home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

— Жив?

— Жив…оххх…хреново я переношу прыжки…я тебе об этом говорил?

— Не говорил. Вот что, пристегнись и сиди спокойно. Мало ли что…

— А что? Ты где сейчас вынырнул? Где мы вообще?

— На Праматери Земле! Ну что ты глупые вопросы задаешь?! В системе Сильманы, конечно! Видишь вон тут зеленую звездочку? Вот это она и есть. Сейчас я просканирую пространство…так…так…оп! Есть! Поймал! Ух, ты…

— Да чего ты там?! О чем речь-то?! Иногда ты меня точно бесишь, не хуже моего братца Хоральда! Он иногда так меня доводил, что я бил его чем придется, пока он не сбегал, или не падал на пол! Или пока мама меня не лупила чем попадя… Вот уж умеет он влезть в мозг и выедать его как червь! И ты такой же, точно!

— Заткнись, ты мне мешаешь! Сейчас пойдешь в свою каюту!

— У меня нет каюты…ты так мне и не дал каюту. Я вообще бездомный, как…как…

— Да заткнешься ты, или нет?! Нас уже засекли! Кто-то передает! Сейчас переключу на рубку, чтобы ты мог слышать.

— …предлагаю принять на борт досмотровую команду. В противном случае ваш корабль будет уничтожен. Уоррент Баффин.

— Уоррент, у нас разрешение на посещение планеты! Какого черта вы препятствуете выполнению заказа государственной важности? С вами разве не связался командор Филигс?

— Не знаю такого. У нас информации нет. Если вы на самом деле имеете пропуск для посещения планеты — допустите на борт осмотровую группу. Ваш допуск должен храниться в базе корабельного мозга. Итак, вы согласны принять группу?

— Согласен. Ложусь в дрейф. Высылайте.

— Контрольное время прибытия — пятнадцать минут. Нападение на группу приравнивается к государственной измене и будет караться по всей строгости закона. Вы предупреждены.

Голос затих, и в рубке тоже стало тихо. Хаган рыкнул, потом несколько раз выпустил и вернул в кабуры свои лучевики, достал из ножен ритуальный меч, попробовал на остроту, вернул назад. Посмотрел на Слая, сидевшего со слегка удивленной физиономией, спросил, серьезно и веско:

— Тебе не кажется все это странным? Как это может быть, что таможенный контроль не предупредили о таком важном деле, как прибытие контейнера с лекарством?

— Пираты?

— А почему бы и нет?

— А откуда они могут знать о нашем прибытии?

— Утечка информации — обычное дело! Ты представляешь, какой это куш? Если лекарство в самом деле работает? Кто-то передал, что сюда отправляется корабль, везущий сыворотку, и вот, нас встретили. Что говорит корабль? Кто нас стережет? Они действительно могут нас раздолбать?

— Сейчас…ну-ка…есть! Засек! Это…легкий крейсер типа "Селин-23". Небольшой, скоростной, современный…вооружение — два плазмомета…три тяжелых лучемета класса "Центр"…ракеты…разумные мины… В общем — полный набор перехватчика среднего класса, способного разнести нашу задницу в считанные секунды. По крайней мере — он так считает.

— А ты? Ты не считаешь?

— Я тебе говорил, что наш кораблик не так прост, как кажется? В случае чего мы выдержим залп его орудий в течении нескольких минут. Если как следует раздуем огонек в очаге…

— Огонек? Какой огонек? А! Понял! Ну у тебя и выражения…вы люди умеете прикрыть простые слова цветистыми фразами! Но красиво, да! Огонек! Так раздувай! Чего думать-то?

— Давно уже раздуваю. Только теперь расход реакторного наполнителя идет в несколько десятков быстрее. Когда выведу реактор на максимум — расход увеличится в несколько сотен раз. При нормальной эксплуатации его хватило бы на три года. Если раскрутить на полную — на несколько дней. Или часов!

— Не понимаю. Годы, и вдруг — часы! Объяснишь?

— В основе работы реактора — распад кусочка антиматерии. В спокойном состоянии она почти не расходуется, плавая в силовом поле, в подвешенном состоянии. Так она может храниться сотни и тысячи лет. Стоит поместить контейнер с антиматерией в специальный блок реактора — начинается распад, взаимодействуют силовые поля, вырабатывается энергия, запитываются гравитационные машины, в том числе и двигатели — планетарные и маршевый. В общем — если "поджечь" антиматерию в реакторе по-максимуму, она выдаст много энергии, и тогда можно как следует запитать генераторы защитных полей, и само поле ограничивается лишь мощью этих самых генераторов. Генераторы у нас работают обычно в половину своей мощности, запас у них еще ого-го какой! Но после того, как мы разгоним реактор, придется заправлять его сразу после полета — антиматерия растает за короткое время. А это стоит денег! Не менее десяти тысяч кредитов! Зависит от планеты, на которой будет заправляться. То есть — от аппетитов проклятых механиков! Был бы у нас свой механик, мы могли бы загрузить больший объем при меньших затратах денег — около тридцати-сорока процентов суммы уходит на услуги этих хапуг.

— Сколько ты наговорил…бла бла бла…ты вот что скажи — мы сможем одолеть этих гавнюков?

— Хаган, не изображай из себя дурака, а? Ну как тебе древний грузовой корабль с двумя плазмометами трехсотлетнего возраста может одолеть современный перехватчик класса "Селин-23"?! Ну ты сам соображаешь, что говоришь? Не настолько ты безграмотен, чтобы это не понять!

— Ты не понял…чего ты вообще злишься? Хмм…может я плохо говорю на Едином языке? Извини, у меня мозги заточены не для того, чтобы говорить длинные умные речи…я наверное не так выразился. Мы сможем обдурить их, и свалить на планету прежде, чем они нас поджарят? Если сумеем проделать такую штуку, это и будет наша победа. Я понимаю, что против настоящего боевого корабля у нас никаких шансов нет.

— Прости, я не понял…планетарные двигатели у нас усилены. Дядя позаботился. Стартуем мы неплохо, хотя…это же ведь перехватчик, у них движки совсем не слабые. Защитные поля — я тебе уже сказал — предки наградили "Бродягу" хорошими генераторами. Если мы поступим правильно, у нас есть шанс. Как правильно? Пока не скажу. Есть одна задумка… Кстати, а может эти парни просто проверят наше разрешение и свалят? Может зря мы себя накручиваем? И вот еще какая штука — ну, сели мы на планету, а кто тогда позволит нам вернуться, если будет погоня?

— А кто позволит нам выжить, если это пираты, а не таможенная стража? Окажемся на планете — будет шанс выжить. В космосе — никакого. Впрочем — и на планете могут достать…врежут со всех пушек и ракетами!

— Им лекарства нужны. Не врежут. Если только автоматическая защита сработает…но тут уж как повезет. А если лекарства будут уже на планете, их выгрузят — зачем тогда пиратам "Бродяга"? Без содержимого? Они или десант высадят, или будут договариваться с местными. Но это уже не наша проблема. Пока лекарство у нас на корабле, мы подвергаемся опасности. Выкинуть его, и все! Имею в виду — доставить. Координаты выгрузки имеются, как выгрузим — контейнер подаст сигнал, и…

— Ага…когда выгрузим! — перебил Хаган — ты не забыл, что нам его еще как-то нужно выгружать?

— Да ладно тебе…придумаем что-нибудь. Когда нас отправляли, ведь думали же над тем, как будут разгружать? Что-то на планете есть, точно какая-нибудь техника имеется. Неужто все раздолбали? Не может быть. Заводы по ремонту звездолетов не могут быть разбиты полностью. По крайней мере, я на это надеюсь!

— И я — вздохнул Хаган и потянулся, оскалив белые зубы — Слай, теперь давай отставим эти проблемы в сторону и решим, что будем делать, если сейчас здесь появится толпа уродов с лучеметами, и эти уроды окажутся не теми уродами, которые правильные уроды, а совсем другие уроды, которые на самом деле уроды, да еще какие!

— Что-то я запутался в твоих "уродах", но понял. Что с оружием? Снаряжением?

— Заряжено. Жаль, что нет еще пары лучевиков! Я был бы поспокойнее. ИЗС полно энергии, так что мы еще повоюем. У тебя лучевика нет, защиты, само собой нет, так что тебе нужно будет лечь на пол и лежать, пока я буду крошить дерьмецов. Все понятно?

— Все, кроме одного — в какой момент ты решишь что пора крошить дерьмецов? Я очень опасаюсь, что ты сочтешь дерьмецами всех кто скажет что-нибудь о твоем ухе, заднице или богах!

— Ну, у тебя и сравнения! Разве можно богов сравнивать с задницей! Но я тебя понял. Что предлагаешь?

— В общем, так: ты внимательно слушаешь то, что я говорю, а когда скажу фразу "все просто замечательно" — крошишь гавнюков изо всех сил, чтобы ни один из них не ушел живым! Не дай бог проберется в реакторный отсек — твоя мама больше никогда не увидит своего героического сына, а я никогда не искупаюсь в земном океане! Все ясно? Отсек, конечно, я блокирую, но он не выдержит удара лучемета. Внутренняя броня не такая мощная, как внешняя. Все, они подлетают! Принимаю в трюм. Обычная десантная шлюпка, такие у вояк и полиции. Хаган — в разговор не вмешивайся и жди сигнала!

Слай откинулся в кресле, чувствуя как бьется сердце. Оно колотилось, будто хотело выпрыгнуть из груди — он ожидал каких-то неприятностей с этой самой планетой, уж больно легко командор сулил расстаться с деньгами, и неплохими деньгами, вот только так, как это все происходило сейчас — этого Слай предположить не мог. Скорее всего, неприятности должны были встретить на уровне боевых спутников, или же на поверхности планеты, а чтобы так… Теперь все зависело от того, кого они встретят в абордажной группе. Свои, или чужие. И тут же усмехнулся — какие такие свои? Для него нет своих! Просто одни более опасны, другие менее опасны, вот и все!

Двери рубки бесшумно открылись, и в нее вбежали восемь человек — именно человек, а не гуманоидов, не каких-то мутантов вроде Хагана. (По крайней мере — внешне это были люди) Слай считал, что все-таки раса Хагана не что иное, как мутанты, произведенные из людей, а не отдельная раса, зародившаяся на Синтонии.

Впрочем — это сейчас было совершенно не важно. Важно было то, что перед ним сейчас стояли восемь человек в темной броне, с в шлемах, своими забралами напоминающими морды насекомых, с лучеметами, направленными в Слая и Хагана.

Оба звездолетчика сидели спокойно — Слай демонстративно покачивал правой ногой, перекинув ее через подлокотник кресла показывая отсутствие беспокойства, а по Хагану вообще нельзя было понять, волнуется он, или нет. Его обезображенная шрамом морда выглядела настолько бандитски, а скалился он так страшно, что шесть из восьми лучеметов "Краш" выцелили именно его, ловя каждое движения могучего тела

— Держите громилу! Я с этим поговорю — один из бойцов, ничем не отличающийся от других ни формой, ни вооружением поднял забрало шлема, и подойдя к Слаю протянул руку и повелительно приказал:

— Видон сюда!

Слай внимательно посмотрел на руку, протянутую так, будто человек что-то хотел ему подать, удивленно поднял брови и глупо похлопав ресницами, спросил:

— А вы кто? Какие у вас полномочия? Вы из таможенной стражи?

Человек не опустил руку, и так же повелительно повторил:

— Видон сюда, я сказал! Быстро! И никто не пострадает!

Слай вздохнул, привстал с места, нашаривая в заднем кармане коробочку, в которой была заключена вся его жизнь, укоризненно помотал головой, и жалобным голосом сказал:

— Ну что за жизнь?! Все начиналось так хорошо, ведь было все просто замечательно!

С последними словами Слай плюхнулся на пол так, что в животе у него что-то булькнуло, а отбитый "серебряный стержень" мучительно заболел, напоминая о том, что Слай еще не оставил после себя ни одного продолжателя рода Донгаров. Впрочем — кто знает, кто знает…

Импульс из лучемета прошел над Слаем, спалив штаны и опалив ягодицы почти до пузырей.

Следующий импульс должен был воткнуться Слаю прямо в зад, но не рассчитывая на помощь Хагана, беориец в падении успел схватиться за ноги нападавшего, и опрокинуть того на спину с такой силой, что боец на секунду потерял сознание. Слай же, не теряя времени зря, подгоняемый мыслью о скорой гибели и болью в обожженных ягодицах, рывком подтянул парня к себе и навалившись на него всем телом начал со всей силы бить кулаком прямо в открытое забрало супостата. Да, не следовало тому так халатно подходить к своему делу и недооценивать беорийца, выглядевшего мелким и хилым на фоне людей, выросших при 1g.

Планета, которая не сумела убить человека полуторной тяжестью, насылавшая на него ураганы, жару, насекомых, диких зверей и морских гадов, воспитала расу спокойных, уверенных в себе коротышей с усиленными связками, мышцами и костями. Только дураки могли думать, что раз беорийцы выглядят как земные подростки, то они настолько же слабы и беспомощные, как самые изнеженные из выпускников элитных колледжей императорской академии.

Как пелось в древней песне: "Мы мирные люди, но наш звездолет ждет нас на стапелях, и нет нам другого пути, кроме как открывать вселенную!"

Кости черепа несчастного хрустели под ударами твердого, как камень кулака Слая, он забыл обо всем, кроме как о желании убить, растоптать, расплющить гада, покусившегося на его жизнь! И когда кто-то тронул его за плечо, Слай опомнился, бросил свою затихшую, безмолвную жертву, пружиной взвился вверх и с размаху врезал ногой негодяя, напавшего на него сзади!

Грохот, удар, и…отборная матерная ругань знакомым хриплым голосом!

Хаган осторожно выглянул из-за пилотского кресла, покрытого следами лучевых ударов, и задыхающимся, сдавленным голосом громко крикнул:

— Эй, эй, это я! Слай! Остановись, это я, Хаган!

И тогда Слая начала бить дрожь. Только теперь он заметил тела, валяющиеся на полу как изломанные куклы, следы лучевых ударов, отпечатанные на стенах, покрытых запекшейся корочкой окалины, лужи крови и куски мяса, валяющиеся по всей рубке. Слая трясло, как в лихорадке, его подташнивало, и он с трудом сдержал позывы к рвоте.

Справившись с собой, перевел взгляд на встающего с пола Хагана и с облегчением определил, что тот был в общем-то цел, если не считать ожогов на верхней паре рук и порванных рукавов комбинезона. Подошел к синтонианцу, похлопал его по плечу и неверяще помотал головой:

— Неужели мы справились?! Ты — справился?!

— А ты силен! — ворчливо бросил синтонианец, с гримасой боли потирая бок — я отлетел как мяч, ей-ей! Ты чем меня шандарахнул?! Ногой?!

— Ногой… — сокрушенно кивнул Слай, осторожно ощупывая обожженный зад, который немилосердно болел, так болел, что казалось, его кто-то порет стальным хлыстом — прости, я не видел, что это ты…увлекся.

— Никогда бы не подумал, что ты можешь так врезать! — хохотнул Хаган — увлекся он, понимаешь ли! Да ты берсенк! С тобой надо быть осторожным! Увлечешься, и оторвешь башку нахрен! Да ладно, ладно — я сам виноват! Нельзя подходить к бойцу сзади, когда он в увлекся процессом! Процессом, понимаешь ли! Хе хе хе… ну-ка, что там с твоим…дружком? Все в порядке — ты ему башку расплющил. Просто месиво! Зря он забрало открыл, ох, зря! Мама всегда говорила — имеешь преимущество, используй его по-полной! Не нужно недооценивать противника! А что он увидел? Сидит мальчуган, этакий подросток, глазки такие синие, такой красотулечка — ну просто куколка! Ну что он может сделать?! А ты ему — рраз! И в рожу! Рраз! И в харю! Рраз! И в мурло! Рраз!

— Хватит, а? — взмолился Слай, которого уже мутило от этого бодрого "ррраз!" — у меня задница болит, просто сил никаких нет! Сходи за аптечкой…хотя нет — сейчас из рубки возьмем, тут есть…вон, открылось, дай ее сюда, мне даже идти больно! Видишь, что с задницей сделали, поганцы! Мне все девушки говорили, что у меня красивая задница, в теперь что им показывать? Шрамы?!

— Шрамы украшают мужчину! — хохотнул Хаган, и тут же снова хихикнул — правда лучше их иметь не на заднице. Да не переживай, цел твой зад, еще много атмосферы испортишь! Щас тебе укольчик впендюрим, и будет твоя задница снова завлекать баб! Кстати, а как ты ей завлекаешь? Что, прямо так и показываешь?! Подходишь, снимаешь штаны, и показываешь зад? И она твоя? Ты расскажи как-нибудь, ладно? У нас все строго, попробуй так вот подойти и показать задницу какой-нибудь девице — сразу огребешь четверть железа прямо посредине зада! Хотя…я ведь не пробовал, может и прокатит? На, держи!

Слай с отвращением посмотрел на свои окровавленные руки, заляпанные кусочками плоти убитого им человека, вытер о штаны и взяв аптечку в руки приложил ее к обожженной поверхности. Аптечка защелкала, — под кожу выплеснулись два заряда болеутоляющей жидкости, заряд ускорителя заживления, антибиотик, а потом выскочил микропаучок, деловито затянувший обожженные места быстротвердеющим гелем-паутиной.

Сделав свое дело, паук отпал, свалившись на пол и собравшись в небольшой комочек.

Слай с некоторым сожалением посмотрел на микроробота и облегченно вздохнув, заметил:

— Спасибо дядюшке — чего-чего, а вот аптечки у него самой последней модели, такие всего пять лет назад ввели в работу. Кстати — стоит довольно дорого. Не пожалел денег!

— На себя жалеть, на аптечку — дураком быть! — справедливо заметил Хаган, усаживаясь в кресло — ну что будем делать, капитан? Кстати, как ты понял, что это не настоящие стражники таможни?

— Он потребовал видон. То есть — хотел лишить меня средства связи. А ведь ему было достаточно всего лишь соединиться с ним по браслету стражи — тут же считал бы пропуск, этим бы дело все и закончилось А еще, он не представился, а у стражи, и у полиции положено представляться, прежде чем они начнут творить свои безобразия. Это как ритуал такой — не выполнил — значит не настоящий полицейский. Вот и все. А может и я и ошибся, да…но…мозг говорит — нет, я прав. Ты лучше расскажи, как ты этих негодяев посрубал? Силен! Семь человек в броне! Да ты настоящий монстр!

— Я тебе говорил, что Хаган не так прост, как кажется? Все-таки у меня восьмой уровень боевой подготовки! Ты говоришь не с каким-то дурачком, которого можно так просто взять, и завалить! Кхмм…

Хаган прокашлялся и покосился, не заметил ли Слай, как он облажался? Не он ли, Хаган, только что летел кубарем через всю рубку от пинка "кукольного мальчика"?

— Понимаешь, я-то был готов, а они не ждали, что перед ними окажется синтонианец в ИЗС! Я прыгнул в гущу толпы — они начали палить, попадали друг в друга, мешали — потеха! Эх, я и повеселился! Давно так не развлекался! Я с двух рук по ним из лучевиков, другой рукой — мечом! Ну и кулаком! Хрен ли там броня?! Она ведь не везде одинакова! У нее сочления есть! А кроме того — броня защищает от ударов лучей, от пуль малого калибра, от ножей и стрел, а если по ней хорошенько врезать ногой, то содержимое этой брони очень не радуется! В общем — оглушил я их, а потом маленько почикал. Гляжу — ты "увлекся", хотел тебя остановить, а ты вон чего…до сих пор болит ведь!

— Аптечку возьми. Пусть болеутоляющее тебе поставит — автоматически бросил Слай, осматривая корабль снаружи через внешние датчики — вот думаю, что с их телегой делать? Так-то мы ее спокойно утащим, масса у нее ерундовая. Только вот подчинится она нам потом, или нет? Скорее всего — нет. И еще — внутри, случайно, никого не осталось? Ты бы проверил, пока я штаны сменю — не ходить же мне с голым задом?

— Нет, а чего прятать-то? Сядем на планету, а там девки! Ты им зад свой покажешь, они тебя сразу полюбят, эти кошечки! Хе хе хе…

— Иди-ка ты…в трюм! И осторожнее, Хаг, мне не хочется тебя потерять. Включи защиту.

Хаган исчез в дверях, Слай пошел к конвертеру, осторожно перешагивая через трупы и лужи крови. Когда переступал через убитого им пирата, ему вдруг показалось, что пират вздрогнул, и Слай поспешил поскорее перепрыгнуть через покойника — ему представилось, что труп поднимает руку и хватает его за…

Картинка была такой яркой, такой неприятной, что у Слая заныл низ живота и снова заболела голая задница. Мама всегда говорила, что у Слая слишком живое воображение и ему следовало стать режиссером видеосериалов — они имели бы оглушительный успех!

Пока вытаскивал новые штаны из приемника, все время следил за "живым трупом", но тот не шевелился и нормально молчал, упокоившись на веки вечные. Да и не мог шевелиться, с разбитой-то головой. Наука этого не допускает. Наверное…

Хагана не было минут десять, потом он появился, оставляя за собой дорожку из мелких капелек крови. Подошел к аптечке, взял в руки и с видимым облегчением приткнул ее к левой верхней руке, на которой был содран приличный кусок шкуры. Открытое мясо сочилось кровью, и "паучку" пришлось много поработать.

— Двое было — глухо сказал Хаган, сплевывая на пол кровь вперемешку со слюной. Похоже, он пытался зализать рану, как делают все волки.

— Успели пальнуть из пушки, когда подходил. Если бы не ИЗС — конец. Но конец пришел им. Брат, валить отсюда надо, и поскорее. Похоже, что они передали сигнал тревоги на крейсер.

— Передали. Я отмалчиваюсь — кивнул Слай, закрывая глаза и откидываясь в кресле — разгоняю двигатели. Сейчас похоже нам поджарят зад…прикрой глаза. на всякий случай.

Удар был ожидаем, но все-таки потряс до глубины души. Экраны приглушили вспышку, но не до конца, и даже сквозь закрытые веки Слай почувствовал этот поток белого пламени, охватившего "Бродягу" со всех сторон.

Корабль вздрогнул, генераторы, выведенные на максимальную мощность взвыли, поддерживая силовое поле, поглотившее большую часть энергии, направленной на уничтожение двигательной установки звездолета. Если бы крейсер ударил всей мощью — неизвестно что бы случилось. Может поле выдержало бы удар, может его бы снесло, но…пиратам не нужно было уничтожать грузовик, а "лишь" разбить двигательный отсек. Они прекрасно знали, где тот находился, и ударили в него всеми пятью пушками, рассчитывая пробить именно в этом месте.

Частично им удалось это сделать — один из движков начало лихорадить, температура в трех блоках поднялась, и перед глазами Слая запрыгали красные цифры, указывающие на степень разрушения двигателя. В месте удара частично испарилась обшивка, и хотя силовое поле удержало воздух от улетучивания из корабля, но теперь двигатель не защищало ничего, кроме истончившегося защитного поля.

Грузовик ударил в ответ, пытаясь хоть как-то насолить агрессору, но куда там? Поле крейсера легко поглотило выплески плазмометов, лишь на миг вспыхнув от наполнившей защиту энергии.

Ракеты Слай пускать не стал — что толку? Их и так совсем не много осталось. Могут пригодиться.

Бродяга успел прыгнуть вперед, будто его поддали тяжелым ботинком, потому следующий залп прошел мимо, скользнув по голубому сиянию защиты и уйдя в открытый космос. Дядя не обманул — планетарные двигатели успели придать грузовику такое ускорение, какое ему не снилось и тогда, когда он был молод и едва сошел со стапелей Новой Германии. Звездолет понесся вперед, с каждым мигом наращивая скорость, унося в своих внутренностях двух авантюристов, молившихся, чтобы все обошлось.

Слай уже забыл о деньгах, забыл о том, что ему нужно отдавать кредиты, расплачиваться с долгами — мысль лишь одна, единственная — выжить, во что бы то ни стало! И когда сухой механический голос задал ему вопрос на незнакомом языке, продублировав его на Едином, обрадовался, как никогда в жизни!

— Звездолет, назовите себя! Ваша принадлежность?

— Я везу лекарство на планету Сильмана! Меня преследует имперский крейсер, прошу помощи!

— Звездолет, назовите себя…

Слаю показалось, что мозг спутника немного замешкался, повторяя вопрос, но больше подумать ничего не успел — в корму ударил еще залп, к нему присоединились две торпеды, вспыхнувшие красивыми цветками ядерных взрывов и сотрясшие корабль до самого основания. Поврежденный двигатель тут же встал, ускорение звездолета упало больше чем вдвое, и Слай скрестил пальцы, чтобы все получилось так, как он спланировал.

В космосе будто бы пошел огненный дождь. Из непонятно откуда взявшихся спутников, в сторону крейсера понеслись длинные очереди из плазмометов, темное небо перекрестили длинные белые линии смертоносных лучей, и преследовавший "Бродягу" крейсер скрылся за огненным штормом, накрывшим его с головой.

Что стало с крейсером — Слай смотреть не стал. Его больше интересовала приближающаяся зеленая планета, кое-где закрытая облаками, но в основном свободная, залитая светом желтого солнца — обычная планета, каких во вселенной тысячи, а может и миллионы. Ничего не выдавало в ней опасности, ничего не говорило о том, что экипаж ждут большие неприятности. А может, и не ждут? Может, больше не будет неприятностей? Слай на это очень, очень надеялся!

С поверхности планеты ударили несколько слабеньких лучей, способных сбить лишь слабо защищенный одноместный истребитель, вся защита которого состоит в его скорости и маневре. "Бродяга" легко принял этот дохлый удар, так же легко сбил несколько зенитных ракет, стайкой поднявшихся в воздух. Они не были ядерными, да это и понятно — кому потом хочется бороться с последствиями ядерного заражения местности?

"Бродяга" пронесся через довольно-таки плотную атмосферу, оставляя за собой светящийся след как какой-нибудь заблудший метеорит (Скорость велика, и волей-неволей воздух раскаляется о защитное поле), мгновенно затормозил, и почти не кренясь, на одном планетарном двигателе плавно сел в заданную точку.

Слай убрал мощность двигателя до ноля, до половинной мощности приглушил реактор, защитное поле оставив как есть — на всякий случай. Вдруг проклятый крейсер все-таки прорвется через строй спутников-убийц? Нужно быть готовым ко всему. Впрочем, подумав, ослабил защиту тоже. Если прорвется — зачем крейсеру стрелять? Ему — главное остановить, забрать груз, а уж потом…пока груз на "Бродяге", удар из космоса ему не страшен.

— О боги! Слай, я думал — отправлюсь в параллельный мир! Только не с героями пировать, а вытирать за ними плевки! Мне никогда так не было страшно! Мне кажется, я обделался! Обнюхаешь?

— Вот еще! Я всю жизнь мечтал обнюхивать обделавшихся напарников! — Слай не выдержал, и начал хохотать, все, громче, громче, к нему присоединился Хаган, и они покатывались со смеху, не в силах остановиться, и понимая, что это ненормально, а потому смеясь все громче и громче.

Это был истерически смех, безумный, разрядка организма, пришедшая после невероятного стресса, после смертельной опасности, пронесшейся у них за спиной и только лишь опалившей зад.

Отсмеявшись, космопроходцы вытерли прослезившиеся глаза, помолчали, и Хаган, неверяще помотав головой, с сомнением спросил:

— Одного не пойму — почему спутники стреляли не в нас, а в крейсер? Я думал — щас нас разорвут на части! Это был твой план? Лучше бы ты предупредил…такого страху заставил меня натерпеться!

— Спутник запросил нашу принадлежность. То есть — с планеты мы, или нет. Видимо, мы должны были подать какой-то кодовый позывной. Но мы не подали. Я сообщил, что везу лекарства. Я не выказал агрессии. То есть — мирный корабль. Потом я сообщил, что меня преследует имперский крейсер. И это все подтвердилось ударом крейсера по моему кораблю. Что думает мозг спутника? Перед ним корабль неизвестной конструкции, старый, его скорее всего нет в памяти бортового мозга спутника — у него точно заложены все силуэты звездолетов Сильманы, ее союзников, имперские боевые корабли. А вот "Бродяги", выпущенного триста лет назад — нет! И только что "Бродяга" сказал, что он медицинский корабль! И что Имерия его враг — раз на него напал имперский крейсер! И что должен сделать мозг спутника? Тут надо знать, что спутники обязательно обладают определенной свободой выбора. Как ни странно, они не всегда убивают все неизвестные корабли, которые входят в зону поражения. Вначале выясняют — опасен ли корабль, или нет. Потом предлагают сдаться — откуда у сепаратистов корабли? Они должны их захватывать! А тех, кто не сдается — уничтожать! В общем, короче, чтобы уж совсем не засорять тебе голову — спутник решил, что мы безопасны, что мы свои, и напал на тех, кто нас преследовал.

— А почему тогда противовоздушная оборона сработала? Почему они по нам палили?

— Видимо, они не связаны со спутникам в единое целое, и тупо стреляет по всему, что не подает условный сигнал. Вот и все. Тут же месиво из городов, не забыл?

— Ну ты и голова! Да, парень, с тобой не соскучишься, это точно! Купим мне прошивку пилота? Я тоже хочу полетать. Это даже интереснее, чем обычный бой!

— Интереснее…мда. Пойдем-ка, мой обделавшийся друг, посмотрим, что там у нас с обделавшимся кораблем, как бы нам не застрять на этой поганой планете надолго. Части обшивки у нас скорее всего нет и нам это встанет в копеечку… надеюсь — дырка там небольшая, и наших денег хватит, чтобы ее заделать. И не забывай — у нас стались сутки, чтобы отдать груз. Сигнал этим чумных дикарям я уже подал. Они ответили, что прибудут через несколько часов. Так что, у нас есть время осмотреться, сменить штаны и…прибраться. Что-то мне не хочется ходить, натыкаясь на трупы. Нужно выкинуть их наружу.

— Да ладно, чо ты…ща покромсаю на куски, да и в дезинтегратор. Нехрена таскать эту пакость! Только раздеть их надо — броня денег стоит, опять же — лучевики. Загоним потом старьевщику — вот тебе и деньги! А ты переживаешь! Да мы на одном мародерстве капитал сколотим! Чем больше поганцев лезет к нам в корабль, тем выгоднее — трофеи!

— Ну…действуй — с облегчением кивнул Слай, и побрел к выходу из рубки — а я к двигателям. Лучше тебе пока туда не соваться…там радиационный фон слегка повышен. Мне-то привычно, а ты может потом не получить потомства. Так что лучше займись уборкой.

Слай посмотрел на то, как Хаган ловко вылущивает из бронескафандров трупы пиратов и медленно пошагал по длинному пандусу туда, где располагались двигатели. По поводу радиации он слегка преувеличил, но утечка была точно. Возможно, она случилась после запредельного разгона реактора, и следовало убедиться, что ничего страшного не случилось. Слай очень надеялся на то, что дыра в корпусе была не слишком велика, иначе…иначе "Бродягу" ждала разборка старых звездолетов или просто приемка металла. Реанимировать такой старый звездолет стоило бы огромных денег, сравнимых с покупкой нового.

Слай не стал заранее расстраивать Хагана, хотя тот вряд ли бы расстроился так, как сам Слай. Ну что синтонианцу этот корабль? Так, железная лоханка. А вот для Слая тут совсем другое дело…


Глава 6 | Корпорация. Чумная планета | Глава 7