home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Отправившись к себе и обнаружив уже в своей гостиной многочисленные пакеты и коробки, их разбирать не стала. Лень. Разве что нашла халат, полотенце да комплект белья и, захватив пару бутыльков, утверждавших, что они «гель для душа» и «пена для ванной», отправилась в ванную проверять, насколько тут ласкова к гостям водичка.

Если честно, просто устала. Две бессонные ночи подряд, нервный и богатый на потрясения день, а уж о предстоящем и вовсе думать неохота. Язык мой – враг мой. Но коли уж сказала, то поздно отступать. Да и не стоит.

Посмотрим, насколько у нас с ним идентичны понимания «большой и чистой». А там и видно будет, как действовать дальше.

В ванной я провела не меньше часа. О да-а-а… Успев отметить, что свет включается автоматически, стоит лишь войти в помещение, вылила в каменную чашу не меньше трети бутылки с пеной и, повернув вполне современные крантики, сложила вещи на маленькую скамеечку у стены, чтобы с удовольствием расположиться в теплой воде с ароматными шапками пены. Блаженство…

Закрыть глаза, расслабить конечности и представить, что все хорошо. Хорошо… очень хорошо… Едва не заснув, встрепенулась лишь тогда, когда вода начала остывать. Да, не дело. Смыть остатки косметики, вымыть голову, вымыться самой, вытереться, завернуть волосы в еще одно полотенце, натянуть весьма симпатичные кружевные трусики, надеть красивый длинный шелковый халат неопределенного фиолетово-голубого цвета и отправиться к себе в спальню.

Точнее, открыть дверь.

И замереть, разглядывая сидящего на моей кровати демона, одетого лишь в длинный черный халат. Или не на моей кровати?

– Проходи, не стесняйся.

– Постараюсь. – Немного настороженно передвигаясь по комнате, поняла, что тяни – не тяни, а пора. За большим окном, задернутым жемчужно-серыми шторами, уже стемнело окончательно, а в комнате светло лишь потому, что он весьма романтично расставил зажженные свечи по комоду и тумбочкам.

Шаг, другой, третий, и вот я уже стою перед ним и внимательно разглядываю синие глаза. Интересно, о чем он думает?

– Как ни странно, я думаю о тебе.

– И что же?

– Тебе идут эти цвета. – Кивнув на халат, демон задумчиво добавил: – Тебе весьма к лицу будет серебряный гарнитур с аквамаринами и аметистами…

– Это предложение? – Слегка приподняв бровь, позволила его руке пробежаться по моей щеке и шее, а вслед за этим не стала мешать, когда он подключил и вторую руку, сняв полотенце с головы и запустив пальцы в волосы.

– Нет. Это факт. – Загадочный прищур, а затем неожиданная просьба. – Повернись спиной, я высушу твои волосы.

Какой милый демон… милый-милый… няшный-няшный…

Прикрыв глаза, когда его пальцы начали деликатно перебирать влажные пряди, я глубоко вздохнула и вздрогнула от неожиданности – я почти не заметила его движения, но оказалась сидящей на его коленях.

– Кстати, я тут подумал… Ты не договорила о «в-третьих».

– Это о каких? – Озадаченно наклонив голову, чуть обернулась, чтобы поймать его загадочный синий прищур.

– Семьдесят процентов из ста. Кстати, думаю, теперь «во-вторых» неактуально, верно?

– Верно. Теперь ты намного более реален, чем в ресторане, – не став отрицать, задумалась. Если честно, то уже и не помню. Тогда во мне говорили ежи, а сейчас эти поганцы молча млеют, радуясь, что нас… хм… а нас уже гладят по спине, и не только.

– И какова твоя оценка сейчас?

– Семьдесят пять.

– Всего плюс пять?

– Ну… Плюс десять, но минус пять. Ты ведь стал еще больше… – Разведя руки, едва удержалась от блаженного стона, когда его пальцы вновь перешли на шею и начали ее аккуратно массировать. Ох боже…

– Разве это минус? – Едва слышный шепот на ухо, и тут же его дыхание скользит по краю мочки, вызывая толпы страждущих мурашек и, как ни странно, практически полузабытую ноющую тяжесть где-то в районе живота.

– Не всегда. Но в нашем случае размер действительно имеет значение. Слишком много – тоже плохо.

– Поверь, «слишком» много не будет. – Тихий смешок, и его пальцы гладят затылок, постепенно перебираясь ко второму уху. – Любишь розы?

– Никогда не задумывалась. – Уже нагло растекаясь по телу, находящемуся за мной, полностью закрыла глаза, наслаждаясь незатейливыми ласками. – Люблю пирожные с фруктами и желе. Люблю мороженое с кусочками фруктов. Клубнику. Виноград. Витые серебряные украшения со вставками из непрозрачных полудрагоценных камней. Люблю читать книги о приключениях. С магией, юмором и обязательной любовной линией. А цветы… Нет, мне без разницы. Хотя ирисы очень красивы.

– Одежда?

– Кеды, джинсы и футболки.

– Люди?

– Нет. Не люблю людей.

– Совсем?

– Совсем.

– Животные?

– Безразлична.

– Рукоделие?

– Любила вязать… раньше. Но если хочешь, могу связать тебе что-нибудь. У меня хорошо получается. – Широко улыбнувшись, немного поменяла положение тела, чтобы сесть к нему боком и положить голову на плечо, а ладонь на грудь, скрытую под халатом. Ага? Озадачила? Ха!

– Например?

– У вас бывает зима?

– Да, и снег тоже. По крайней мере, на этой широте. До минус десяти, правда, не больше. По вашим меркам тут сейчас июнь.

– Тогда я свяжу тебе шарфик… и носки… и варежки… как раз успею. – Довольно рассмеявшись, заглянула ему в лицо. – С тебя спицы и цветная пряжа.

Озадачила, ага? А то! Как же мне нравится его озадачивать!

– Заманчивое предложение. – Наконец отмерев, демон продолжил гладить мою спину, периодически спускаясь и ниже. – Готовить любишь?

– Нет. Гладить ненавижу, стирать могу лишь с помощью стиральной машинки, а посуду и полы мою максимум раз в неделю.

– Ты невыгодная жена.

– Эх… а так хотелось. – Саркастично усмехнувшись, еще немного понежилась в больших умелых руках и уже игриво поинтересовалась: – Кстати, у тебя есть сеновал?

– Зачем?

– Хотела тебя туда пригласить.

– Зачем?

– Ну как же… Это ведь классика!

– Мм… – Видимо, он пытался припомнить всю возможную и невозможную классику, пока я сдерживала рвущийся наружу смех. – Поясни.

– Ты смотрел фильм «Формула любви»?

– Нет.

– Посмотри. Рекомендую.

– То есть не расскажешь?

– Не-а. – Широко улыбнувшись, поняла, что все-таки его уела. Да-да! Ты далеко не все знаешь, и далеко не все можно домыслить!

– А ты смешная.

– Благодарю, – не удержавшись, зевнула, но успешно спрятала зевок в его груди и неожиданно принюхалась. – Хм… Вкусно пахнешь, кстати. Одеколон? Гель?

– Афродизиак… – Подхватив мой тон, демон широко улыбнулся, когда я вскинула голову и удивленно округлила глаза. – Что?

– Врешь.

– Мм… нет.

– Правда, что ли?

– Ага.

Понимая, что меня разводят, недоверчиво прищурилась. И снова начала его нюхать. Хм… вкуснее всего пахло в районе шеи. Такой терпкий, немного кофейный, немного табачный… Чуть-чуть дерева, капельку хвои, еще чего-то неопознанного…

– Ну и ладно. – В результате обнюхиваний оказавшись к нему лицом и немного поерзав, я устроилась максимально комфортно, закинула руки ему на плечи и удовлетворенно улыбнулась. – Главное, что вкусно и возбуждающе.

Хм… интересно, там подо мной что такое? Такое горячее-горячее, твердое-твердое, уверенное-уверенное… и весьма большое, кстати.

Замерев, несколько мгновений смотрела ему в глаза. А затем перевела взгляд на губы. Шрамы не затронули губы, и они у него были весьма… мужественными…

– А клыки целоваться не мешают?

– Нет.

– Точно?

– Точно.

– Хм… – задумчиво прикусив губу, поняла, что тянуть дальше не хочу уже сама, и, немного привстав, поцеловала, сначала едва прикоснувшись. Вкусно… Не пирожное, но тоже вкусно. – Мм… И правда не мешают…

Минут через пятнадцать обнаружив себя лежащей на спине, поняла, что фиг он от меня сегодня сбежит. Завтра высплюсь. И рожки у него забавные… А уж руки какие вездесущие… ум-м-мопомрачительно… Интересно, сколько у него лет стажа в горизонтальных делах? Уж точно побольше, чем у меня…

Растекаясь жидкой лавой, сдерживала стоны наслаждения лишь потому, что боялась разбудить дочку. Понятия не имею, как тут со звукоизоляцией, но оконфузиться что-то не хочется… Эх, и почему я раньше с ним не познакомилась…

Не представляя, сколько прошло времени и сколько раз я уже успела получить исключительно яркие «впечатления», последние минуты могла лишь блаженно щуриться. О да… А он не солгал, что сможет отлюбить меня так, что я долго этого не забуду. Тело до сих пор чувствовало его пальцы и ладони, причем даже там, где это в принципе было невозможным, а губы до сих пор горели от поцелуев. Жаль только, что это не любовь. Хотя и большая.

Жаль…

А я бы сыграла с ним в эту жестокую игру.

– К чему эта грустная складочка меж твоих бровей? – Лежа на спине и с легкостью удерживая меня на своей груди, демон умудрился высмотреть ее на моем лице. – Что-то не так?

– Все хорошо. Очень хорошо. Слишком хорошо. – Закрыв глаза и не собираясь встречаться взглядом с его пронзительно-синими глазами, обозначила на губах улыбку. – Спасибо за ночь. Никогда ее не забуду… Это было потрясающе. Ты оказался прав – много не бывает. Но я, наверное, посплю… немного…

Спрятав зевок в ладонь, чуть сильнее прижалась щекой к его гладкой мускулистой груди, чтобы он не увидел больше ничего.

Ни грустной усмешки.

Ни одной-единственной слезы…

Спать, Ева. Спать. Хорошая сказка, да не про тебя. Он не шут, а ты далеко не королева. Пусть и в Зазеркалье вы сейчас.


Слишком хорошо? Слишком хорошо для чего? Или для кого? Что ты там себе надумала, Ева? Что происходит в твоей белоснежной головке с нелогичным содержимым?

Убрав с носика седую прядку, демон недовольно поджал губы. А этот человеческий лорд ее не щадил. Что ж, суд и это учтет. Пусть пока отдыхают да восстанавливаются, а через пару дней он навестит их да проверит, что она еще нафантазировала. Будет интересно проследить за ее логикой.

Кстати, как она говорила, фильм называется?


Проснувшись в одиночестве, поняла, что рада. Рада, что он ушел. Рада, что не придется смотреть ему в глаза и лгать…

Нет, я не жалею. Я действительно благодарна ему за эту ночь. Благодарна за то, что теперь знаю, как приятна бывает мужская близость и как много я потеряла за эти одинокие семь лет. Но вот видеть его в ближайшие дни не очень хочется.

Некоторое время рассматривая солнечные лучи, пробивающиеся из-за штор, решила, что хорошего помаленьку и стоит сходить проверить, как там Лесик. В крайнем случае, после завтрака еще посплю.

Откинув волосы назад, замерла, когда сквозь пальцы скользнули пряди абсолютно не того цвета. Черт… Зачем он это сделал? Ведь это наверняка он, больше некому! Когда я их заворачивала в полотенце, они были еще русыми, так что это точно не действие воды и шампуня! Блин…

Грустно вздохнув, поняла, что злиться бесполезно. Никто не оценит. Интересно, тут есть возможность разжиться краской для волос? Я не привередлива, могу и сама покраситься. Потихоньку встав и найдя халат на пуфике, а трусики почему-то на комоде, спрятала усмешку. Понятия не имею, как они там оказались. Если честно, то внятно мыслить я закончила после того, как он начал целовать мою грудь и прицарапывать бедра.

Так, не о том думаю.

Наклонив голову и рассматривая свое потрясающе сытое и помятое, но крайне довольное отражение в зеркале, поймала себя на мысли, что, несмотря на все, меня тянет глупо улыбаться. Здравствуйте, господа эндорфины и серотонины и также сексины и прочие любины, давненько мы с вами не виделись. Ох, давненько…

Задержав взгляд на распущенных волосах, недоверчиво нахмурилась. Это особенности освещения или я и правда не совсем седая? Это что за голубые и фиолетовые проблески?

Почему-то тут же вспомнились его слова об аквамарине и аметисте. Неужели? Точно. Именно эти цвета. Ну и что за очередная блажь? Что означают эти цвета? Знак принадлежности? Или еще что-то?

Решив, что обязательно разберусь с этим в свое время, умылась и, убрав волосы в компактную шишку благодаря найденным в новых вещах шпилькам, выбрала себе на день удобные трикотажные светло-синие капри и голубую футболку с веселым чумовым котиком, обнимающим пирожное. На ноги нашлись серые балетки, на руке загадочно поблескивали серебряные подвески деревянного браслета, а я уже шла в направлении комнаты дочери.

– Лесик?

Хм… нет. Так, ну и где тебя искать, дорогая моя юная ведьмочка?

Странно, стоило лишь подумать, и тут же пришла уверенность, что она на кухне. Неужели мои способности могут и такое? Удобно, очень. Очень!

И правда, зайдя на кухню, моментально обнаружила свое завтракающее сокровище, беспечно болтающее ногами и что-то втирающее Драгу, ставшему намного меньше, чем вчера. Или это уже не Драг? А фиг их разберет, вроде такой же бежево-серый, лохматый, вот только меньше раза в три, уж точно. То есть уже не стог, а что-то вроде кучи нечесаной шерсти метр на метр.

– Мамулик, привет. Ой… а что с волосами? Ты покрасилась?

– Нет, заинька. Это седина. Я вчера голову помыла, и оказалось, что зря, – местная вода смыла всю краску. Но не переживай, я сегодня же обратно перекрашусь, – соврав и даже не смутившись, устроилась за столом и тут же отхватила большой кусок пиццы, взявшейся на этой кухне непонятно откуда, и кивнула демо-морфу. – Доброе утро, Драг.

– Мам, это не Драг. Это Мраш, племянник Драга.

– О? Прошу прощения. Доброе утро, Мраш, – снова кивнув, несколько иронично уточнила: – И много тут вас таких, лохматых?

– Нет. Я один. – Сквозь лохмато-косматые заросли на меня глянули три вишневых глаза, и демон смущенно потупился. – Рад с вами познакомиться, Ева Андреевна. Дядя уехал с хозяином по делам, но, чтобы Олесеньке не было скучно и одиноко, мне предложили познакомиться с ней поближе, чтобы, когда подойдет срок, стать ее фамильяром.

А меня никто не забыл спросить? Или это снова только лишь ради нашего блага?

– Маму-у-улик? – Просяще протянув, дочка тут же состряпала умоляющую мордаху. – Мамулик, только не говори «нет»!

– Разберемся. Кстати, Мраш, вы не в курсе, хозяин не оставлял никаких записок? Или, может, что-то передавал на словах?

– Он оставил для вас документы в своем кабинете. И это… Вы мне не выкайте, не положено у нас. – Забавно наклонив голову, мехо-пес интенсивно покивал головой. – Я ваш питомец. Нам не выкают.

– Хорошо, буду иметь в виду, – дожевав пиццу, поняла, что есть не очень хочется. Больше хочется спать… да, неудивительно. – Лесик, планы?

– Гулять? Тут, кстати, еще озеро маленькое есть. Пойдем плавать?

– Нет, может, чуть позже. – Строго глянув на «питомца», уточнила: – Надеюсь, ты понимаешь, что на тебе очень большая ответственность?

– Конечно! Я буду стараться! Правда-правда!

– Хорошо, договорились. Солнышко, развлекайся, только без экстрима, а я пока разберусь, что да как. Хорошо?

– Ага.

Подмигнув и даже не усомнившись в том, что она будет благоразумной, захватила со стола нечто яблокообразное и снова отправилась наверх, чтобы выяснить, какие такие документы нам оставил «хозяин».

Сказка кончилась, пора окунуться в трудовые будни.


Зайдя в кабинет, первым делом направилась к столу и тут же удивленно вскинула брови. Ноут? Впрочем, что это я. Наверняка у демонов все самое продвинутое и навороченное, а уж у таких, как он, и подавно. Ладно, еще один плюсик.

С комфортом расположившись в огромном кожаном кресле, не торопилась включать ноутбук, первым делом взяв в руки лист, на котором крупным и достаточно разборчивым почерком было оставлено послание именно для меня. Ну да, и начиналось оно со слов «Моей большой и чистой любви…».

Не став шипеть вслух все то, что моментально подумала, лишь хмыкнула себе под нос и, откинувшись на спинку кресла, вчиталась в ровные строчки. Итак, мой «большой и чистый лубов» сообщал мне следующее:

Первое – здесь мы надолго, как минимум на несколько месяцев, пока на Земле не утрясется грызня с переделом сфер влияния.

Второе – дом и вся прилегающая территория полностью в нашем распоряжении. И вообще, это остров. И кроме нас на нем никого.

Блин. Предусмотрительный засранец… Интересно, большой остров? Надо будет прогуляться на днях…

Третье – дом оснащен автоматическим магическим уборщиком. Пыль вытирается, полы и посуда моются, вещи стираются, необходимо лишь класть все это в четко отведенные места, а поутру забирать чистое. Ну понятно – посудомоечная и стиральная машины, только вместо электричества магия.

Четвертое – еду можно заказывать по инфопанели, которая находится на одной из кухонных стен. А-а, так вот что это за экранчик был, понятно.

Пятое – Мраш действительно младший родич Драга и действительно приставлен к Олесе как возможный будущий фамильяр, причем наличествовала еще и приписка, в которой пояснялось, что это в мире демонов очень престижно. Ну-ну… ой, верю-у-у…

Шестое – ноут целиком и полностью в моем распоряжении, причем с неограниченным выходом в земной Интернет. Единственное – запрет на регистрацию и общение, причем на мою честность он не надеялся, сообщив, что даже если попытаюсь, то не смогу.

Седьмое – если мне что-то понадобится из того, чего нет в этом доме, я могу оставить ему сообщение по скайпу, и он доставит это в ближайшие сроки, через односторонний телепорт, расположенный тут же в кабинете в одном из шкафов. Прямо все-все? Ой, а можно парочку рабов-мужчин? Так сказать, ради услаждения моего королевского самолюбия?

Восьмое – вечером к нам в дверь постучат трое мастеровых, и я должна буду обеспечить их работой по косметическому ремонту дома.

А это неожиданно.

Еще неожиданней было последнее слово.

«Целую».

Скептично поджав губы, снова перечитала послание и ненадолго задумалась, потихоньку планируя собственный день.

Внятно у меня оформился лишь один-единственный вопрос: какова его выгода? Выводы не радовали – для него мы сейчас что-то вроде бездомных, выброшенных на произвол судьбы грязных щенков. И удавить жалко, и что с нами делать дальше – неизвестно. Или ему известно? Вот бы и мне узнать!

Ладно, узнаю. Обязательно узнаю.

Ну что ж, ноут, думаю, пора тебя включить?

Через пару часов, иззевавшись чуть ли не до свернутой челюсти, поняла, что если немного не подремлю, то точно стану зомбиком. Что ж, самое главное, что я первым делом сделала, – это определилась со стилем, в котором хочу видеть наше временное пристанище. Прошерстить «эфир» на тему того, кем все-таки является мой «большой и чистый лубов», я смогу и позже, не горит.

А сейчас спать!


Глава 5 | Зазеркалье для Евы | Глава 7