home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

И снова утро…

– Просыпайся. Через час суд.

– И тебе здравствуй, – недовольно приоткрыв глаз, злорадно усмехнулась. Выглядел Рург помятым и похмельным, причем на его человеческом лице (а почему не демоническом?) это было весьма заметно. – А теперь будь любезен выйти, я оденусь.

И, о чудо! Ни косого взгляда, ни возражения, лишь хмурый кивок, и он, как шелковый, выходит за дверь. Хм… Что-то не то. Неужели что-то произошло, а я не в курсе? Хотя неудивительно – я вообще о многом не в курсе. И почему все-таки в человечьем обличье? Эх, кто бы рассказал…

Так, а где моя одежда? Быстренько приняв душ, выудила из комода свежее белье, из шкафа – бледно-глубое платье и босоножки на низком каблуке, пару раз прошлась щеткой по волосам, а напоследок накинула шаль. Я не была уверена, что там, куда собираюсь, не будет сквозняка. Лето для меня вообще коварно – чуть что, и сразу простываю. Хотя наверняка это было связано с моим незабвенным свекром, но как-то проверять не хочется.

Так, ничего не забыла? Критичный взгляд в зеркало, прищур… И все-таки решила вынуть из верхнего ящика скудные запасы косметики, чтобы пару раз пройтись тушью по бледным ресницам, а светло-розовой помадой – по губам. Ну вот, уже лучше.

– Я готова.

Хм… Ну и кому я это говорю?

Не обнаружив демона в гостиной, я попыталась прислушаться к своим ощущениям и тут же поняла, что он на кухне. Причем не один.

– Доброе утро, солнышко.

Обнаружив на кухне завтракающую дочь, обняла свое сокровище и снова кивнула Рургу, как ни странно, сидящему за столом и пьющему прямо из бутылки… ага, минералочку. Что, головка бо-бо, а во рту ка-ка? И снова не сдержалась – ехидная усмешка, но самой себе, причем уже тогда, когда отвернулась к холодильнику. Так, пять минут, чтобы выпить йогурт, у меня еще есть…

– Мам, дядя Рург говорит, вы на заседание идете, да?

– Да, дорогая. Лорда Храмского будут судить. – Специально назвав свекра не дедушкой, а лордом, недовольно поджала губы. – А что? Ты что-то хотела?

– Ну… нет… – Странно потупившись, ребенок некоторое время молча жевал кашу, а затем все-таки не выдержал и зло выпалил: – Ели у тебя будет возможность, передай ему, что я его ненавижу!

– Леся?! – Опешив от столь яркой негативной эмоции, я даже присела, благо кресло стояло рядом.

– Он мразь! Он убивал тебя! Мне Трофим сказал, что ты седая именно поэтому! А я читала, что седые ведьмы – это почти мертвые ведьмы! И только защита дяди Рурга тебя спасла! – выкрикивая одно за другим предложения, Леся сжимала кулачки и яростно сверкала глазами. Фурия… Ох, пресвятые ежики… Даже сейчас, зная, что она запечатанная ведьма, я чувствовала всю величину и мощь ее силы! Силы! Огромной! Злой! Жестокой! Смертельной!

– Солнышко! – Наконец отмерев и сорвавшись с места, я подскочила к дочери и обняла ее что есть сил. – Не злись. Только не злись. Я не умру, все у нас будет хорошо, а лорд получит по заслугам, обязательно получит…

Не зная, как успокоить не на шутку разошедшуюся дочь, я в смятении подняла взгляд на Рурга. Ну скажи хоть что-нибудь! Кто тут демон? Кто тут иеррнат, в конце концов?!

– Олеся, твоя мама права. – Выбрав спокойный и ровный тон, демон уверенно кивнул. – Скорее всего его казнят, причем не самым милосердным способом. Следствие нашло столько правонарушений, что хватит на несколько приговоров. Я уверен, он расплатится за все, что сделал с твоей мамой и с тобой.

И столько пафоса… Или это я уже придираюсь? Хотя Леся поверила и успокоилась, а это главное.

– Мам, а вы надолго?

И снова вопросительный взгляд на мужчину, а он лишь неопределенно пожимает плечами. Сама я понятия не имею, как устроен местный суд, а потому даже приблизительно ответить не могу.

– Не думаю, что надолго. Часа на два, максимум на три, если вскроются неизвестные следствию факты. Суд уже вынес предварительное решение, и твоя мама нужна лишь в качестве свидетеля, подтверждающего неопровержимые данные. Так положено.

– Ясно… – Тяжелый вздох, затем тоскливый взгляд в окно. Сегодня, как назло, шел дождь, и все запланированные накануне прогулки канули в небытие. – Ну ладно, поиграю в «Майнкрафт»…

– Только не убивай всех. – Немного нервно улыбнувшись, я снова обняла сокровище и, поцеловав в макушку, отстранилась. – И не думай о плохом. Теперь все будет только хорошо. Договорились?

– Угу. – Ответный поцелуй в щеку, и она с неохотой возвращается к завтраку. – Идите уже…

Ну да. Мельком глянув на часики, с которыми я уже сроднилась и даже на ночь не снимала, согласно кивнула. Пора. До заседания всего пятнадцать минут.

Вопросительно посмотрела на демона и поймала его взгляд, оповещающий, что нам пора на выход.

Уже в коридоре, прежде чем обнять меня за талию и крепко прижать к себе, Рург нехотя буркнул:

– Мы вчера немного перепили. Извини. Я не хотел вести императора сюда. Просто ему сложно отказать, когда он… просит.

– Да ладно. – Усмехнувшись демону в грудь, я закрыла глаза, помня, что переход будет не из приятных. Но не удержалась и добавила: – А он забавный…

Чуть крепче сжавшиеся на талии пальцы потешили самолюбие, но недолго. Резкий «у-у-ух» и раздраженное в ухо:

– Прибыли.

Злись-злись, рогатый. Не все мне беситься от скуки и неизвестности! Ладно, это все лирика. А что у нас с прозой? Открыв глаза и отстранившись, еще успела краем глаза отметить, что он сменил ипостась на демоническую, и тут же в мозгу мелькнула догадка – человеком он был из-за Леси. Молодец, уважаю. Не стоит ребенку пугаться раньше времени, еще успеет. Я знаю, она у меня весьма продвинутый и безбашенный чертенок, но тем не менее… Уважаю.

А теперь о том, где мы. А где мы?

– Здание Верховного Суда.

О-о-о… Да уж, величественное, если не сказать помпезное помещение. Мы с Рургом вышли в огромном пустынном холле, где потолок терялся на высоте не менее пятнадцати метров, стены были выполнены из гранита, а высокие стрельчатые окна, ставшие единственным украшением мрачного помещения, были застеклены цветным полупрозрачным стеклом, причем слева окна были бордовые, а справа оранжевые. Да уж, цвета императора… Ну и что это все значит?

Вопросительный взгляд на демона, но ему было не до меня – он, зажав мою ладонь в своей огромной лапище, уверенно шагал вперед, к лестнице, ведущей к одной-единственной двери. Не менее величественной, чем холл. Высотой около пяти метров, она была выполнена из белоснежного дерева, ярким пятном выделяясь на фоне мрачных стен.

– Прошу лишь об одном – не спрашивай и ничего не добавляй. Четкий короткий ответ на вопрос судьи. Ни на чей больше. Договорились?

Хм… Где ж ты раньше был со своими просьбами? Не торопясь отвечать, я протянула несколько мгновений, но по его заострившимся скулам поняла – еще немного, и кому-то не поздоровится. Например, мне. И почему-то я даже не сомневаюсь в этом.

– Договорились, – резко кивнув, недовольно и упрямо поджала губы.

Я, конечно, попытаюсь играть по вашим правилам, но они мне уже не нравятся. Вы, демоны (кто?), до сих пор считаете меня марионеткой. Не игроком, не равной… А это злит ежей, очень злит. Понимаю, рядом с таким высокопоставленным демоном я даже до уровня служанки недотягиваю, но еж – птица гордая. И мстительная.

– Ева, не чуди. – Глухо рыкнув, Рург недовольно сузил глаза. Неужели по моему тону понял, что я недовольна сложившейся ситуацией? Ах, какой догадливый!

– Интересно, с чего бы?

Ответить демон не успел – мы вошли. Огромная аудитория, скорее даже амфитеатр, и мы в самой высокой его точке, ставшие центром внимания для тех, кто уже пришел раньше.

А почему так много народу? Или я что-то не знаю, или это заседание очень важное и непростое? Вот, например, демон с синими волосами в третьем ряду от нас – карригнат с зубодробительным именем, но если сокращенно, то Шеридан. И не просто карригнат, а глава клана, об этом говорят его большие бараньи рога. Рядом с ним еще один зеленоволосый глава клана… Скользя взглядом по демонам, с каждым новым узнанным понимала, что здесь собрались главы практически всех кланов.

Е-мое! Впору начинать бояться! Это что ж они такого о свекрушке раскопали??? Увлекаемая недовольным, но замолчавшим Рургом, я спускалась вниз. В итоге меня увидели все присутствующие, что совсем не добавило мне уверенности. Они смотрели на меня так, словно уже расчленили и поделили. Кто-то с усмешкой, кто-то с пренебрежением, кто-то с исследовательским интересом… Сочувствия и жалости во взглядах не было. Поддержки – тем более.

Ну а что я ждала? Демоны же. Хотя среди почти сотни демонов было около двадцати человек и даже несколько эльфов и гномов. Женщин – от силы пять или шесть, точнее я сосчитать просто не успела. Дойдя до нижних рядов, Рург не стал усаживать меня там, а повел дальше и немного правее, где находились еще несколько мест, огороженных барьером высотой мне по пояс. Эдакая отдельная ложа. Правда, там уже находилось трое мужчин-людей. Все они были седы. Двое наполовину, а один едва ли не полностью.

Доноры, я так понимаю. Пострадавшие. Как и я.

– Присаживайся. – Усадив меня на самое крайнее кресло у стены, демон не ушел, а сел рядом, отгородив меня от остальных. – Рекомендую молчать, пока судья не обратится к тебе. Когда будешь отвечать – встанешь.

– Как скажешь… любимый. – Вложив в слово как можно больше сладкого яда, напоследок еще и взглядом приласкала. Ведет себя, как сволочь! Обращается как с домашним животным! «Стоять, сидеть, молчать, к ноге»!!! Р-р-р!!! Ненавижу!

– Надеюсь на твое благоразумие… – Оскал во все сорок (или сколько там у демонов?) зубов, недовольный блеск в потемневших глазах и утрированно нежнейшее, – любимая.

– Встать, суд идет!

Громогласное объявление, раздавшееся буквально с потолка, прервало наш обмен любезностями. Ладно, встанем, раз просят.

О-о-о… Могла бы догадаться, что в здании Верховного Суда судьей будет сам император. Кстати, по демонической ипостаси достаточно сложно понять, мучает ли его похмелье. И эта черная мантия ему очень идет. А еще радует то, что парики местные судьи не носят. Чуть обозначив улыбку, когда в голове мелькнул образ императора в напудренном парике, я тут же раздраженно вздохнула, поймав угрожающий взгляд Рурга. Ревность или просто злость? Злость на то, что посмела оценить другого? А что ты сделал для того, чтобы не смела? Поселил у себя дома? Так мало этого! Спас от смерти? Так спасибо! Вот только не повод это! Сделал своей любовницей? Так регулярно делать надо.

Осекшись на последней мысли, опять же мысленно чертыхнулась. А ну молчать, ежи! Вам сегодня права голоса не давали!

Оглушающий стук молотка вывел меня из спора с самой собой, а потянувшая вниз рука демона заставила снова сесть. Ладно, побуду паинькой.

– Слушается дело лорда Альбэрта Храмского. Введите подозреваемого.

Взгляд на двух демонов в форме, застывших в противоположном от нас конце. Они тут же резко кивнули, скрылись в нише, расположенной за ними, чтобы появиться оттуда уже через несколько секунд. И не в одиночестве, а с лордом. Ох, как же он постарел… Серое небритое морщинистое лицо, тусклый старческий взгляд, шаркающая походка – казалось, что ему не шестьдесят, а как минимум девяносто. Да, я читала, что ему уже далеко за сотню, но чтобы увидеть последствия перекрытия магической силы воочию… Нет, не ожидала.

И мне его не жаль.

Словно услышав мои мысли, он поднял голову и посмотрел мне в глаза. Злоба, яркая ненависть… Но сегодня ты в клетке, не я. Сегодня ты в кандалах, не я. И нет, я не праведница и не святая. Я не прощу. Не подставлю вторую щеку. Больше никогда.

Упрямо вздернув подбородок, тонко и зло усмехнулась. Ты больше никто, лорд. Больше никто.

– Лорд Храмской… – Громкий и уверенный голос императора заставил меня отвести от свекра взгляд и посмотреть туда, где за массивным столом на возвышении сидел самый главный демон планеты. – Вы обвиняетесь по ста семидесяти девяти пунктам Уголовного Кодекса мира Каравия, девяносто шести пунктам Гражданского Кодекса мира Каравия…

За спиной Верховного Судьи тут же вспыхнул огромный экран, на котором строчка за строчкой начали проявляться статьи, пункты, а также информация о том, как именно их нарушил лорд.

– Данные факты неопровержимы, что уже доказано следствием. Из семнадцати ведьм и ведьмаков, принудительно ставших донорами силы, на текущий момент в живых лишь четверо. Триста семьдесят два раба, живые на текущий момент, освобождены и отправлены к семьям. Четыре борделя, занимавшиеся детской проституцией, закрыты, а дети переправлены в реабилитационные центры…

Судья все зачитывал и зачитывал, а моя злоба росла с каждым словом. Мразь… Какая же он мразь… И какие же мрази те, кто его покрывал столько лет! Твари, моральные ублюдки…

Неосознанно тиская подол платья, вздрогнула, когда мою ладонь накрыла широкая мужская. Не стоит. Я справлюсь. Ежи очень выносливы.

– Кроме того, среди всех пострадавших от ваших противозаконных действий насчитывается шестнадцать демонов, что автоматически передает дело в юрисдикцию мира Каравия. Приговор также будет вынесен по законам мира Каравия, таковы условия двустороннего договора меж нашими мирами. Все движимое и недвижимое имущество клана, а также интеллектуальная и вся остальная возможная собственность переходит в распоряжение мира Каравия. Итак, ваше слово, подсудимый?

– Мне нечего сказать суду. – Еле расслышав ответ лорда, я напряженно ждала продолжения. Ведь это далеко не конец. Ведь для чего-то нас всех привели сюда… – Факты, раздобытые следствием, – злая, язвительная усмешка, – неопровержимы. Адвокат в вашем мире мне не положен. Так что подавитесь, твари.

Плевок, пролетевший не больше метра, и снова ненавидящий взгляд в нашу сторону, от которого холодеют внутренности. Я увидела на его запястьях кандалы, перекрывшие магию, но даже с ними он пытался что-то сделать.

– Не сметь! – Гневный окрик императора, и багровая молния, заставившая подсудимого застыть недвижимым, но пока еще живым изваянием. – Не с-с-сметь, мраз-з-зь…

Недовольный ропот зала, но, судя по шепоткам, главы кланов осуждают отнюдь не судью. Хм… А они жестче, чем я думала. Кто-то уже шепотом обсуждает с соседом, какой именно смерти заслужил подсудимый.

Побледнев от расслышанных подробностей, порадовалась, когда по столу судьи грохнул молоток, прекративший шепотки. Нет, больше я на местные суды ни ногой!

– А теперь, раз подсудимый целиком и полностью признал свою вину, пришел черед озвучить компенсацию тем, кто вопреки всему выжил. Согласно законам мира Каравия, выжившие рабы получают…

Пропуская мимо ушей имена, статусы и суммы, отметила лишь то, что я сама, как выживший донор, получу немало денег. Неплохо. Не золотые горы, но тем не менее…

– Кроме того, следствию стало известно о несовершеннолетнем кровном наследнике клана, единственном его члене, оказавшемся незапятнанным в данном деле… – Пауза, чтобы переждать неверящий ропот зала, а потом взгляд прямо мне в глаза. – Согласно законам мира Каравия, все движимое и недвижимое имущество, а также интеллектуальная и вся остальная возможная собственность, изъятая в ходе следствия, переходит во владение наследника.

Мать моя!!! Ох, ежики… ох, пакость какая…

У меня хватило сил только на то, чтобы сглотнуть. Я не верю. Не хочу верить. Я не хочу этого!!!

– Принимая во внимание то, что наследник несовершеннолетний, его опекуном и поверенным лицом становится мать, не являющаяся членом клана. Кроме того, согласно законам мира Каравия, самой женщине также положен опекун. В нашем случае им станет ее… – ленивая усмешка в зал и слова, после которых наступает гробовая тишина, – муж. Иеррнат Анеорурген Иммериахантен.

Простите, кто?

Подавившись воздухом, я закашлялась до слез, но смолчать сил хватило. Что за… бред??? Возмущенный взгляд на Рурга… Вот только он не торопится смотреть мне в глаза, почему-то недовольным взглядом прожигая самого императора.

Какого зеленого овоща?!

И вот на эту новость я должна смолчать?!

Да никогда!

– Любимый? – Скрипнув зубами, заставила демона посмотреть на себя и едва слышно поинтересовалась, не собираясь ставить в известность остальных присутствующих: – Муж? И давно?

Напряженное молчание вместо ответа, затягивающееся и нервирующее даже больше, чем сам ответ.

– Не сейчас.

Молчи, женщина? Что ж…

Следующим заказом будет кувалда.

Любимый.

Отвернув голову от Рурга, все внимание обратила на подиум, где сидел и, не покривлю душой, сиял император. А какова в этом твоя выгода, Бриан?

– Встаньте, госпожа Иммериахантен. – Жест ладонью, и я не посмела ослушаться, встав и выпрямившись в струнку. – Господа, позвольте представить вашему обществу первую за последние пять тысяч лет леди, не побоявшуюся связать себя узами брака с высшим демоном, используя древний и многими забытый, но весьма уважаемый лично мною ритуал…

Сдавленное и недоверчивое перешептывание за спиной, а затем озадаченные единичные возгласы, но опять же шепотом.

– Не может быть!

– Нет!

– Это невозможно!

– Ева Андреевна, будьте любезны… – Снова жест императора, но на этот раз он приказал мне подойти к нему.

Сволочь. Мало? Я тебе кто? Экспонат? Неведомая и ужасно забавная зверюшка? Игрушка?!

Сжав пальцы в кулаки, я шагала, как на эшафот. Взгляды в спину жгли, а больше всех жег взгляд низвергнутого лорда. Никогда… Никогда не прощу им это унижение!

– Итак, вижу, кто-то до сих пор сомневается в моих словах? Ева Андреевна, будьте любезны ответить на несколько вопросов. – Дождавшись, когда я встану чуть ли не рядом, император повернул ко мне свою рогатую голову и, улыбаясь, поинтересовался: – Это ведь вы связали и подарили иеррнату Анеорургену шарф цветов его клана?

– Да, – коротко и по существу, как они и хотели. На самом деле я едва выдавила даже это. Хотелось убивать. Я мирная, но сейчас почему-то очень хотелось убивать.

– Вы приняли от иеррната Анеорургена ответный подарок цветов его клана?

– Да.

– Какой?

– Шаль… у меня на плечах. Это она.

– Прекрасно. И последний вопрос. Состоялась ли после этого между вами интимная связь?

– Да.

Сказала и поняла, что еще немного, и нервы не выдержат. Или заору, или разревусь. А он все сидел, довольно улыбался и смотрел.

Не все? Еще не все???

– Госпожа Иммериахантен, а теперь просьба, после которой я вас отпущу. Будьте любезны показать лордам свою обнаженную спину.

А что не целиком раздеться? А заодно и переспать с кем-нибудь? Впрочем, почему «с кем-нибудь»? Давай со всеми! Чего мелочиться?! С кого начнем?

Самый злой еж ощетинился и приготовился к бою. Плевать, что я недоведьма…

– Ева Андреевна? – Тон императора похолодел сразу на пару десятков градусов, а во взгляде полыхнул багровый огонь.

И ежи сдулись. Испугались… и попрятались.

Какая же я все-таки трусиха!

Меня хватило лишь на то, чтобы, вздернув подбородок, стянуть с плеч шаль и, приподняв бровь, поинтересоваться:

– Порвете платье на спине? Боюсь, мое воспитание не позволяет обнажиться при столь высокопоставленных лордах.

– Не могу отказать даме. – Усмешка, адресованная мне одной, и он уже разворачивает меня к себе спиной, чтобы, проведя по шее когтями и перекинув волосы на грудь, рывком разделить платье на две половинки, обнажая спину.

Не упало бывшее платье лишь благодаря моим рукам, судорожно прижимающим его к груди. А еще я благодарила Бога, что стою к присутствующим спиной и они не видят моего лица. Как же я в этот момент их всех ненавидела… Всех. Всех без исключения.

Я не знаю, что было на моей спине. Я не знаю, что они там увидели – и что это значило для них. Я не разбирала их громких и многочисленных возгласов, сразу ставших для меня иностранной речью. В себя я пришла лишь тогда, когда меня обняли знакомые и мгновенно ставшие ненавистными руки, а еще через три секунды я уже стояла в своей спальне.

А руки все не отпускали.

– Ева…

– Уйди.

– Я просил его не делать этого.

– Уйди. Просто уйди.

И не возвращайся.

Открыв глаза только тогда, когда пропали руки и стихли удаляющиеся шаги, на негнущихся ногах дошла до кровати и рухнула, накрывшись одеялом с головой.

Какое жестокое Зазеркалье… Зазеркалье для Евы… Для глупой, очень глупой Евы…


Глава 11 | Зазеркалье для Евы | Глава 13