home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Гольденберг М. А.  НАЦИСТСКИЙ ОККУПАЦИОННЫЙ РЕЖИМ В КРЫМУ (1941-1944 гг.)

В апреле — мае 2014 г. крымчане отметят 70-летие освобождения полуострова от нацистских оккупантов и их союзников. И в преддверии этого светлого праздника представляется необходимым обратиться к трагической теме оккупационного режима, установленного врагом в 1941—1944 гг.

Зачем накануне освобождения говорить об этом? Потому, что только знание того, что нес жителям полуострова гитлеровский режим, дает возможность в полной мере оценить значение подвига освобождения. Необходимо обращаться к этой теме и потому, что иные авторы в азарте «пересмотра старых оценок» вольно или невольно скатываются к едва ли не апологетике деятелей оккупационного режима. Итак, что же принесла оккупация крымчанам?

До сегодняшнего дня официальные данные о жертвах среди мирного населения Крыма в годы нацистской оккупации основываются на выводах Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, сделанных в 1944—1945 гг.

Согласно документам ЧГК, в 1941—1944 гг. в Крыму были убиты 90 243 мирных жителя и 44 934 военнопленных1. Члены комиссий работали в тяжелых условиях, не могли иметь доступа к немецким документам и отдельные утверждения и оценки ЧГК могут содержать неточности. Естественно, историк имеет право на пересмотр устоявшихся оценок, но только на основании тщательного анализа всей совокупности источников.

Крымский историк Владимир Поляков2 предложил свой взгляд на события 1941—1944 годов. По его мнению, определяя число жертв, нужно опираться на поименные списки погибших. Так, для Симферополя ЧГК определяет число жертв оккупантов примерно в 23 тысячи мирных советских граждан и военнопленных. В. Поляков опирается на поименный список, в котором 1495 симферопольцев, в том числе 1157 евреев и крымчаков, 88 участников Сопротивления и их родственников, 250 заложников (с. 90). Согласно немецким документам, как будет показано ниже, в Симферополе погибло более 12 тысяч евреев и крымчаков. Так что методика В. Полякова несостоятельна.

В лагерях военнопленных, по мнению В. Полякова, всего лишь «отсутствовало надлежащее питание», а не царил голод. И с лагерем уничтожения в совхозе «Красный», в котором нацисты уничтожили как минимум 8 тысяч человек,«.. .не все однозначно. По информации местных жителей, здесь еще до войны расстреливали сотрудники НКВД» (с. 92). Странно, но местные жители о расстрелах НКВД в «Красном» вспомнили лишь в последние годы, а в 1941 году никто о них не рассказал оккупантам, и те упустили шанс провести громкую пропагандистскую акцию по разоблачению преступлений сталинизма...

Зато экономическую жизнь в городах Крыма оккупанты быстро наладили, работали школы, открылись церкви и мечети. А уж с руководителем генерального округа «Крым» А. Фрауэнфельдом крымчанам просто повезло! По утверждению В. Полякова, он был гуманистом, планировал превратить полуостров в образцовую курортную зону и переселить сюда немецкоязычных жителей итальянского Тироля (с. 99, 109). О том, что «гуманизм» Фрауэнфельда сводился к предложению при тотальной зачистке Крыма от местного населения и заселении его немецкими колонистами оставить в горном Крыму резервацию для татар «из соображения иностранного туризма», преподаватель Крымского инженерно-педагогического института предпочитает не упоминать.

При чтении работы В. Полякова у недостаточно информированного человека складывается впечатление, что нацисты были абсолютным злом лишь для евреев, крымчаков и цыган, подлежавших полному уничтожению. Представителям других национальностей, если они не участвовали в движении Сопротивления, ничего не угрожало. Разве что окажешься в числе заложников... Условия жизни были вполне приемлемы для военного времени благодаря грамотной экономической политике содействия предпринимательству, которая с «одобрением и энтузиазмом была встречена основной массой населения» (с. 109).

Автор «Истории крымских татар» В.Е. Возгрин3 утверждает, что при отступлении в 1941 г. специальные части Красной армии целенаправленно уничтожали все запасы продовольствия, сжигали посевы с целью уморить крымчан голодом и возложить вину на немецкие войска.

Взрывали всё — от предприятий до памятников архитектуры. И если бы оборона Крыма продлилась бы дольше, в Крыму «не осталось ничего довоенного» (с. 33—38). В наступившем голоде виноваты исключительно большевики. Если бы Советы не уничтожали запасы, «народ бы не голодал бы. Особенно в городах. А оккупанты в этих продуктах не нуждались... Продуктов у немцев было столько, что появлялись излишки, которые раздавались местному населению, хоть и не часто» (с. 39). К счастью, немцы старались облегчить положение голодающих горожан (с. 60), оказали крестьянам помощь с посевным зерном (с. 64).Чуть позже начали раздавать землю и уже осенью 1942 г. появилось обилие продуктов (с. 67). И если в первые месяцы оккупации зерно стоило 330—350 руб. за кг., то в последний — 4—6 руб. (с. 68).

А если бы сейчас, в XXI веке, действовала «Декларация о введении частной собственности на землю» рейхсминистра А. Розенберга, опубликованная 11.6.1943 г., «все крымские татары имели право на полноценный (не 8, и не 12 соток!) крестьянский участок родной земли в полной своей собственности» (с. 67).

Правда, у Гитлера был план полного удаления из Крыма славянского и другого населения, и частичного — крымско-татарского (с. 41). До момента возвращения в Крым Красной армии подразделения Оперативной группы Д успели уничтожить 130 тысяч крымчан, в том числе десятки тысяч крымских татар (с. 55). Впрочем, в другом месте число жертв среди крымских татар уже определяется в 12 тысяч человек. А причиной их гибели оказались действия партизан, не наносивших существенного ущерба оккупантам. «Из-за партизан все горе было — немцы ведь из-за них деревни жгли и людей убивали» (с. 73). Нацистами были уничтожены цыгане, 40 тысяч евреев и около 6 тысяч крымчаков (с. 76—77).

В.Е. Возгрин полагает, что число жертв коммунистического режима в 20—30-е годы среди крымских татар «превышает число погибших в ходе германских карательных акций на два или более порядка» (с. 151). Вывод: «неправомерно забывать о таком результате оккупации, как полное прекращение размахов колеса сталинских репрессий, которые бы потребовали не сотен, а тысяч и десятков тысяч жизней крымских татар за тот краткий период времени, который длилась оккупация... безусловно, оккупация относится к отрицательным событиям в жизни народа... но вот степень этой «отрицательности» невозможно определить без сравнения со схожими событиями в хронологически схожий период времени...» (с. 152).

Правда, в случае победы Германии крымских татар в самом лучшем случае ожидала судьба развлекающих туристов туземцев в резервации горной части Крыма, как предлагал Фрауэнфельд. Адольф Гитлер еще в июле 1941 г. предполагал очистить Крым полностью, не делая исключения для крымских татар, как пытается уверить читателей профессор Санкт-Петербургского университета. Но если факты не укладываются в схему, то тем хуже для фактов. И В.Е. Возгрин утверждает, что Фрауэнфельд «был энтузиастом идеи возрождения крымских татар в качестве культурной нации» (с. 46). Манипулируя фактами и зачастую их фальсифицируя, В. Возгрин старается подвести читателя к мысли, что нацистская оккупация была если и не абсолютным благом для крымско-татарского народа, то уж точно меньшим злом по сравнению с советской властью. Следовательно, изгнание оккупантов — отнюдь не повод для радости...

В предлагаемой статье автор попытается дать ответ на вопросы о числе жертв оккупантов среди крымчан, о том, какая судьба ожидала жителей полуострова и почему планы нацистов так и не были полностью реализованы. На истину в последней инстанции не претендуем и будем благодарны за конструктивные замечания.

О численности и составе жертв оккупантов в ноябре 1941 г. — первой половине 1942 г. есть данные Айнзацгруппы Д. С 16 ноября по 15 декабря 1941 г. ее подразделения расстреляли «17 645 евреев, 2504 крымчака, 824 цыгана и 212 коммунистов и партизан. С 15 по 31 декабря 1941 г. убито 3176 евреев, 85 партизан, 12 «грабителей» и 122 партийных функционера». С 1 по 15 января 1942 г. подразделения группы Д расстреляли 685 евреев и 1639 коммунистов и партизан. С 15 по 31 января 1942 г. был расстрелян «3601 человек, в том числе 3206 евреев, 152 коммуниста, члены НКВД, 84 партизана и 79 грабителей, саботажников, асоциальных».

В феврале — марте 1942 г. подразделения группы Д уничтожили 6477 человек, в том числе 2915 евреев, 1503 коммуниста, 519 партизан и 1504 цыгана, «саботажника, грабителя, психически больных и асоциальных».

На 1 апреля 1942 г. число жертв группы Д достигло 91 678 человек.4 Учитывая, что до середины ноября 1941 г. были убиты 54 696 человек, а с середины ноября 1941 г. до апреля 1942 г. вне Крыма убиты примерно 2000 человек, в Крыму погибли примерно 35 000 человек.

К августу 1942 г. число жертв группы Д на территории полуострова превысит 40 тысяч человек, в том числе примерно 25.000—28.000 евреев и крымчаков и более 1000 цыган.

Из того факта, что абсолютное большинство жертв оккупантов в Крыму в 1941 — первой половине 1942 г. составляли евреи, крымчаки и цыгане отнюдь не следует, что крымчане иных национальностей находились в безопасности.

Еще в мае 1941 г. германский экономический штаб «Ольденбург» принял следующее решение:

«1. Войну можно продолжать только в том случае, если все вооруженные силы на третьем году войны будут снабжаться продовольствием за счет России.

2. При этом несомненно погибнут от голода десятки миллионов человек, если мы вывезем из страны все необходимое для нас»5.

В ноябре 1941 г. рейхсмаршал Герман Геринг заявил министру иностранных дел Италии Чиано: «В этом году в России умрет от голода 20—30 миллионов человек. Может быть, даже хорошо, что так произойдет, ведь некоторые народы необходимо сокращать... В лагерях военнопленные уже едят друг друга»6.

20 ноября 1941 г. командующий 11-й армией Эрих фон Манштейн издал приказ № 2379/41, один из пунктов которого гласил: «Продовольственное положение на Родине требует, чтобы войска кормились продовольствием оккупированных областей и, более того, чтобы как можно большие запасы были переданы для потребления на Родине. В особенности в городах противника большая часть населения должна будет голодать. Невзирая на это, ничто из того, что было пожертвовано Родиной ради нас, не должно быть из ложного чувства человечности отдано военнопленным или населению, если они не находятся на службе у германских вооруженных сил...»7

Результатом спланированного голода стала гибель к февралю 1942 г. около 2 миллионов советских военнопленных. Это 2/з из числа узников лагерей8!

Жители городов Крыма, как и Украины, до конца 1941 г. не получили ничего. Лишь с конца декабря в Симферополе, о чем сказано выше, стали выдавать зерно, залитое керосином, а в Ялте — испорченную муку из захваченных партизанских баз9. Городское население выживало за счет созданных до оккупации запасов. Многие голодали. Особенно трудно пришлось жителям Ялты.

В Феодосии только с 1 января 1942 г. планировалось выдавать по 200 грамм хлеба в день, но только работающим.

Только после того, как нацисты осознали факт провала «блицкрига» и то, что война приобретает затяжной характер, городское население оккупированных областей стали хоть как-то снабжать продовольствием.

Можно смело утверждать, что только героическая борьба Красной армии предотвратила гибель от голода десятков миллионов жителей европейской части СССР, в том числе и крымчан.

Следует отметить, что Крыму нацисты уделяли особое внимание. На совещании руководства Третьего рейха 16 июля 1941 г. Адольф Гитлер сказал, что полуостров «необходимо очистить от всех чужаков и заселить германцами».

В декабре 1941 г. Гитлер заявил министру оккупированных восточных территорий Розенбергу, что «Крым должен быть полностью очищен от негерманского населения», а после окончания войны и решения вопроса с населением переименован в Готенланд. Альфред Розенберг предложил переименовать Симферополь в Готенбург, а Севастополь — в Теодорихсхафен (гавань Теодориха, в честь одного из царей древнегерманского племени готов)10.

28 декабря 1941 г. за убийство одного немецкого солдата под Керчью в Багеровском рву расстреляны 280 мужчин из поселка Самострой, в том числе 40 крымских татар. Были убиты оккупантами перед оставлением города заключенные керченской тюрьмы. При отступлении из Керчи в деревне Кият Ленинского района расстреляны 136 советских военнопленных11.

В Евпатории в ходе боев с советским десантом 7 января 1942 г. оккупантами были расстреляны 1306 «партизан, штатских и солдат в штатском». В действительности это были не партизаны, а, согласно отчету инспектора военной администрации Зимона, представители «мужского населения Евпатории — кроме татар — за доказанное участие в уличных боях на стороне русских... (казненные) чтобы дать населению Крыма предостерегающий пример»12. Участие в боях никто не проверял, эти евпаторийцы просто попали в облаву.

В газете «Голос Крыма» за 11 января 1942 г. появилось обращение «От немецкого главнокомандования населению Крыма»: «...часть жителей города Евпатории... приняла участие вместе с советскими войсками в открытом бою против немецких войск.

Вследствие такого нечестного поведения эта часть жителей г. Евпатории лишила себя защиты международного права. Виновные были подвергнуты жестокому наказанию: их расстреляли, а дома жителей разрушили».

15 января в «Голосе Крыма» появилось обращение коменданта Симферополя к жителям города: «Убийство даже одного немецкого солдата красною сворою будет оплачено смертью многих из вас».

Жители Ялты также подверглись массовым репрессиям. 14 января оккупанты, опасаясь высадки советского десанта, арестовали мужчин от 17 до 50 лет. По свидетельствам очевидцев, были отделены необходимые специалисты и работники, в частности рыбаки, крымские татары. Остальные 1500 мужчин были «для обеспечения продовольствием эвакуированы» в лагерь военнопленных в Симферополь, где свыше 500 человек умерли от голода и болезней. Выживших ялтинцев летом 1942 г. отпустили13. Подчеркнем, что факт более осторожного отношения оккупантов к крымским татарам является проявлением извечной тактики захватчиков «разделяй и влавствуй», не более и не менее.

С провалом «блицкрига» нацисты были вынуждены отложить реализацию планов «очистки» восточных территорий от «недочеловеков» до разгрома Красной армии. Разработка известного плана «Ост» — отдельная большая тема.

Уничтожение «расовых врагов» — евреев, крымчаков, цыган, включая детей от смешанных браков, продолжалось вплоть до изгнания оккупантов.

Но с реализацией связанных с Крымом планов Адольф Гитлер спешил. Вдохновленный успехами немецкой армии, в начале июля 1942 г. он подписал директиву, согласно которой выселение из Крыма русских должно было начаться уже сейчас, а украинцев и татар — чуть позже14.

Однако против выступил руководитель Управления по экономике вооружений генерал Георг Томас, утверждавший, что немедленное выселение большинства жителей полуострова приведет к экономическому краху региона.

К сентябрю руководство Рейха пришло к выводу о преждевременности перемещений населения до окончания войны, о чем в начале сентября 1942 г. генерала Томаса проинформировал глава Управления по Четырехлетнему плану и председатель совета министров по делам безопасности Рейха рейхсмаршал Геринг15.

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, как и Гитлер, придавал колонизации Крыма большое значение. На совещании начальников СС и полиции 9 июня 1942 г. он заявил: «Война не имела бы смысла, если бы после нее Чехия и Моравия, немецкие восточные территории — юго-восточная Пруссия, Данциг, Западная Пруссия, область Варты,

Верхняя Силезия, генерал-губернаторство, восточные земли, Крым и Ингерманланд — не были в течение 20 лет полностью колонизованы немцами, и притом только по расовому принципу, по принципу крови». 12 января 1943 г. Гиммлер вновь подчеркнул, что ряд территорий, в том числе «весь Крым и Таврия, должны быть полностью онемечены или же полностью колонизованы».

Сталинградская катастрофа вынудила Гитлера приказать прекратить разработку планов, рассчитанных на отдаленные послевоенные сроки. Однако Фрауэнфельд даже летом 1944 г. носился с идеей германизации Крыма16.

Читатель может сам оценить теперь соответствие исторической правде утверждений В.Е. Полякова и В.Е. Возгрина.

Анализ первичных документов ЧГК, хранящихся в Государственном архиве РФ, позволяет восстановить картину преступлений оккупантов в городах и районах Крыма.


Примечания к анализу итоговых данных: | Крым 1944. Весна освобождения | СИМФЕРОПОЛЬ