home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Просидев, не меняя позы, еще некоторое время, причем в абсолютном молчании, я разглядывала своего нежданного и абсолютно негаданного мужа-демона так, словно увидела впервые. Красивое, ухоженное породистое лицо. Умные ярко-синие глаза. Густые черные брови красивой формы. Упрямый подбородок с едва заметной ямочкой. Щетины нет, и я ни разу ее не видела…

– Ты смотришь на меня так, словно уже прикидываешь, как бы поудачнее расчленить. – Чуть наклонив голову набок, Рург произнес это, и я моментально улыбнулась. – Почему тебе не нравится этот образ?

То есть всем остальным нравится?

– Он слишком порочен, – не став уклоняться, ответила честно. – Этот образ как глянцевая картинка. Недостижимый идеал. В нем все «слишком». Слишком мужественно, слишком соблазнительно. В наш эмансипированный век таких, как ты, практически не существует, и именно потому этот образ пользуется бешеной популярностью у женщин. Они готовы рвать друг другу волосы и глотки, лишь бы такой мужчина стал их мужчиной, – криво усмехнувшись, пожала плечами. – Я не чувствую в себе желания соревноваться за твою благосклонность. Я не глупа и не уродлива, но тем не менее… Я знаю, что если придется соревноваться, то…

– Прекрати. – Не позволив мне договорить вполне очевидное, Рург упрямо мотнул головой. – Разве ты еще не поняла?

– Что именно?

– Теперь ты моя супруга. Ты. Ты и никто иной. Иных просто не будет.

– Почему? – Доверие? Хм… Нет, сначала информация.

– Это невозможно, – замолчав так, словно ему было сложно продолжить, демон помедлил, но все же решился: – По нашим меркам, по демонским, я урод. Именно из-за шрамов. Демонов не интересует облик, они видят сквозь него. И видят все. Особенно изуродовавшие меня шрамы. – Напряженный взгляд, усмешка и продолжение. – Ты первая, кому они безразличны. Ты первая, кто предпочла демона человеку. Ты первая, кто подарил мне вещь, сделанную своими руками. И ты первая, кто от меня забеременела…

Неловкое молчание, взгляд в сторону, а у меня просто нет слов. Значит ли это…

– Как давно у тебя шрамы?

– Больше ста лет.

– О… – Мысленно ухнув, уточнила: – А лет тебе сколько?

– Чуть больше трехсот. Триста девять. – Снова взгляд глаза в глаза и нервное: – Хочешь узнать, кто и как?

– Да.

– Женщина. Ведьма. В то время я был молод. – Недовольно поджав губы и поморщившись, Рург мотнул головой. – А еще груб и коварен, как ты говоришь. Жил в свое удовольствие. Я наследник. Я имею право на все. На статус, силу, влияние, женщин. Любых. Без их согласия. Я так думал… И, как ты уже догадалась, поплатился. Она была против. Она хотела быть свободной. Она… Если бы не отец, я бы убил ее за это, – и снова тяжелое молчание, но он договаривает до конца: – Она прокляла меня. Не знаю, откуда она узнала об этом оружии и где взяла, но однажды, когда я снова пришел к ней, она набросилась на меня как фурия и успела нанести несколько ножевых ранений, шипя, что ненавидит и проклинает.

– Как? – Напряжение, с которым он рассказывал то, что наверняка хотел забыть, перешло и на меня. Но я должна знать. Должна.

– Я стал импотентом. Частично.

– О… – Застыв, могла только ошарашенно хлопать ресницами. Жестко. Да, о таком бы и я тоже молчала. Ужас! Нет, он виноват, это даже не обсуждается, но проклинать так??? – А…

– Частично, Ева. – Невеселая усмешка и пояснение: – Я мог только тогда, когда этого хотела женщина. Если женщина не хотела, я не мог. И как ты думаешь, как часто меня хотели женщины? Сами. Без принуждения.

Бедняжечка… Сто лет евнухом! Но…

Стоп.

– Но во сне я не хотела!

– Хотела. Всегда хотела. – Едва заметная усмешка на губах и сверкнувшие синие глаза. – Даже когда не хотела, ты все равно хотела. Звучит странно, но это правда. Ты нуждалась в этом. И хотела.

Прошептав последние слова, демон тут же потянулся ко мне за поцелуем, но когда оставалось всего ничего, то недовольно рыкнул и снова отстранился.

– Да что такое! Ева!

– Что?

– Это будет всегда?

– Ты о чем? – потеряв нить разговора, нахмурилась.

– О тошноте. Это ужасно!

– Ну-у-у… первые пару месяцев.

– Сколько???

– А может, и больше.

– Ева-а-а… – Простонав, демон откинул голову на спинку кресла и продолжил стонать уже там. – Нереально!

– Зато я чувствую себя хорошо, – не сдержав ехидства, довольно улыбнулась. Да, это нереально, но как же я рада, что в этот раз токсикоз пройдет мимо меня.

– Прости. Это главное. Ты права. – Тут же сев ровно, Рург посмотрел так серьезно, что я удивилась. – Твое хорошее самочувствие для меня очень важно. А я потерплю.

– Ты меня пугаешь…

– Ну я же твой муж. Я обязан сделать так, чтобы тебе было хорошо.

Как-то некрасиво это прозвучало. Надув губы, скривилась.

– Что?

– Обязан? А если бы не был обязан?

– Ева, нет. Не то. Я обязан не потому, что обязан… Тьфу! – Чертыхнувшись от того, как нелепо это прозвучало, демон пару секунд подумал и решительно кивнул. – Вернее так: я хочу и я сам желаю сделать все, чтобы тебе было хорошо. – Загадочный взгляд на меня, а затем прозвучало лукавое: – А теперь спроси меня «почему?».

– Почему?

– Потому что ты моя большая и чистая. Единственная. Навсегда.

Мм…

– Не веришь.

Ага.

– И именно поэтому я даже не подумаю сказать, что влюблен.

О?

– Заинтриговал?

Не то слово!

– Я старался.

Ах ты!

– Но я не лгу.

Э…

– Я тебя удивил?

Все это время я лишь выразительно смотрела, но на последнем вопросе не выдержала и возмущенно рявкнула:

– Очень!

А он засмеялся. Шут гороховый!

– Тебе нравится надо мной так глупо шутить?

– А я не шучу. – Резко оборвав смех, Рург тут же посерьезнел. – Это правда. Хотя я и нервничаю, но не лгу. Согласен, это все начиналось как игра, и даже скажу больше – игра еще не завершена. Но согласись со мной. То, что произошло и продолжает происходить между нами, намного больше, чем игра. Это уже жизнь. Наша с тобой жизнь. И по твоим глазам вижу, ты это поняла сама.

– Что именно?

– Что ты мне дорога. Не как игрушка и не как инструмент в игре, а как женщина. Любимая женщина. Женщина, которая подарила мне шарф, связанный своими руками.

– То есть ты, – недоверчиво прищурившись, констатировала, – меня любишь.

– Не уверен, но, кажется, да.

– Кажется? – Немного обидевшись, попыталась отстраниться, но мне не позволили, крепче обхватив за талию.

– Я еще не понял. Но ты мне нравишься. Даже больше чем просто нравишься. – Пытаясь донести до меня свои мысли, демон нервничал уже весьма заметно. – Ну Ева! Ну что ты…

– Хорошо.

– Что?

– Я не буду тебя третировать и выбивать признание. – Милостиво кивнув, почему-то улыбнулась. Он был таким обескураженным. Таким няшным… – Но как полюбишь и будешь уверен, тут же скажешь. Договорились?

– Э… да. – Ошарашенно кивнув, демон вдруг усмехнулся вслед за мной. – Вот поэтому ты мне и нравишься. Ты непредсказуема. Нелогична. И ты… меня любишь.

– Ха! – Тут же вздернув подбородок, расфыркалась еще сильнее. – Еще чего! Ты врун!

– То есть врунов не любят?

– Нет. Любят честных.

– Не вся правда приятна и полезна.

– Не передергивай. Та правда, которая касается нашей семьи, – тоном подчеркнув слово «семьи», еще и пальчиком в его грудь ткнула, – должна быть известна обоим. Иначе это не семья. Кстати… Ты семью-то хочешь? Или я зря распинаюсь?

– Хочу. Очень. Иначе той ритуальной ночи не было бы.

– Тогда тем более. Ты можешь скрывать от меня своих клиентов, родичей и знакомых. Свою работу и работников. Но скрывать правду о своих планах на меня, Лесю и малыша ты не имеешь права.

– Хорошо. – Серьезный кивок, а затем лукавое: – Но ты меня все-таки любишь.

– Р-р-р!

Не скажу! Вот не скажу первая, и все!

Проболтав ни о чем еще некоторое время, заодно узнав, что сейчас человек он потому, что так легче переносить симптомы токсикоза, я чувствовала в себе невероятную легкость, игривость и, как ни странно, спокойствие и уверенность, а затем и вовсе разулыбалась, услышав, как бурчит его желудок.

– Голодный?

– Немного. Но есть могу не все. Хм… О! А ты мне расскажешь? Ну что можно, что нельзя?

– Можно все, что хочешь, кроме сигарет и алкоголя. Когда я была беременна Лесей, то ела именно мандарины и селедку. Не всегда, конечно, но иногда накатывало. А так все, что и всегда. Но не завтракала, потому что тогда тошнило больше всего. В основном после двух часов и на ночь.

Припоминая все подробности первой беременности, рассказала и о слабости в течение дня, и о желании поспать, и о вечно ноющей пояснице, и о судорогах в ногах под утро в конце срока…

– Ужас!

– Ага.

– Ладно, разберемся. – Встав и потянув меня за собой, Рург отправился на кухню. – Ужинать будешь?

– Конечно. Ты, кстати, уже что-нибудь решил? Как дальше? Будем и дальше жить раздельно?

– Хм… Если честно, то пока не думал. А ты как хочешь?

– Не знаю. – Неопределенно пожав плечами, тут же уточнила: – Но жить с твоими родичами я не хочу. С тобой хочу, а с ними нет.

– Без проблем. Тогда есть два варианта. Тут или в городском доме.

– Тут. А что за дом?

– Пока его нет, но я куплю. – Уверенно забивая в панель заказ на ужин, демон пожал плечами. – Раньше не было необходимости. Я жил или в родительской усадьбе, или здесь. Но ты права, пока лучше пожить здесь. Сначала стоит купить и обставить да дождаться родов… – Непривычно нежный взгляд на мой пока еще плоский живот, мечтательная мысль в глазах, уверенный кивок и вопрос: – Как думаешь, кто будет?

– Мальчик.

Удивившись моей уверенности, Рург покончил с заказом и тут же расположился на соседнем кресле-стуле.

– Ты уже знаешь?

– Да. Он сияет, как ты. Как мальчик.

– Ты его уже чувствуешь?

– Да. – Кивнув и пожив ладонь на живот, улыбнулась. – Он еще крошечный, но я его уже чувствую. Как Лесю, как тебя. И он тоже всех нас чувствует. Кстати… Как думаешь, он будет демоном или ведьмаком?

– Демоном. А когда родится девочка, она будет ведьмой.

Э?

– Когда???

– Ага. – Широкая ухмылка и задорное подмигивание. – Хочу еще как минимум девочку. Или двух. А можно и трех.

– Сам рожать будешь! – возмущенно запыхтев, все равно чувствовала приятную щемящую нежность.

– Без проблем.

– Ловлю на слове.

– Я влип?

– Да!

Расхохотавшись в унисон, мы весь оставшийся вечер пикировались шутками, периодически отвлекаясь на то, чтобы рассказать о себе и своих увлечениях, пристрастиях и предпочтениях. Пару раз мимо нас пробегали Олеся и Мраш, но большого внимания нам не уделили, стащив из холодильника несколько кусков пиццы и снова ускакав наверх. По словам моей кровожадной ведьмочки, в игре буквально вот-вот планировалась большая вечеринка, и отвлекать ее не стоит.

– А звездопад?

– Мам, три часа! Три часа, и пойдем! К тому же еще не ночь!

Аргумент.

– А может, не стоит разрешать ей так много играть? – Проследив взглядом за убегающей Олесей, Рург вопросительно приподнял бровь.

– Не буду спорить. Но у тебя есть альтернативные варианты? Дома Лесик ходила в школу и уроки делала, но я сомневаюсь, что в вашем мире аналогичная школьная программа.

– Верно… – Задумчиво потерев подбородок, демон выдал: – У меня были приходящие учителя. Думаю, стоит и Олесе подобрать индивидуальную программу обучения.

– Было бы идеально. И мне.

– Тебе?

– Конечно! Я знаю только то, что нарыла сама, а этого мало. Хочу знать все.

– Все знать невозможно. – Широкая улыбка, но я тут же его передразнила, скорчив рожицу. – Кстати, я посмотрел тот фильм.

– ?

– «Формула любви». Так что на сеновал я согласен. Только без кузнеца. К тому же мы уже прекрасно обошлись и без него. – Игриво подмигнув и вогнав меня в краску, демон тихо рассмеялся и добил: – Где будем сегодня сеновал делать?

Маньяк! Мой маньяк! Впрочем…

– Конечно, под звездами!


В итоге к ночной прогулке мы подошли со всей ответственностью. Еда и чай для тех, кто проголодается, плед и одеяло для тех, кто замерзнет, а также фотоаппарат для того, чтобы запечатлеть эту красоту. Сегодня дождя не было, вчерашние лужи высохли, так что ночь обещала быть идеальной.

– Лесик, всех покрошила?

– Ага.

– Собирайся, мы уже готовы. Джинсы надень и кофту не забудь, нам простуда не нужна.

– Ноут?

– Не стоит, лучше фотик.

– Ага.

Собравшись в два счета, уже через десять минут дочка нетерпеливо сбегала по лестнице, правда, приостановилась на первом этаже, когда увидела Рурга, стоящего рядом со мной, и с вызовом поинтересовалась:

– Вы теперь мой папа? Или нет? Как мне вас называть?

Смешавшись от ожидаемого, но тем не менее достаточно провокационного вопроса, мы переглянулись с демоном. Он, тщательно подбирая слова, попытался разрулить ситуацию:

– Я муж твоей мамы. Биологически я не твой отец, но если ты захочешь сама, то зови папой. Если нет, то по имени. Рургом. Олеся, я понимаю, это неожиданно для тебя, но так получилось, и этого не изменить. Мне нравится твоя мама, и я рад, что она стала моей женой. Я буду заботиться о ней и о тебе. Я давно хотел семью…

– То есть ты ее любишь? – Подойдя ближе, ребенок включил непосредственность. Умеет, это я знаю, как никто.

– Э… я пока не могу ответить на твой вопрос. Скажем так, я в нее влюблен.

– Не врешь. – Оценивающе прищурившись, дочь широко улыбнулась и выдала: – Молодец. Значит, буду звать тебя папой. Всегда хотела большого и красивого папу! А ты мне что-нибудь подаришь?

– Леся! – Пытаясь сдержать смех, потому что шокированный детским признанием Рург выглядел комично, я тут же погрозила пальцем маленькой террористке. – А ну не вымогай!

– Мам!

– Да нет, это нормально. – Все еще пришибленный признанием ребенка, демон настороженно уточнил: – А что ты хочешь?

– Часики хочу! И колечко! И…

– И машинку, – прервав поток детских пожеланий, сурово нахмурилась.

– Машинку?

– Губозакатывающую.

– Ма-а-ам!

– Да, милая?

– Ну что ты? У тебя-то есть!

– С часами согласна, они лишними не будут. А кольцо – обручальное. Вот найдешь себе мужа, он тебе подарит.

Фыркнув на мое условие, ребенок все же успокоился и не стал настаивать.

– Ладно. Тогда часики. И еще ты мне обещала перчатки связать!

– Все еще хочешь?

– Ага.

– Без проблем. Завтра утром найдем красивую модель, и папа (умышленно назвав демона папой, улыбнулась, когда его взгляд снова стал затуманенно-счастливым) купит нам нитки и крючок. А теперь айда на прогулку – звезды ждать не будут.

– Ура-а-а! – Рванув на улицу наперегонки с Мрашем, дочка даже не подумала о том, чтобы подождать нас, взрослых.

– Я ее уже опасаюсь. Мои сестры намного более скромны в пожеланиях, а еще мне жалко того, кого она выберет в мужья.

– Ха. Ты еще не видел, как она зомби крошит.

– Да-а-а… И откуда в ней столько кровожадности? – Косой взгляд на меня и загадочная усмешка. – Не знаешь?

– Понятия не имею!

– Наверное, наследие демонов, не иначе. – И снова загадочная усмешка, и он тянет меня на улицу. – Идем, а то все звезды без нас попадают.

Некоторое время послушно идя за «большим и загадочным», я молча переваривала его последнюю фразу. Хм… опять тайна?

– Ру-у-ург?

– А? – и столько понимания в косом взгляде на меня, столько таинственности…

– Рассказывай.

– Что?

– Покусаю!

– Мм? А за какое место?

– За все! – Шутливо рыкнув, потребовала: – Что за демонское наследие?

– Мать Виктора – демоница. Последняя демоница рода Сорентрианхид.

Еп-п-п… Не знаю, как мои глаза не выпали из орбит. Шокированная новостью, некоторое время молча шла, абсолютно не глядя куда. И только когда мы остановились у края развалин замка, там, где начиналась дорога в небо и где мы решили обустроить место для наблюдения за звездопадом, я отмерла.

– То есть Леся демоница?

– Полукровка. Она не прямой потомок, не дочь, всего лишь внучка. Виктор – ведьмак, потому что мужчина, и унаследовал способности и расу отца, а вот с Лесей все намного сложнее. Она унаследовала расу матери, то есть твою, она чистокровный человек, но тем не менее в ней пока еще дремлют, и я рад, что дремлют, да еще и под печатью, способности бабки. Илона была достаточно неуравновешенной, но очень сильной демоницей.

– Была?

– Да, она умерла. В роду Сорентрианхид все демоны со временем сходили с ума и умирали, да и с детьми у них не задавалось – это кара за раскол клана. Сорентрианхид не был наследником. Такова плата за отказ воссоединения. Это не я придумал, это было всегда.

– Жуть. Но… – Тут же найдя взглядом дочь, уже доставшую фотик и вовсю фотографирующую пейзаж и развалины в романтичных лучах заката, уточнила: – А что с Олесей? Она тоже сойдет с ума?

– Нет. Она же не демон. Да и не Сорентрианхид. Теперь она, как и все мы, из клана Обверон. Об этом объявит на балу сам император.

– Кстати о бале! Давай-ка подробности.

– Без проблем. Слушай…

Усадив меня рядом с собой на заранее расстеленный толстый плед, демон подробно рассказал, как это будет выглядеть. В принципе обычная великосветская тусовка. Все красивые, наряженные, хвастающиеся друг перед другом драгоценностями, статусом и достижениями. Кроме того, раз в год именно на балу происходят награждения за заслуги перед отечеством и раздача бонусов и прочих плюшек. Именно под такую раздачу попадем и мы. Семья станет кланом. И не просто кланом, а из иеррнатов поднимется на ступень выше – в карригнаты, как по секрету шепнул ему сам Бриан. Это что-то вроде как из баронов в графы.

Сильно. Ну и чем нам это будет грозить со стороны остальных?


Глава 16 | Зазеркалье для Евы | Глава 18