home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Выйдя из своей спальни, машинально зашла в ванную и, включив воду, забралась в пустую чашу. Мыслей не было. Абсолютно. Туман и ступор. Злости, как ни странно, не было тоже.

Странно…

Пена, гель, мочалка… Вымывшись до скрипа, так же машинально вернулась в спальню и забралась под одеяло. Не понимаю. Не понимаю его. Не понимаю себя.

Я должна злиться?

Или не должна?

Наверное, должна, но в первую очередь на себя. Это ведь я к нему полезла. Это ведь я настояла на ночи «большой и чистой». Это ведь я могу забеременеть, а не он…

Тоскливо всхлипнув, зарылась в одеяло, но реветь не стала. Да, сглупила. Но ведь не факт, верно?

Осталось подождать каких-то три-четыре дня, и все станет известно…

А пока, пожалуй, свяжу ему шарфик…

Чтобы было чем удавить, если что…

Полежав в постели еще немного, поняла, что вылеживать дальше смысла нет. А значит, пора вставать, одеваться, завтракать и отдавать в распоряжение исполнительных мастеровых нашу кухню.

Сказано – сделано. Свежий комплект белья, футболка, шорты, волосы в хвост и отправиться будить дочку.

– Подъем, засоня!

Зуб даю – до ночи в Интернете сидела. Иначе почему бы сейчас до сих пор спала и даже не собиралась вставать?

– Ма-а-а… пять минут!

– Ладно, спи уже… На завтрак что будешь?

– Ничо не хочу… – Зарывшись поглубже, сокровище буркнуло еще что-то невнятное, но я настаивать не стала. Настроения конфликтовать не было, и я решила, что не так уж и часто у нас выпадает шанс просто поваляться в постели. И да, я ее понимаю.

– Ладно, спи уже… – Взгляд на демо-морфа и вопросительное. – Завтракать?

– Не, я посплю…

Не хотите – как хотите.

В итоге, заказав три пирожных и кофе, несколько минут тоскливо рассматривала фруктовое великолепие. Ну вот, теперь они будут ассоциироваться у меня с сегодняшним утром.

Черт!

А, плевать! Закрыв глаза, вгрызлась в крем из взбитых сливок и песочное тесто. Не дождетесь!

– Доброе утро, Ева Андреевна.

– Угу, доброе, – открыв один глаз и узрев вошедших мастеровых, кивнула. – Уже?

– Нет, вы кушайте-кушайте, ребятки пока качели установят… Где хотите?

– Пойдемте, глянем. – Захватив кружку и надкусанное пирожное, поторопилась на задний двор. Стало ужасно интересно, где же у них эти качели спрятаны! А ведь я до сих пор так и не знаю, как они приходят, как приносят мебель и прочее… – Может, сюда?

Недалеко от дома, рядом с каким-то большим, ароматным, цветущим красивыми голубыми крупными цветами кустом.

– Как скажете. – Кивок, хлопок, и там, где только что была трава, стоят те самые качели, которые мы вчера выбрали по каталогу.

– О… – Если честно, так и не поняла ничего. – Простите мое невежество, но как вы это сейчас проделали? Откуда достали качели?

– Это был портативный фабричный контейнер. – Протянув ладонь, гном продемонстрировал мне маленький прозрачный шарик не более трех сантиметров в диаметре, внутри которого было что-то оранжевое. – Каждый предмет мебели запечатывается в подобный контейнер на фабрике и распечатывается по месту доставки. Вот в этом контейнере, например, один из шкафов вашей новой кухни.

– Ух ты… как удобно!

Снисходительно улыбнувшись, гном снова обратил мое внимание на качели. Подмастерья в это время поправляли балдахин, раскладывали подушки да проверяли пружины.

– Так вас устроит или куда-нибудь передвинуть?

– О, да, вполне. Благодарю. – Пару шагов назад, чтобы оценить смену декораций и уверенно кивнуть. – Да, так в самый раз. А скажите, вы долго будете делать кухню?

– Думаю, часа три-четыре, а что?

– Нет, ничего. Просто думаю о том, стоит ли заказать обед заранее…

– Нет, не стоит. Инфопанель мы менять не будем, да и телепорт останется на своем месте, мы лишь сменим облицовку. Не переживайте.

– Хорошо, тогда приступайте. Только заберу свой завтрак.

Да, заберу и жестоко уничтожу, съев все до последней крошки.


В итоге, забрав с кухни оставшиеся пирожные, долила в кружку кипятка и отправилась на улицу испытывать новые качели и мягкость подушек. О да-а-а…

Доедая последнее пирожное уже с закрытыми глазами, пожалела лишь об одном, что не захватила плед или одеяло. Тепло, спору нет, но утренний ветерок все же не очень способствует сну. Минута, другая… скрепя сердце встала и так быстро, как только смогла, сбегала наверх за пледом.

Все. Нирвана…

Да чтоб тебя!!!

– Я не хочу!!!

– Надо.

– Не надо! – взбрыкнув что есть силы, умудрилась выскользнуть, но не рассчитала траекторию и шмякнулась с постели на пол. – Иди к черту! Я просила ночь! Одну ночь!

– Ева… – Укоризненный взгляд, осуждающий вздох, но приближаться ко мне он не торопится, оставаясь на середине кровати.

Не тороплюсь и я вставать с пола.

Да я спать хочу! Просто спать!!!

– Рург, я просто хочу спать. Если бы ты мне не мешал ночью, сейчас я бы не уснула. – Раздражаясь на нелепость ситуации и на то, что приходится объясняться, попутно успела заметить, что я снова в исключительно прозрачной фиолетовой ночнушке, и удивиться тому, что в моем гардеробе такой не было. – И да будет тебе известно, что я не контролирую эти перемещения. Я вообще их не желаю!

– Их желает твоя энергоструктура. – Перестав снисходительно усмехаться, демон откинулся на подушки и, заложив руки за голову, уставился в потолок. – Кстати, я удивлен не меньше тебя. В серьги впаяны накопители, и я думал, что этого хватит, но, кажется, не учел один немаловажный факт.

– Какой? – Видя, что ко мне никто не тянет свои загребущие руки, я потихоньку расслаблялась. Ну а то, что он решил со мной просто поговорить, удивляло и озадачивало одновременно. Неужели я наконец сейчас всё узнаю?

– Ты зашла за грань. Точнее, твоя энергетика. А еще точнее, не ты туда зашла, а тебя туда завели. – Недовольная гримаса, и он продолжает: – Обычной энергии накопителей тебе недостаточно, ты просто ее не воспринимаешь. Тебе необходима живая энергия. Много живой энергии, и ты неосознанно тянешься туда, где она доступна. Считай это курсом лечения. Необходимым курсом. Признаюсь, я… – поджав губы и задумавшись, демон все же подобрал слово, – озадачен тем, что ты выбираешь меня. Раз за разом. Если честно, то это нонсенс. Насколько мне известно, ведьмы не способны подобным образом поглощать энергию высших демонов. Но, видимо, твоя энергоструктура решила иначе. Ведь когда жизнь на грани – ей все равно, к кому обратиться за помощью, верно?

– А я… – Растеряв весь запал, продолжила едва слышно: – Была на грани?

– Да. Думаю, тебе оставалось два-три дня. Не больше.

Что сказать на это? Ну… не знаю… Чувство отвратительное и трудноопределимое. Подавленность. Жалость к самой себе. Тоска. Одиночество. Желание спрятаться. Побыть одной. Сломать что-нибудь. Убить кого-нибудь…

– Ева, не надо. – Умудрившись подобраться ко мне незаметно и снова утащить на кровать, причем обняв так, что я едва могла дышать, Рург шептал мне на ухо: – Теперь ты не умрешь. Теперь все будет… хорошо.

Короткая заминка, и я тут же перевожу взгляд с его подбородка на глаза.

– Ты сам-то в это веришь? Зачем ты это делаешь? Ведь я никто. Отработанный материал. Зачем ты меня спасаешь? Лечишь? Содержишь? Терпишь? Выполняешь мои запросы? Зачем тебе это? И почему ты отводишь взгляд? Неужели правда так жестока, что даже ты ее не в силах произнести? Неужели ложь так неправдоподобна, что даже я в нее не поверю?

– Пока я не могу ответить на все эти вопросы. Вижу, в ложь ты уже не поверишь. Но правда тебе еще недоступна. Еще рано.

Снова взгляд глаза в глаза, но на этот раз уже твердый и уверенный. Выкрутился…

– А если, не зная правил, я начну играть не так, как нужно вам?

– Это все ерунда. – Поморщившись, демон прикрыл глаза. – Сейчас от тебя требуется лишь жить. Жить, учиться и воспитывать дочь. Больше ничего.

– Ясно… – зло скривив губы, дернулась. – Пусти. Пойду… жить.

– Не сейчас, – одной рукой удерживая, второй демон начал задирать подол ночнушки. – Чуть позже…

– Не хочу!

– Надо… – Сверкнув потемневшими глазами, демон приблизил ко мне свое лицо и уверенно повторил: – Надо.

Не знаю, что он сделал. Но вдруг стало все настолько безразлично… Ну… не все… Но почему-то я моментально стала не против… а очень даже за…

Я еще понимала, что это не я, не мои желания, навязанные… Но больше не злилась и не сопротивлялась. Я наплевала на все… На все, кроме него… и его рук… и его губ… и его хвоста… и его… всего…


Проснулась от того, что легкий ветерок холодил мокрые щеки. Рева… Он был нежным, очень… ласковым, предупредительным…

Но ведь сейчас это было против моей воли. Против!

Почему он этого не понимает???

Хотя о чем это я… Он же демон. К тому же высший. Им плевать на чувства полуведьмы. Плевать на ее желания. Им важна лишь Игра.

Так почему бы пару раз не «отлюбить» ведьму, чтобы она прожила еще немного, пока они не выиграют?

О да. Я свяжу ему этот чертов шарф!

И удавлю.

Похлюпав еще немного и упиваясь жалостью к самой себе, потихоньку успокоилась. Ничего-ничего… мы, ежи, народ противный. И живучий. Вон сам признает, что не ожидал от нас подобной выходки. Ан нет… Приходим и пользуемся.

Ага. Посмеялась бы, да больше разреветься хочется. Полудохлая ведьма качает силу из высшего демона! Сказать кому – не поверят.

Хм…

Хотя о чем это я? Кому и что я скажу? Уж точно не Олесе и не Мрашу. Рург сам знает. Трофим наверняка со своим ясновидением тоже в курсе. А больше-то и разговаривать не с кем.

Мельком глянув на часы и отметив, что начинается вечер, удрученно покачала головой. Что-то мне совсем не нравится, как сбился мой режим. Наверняка вновь просижу часов до трех ночи, а утром встать не смогу. Понятно, что торопиться некуда, но тем не менее…

Ладно, пожалуй, со слезами на сегодня хватит, пойду, что ли, проверю, как там наш ремонт.

Плед на плечо, кружку и тарелку в руки, потому что прекрасно понимаю – убирать за мной никто не будет, и шагом марш на кухню. Однако!.. С приятным удивлением рассматривая веселую оранжевую кухню, не менее удивленно созерцала пьющих чай гномов и хозяйничающую Олесю.

– Вечер добрый.

– Добрый.

– Уж простите нашу наглость, но мы не решились вас будить, чтобы уведомить об окончании, а дочка ваша как раз нас чаем напоить пригласила…

– Ничего страшного, я совсем не против. Угощайтесь. Вы, наверное, даже не обедали? Может, заказать вам что? Заодно и окончание ремонта отпразднуем, – немного неловко улыбнувшись, и видя, как они отводят глаза от моего зареванного лица, отошла к посудомойке, чтобы убрать туда свою посуду.

– Нет-нет, что вы… Не утруждайте себя, мы уже сыты. – Одним махом допив чай, мастеровые заторопились выскользнуть из-за стола и столпились в дверях. Один лишь мастер Нормлин подошел ко мне. – Вы, главное, не торопитесь, осмотрите все внимательно, подумайте… Запишите, если что вспомните, а затем и скажете, если что подправить надо будет или еще где подремонтировать.

– Хорошо. Спасибо. – Кривоватая улыбка, но я действительно искренне им благодарна. – Скажите, а как с вами связаться?

– А господину Иеррнату все доложите, а уж он до нас все доведет.

– Ясно… – Кивнув, решила, что на этот раз обязательно выясню, каким образом они сюда попадают. – Я провожу вас.

– Не стоит, право слово.

– Я провожу, – поджав губы, чуть наклонила голову. Да, я настаиваю.

– Ваше право… – Пробормотав что-то еще себе в бороду, мастер Нормлин пожал плечами и отправился к парадному входу, попутно удивив и озадачив меня своими прощальными словами, сказанными так тихо, что я сама едва услышала: – Ева Андреевна, вы, главное, слухам поменьше верьте. Господин Иеррнат он… непростой он… но достойный, – и уже громче, выйдя на улицу. – Всего хорошего, Ева Андреевна, искренне надеюсь, что этот дом будет вас радовать.

А уж я-то как надеюсь!

Кивнув, что услышала, прислонилась плечом к косяку, наблюдая, как они один за другим поднимаются на небольшое возвышение метрах в пятнадцати от дома и пропадают в голубой вспышке.

Значит, телепорт.

Интересно. Очень интересно.

Не поленилась – отправилась проверять, что это такое. Каменный круг метров пяти в диаметре с незнакомыми знаками по периметру. Ничем не пахнет, не фонит, в общем, выключен. Интересно, а как включить? Нет, сейчас мне никуда не надо, как ни странно, этот остров – самое безопасное для нас место. Но ведь и это может в любой момент прекратиться, верно?

Облазив каменный круг вдоль и поперек, признала, что абсолютно ничего в этом не понимаю. Что ж, и снова прав мой «большой и чистый» – учиться мне и учиться. Ну и ладно. Ну и пойду.

Но сначала поем.

Хмыкнув своим приземленным мыслям, снова отправилась на кухню, чтобы успеть увидеть, как мое сокровище самостоятельно и без напоминания прибирает со стола.

– Мам, ты плакала?

– Было дело.

– А что?

– Да так… нервы…

– А-а-а… может, мороженку?

– Знахарь ты мой дипломированный! – Поймав дочку и тут же затискав в объятиях, поцеловала в макушку. – Ты права, мороженое – самое лучшее лекарство от нервов. А еще пирожное. Два. Или три… Сама-то поела?

– Ага.

– А что насчет вещей? Разобрала?

– Не-а.

– И не собираешься?

– Хм… – Поиск ответа где-то на потолке и протяжное. – Ну-у-у… собираюсь…

– Тогда, может, начнешь? Солнце, я понимаю, Интернет намного интереснее, но их за тебя никто не разберет. Так и будут валяться, пыль собирать.

– Ну ладно. – Недовольно поджав губы, младшее поколение все же согласно кивнуло. – Приберусь. А ты что будешь делать?

– Поем да, наверное, повяжу немного. – Прищурив глаза, закончила, хмыкнув: – Нервы успокою… А что? Что-то хотела?

– Не-а. Так просто. А мы на озеро уже не пойдем?

– Не думаю. Давай завтра? К тому же сомневаюсь, что ты так быстро разберешь вещи. По крайней мере, я свои часа три разбирала, точно.

– Да? Эх… – Тоскливо вздохнув, дочь все же согласилась с моим решением и тут же отправилась наверх. – Ну ладно. Если что, мы у себя.

– Прекрасно, буду знать, – пробормотав это уже в одиночестве, сначала я залезла в холодильник, ставший сочно-оранжевым и весьма аппетитным. С одной стороны, инфопанель очень удобна – что захотел, то и заказал. С другой – я понятия не имею, чем завтракала-обедала-ужинала дочь и что после нее осталось. О, курочка… салатик какой-то… суши… хм… а это что? Повертев в руках стакан с полупрозрачным фиолетовым содержимым, поняла, что желе. Так. Что-то многовато она поназаказывала… Надо будет узнать у Мраша – ест ли он все это, и потихоньку скормить остатки. Сами мы точно не съедим, а выбрасывать жалко.

А что хочу я сама? Нет, мороженое не хочу…

А хочу… выпить! Жаль, нельзя.

Да, я сознательная. К сожалению. К сожалению, не всегда. Но даже проверять не хочу, что произойдет, если я выпью чуть больше, чем можно. Нормы «чуть меньше» я, к сожалению, не знаю – не уведомили.

А значит… курочку и салатик. И пироженку. Три.

Забив в панель пирожные, подогрела курицу и поудобнее устроилась на мягком полукресле-полустуле. Удобно… Эх, хорошо, наверное, быть богатым высшим демоном. Ни забот, ни хлопот… Хотя нет, забот у него наверняка выше крыши – я-то вижу лишь результат.

Тогда перефразируем – хорошо быть любовницей богатого высшего демона.

Нервно хмыкнув, затем тяжело вздохнула. Все ничего, свободы бы побольше. Я бы с удовольствием попутешествовала, побродила бы по старым городам Европы, что уж таить, совершила бы налет-другой на магазины…

Хотя, наверное, я слишком многого хочу. Мне бы радоваться, что я вообще жива.

Правда, почему-то не радуется.

Нет, надо отвлечься.

Съев первое пирожное, убрала посуду, проверила, все ли убрала за собой и не забыла ли чего дочь, и, налив побольше чая и захватив пирожные, отправилась наверх. Рукодельничать и приводить нервы в порядок. Кстати, пряжи Рург прислал столько, что хватит на десяток шарфов, варежек и носков, да и разнообразие цветов и текстуры радовало мою душу, это я признаю. Свитера вязать не люблю, слишком долго… А вот носочков и варежек с оленями я ему намастерю!

Да-да, с намеком. Пусть сидит и думает потом, что же я имела в виду.

Кровожадно усмехнувшись, устроилась в кресле своей гостиной поудобнее и, прикинув, что среди разноцветной пряжи есть все необходимые цвета (серебро, аметист и аквамарин), решительно набрала на спицы петли. Для начала свяжу удавку… а там, если выживет, уже и оленей. Чтобы добить…

Интересно, вязаные трусы тут в моде?

Полностью отрешившись от давящих мыслей, с удовольствием позволила пальцам вспомнить, что они умеют. Петелька, накид, гладь, перекинуть основную ниточку наизнанку, ввести в полотно вспомогательную второго цвета…

– Мамулик, я прибралась! – Я успела связать сантиметров тридцать, когда сокровище решило меня навестить. – Ой, и правда вяжешь. А что вяжешь?

– Пока шарф.

– А мне свяжешь?

– Обязательно. Закончу это и свяжу что-нибудь тебе. Что хочешь?

– Мм… давай перчаточки? Ну такие ажурные, без пальчиков… ой, подожди, сейчас покажу! – Сбегав к себе и вернувшись уже с ноутом, Лесик предъявила мне то, что ей захотелось в очередной раз.

И правда перчаточки.

– Солнышко, они крючком связанные.

– И что?

– Вообще-то я на спицах вяжу.

– Ну ма-а-ам!

Как это знакомо.

– Так, давай пока найди конкретную модель и оставь себе в закладках, а когда я довяжу шарф, то снова обсудим это. Договорились? К тому же надо будет и крючок заказать, да и нитки тут, насколько я вижу, «ирис». Хорошо?

– Хорошо. – Буркнув не самым довольным тоном, дочка уточнила: – Но точно свяжешь?

– Сначала шарф. А потом обсудим. – Не поведясь на провокацию, я попыталась проявить твердость характера. – У тебя вкусы по семь раз на дню меняются. Вот если через неделю ты их все еще будешь хотеть, тогда точно свяжу.

– Эх…

Да-да, именно тот самый «эх». Уж я-то знаю, о чем говорю.

– Кстати, ты там для себя в комнату больше ничего не придумала? Все устраивает?

– Ага, все хорошо.

– Ну вот и славно. – Взгляд на часы, чтобы отметить, что время близится к восьми, и поинтересоваться: – Ты еще общаешься с Трофимом?

– Да, конечно. Каждый день. Он мне все местные сплетни рассказывает да учит кое-чему.

– Чему это? – Тут же насторожившись, я даже вязание отложила.

– Ну не магии… – Тоскливый вздох и продолжила: – Так, местным правилам. География, история, иерархия… в общем, ерунда всякая.

Ну да, ну да, именно «ерунда». Между прочим, очень полезная и нужная ерунда. А вот меня никто этой ерунде не учит, все сама.

– И как тебе? Нравится?

– Ну… не все. Но рассказывает он интересно.

И это самое главное. Потому что если интересно, то и запоминается в разы лучше, чем если нудно и скучно. Так, значит, Трофимка решил на полставки учителем подработать? Что сказать, похвально. И как удобно… Ну прямо все условия для жизни! Только живи!

– А со мной поделится? Ну что он тебе там интересного насплетничал? Мне-то никто не рассказывает. – Жалобно похлопав ресничками, вызвала у дочки улыбку, и тут же мне с энтузиазмом поведали о последних местных новостях.

И сын-то у императора такой симпатичненький, и лет-то ему всего ничего недавно исполнилось (сто пятьдесят, что приравнивается к человеческим пятнадцати), и что совсем скоро «офигенный» парад планет будет, а до него звездопад аж на неделю, да еще и в нашей широте, так что мы будем каждую ночь выходить на улицу и любоваться…

С улыбкой слушая детскую восторженную речь, сама почему-то грустила. Как же ей легко и просто… Пригласили пожить в большом доме, подарили большого говорящего «песика», комнату обставили, как она всегда хотела, остров личный почти подарили, да еще и с озером…

Хорошо быть ребенком.

– Мам, ты меня слушаешь?

– Конечно. А давай завтра на виноградники сходим? Ни разу не видела, как растет виноград. Хочешь?

– Ага. А еще Мраш говорит, что тут залив очень красивый. Сходим?

– Обязательно. Мы везде сходим. Везде-везде.

Проболтав еще часик, договорились, что выспросим у Мраша и Трофима все, что они знают, и за неделю облазим весь остров, чтобы уже самим выбирать, куда стоит пойти и какими видами насладиться.

Кстати, насчет видов. Он же мне фотоаппарат обещал!

Тут же сходив в кабинет, с косой усмешкой вынула из шкафа обещанный фотик. Незнакомая модель, но принцип прост и понятен даже мне. Кнопка «включить», кнопка «снять» и кнопка «перекинуть на ноут». Идеально.

– Лесик! А у меня фотик есть! – тут же похвастав дочке, поняла, что фотика у меня уже нет. – Это мой!

– Я тоже хочу!

– Я тебе закажу, уже завтра доставят.

– Да? Ну ладно. Но дай посмотреть? Я тебе завтра отдам.

Эх, чего не дашь ребенку, когда он надул губки и жалобно на тебя смотрит? Дала… И поняла, что женские посиделки на этом завершены.

– Иди уже к себе, красотулька. – С улыбкой наблюдая, как она кривляется перед зеркалом и попутно себя фотографирует, отправила модельку к себе, а сама вновь вернулась в кабинет, где вчера оставила ноут.

Не хочу просить, но надо.

«Нам нужен второй фотоаппарат, одного нам на двоих мало».

И тут же выключила.

Не хочу. Ни видеть, ни слышать.

И если честно, то просто боюсь ложиться спать. Опять ведь… Ну почему нельзя по-другому??? Нет, я хочу… Но я не хочу, чтобы это было обязанностью! Это уже неприятно, это давит, это заставляет чувствовать себя… вещью.

В задумчивости гоняя одни и те же мысли по кругу, провязала еще сантиметров тридцать серебряного шарфа и поняла, что на сегодня вязальный лимит исчерпан. Нет, надо отвлечься. Книжкой про… «большую и чистую».

Скривив губы, отметила, что время близится к полуночи, и, заранее почистив зубы и умывшись, перенесла ноут на кровать, чтобы, уже обняв подушку, отправиться в миры, где есть настоящая, а не навязанная любовь…


«…Гости уже давным-давно разошлись, а я уже с полчаса как нежилась в постели, ожидая, когда мой любимый больной закончит с водными процедурами. Ох, какой же он все-таки фактурный и умопомрачительный в одном полотенце!

– Ага… – Широко зевнув и прищурив глаза, отслеживая, как капельки воды стекают по рельефному телу (не подсматриваю, ага!), я сладко потянулась. – Хотя… а ну-ка иди сюда…

– Уверена? – Смешинки в серебряных глазах раззадоривают как никогда, и я, шутливо рыкнув, нападаю и захватываю свою любимую жертву, рискнувшую подойти на опасное для свободы расстояние.

– Уверена!»


Ну вот есть же мужики… Хотя тоже не человек, а любит… Читая, оставалось только периодически вздыхать и завидовать. Балует, на руках носит, спасает…

Додумав последнюю мысль, скривилась. Ну прямо один в один! Вот только этот «большой и чистый» не любит, а всего лишь играет.

А я?

Я ведь тоже играю.

А ведь так хочется любить…

Скрипнув зубами, поняла, что снова сама себе порчу настроение. Впору вообще впасть в анабиоз – ни мыслей, ни чувств, ни переживаний.

Ни ежей, ни пирожных…

Ну уж нет!

Еще час потратив на то, чтобы дочитать роман, со вздохом закрыла страничку, а затем и вовсе выключила ноут. «И жили они долго и счастливо и никогда не умирали, ибо любовь их была вечна».

Фэнтези. Что взять с женского романтического фэнтези? Ведь оно только для того и написано, чтобы такие одинокие недоведьмочки, как я, читали и умиленно восхищались нереально милыми и нежными отношениями.

Которых в реальной жизни не существует.


Глава 9 | Зазеркалье для Евы | Глава 11