понимаю… гражданская сознательность!

– Скорее, боязливость, – поправил Женя, посмотрел на Олега. – Не сознательность. Что-то мне подсказывает, что вовсе не в полицию эта тетенька звонить собиралась…

– Да сообразил я! – хлопнул Двуха Сомика по плечу. – Не дурак вроде… Что сознательность, что боязливость, – один черт. Главное – работает ведь! Вот так Капрал! Вот так Северная Дружина! Все, что угодно, готов был тут увидеть, но такое…

– Давайте с обсуждениями до завтра повременим, а? – жалобно попросил Женя. – Ну то есть до вечера, как выспимся. Устал я просто невероятно.

– Разумное предложение, – согласился Трегрей.

Дело с заселением в гостиницу «Таежную» уладилось очень быстро – как, впрочем, и предполагалось. Девушка-администратор, полуживая от недосыпа, протянула Олегу ключи от номера и снова опустила голову на регистрационный журнал. Куда – как она полагала – только что записала паспортные данные ранних постояльцев.


* * * | Урожденный дворянин. Защитники людей | Август 2010 года, окрестности г. Туй.