home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Семейный ужин прошел феерично.

Заранее с утра предупредив свекровь, что сегодня официально сообщу о своей беременности, по ее загоревшимся счастьем глазам поняла, что, как и три месяца назад, ужин будет общеклановым. Да, в тот раз было очень шумно и весело, до сих пор помню, как дядя и дед Рурга наперебой забрасывали нас тостами о большой и многодетной семье. Ну что ж, скажу, что их пожелания сбылись.

И сказала.

– Дорогие родственники. Знаю, для многих это известие станет шоком (сказать об этом сияющий муж почему-то доверил мне), но я беременна. – На ужин я специально надела платье с завышенной талией и красивой сборочкой, подчеркивающей и налившуюся грудь, и округлившийся животик, и, теперь встав, демонстрировала всем подтверждение своих слов. – У нас с Рургом будет мальчик.

– Мальчик…

– Беременна…

Сначала оглушающая тишина, затем не верящие шепотки, становящиеся все громче и громче, а затем оглушающий счастливый рев всего клана.

– Горько!!!

Ну, если вы настаиваете…

Лукаво глянув на мужа, протянула ему ладошки, но вместо того, чтобы встать ко мне, он потянул меня на себя и, усадив на колени, поцеловал так крепко, что от счастья закружилась голова. И похоже, не у меня одной.

А дальше начался настоящий демонский праздник! Вино из собственных виноделен лилось рекой, яства из собственных ресторанов шли на ура, разговоры о будущем наследнике были столь воодушевленными и громкими, что я не слышала саму себя. А потом начались танцы. Все мужчины встали из-за стола в огромный круг и начали танцевать. А в центре этого круга более чем из двадцати демонов танцевали четверо самых счастливых мужчин клана. Прадед, дед, отец и сын. Бывшие главы клана, нынешний и будущий. Это было так удивительно, так ми-и-ило, что я расчувствовалась и, не удержавшись, расплакалась.

– Ева, ну что ты. – Подсев ко мне и попытавшись успокоить, свекровь выудила из кармана платок. – Держи. Ты что, расстроилась?

– Что вы! Я счастлива! Я так счастлива, что не могу удержать это в себе… Просто у беременных людей такое бывает… Мы то смеемся, то плачем как глупые… это все гормоны, Сандра. Не переживайте.

– Ох, не пугай меня так больше. – Приобняв чуть крепче, свекровь смущенно шепнула: – И не только с беременными людьми такое бывает. Вот помню себя… Ох, было времечко… Я столько посуды из-за приступов злости перебила, ужас! Даже сосчитать не берусь.

– Ева!

Все еще танцуя, подскочив ко мне, муж даже не подумал слушать мои возражения и, подхватив на руки, вновь вылетел в центр круга и, закружив, резко остановился. Бережно поставил меня на пол, все еще придерживая за талию, затем рывком встал на колено, чем безмерно меня смутил, и проникновенно, но очень громко провозгласил:

– Ева, ты самая удивительная из женщин. Ты вошла в мою жизнь так неожиданно, но так стремительно, что я не успел спрятать свое зачерствевшее сердце. Я не знал, что так бывает, но как маленький мальчишка верил в чудо, и оно случилось. Ева. Моя маленькая, но отважная Ева. Я люблю тебя. И пускай я опоздал со своим признанием и предложением как минимум на четыре месяца, но… Ты согласна быть моей женой? В богатстве и бедности, в болезни и здравии? Единственной. На века. Навсегда.

Судорожно облизнув губы, начавшие трястись мелкой дрожью от переполняющих меня светлых эмоций, я не могла вымолвить ни слова, зажав свободной ладошкой рот. Демон. Большой. Коварный. Могущественный демон из Зазеркалья стоит передо мной на колене и в оглушающей тишине признается в любви и просит моей руки…

Понимая, что еще секунда и я не выдержу и просто разрыдаюсь в голос, просто часто-часто закивала и прошептала:

– Да… я… я согласна. – Нервный смешок уже в его объятиях, когда клан вновь оглушил своим счастливым ревом все ближайшие окрестности, и тихий шепот в ухо: – Какой же ты у меня все-таки шут, любимый… Большой, коварный и любимый. Я люблю тебя, муж. На века. Навсегда. А теперь поставь меня на пол и спрячь от бабушки и дедушки, которые подкрадываются к тебе сзади. Мне кажется, они что-то задумали.


Весь вечер после этого невероятного, но волшебного и крайне приятного признания прошел так шумно и весело, что я не успевала за событиями и поздравлениями. К нам подошли все. Абсолютно все. Бабушки, дедушки, тети, дяди, кузены, кузины и даже племянники и племянницы. Каждый обнял, поздравил, поцеловал, пожелал и нам, и малышу здоровья, счастья и благополучия. Сегодня не было материальных подарков, как в прошлый раз, но все их теплые слова и искренние светлые эмоции были мне в разы дороже. Мужчины клана желали пока еще не рожденному малышу сил и здоровья, а Рургу – не останавливаться на достигнутом и продолжать увеличивать численность клана. Женщины желали сил и здоровья уже мне в нелегком деле воспитания первенца-мальчика.

Вернувшись домой уже ночью, я едва смогла дойти до кровати и рухнуть на нее. Устала. Устала, но счастлива. Этот вечер, этот ужин в полной мере дали мне понять, как дружен клан и как им всем нужен наследник и счастье наследника. Что ж… карригнат Пернсивальден Обверон поистине Великий Глава великого клана Обверон. И я буду не я, если не воспитаю им достойного наследника.

– Устала? – Вернувшись из Олесиной комнаты, где он укладывал уснувшую ведьмочку в кровать, муж присел рядом.

– Очень. Такой насыщенный событиями и эмоциями вечер… и такой долгожданный… – Потянув мужа на себя, добилась того, чтобы он лег рядом на спину, а сама с удобством устроила подбородок у него на груди и продолжила: – Помнишь, мы загадывали желания на падающие звезды?

– Помню.

– Мое сегодня сбылось…

– Мое тоже…

– Да? А какое у тебя?

– А у тебя?

– Нет, ты первый! – Надув губы, решила немного покапризничать. Было так по-детски беззаботно и дурашливо, что я не смогла удержаться.

– Как будет угодно моей королеве. – Даже и не подумав упираться, чем снова меня удивил, муж шепнул: – Я услышал, как одна маленькая белокурая королева призналась, что любит большого и коварного шута…

– Ру-у-у… – Счастливо улыбнувшись в ответ, также шепотом призналась: – А я услышала, как большой и коварный шут признался своей королеве в любви. И сделал ее такой счастливой, что она даже согласна простить ему третье желание.

– Третье? – Удивленно приподняв одну бровь, демон тут же озадаченно уточнил: – Про второе я помню, это Алита и Бриан. А что насчет первого?

– А первое довязалось еще вчера. Кстати! – Загадочно и многозначительно поиграв бровями, наставила на него палец. – Лежи и никуда не уходи, думаю, сейчас как раз прекрасный повод!

– И почему мне кажется, что это будет нечто… – Хихикнув, когда расслышала его задумчивый шепот в спину, я шла к комоду, где на одной из полок держала и пряжу, и уже готовые вещи.

– Та-дам-м-м! – Выудив все без исключения предметы вязаного комплекта, вернулась и начала раскладывать их на лежащем муже. – Это носочки с оленятками моему большому, чтобы ножки не мерзли зимой, вот митенки с оленятками моему любимому, чтобы ручки не мерзли зимой, вот шапочка с рожками моему коварному, чтобы ушки не мерзли зимой… Ну и напоследок самая важная часть гардероба! Трусы с оленятками моему исключительному, дабы и кхм… все остальное не мерзло зимой. – Водрузив вязаную деталь туда, где ее следовало применить, сложила губки бантиком, когда он, опешив от моей наглости, молча разглядывал голубые вязаные труселя с фиолетовыми оленями и серебряной окантовкой по краю. – Нравится?

– Э-э-э… Ева… мм… я…

– Да-да, ты рад, я вижу. И безумно счастлив. Можешь даже не благодарить. Но померить ты обязан. – Коварно и предвкушающе усмехнувшись, села на кровать и кивнула. – Начинай.

– Ты…

– ?

– Дорогая, одна-единственная просьба. – Уж не знаю, что он увидел в моих глазах, но ни слова возражения я не услышала, хотя вполне ожидала потока шокированного возмущения. – Ты же никому не скажешь о трусах? А? Я безумно счастлив твоему подарку, честно, и даже буду его носить, причем весь… Но трусы… это месть, достойная даже демоницы, честно. И знаешь, я искренне горд тем, что ты моя жена. Вот ей-богу! И пусть они говорят и думают, что хотят, но я не знаю ни одной жены, которая бы связала своему мужу такой уникально противоречивый комплект.

– Ты меня смущаешь. – Жеманно отмахнувшись, я сияла, как начищенный самовар.

– А можно, я тебя еще и поблагодарю? Ну как умею?

– Хм… – До последнего удерживая задумчивое выражение на лице, не выдержала и первая потянулась к нему, кровожадно поглаживая пока еще целые пуговки рубашки. – Уговорил, мой большой и потрясающий. Благодари. Благодари меня всю… Без исключения! Я согласная!


Прошла неделя, еще одна и еще… Прошли первые экзамены в летной школе, которые Леся благодаря дополнительным занятиям сдала на отлично. Малыш и животик росли, Рург постоянно носил мой подарок (я о труселях), о котором старательно и загадочно умалчивал, я ходила счастливая и умиротворенная, периодически выслушивая жалобы то Бриана, то Алиты, которые решили сделать меня этакой поверенной в своих делах.

Ну да, они оба собрались встать на путь примирения, о чем каждый сообщил мне по великому секрету, но пока у них получалось не очень. Слишком много времени прошло, слишком много воды утекло, слишком сильны были надуманные и не очень обиды. Я же, как могла, разъясняла прописные истины обоим, периодически консультируясь и у мужа, и у Трофимки, которого уже давным-давно простила и даже наконец выяснила, в чем заключалось его личное воздаяние по заслугам.

Смешно, но, признаться, действительно стыдно. Стоило парню начать что-то утаивать или ехидничать, как у него начинали расти нос или уши. Как у Пиноккио. Все это безобразие возвращалось к нормальному состоянию только тогда, когда он пропорционально сказанной лжи говорил столько же правды или извинялся, пока уши не возвращались к своему нормальному размеру.

Полезное воздаяние, кстати. Увы, оно уже закончило свое действие, но я реально подумывала, как бы его запатентовать и сделать не проклятием, а этаким заклинанием без возможности принудительного снятия. Разве что по окончании срока наказания. Увы-увы, в этом я не специалист.

– Лесик, привет, солнышко. Как успехи? – И вновь, встретив дочь после занятий, заметила, как она надута. – Что-то опять не получается?

– Да нет. – Недовольно сопя, ребенок не торопился признаваться, в чем дело, но спустя минуты три все равно выпалила: – Мне этого идиота дали в кураторы! Мам! Я не хочу! Я хочу другого!!!

– Стоп. Кого тебе дали в кураторы? И почему?

– Леди Ева. – Неторопливо приближаясь ко мне в компании таких же подростков-практикантов, Шенон распрощался с парнями и вежливо поздоровался со мной. При этом не торопился обращать внимание на еще громче запыхтевшую Олесю. – Здравствуйте.

– Здравствуй. – Немного настороженно окинув взглядом сначала парня, потом дочь, я чуть сузила глаза. – Ты куратор Олеси?

– Верно.

– Но зачем? – Не слышала ни о чем подобном при поступлении. Это что за нововведение?

– Таково решение учителя Висконтиэля. В этом году очень большой поток учеников, и на последнем совещании, прошедшем сегодня утром, было решено разделить потоки на подгруппы, к которым будут прикреплены ученики старших курсов Академии, проходящих в этой школе практику.

– То есть?

Так, а теперь для тугодумной беременной. Поподробнее.

– Я не знаю, говорил ли вам отец, но все местные практиканты на самом деле студенты летного факультета Академии. Мы летаем на боевых грифонах. Здесь же проходим практику, чтобы научиться не только летать, но и организовывать молодежь. До сегодняшнего дня у них была лишь теория, с завтрашнего начнется уже практика.

О-о-о… Чую суровую руку деда. Ай да Эдиан!

– Прости, я действительно этого не знала. А давно ты учишься в Академии? И на кого?

А что? Я, понимаешь, очень даже заинтересованное лицо. Пускай пока неопределенно, но все же.

– Я учусь там уже тридцать лет и буду учиться еще десять. – Заметив округлившиеся глаза Олеси, невольно прислушивающейся к нашему разговору, парень хмыкнул и пожал плечами. – Все высшие демоны учатся в Академии, это закон. Мы вправе лишь выбрать факультет, хотя в течение срока обучения можно его сменить, и не раз, но лишь сдав переходные экзамены. На данный момент я на летном, хотя, когда поступал, отец определил меня на экономический. – Замолчав, парень немного подумал и словно в шутку добавил: – Не люблю экономику.

Так…

– И сколько учеников в подгруппах?

– Пятеро.

– Твои обязанности?

– Я куратор группы. В мои обязанности будет входить контроль за подготовкой грифонов к полету, потому что на этом этапе ученики уже сами седлают животных, и я должен быть уверен, что все седла закреплены по правилам и все системы управления на своих местах. Кроме того, я буду сам подтягивать отстающих, если таковые появятся, к следующим экзаменам. Ну и лекции. Каждому из кураторов поручено сделать доклад на одном из теоретических занятий.

Однако! Как они серьезно подошли к практике. Вот только…

– Шенон, да, я беременна, не надо так удивленно разглядывать мой живот.

– Простите. – Смутившись и тут же отведя взгляд в сторону, парень переступил с ноги на ногу…

– Милая, сходи переоденься. – Почувствовав, что парень, как и его родители, созрел для разговора, но его очень стесняет присутствие Олеси, дождалась, когда удивленная дочь пожмет плечами и уйдет. – Шенон? Ты что-то хотел?

– Ну… да. – Выдохнув и проводив взглядом юную ведьмочку, парень почему-то поморщился, а затем выпалил: – Я все знаю.

Ой, как мило. С трудом удержав улыбку, я преувеличенно удивленно приподняла бровь.

– И даже как зародилась Вселенная? Как интересно! Расскажешь?

Нервно раздув ноздри из-за расслышанного в моем голосе ехидства, парень уже собирался ответить в том же ключе, но почему-то сдержался. Ой-ой, как все загадочно! И кто же его так знатно выпорол, что он начал осознавать серьезность своего статуса наследника?

– Я не об этом. Я слышал разговор отца и деда. – Взгляд на меня, улыбающуюся, и, поморщившись, парень поправился: – Ладно, я подслушал. Они решили, что я веду себя не достойно статуса наследника. И если за год практики не докажу, что могу стать кем-то большим, чем раздолбаем и оболтусом, умеющим лишь устраивать взрывы и угонять грифонов, то они отдадут меня на военную кафедру в штрафбат, где дышат через раз и только по уставу.

Жестко. Наследника и в штрафбат. Вот только почему я уверена, что они знали о прослушке?

– И? – Каким боком это касается меня?

– А еще я слышал, как они хвалят вас. Вас, ваши методы воспитания, вашу всю такую перспективную дочь, которая ведьма лишь внешне, а внутри одна из сильнейших демониц тысячелетия. – Странно усмехнувшись, парень прожег меня истерично-веселящимся взглядом и договорил: – …И которая, когда подрастет, станет просто идеальной императрицей. Вы в курсе?

Ну и что тебе ответить, мальчик…

– А что думаешь ты? – Спокойно выдержав его испытующий взгляд, добавила: – Поверь, Шенон, если я пойму, что ты ей не пара, даже твой отец с дедом ничего не сделают, когда я скажу «нет». А уж если сама Олеся продолжит утверждать, что более «тупого идиота» она в жизни не встречала, то знаешь, я с радостью пожелаю ей счастья с тем, кого выберет она сама. Дело за тобой и только за тобой. Если ты уверен, что она «глупая и вечно надутая малолетка»… да-да, она мне рассказала о том, как ты ее называешь… и недостойна даже вежливого приветствия с твоей стороны, то, пожалуйста, продолжай в том же духе и после окончания летной школы ты не увидишь ее больше никогда. Но если ты не так глуп, как пытаешься всех убедить, и думаешь о будущем, когда станешь императором, то, возможно, ты задумаешься о том, что хотя бы дружба с одной из сильнейших демониц тысячелетия лишней не будет. О свадьбе я не говорю, всему свое время. Но вот портить отношения до того, как они станут возможными в принципе… Твое право, Шенон. Только твое.

Рассматривая шокированного моим монологом демоненка, поняла, что эту информацию ему необходимо обдумать одному и как можно более детально. Что ж, не буду мешать.

– Всего доброго, Шенон, до завтра.

Так, а вот теперь я бы не отказалась поболтать с Эдианом. Что этот старый чертяка уже наворотил? Уверена, он. Именно он, а не Бриан. Именно он подкидывает сыну все эти многоходовые комбинации и невероятные по своему звучанию идеи. Именно он.


Увы и ах, этот старый, но крайне предусмотрительный, один из умнейших и коварнейших демонов своего времени знал, что я захочу выяснить пару сомнительных моментов, и еще утром укатил в неведомые дали за очередным вдохновением. По крайней мере, именно это мне сообщил Бриан, когда я не нашла Эдиана ни в Сети, ни на нашем острове, ни во дворце.

– Что-то случилось? – И столько ехидства в глазах…

– Пока ничего. – Беспечно отмахнувшись, будто невзначай поинтересовалась: – Смотрю, плащики уже не носишь. Проклятие закончилось? Жалко…

– В-в-ведьма! – С некоторым восхищением, ощерившись, демон развел руками. – Как видишь. Но даже не думай повторить. Что смогло получиться единожды, вряд ли получится снова. Тем более у тебя.

– Играем, сваток?

– Сваток? Это что за слово такое неведомое?

– Ну-у-у… Мне кажется, «сват» для тебя слишком уважительно. Я бы тебя и зятьком назвала, и повоспитывала бы немного, но, к счастью, без меня уже есть кому этим заняться. – Поязвив еще немного для профилактики (на самом деле у меня период такой гормональный начался – очень тянуло на гадости-пакости) и сменив тон на более дружелюбный, поинтересовалась: – Как у вас, кстати? Было вчера свидание?

– Было, – и сразу такое умиротворенно-мечтательное выражение на лице.

О-о-о… кого-то поздравить?

– Моя помощь еще нужна?

Немного подумав, он почти сказал «нет», но тут что-то вспомнил и резко кивнул:

– Да. У Эдины скоро день рождения. Что ей подарить? Если честно, понятия не имею, что дарить маленьким девочкам. Ну женщинам украшения там всякие, но это ведь банально, да? И совсем не для ребенка. Я хочу что-нибудь такое… такое… Ну что ты своей Олесе обычно даришь, а?

– Что-нибудь необычное. С выдумкой, изюминкой и персональным подходом. С украшениями ты прав – это слишком банально, тем более учитывая ваш статус. А ты не думал о подарке, сделанном своими руками?

– На что ты намекаешь? – Мы разговаривали в его кабинете и нисколько не боялись, что нас подслушают, потому что именно эта комната была защищена так, как не каждое денежное хранилище.

– Именно на то самое. Ну вот смотри, я вяжу, твой отец пишет удивительные картины, мой свекор увлекается кулинарией и совсем недавно угощал нас тортом собственного приготовления. У тебя есть хобби?

– Ну. – Серьезно задумавшись, Бриан вдруг смутился и признался: – В детстве любил работать с глиной. До того как отец ударился в живопись, он увлекался скульптурой, и, когда мне было чуть меньше, чем Эдине сейчас, мы с ним лепили свистульки. Мне нравилось.

– Хм… Интересно, а что-нибудь сохранилось с тех пор?

– Ой, вряд ли. Хотя… – Задумавшись еще сильнее, демон молча ковырялся в памяти, а затем, просветлев, радостно кивнул. – Осталось! Точно помню, должно было остаться несколько коробок у отца в мастерской. Он никогда ничего не выбрасывал.

– Ну вот видишь, есть повод вспомнить об увлечении детства. Я не говорю, что ты должен вылепить идеальную скульптуру, похожую на Эдину. Но я просто уверена, что если ты пригласишь своих девочек на прогулку, допустим, в зоопарк, после в детское кафе, а потом и вовсе подаришь дочери свистульку, которую сделал сам, то это будет самым бесценным подарком. Эдина очень скромная, застенчивая и даже немного зажатая девочка, поэтому пышных празднеств с толпой незнакомых взрослых она не оценит. К тому же сейчас ей намного более важно внимание обоих родителей – и мамы и папы. Если хочешь, я подумаю об организации праздника и помогу тебе составить программу, которая подойдет к ее увлечениям и характеру. Но вот о подарке озаботься сам.

– Слушай, и как я раньше без тебя жил, а? – Сияя, как начищенный самовар, император истово кивал головой. – Что хочешь проси, но я требую идеальный день рождения для дочери. Вот чесс слово.

– Хм… Я запомню твои слова, о великий и коварный демон. – Усмехнувшись, покачала головой. Ох уж эти папочки. В лепешку готовы расшибиться ради своих маленьких принцесс. – Так, давай я подумаю, а на днях покажу проект. Когда день рождения?

– Через двадцать три дня.

– Ну время есть. – Обрадовавшись достаточно большому сроку, я встала и уже собралась уходить, но напоследок все же напомнила: – Появится твой папенька – у меня к нему разговор. Важный. Все, давай, удачи с глиной, я в тебя верю.

– Побольше уважения к императору, леди!

– Побольше уважения к беременной, император! – Улыбнувшись друг другу, мы распрощались окончательно и отправились по своим делам. Император на поиски глины, а я на поиски все знающего и умеющего Трофимки. Да-да, как оказалось на практике, мой пятиюродный племяшик – идеальный аниматор для любого ребенка. И он попал! Уж это я ему гарантирую.


Глава 25 | Зазеркалье для Евы | Глава 27