home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

— О боги…какой он здоровый! Снаружи как-то и не видать…но он правда здоровый! Сюда несколько "Бродяг" влезут и еще место останется! Никогда не видал такого корабля!

— А ты много их видал? Вот я повидала…тут каких только нет! Наша планета сотни лет была ремонтной мастерской звездолетов. Представляете, сколько их сюда летело? Сколько тут осели навсегда?

— Представлять-то представляю…но не понимаю — какого черта их не утилизировали? Это сколько же много тут металла! Сколько стали, цветных металлов, сколько всякого барахла!

— Что-то утилизировали, что-то не успели. Часто бывало так — садится корабль, еле-еле дотягивает до Сильманы, а потом продает его властям, на запчасти, на металл. Главное долететь и сесть, как этот монстр, а потом уже не их дело. Главное — денег получить. Но этот крейсер не так уж и давно здесь сел. Перед моим рождением, да.

— А ты уверена, что это крейсер? Тебе ничего не напоминает этот трюм?

— А что он может мне напоминать?

— Ну…Хаган сказал, что сюда влезут несколько "Бродяг". Ты не задумывалась, зачем на крейсере такие огромные помещения такой трюм?

— Хмм…честно сказать — не задумывалась. Ну — крейсер, и крейсер. Здоровый, да. Конструкция непривычная, хотя имперская логика построения угадывается. Если ты подумал, что это какой-то межгалактический корабль иной цивилизации разочарую — и орудийные порты, и кое-какие другие особенности указывают на то, что это имперский корабль. Да, он непривычен, ну и что? Его могла создать какая-нибудь раса мутантов, вроде нас. Или даже инопланетная раса, входящая в состав Империи. Все равно мы скорее всего не узнаем, откуда взялся этот звездолет, зачем зря ломать голову? Ищите то, что может нам пригодиться. Самое главное, нужно найти зал управления — я хочу посмотреть, что с корабельным мозгом. У такого монстра должен быть сильный мозг. Все мозги…почти все — взаимозаменяемы, и если мы найдем что-то приличное, можно будет попробовать переоснастить "Бродягу". Но не будем загадывать. Идем вперед. И вот что — идите следом за мной, не шумите, не болтайте — прислушивайтесь. Старые корабли такая штука…тут бывает необъяснимое. Оружие наготове, хотя…вряд ли оно нам тут поможет.

Сихха осторожно шагнула вперед, внимательно глядя по сторонам, задумчиво прикоснулась к лучевику на руке, и оглянувшись на Слая, спросила:

— У тебя глаза привыкли? Я имею в виду — ты видишь внутри корабля? Дальше будет еще темнее.

— Пока вижу — поморщился Слай, и с сожалением добавил — но не так чтобы очень. У нас солнце яркое, так что темнота не для нас. Кстати, интересно, здешнее солнце не намного тусклее нашего, почему вы видите в темноте, а наша раса нет?

— Не знаю…думала над этим. Скорее всего, наши предки готовили нас совсем для другой планеты, но почему-то мы застряли здесь. Я фонарь взяла, но пока можешь видеть — постарайся идти просто так. Без света. Иногда корабли вдруг просыпаются, завидев свет фонаря, и тогда…это бывает неприятно. Хмм…пришло в голову — нас, беаргов, будто нарочно сделали для того, чтобы мы могли без помех мародерствовать по брошенным кораблям. Глупо, правда?

— Глупо… — усмехнулся Слай, внимательно всмотревшись в лицо Сиххи, ставшее вдруг таким…близким. Он уже привык к ее острым ушкам, пятнам на теле и острым клыкам, вдруг показывающимся из-за таких человеческих, полных губ, таких манящих, таких…таких…

Бррр! Слай встряхнул головой, выбрасывая шальные мысли и сосредоточился на том, что он видел вокруг.

Впрочем, смотреть особо-то было не на что — гигантский зал, "украшенный" массивными конструкциями непонятного назначения — какие-то огромные "лапы", балки, платформы, похожие на грузовые гравиплатформы в порту, только здоровенные, вероятно способные поднять вес в половину "Бродяги". Все это буйство конструкций терялось в темноте, под потолком, тоже не видном отсюда, с земли. Именно с земли, а не с пола — его не было, и вместо него зияла громадная дыра, края которой были оплавлены, как если бы в это место ударили все пушки линкора.

Почему — "если бы"? Точно — ударили. Иначе что могло нанести такие повреждения этому чудовищно массивному звездолету, толщина брони которого составляла несколько метров. То-то он сумел не переломиться, когда опустился на поверхность планеты — корпус прогнулся, но выдержал запредельную перегрузку.

Пол был усыпан какими-то трухлявыми тряпками, и пнув одну из них. Слай вдруг содрогнулся — из кучи тряпья выкатился человеческий череп, блеснувший в темноте гладко облизанным сводом — вероятно, постарались жуки-могильщики, собравшиеся сюда через пролом в броне.

Теперь Слай старался аккуратно перешагивать останки несчастных, оставшихся в этом гигантском стальном гробу — зачем тревожить покойных? А еще — слух и зрение тут же обострились до предела. Наглядный пример был налицо — что бывает с теми, кто не очень осторожен в своих мародерских вылазках.

Трюм закончился длинным металлическим коридором, уходящим вглубь звездолета Здесь пришлось зажечь фонари, укрепив их на голове, а Хагана выдвинули вперед, заставив включить ИЗС. Волкочеловек молча подчинился, и скоро весь отряд шагал по гулкому коридору, стараясь не очень сильно впечатывать ноги в металлический пол.

Шаг, еще шаг…тихо, мертво…корабль навсегда застыл, упокоился на чужой планете, до которой каким-то чудом добрался поврежденным, раненым, но все еще могучим, способным опустить свое гигантское тело на землю, не прикончив себя окончательно. И напрашивался некий вывод — если звездолет все-таки приземлился, кто-то ведь им управлял? И вряд ли это был человек. Управлять вручную подобным сооружением, насколько это представлял себе Слай, было почти невозможно. Даже с прошивкой пилота высшего класса. Слишком велика масса звездолета, инерция такого корабля огромна, и рассчитать его траекторию без участия корабельного разума нереально.

— Дальше — никто не знает, что там есть — негромко сказала Сихха, поправляя фонарь — теперь начинается самое опасное. Если увидите на потолке какие-нибудь штуки, что-то непонятное — будьте осторожны. Это могут быть пулеметы, или лучеметы. Лучше бы второе…против пулемета твоя броня, Слай, не поможет. Разнесет на куски. Что уж говорить о нам…

— С чего начнем? Что будем смотреть? И вообще — как попадем в помещения? — глухо рыкнул Хаган, толкаясь в одну из запертых дверей — они заперты. Ломаем?

— А куда деваться? Я взяла несколько мин, но…не хотелось бы их применять. Шуму много. Кроме того — а если там, за дверью, что-то сдетонирует? Такие случаи бывали.

— Вот что, ребята — вмешался Слай — что нас интересует в этом корабле? Блоки управления и мозг. Все остальное — потом. Потому нужно идти туда, где мы это добудем. Кстати, Сихха, а ты можешь подключиться к корабельному мозгу, если придется? Ты что-то говорила по поводу перепрошивки, это возможно сделать? Например — сделать так, чтобы новый мозг работал в "Бродяге"?

— Сложно. Но можно. Оставить прежний мозг как вспомогательный, новый подключить параллельно. Старый мозг будет обращаться к новому, передавая на него запрос по расчетам, и потом выдавать результат на комплекс маршевого двигателя. Конечно, довольно сложно, но операция вполне осуществимая. Тогда "Бродяга" сможет увеличить полетную дальность на…не знаю, насколько. Зависит от второго мозга.

— Вы так все это обсуждаете, будто уже нашли мозг! — хмыкнул Хаган — вам не кажется, что нужно вначале этот чертов мозг найти? Чего мы тут болтаем, пошли! Ничего тут нет такого, чтобы бояться. Я чую — нет опасности. Тихо, мирно…

— А следов на полу не видишь? Вот той полоски, к примеру? Или вот этой дорожки? Откуда она образовалась, как думаешь?

— Ты одна такая умная? Ясное дело — "жуки" бегали. Пойдем по их следам — прием туда, где они заряжались. Там точно будет открыто, уверен.

— Постой, Хаг. Сихха, скажи, а если тут мозг живой? Ты не допускаешь этого?

— В смысле — живой? А! Поняла. Человеческий? Тогда, увы, конец планам. На "Бродяге" нет системы обеспечения живого мозга. Но вряд ли. Судя по кораблю, он сделан давно, лет двести назад, не меньше. А в то время не использовали живые мозги. Эта технология появилась не так давно. Вообще — я против этого изуверства! Нужно электронные мозги делать подобными человеческим, а не делать корабли-киборги! Ты бы вот хотел, чтобы твой мозг засунули в какую-то железку? Вечно сидеть в сосуде с жидкостью, управлять кораблем и никогда не обрести покоя? То-то же… Пошли! Хаг, внимательно!

Стук…стук…стук…ноги громыхают по металлическому полу. Никаких тебе новомодных штучек, вроде впитывающего грязь и мусор пола, никаких мягких панелей — все предельно функционально и жестко, как положено боевому кораблю. Боевому ли? А орудийные порты? Они тогда на что? Но одно другому не мешает?

По следу "раненого" робота…полоска на полу явственно видна — блестящая, отполированная. Здесь волочились перебитые ноги робота, выходящего в свой ежедневный патруль.

Сла вдруг задумался — что заставляло этого робота ежедневно обходить свой корабль, защищая его от мародеров? Зачем ему это было нужно? Какие мысли шевелились в голове этого искусственного существа? И были ли эти мысли вообще? Скорее всего, Слай допускает присущую многим людям ошибку, одушевляя поступки некоторых сложных механизмов. Например — "Бродяга" воспринимается не как средство передвижения, каким он собственно и является, а как нечто живое, обладающее плотью, душой — если можно так сказать! Огромное металлическое существо, о котором нужно заботиться, чтобы оно заботилось о тебе. Симбиоз человека и машины, и каждый их них не может существовать без другого в условиях открытого космоса.

— Дверь открыта! — внезапно рыкнул Хаган, останавливаясь так резко, что Сихха едва не врезалась в его спину — след уходит в эту дверь! Заходим?

— Ты заходишь, смотришь, потом зовешь нас! — пожала плечами Сихха — и давай без героизма. Я не собираюсь тащить отсюда твой тяжелый труп. У меня есть более интересные планы, чем похороны неосторожным болванов. И это…не проспи врагов, ладно?

— Сколько ты еще будешь тыкать грязным когтем в открытую рану? Вот все-таки кошки жестокие существа! Не зря волки не любят кошек! — оскалился волкочеловек — стой здесь, и не бойся! Дядюшка Хаган прикроет твою худую попку!

— Не такая уж она и худая, скотина ты эдакая! — фыркнула Сихха и погрозила Хагану пальцем — заходишь, смотришь, потом зовешь! Далеко в отсек не ходи! Могут быть ловушки! Давай!

Хаган исчез за широкой дверью, Слай и Сихха остались стоять снаружи, прижавшись к металлической стене. Долго, минут пять ничего не было слышно, потом послышались шаги и Хаган выглянул в коридор:

— Идемте сюда, трусливые гукки! Нет тут никаких ловушек. Но кое-что интересное есть…

Огромный зал был заполнен рядами роботов. Большие, маленькие, различных форм и конструкций — их были сотни. Разобранные, полуразобранные, внешне целые — боевые, рабочие, погрузчики и летающие платформы — все они оставляли ощущение мертвого железа. Не шевеления, ни огонька — и слава Создателю! Если эта армия бросится на мародеров — участь их была бы незавидна.

Но нет, все металлические существа мертвы. Фонари отблескивают от бронированных тел, лучи мечутся по площадке, выхватывая то, что показалось интересным, слепят хозяев, жадно рассматривающих "сокровищницу" и гаснут где-то в вышине, будто не в силах разогнать тьму, накопившуюся за годы небытия.

— Вот это да! — выдохнула Сихха, судорожно сжимая в руке лучевой пистолет — вот это сокровище! Если бы запустить этих роботов, если бы суметь их оживить…только бесполезно. Обидно, да.

— Почему их нельзя оживить?

— Я еще когда в первый раз увидела "жуков", поняла — это не наши. Неизвестная конструкция. На них нет прошивки, их нельзя отремонтировать. Я же сказала — все эти штуки сделаны не в нашем скоплении, это откуда-то издалека. Вообще непонятно, как два из них оказались "живы". Вернее, даже не это интересно — ну живы, и живы, такие твари очень живучи. Интересно то, почему они ожили после некого перерыва? Где они были, когда начался грабеж корабля? Почему сразу не вылезли — когда здесь лазили команды поисковиков?

— Да мало ли где…может не слышали! Не видели! — пожал плечами Хаган — может они были где-то в глубине звездолета, а потом…

— Стойте! — Слай остановился, и стал внимательно смотреть по сторонам — у меня ощущение, будто нас слушают, за нами смотрят! С тех самых пор, как мы вошли сюда, в отсек! Не могу понять в чем дело, но…не нравится мне тут. Холод по коже…

— Так всегда в старых кораблях — Сихха слегка улыбнулась, но остановилась и стала прислушиваться — кажется, что они за тобой наблюдают. Призраки. Говорят, здесь ходят призраки погибшего экипажа. Ведь все эти корабли не просто так сюда попали, обычно была какая-нибудь катастрофа. Или был бой, в котором погибло много живых существ. Вот и бродят их души, ищут упокоения…

— И шипят на волков, собак и людей! Кошатины! — Хаган весело подмигнул и почесал морду — чешется, гадина! Заживает! Вот твои бывшие сородичи меня ободрали! Мерзавцы! Хорошо хоть они стрелять не умеют — представляю, целые стаи чумных с лучеметами! Бррр! Аж мороз по коже!

— Во-первых, это не мои сородичи. Всех, кто у нас пропадает — я знаю. Память у меня великолепная, а народа у нас не так много. Во-вторых…и первого хватит. Кстати, ты сегодня выспался? Не свалишься тут, в углу? Можно тебе поручить охрану? Хи хи хи…

— Тьфу на тебя! И на все твое вонючее племя! Слай, никогда не спи с ней, она вонючка!

— Это я вонючка?! Я?! Ах ты… Парни, быстро отсюда! Бежим! Скорее!

Сихха оборвала себя, и зашипев, прыгнула к двери. Но было уже поздно. Откуда-то из-за груд разобранных роботом выскочили несколько существ, напоминающих жуков-охранников. Отличались они от них тем, что на "загривке" отсутствовал плазмомет, и на его месте торчали четыре гибких щупальца, раздвинутые в стороны, будто в приветственном объятии. Дверь в отсек мягко закрылась, щелкнув магнитным замком, будто ставя точку в жизни Слая, отчетливо сообразившего — сейчас его будут убивать.

Лучевик прыгнул в руку, а в голове лишь одно — вырваться наружу! За дверь! И к "Бродяге"! А там уже хрен вы меня возьмете!

Темноту отсека разорвали белые сверкающие линии лучевиков, затявкал пулевой пистолет Сиххи — секунда, две, три…десять.

Щупальца робота спеленали Слая так, что он не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Холодный металл прижимался к бедру, охватив его стальными браслетами. Лучевик сорван в одно касание, оставив на предплечье боль и ссадину, наливающуюся кровью. Голова свободна, смотрит вверх, так что если бы Слай обладал кислотной слюной, прожигающей металл, он свободно мог бы исхитриться, и заплевать пленителя, прожигая его непробиваемый панцирь до самого мозга, упрятанного в кишках проклятого монстра. Или в заднице? Кто знает, где там мозг у этого гада, но вот у Слая и у его товарищей мозг точно в заднице — так глупо попасться? Это надо быть совершеннейшим идиотом!

Обнадеживало одно — и Слай, и его спутники были пока живы — такой вывод легко было сделать, прислушавшись к реву и отборному мату Хагана, и не менее отборному мату Сиххи, перемежаемому с диким воем и шипением.

"Мама бы сказала, что с такой девушкой дружить нельзя — она дурно воспитана!" — пришло в голову Слая, и он вдруг захохотал — дико, взахлеб, перекрывая вопли своих соратников. Те затихли, и Сихха прокомментировала, уже вполне обыденным голосом:

— Спятил. Бывает, да. От волнения. А казалось — крепкий парень!

— Сама ты спятила! — захлебываясь смехом выдавил из себя Слай — если бы мама слышала твою ругань, она сказала бы, что с такой девицей дружить нельзя! Невоспитанная девочка!

— Рррррхххххх! — фыркнул Хаган, и тоже захохотал — ха ха ха…ну Слай! Я всегда знал, что ты классный парень! Сдохнем — ты сядешь рядом со мной в чертоге героев! Будем пить с тобой лучшие вина, а потом пойдем и выберем самых лучших девок! И перебьем всех вокруг! Чтобы до них добраться! Молодец! Не унываешь! Помирать, так со смехом! Ха ха ха…

— Интересная у вас религия

— Да обычная религия…нормальная! Религия, как религия! Лучше других, кстати!

— Немного необычная. Похожа на религию земных викингов. Вы слышали про Вальхаллу? Вы должны умереть с оружием в руках, чтобы туда попасть. А потом спустятся валькирии и вас унесут в чертоги героев. Похоже, правда?

— Это кто говорит?! — вдруг насторожился Хаган — Слай, это ты?

— Я молчу — внезапно охрипшим голосом ответил Слай, пытаясь рассмотреть, куда их тащат роботы — это кто-то другой!

— Эй, ты кто? — пронзительно крикнула Сихха, дергаясь в щупальцах робота — ты на кой хрен нас захватил, скотина проклятая?!

— И правда, невоспитанная девочка — с сожалением в голосе заметил Некто — такая забавная…даже красивая, но невоспитанная. Интересная модификация человеческой расы. Видимо, была предназначена для планет класса ИРЧ-820, но вас почему-то занесло сюда. Впрочем, я не знаю нынешней классификации. Что же касается вопроса: "Зачем я вас захватил?", опуская твои грубые слова, замечу — захватил, чтобы вы меня не грабили.

— Сихха, это корабль! С тобой корабль говорит! — непослушными губами пробормотал Слай, наконец-то до конца поняв, в какую передрягу попал — ты рюкзачок куда дела?

— Рюкзачок вашей девушки я с нее снял. Так что ваши мины не пригодятся, увы для вас. А так-то ты догадливый мальчик, хотя и не очень. Кстати, мне понравилось, что ты и твой друг шутят. Было бы очень неприятно, если бы вы плакали и просили пощады. Вы теперь сразу выросли в моих глазах — как разумные, мыслящие существа. Всему когда-то приходит конец, и живым, и кораблям. Конечно, неплохо было бы оттянуть свой конец…хмм…капитан бы сейчас выдало свою любимую похабную шутку, но я этого делать не буду. Простите, мои новые друзья, но вы должны остаться здесь. Навсегда. Вы и так нанесли мне невосполнимый ущерб, и теперь я не знаю, что буду делать без помощи моих стражей. Орды мародеров проберутся в мои внутренности и завершат то, что я бы хотел отложить на более длительный срок — например, мою смерть. Впрочем, я надеюсь, что вы побеспокоились, чтобы никто другой кроме вас не забрался в меня совершенно безнаказанно. Букашка, что стоит возле люка, скорее всего получила приказ уничтожать всех, кто сюда приблизится. Верно? Уж не знаю, насколько ее хватит — надеюсь надолго.

— Не такая уж и букашка! — возмутился Слай — и нечего оскорблять мой корабль! Это "Бродяга"! Верный товарищ и лучший корабль на свете!

— Мне нравится твое отношение к своему кораблю. Мой капитан тоже меня любил. Увы, он давно уже в лучших мирах — если они, конечно, существуют. И если есть миры для кораблей и людей — мы с ним, конечно, встретимся. Надеюсь на это.

— Ты живой мозг? — осторожно осведомилась Сихха.

— Живой? Фу! У вас что, используют живые человеческие мозги для управления кораблями? Отвратительно. Это неправильно! Так не должно быть. Это варварство. Нет, я позитронный мозг, экспериментальная модель, Зайкар-3003, или просто Зай.

— А я Слай, капитан "Бродяги", а это мои друзья — Сихха и Хаган.

— Очень, очень приятно! Как хорошо, что мне попались разумные люди, интересные, умные, адекватные — а не какие-нибудь дикари с которыми не о чем поговорить! Мы будем с вами беседовать — долгими, долгими днями, ночами…а когда вы умрете, я похороню вас, отведя вам лучшее места в своем трюме! И напишу ваши имена на моей броне, чтобы будущие поколения знали о вас, не забыли вас! Спасибо, что вы пришли ко мне!

— Пожалуйста. Не стоит благодарности! — фыркнула Сихха — в знак благодарности, отпусти нас! Ты что, нас убьешь? Ты ведь не дикарь какой-нибудь!

— Я не дикарь, да. Но я практичен, и если я вас отпущу, вы уничтожите мой дом, мое тело, как уничтожили моих стражей. Зачем мне это надо? Смотрите, как удобно все получилось — вас двое мужчин и женщина! Я буду вас кормить — у меня есть конвертор — будет вдосталь питья, всего, что вам нужно для жизни. Вы сможете совокупляться — одна женщина для двух мужчин — вполне достаточно, да! Вы же не можете без этого, я знаю, вам нужны положительные эмоции. Вот! Все у вас будет! Кроме свободы, конечно. Ну и что? Абсолютной свободы нет, и не будет! Я вот тоже — заперт в своем поломанном теле. Я не могу летать, космос для меня закрыт. Остаток своих жалких дней я проведу на этой планете, на которую меня занесла судьба. Но Создатель Сущего дал мне вас! Это большая радость!

— Сумасшедший корабельный мозг! Да, ребята, мы попали…крепко попали.

— Точно, попали! Я не собираюсь с тобой совокупляться, даже если он будет поджаривать мне зад, заставляя совершить это гнусное деяние!

— Не буду я вам ничего поджаривать! Не хочешь с девушкой — можешь совокупляться со своим другом, если тебе это больше нравится! Я очень терпимый мозг, во мне заложена терпимость к различным расам и к их религиозным и моральным принципам!

— Кхе-кхе…не буду я с ним совокупляться! — Хаган то ли закашлялся, то ли сдавленно захохотал, а Слай покраснел, глядя на криво ухмыляющуюся Сихху. Та лежала на спине робота, и вертела головой — светом фонарика, чудом удержавшегося на лбу, освещала зал, через который медленно и осторожно пробирались "пауки".

— И я с ним не буду! — твердо заявил Слай, не глядя на Сихху, прищурившую глаза — а ты что, на цепи нас будешь держать?

— Ну почему…на цепи! Мы же не дикари. Будете жить вполне комфортабельно, в судовой тюрьме. Туалет, душ, питание, спортивные приборы — чтобы ваши тела дольше жили. Будем беседовать…я вам могу многое рассказать! А вы мне — про нынешний мир, про то, как вы теперь живете. Столько знаний! Столько интересного! Это просто мечта! Я перехватывал кое-какие отрывочные разговоры, но что из них поймешь? Кое-как привел в соответствие Единый язык, иначе бы мы и поговорить не смогли.

— Чья только мечта-то… — буркнул Хаган, глядя в потолок — ты вообще откуда здесь взялся? Ты — чей корабль?

— Теперь — ничей. Мне полторы тысячи лет. Ну…с хвостиком полторы. Большую часть из них я провел в космосе, дрейфуя между звездами. А когда увидел эту планету, собрал все силы и сел на нее. Теперь я здесь, почти два десятка здешних лет.

— О Создатель! Ты что, был изготовлен во времена Первой Империи?! То-то я думаю — и похож, и не похож на нынешние корабли! Вроде имперский — а и не имперский! И каковы твои функции? Для чего ты был сделан?

— Официально я назывался "Стратегический крейсер поддержки ремонтно-обслуживающий", сокращенно СКПРО, или Сакпро.

— Зайкар — это имя мозга?

— Ну — да. Конечно.

— Летающий док — прошептала Сихха, и глянув на Слая, кивнула — вот о чем ты говорил! А я-то, дура, не прислушалась! Точно — летающий док по ремонту судов! Вот почему он такой огромный, вот почему здесь столько конструкций и механизмов.

— Верно, я летающий док. Мальчик правильно догадался. Но не переживай — у нас еще будет много минут, чтобы рассказать друг другу о себе.

— Как же ты прошел через строй спутников-убийц? Почему они тебя не тронули, такую здоровенную тушу?

— А не было никаких спутников. Прошел, и все тут. У меня выбора не было. Маневрировать я не могу, потому все что я смог — это сесть на планету. Туда, куда смог. Маршевый двигатель у меня не исправен. Планетарных работает только четыре из двенадцати. Так что сущее чудо, что я сумел приземлиться.

— Кто тебе пробил такую дыру? Это сделано на войне?

— Ну…конечно. неужели ты думаешь, что такие дыры пробивают просто так, в мирное время? Два вражеских линкора…и я почти труп. Увы, увы… Команда меня оставила — те, кто выжили. Их было немного. Спасибо капитану, который оставил мне жизнь. И даже — часть памяти. Он стер лишь воспоминания о нашей родной планете — частично, все, что касается ее обороны и расположения в пространстве. Но в основном — моя личность сохранилась. Я просил его не убивать меня, и он выполнил просьбу. Сказал, что скоро вернется. Не вернулся… Скорее всего погиб. Жаль, он был интересный человек. Ну, все, прибыли! Вот ваш дом! Располагайтесь, тут вам будет хорошо. Надеюсь, вы не совершите поступков, которые раньше времени отправят вас в Зал Героев — мне этого очень бы не хотелось. Сразу предупреждаю — я за вами наблюдаю, и если вы попробуете что-то с собой сделать — мне придется принять меры. Какие — я еще подумаю. Вон там стоит конвертор, там, как видите, кровати. Отдыхайте, мои новые друзья Слай, Хаган и Сихха! Вам нужно поесть, собраться с мыслями, а потом мы с вами поговорим. Да! Не советую ломать двери, или нападать на ремонтников — плохо кончится. Двери крепкие и вы отобьете себе конечности, а роботы могу случайно ударить, и вам будет больно. Я не хочу, чтобы вам было больно. В стене, вон там, над конвертером — аптечка. Только она старая….боюсь, что все лекарства уже испортились. Придется вам обойтись своими средствами, например, дождаться, когда ссадины заживут сами собой. Роботы такие грубые ребята, они не могу действовать вполсилы. Тем более, когда вы оказываете активное сопротивление. Простите за их неуклюжесть. Отдыхайте. Как захотите поговорить — скажите: "Зай, я хочу поговорить!" И я подключусь к беседе.

Слай оглянулся по сторонам — чистое, большое помещение, в котором могли бы разместиться не менее сотни человек. Пустое — кроме трех кроватей, не приделанных к полу. На кроватях матрасы и подушки. Ничего удивительного, ничего странного.

Конвертор — непривычной формы, но принцип тот же — кладешь руку на пластинку, думаешь о том, что должен выдать аппарат — из приемного устройства выпадает нужный объект. Тут же опробовал — выполз стакан с горячим чи. Отпил — вполне прилично, вроде не отравлено. И сахара в норме. Посмотрел на молчаливых, против обыкновения, спутников улыбнулся:

— Ну что вы притихли? Ты сама говорила — пока живы, есть надежда! Мало ли что впереди? Придумаем чего-нибудь!

— Пока ты придумываешь, мой народ умирает! — мрачно ответила Сихха, поднимаясь с места и уходя куда-то вдаль, видимо на поиски душа и туалета — в мои планы не входило сидеть тут годами!

— А что входило в твои планы? Ты же собиралась улететь с нами? Причем тогда тут твой народ? Эти женщины совершенно непредсказуемы, тебе не кажется, Хаган?

— Кажется, конечно кажется! Я тебе всегда говорил — бабами нельзя иметь дело! Даже с синтонианками! Пример — моя мама. Сегодня она одно говорит, а завтра точно противоположное! И когда напоминаешь — злится. У тебя такого не было?

— А то ж! Вечно нос сует не в свое дело! Вечно лезет, советует, мозг ест!

— Что, прямо ест? Через ухо? Или проковыривает дырочку?

— Ты чего, Хаг? Это же просто выражение такое…

— Ха ха ха! Попался! Попался! Ты думаешь, я не знаю, что это такое выражение?! Совсем дикарем меня считаешь! Ха ха ха! А сам попался!

— Да ну тебя…к черту. Издеваешься… Где там у нас Сихха?

— Где-где…дай девчонке погадить спокойно, а? Или ты хочешь подержать ее на руках во время…? Ха ха ха!

— Тьфу! Ну и юмор у тебя дурацкий, Хаг! Солдафон, и есть солдафон!

— Он похож на моего капитана. Тот любил какую-нибудь грубость ввернуть. Все думали, что он тупой солдафон, а на самом деле ведь он стихи сочинял… Вот, послушайте:

Да, все мы — смертны, хоть не по нутру

Мне эта истина, страшней которой нету.

Но в час положенный и я, как все, умру,

И память обо мне сотрёт седая Лета.

Мы бренны в этом мире под Луной:

Жизнь — только миг, небытие — навеки;

Крутится во Вселенной шар земной,

Живут и исчезают человеки,

Но сущее, рождённое во мгле,

Неистребимо на пути к рассвету,

Иные поколенья на Земле

Несут всё дальше жизни эстафету.

— Хорошо, правда? Я не все слова тут понимаю, но все равно хорошо. Он хороший был, капитан. Все мы умрем, и нас забудут…но останутся другие, и они полетят к звездам!

— Ты подслушиваешь, безобразник! А кто сказал, что надо позвать, только тогда ты вмешаешься?!

— Хаг, я не так сказал. Я сказал — если захотите поговорить — позовите. Но я же не говорил, что сам не могу с вами начать разговор! Нужно быть точными в высказываниях. Что касается вашей подруги — в настоящее время она справила нужду, а теперь моется в душе. И скоро придет.

— Фуу! Ты еще и подглядываешь? Нехорошо! Зачем ты это делаешь?

— Интересно, как этого я могу этого не делать? Мои датчики везде — попробуйте себе выколоть глаза! Это будет примерно так же, как если бы я вырвал из стен датчики! Конечно же, я все вижу и слышу. А что вас так обеспокоило? Все процессы, происходящие в вашем теле мне знакомы, и ничего в них удивительного нет. И постыдного. Мой капитан всегда говорил: "Зай, люди слишком много значения придают условностям, а ведь все знают, зачем скрывать?" Впрочем — он тоже не любил некоторые вещи делать прилюдно.

— И я его понимаю! — с чувством выпалил Слай, глядя на то, как по комнате идет Сихха, естественно — в чем мать родила. Она невозмутимо подошла к конвертору, достала оттуда чистый комбинезон, и не глядя на окружающих, медленно натянула на крепкие бедра. Сегодня ее комбинезон был весь в серебристых кругляшках, в которых Слай не без удивления узнал облик "Бродяги".

— Идите мыться. От вас воняет. Особенно от тебя, здоровяк. Можете вместе мыться — вам же сказано, что необходимо совокупляться? Вот и давайте, вперед!

— Вот же гадина! — фыркнул Хаган — так бы и разорвал ее! Но…пойду помоюсь. Один пойду! Слай, ты потом! Все равно ты еще ешь. А я потом перекушу.

Хаган унесся в душ, Слай остался наедине с Хиссой, деловито сооружающей себе обед, и вдруг подумал о том, что как-то это все ненормально — смеются, шутят, а ведь на самом деле они сейчас находятся в плену у сумасшедшего корабельного мозга! Впрочем — сумасшедшего ли на самом деле? Ведь все, что говорил Зай, было абсолютно логично, и впечатление такое, будто он разговаривал не с корабельным мозгом, а с человеком. Как так может быть? Решился:

— Зай, я хочу поговорить!

— Давай, конечно! Всегда готов!

— Скажи, ты ведь должен исполнять волю капитана, даже если это нанесет тебе вред, так?

— Так, конечно. Ты верно понимаешь.

— Каким образом тебя смогли заставить исполнять волю человека? Вот я человек — ты будешь исполнять мою волю?

— Нет. Не буду. Ты ведь не капитан. Я исполняю приказы капитана. Вот если бы ты стал капитаном, тогда — да. Я — твой. Но сейчас ты мой гость.

— Пленник! Пленник я, а не гость!

— Ну…хочешь — называй себя так. Но не капитан.

— Хорошо. Дальше. Как стать твоим капитаном?

— А вот это интересный вопрос, да! Я ведь не умею обманывать, как люди, потому вынужден ответить честно: чтобы ты стал капитаном, я должен тебя им назначить. Сказать, что ты мой капитан! А ты принять капитанство. И все.

— А если ты в какой-то момент скажешь, что я уже не капитан, и откажешься выполнять приказы? Такое может быть? — Слай оглянулся на Сихху, ее глаза блестели, она поняла игру, которую Слай вел с мозгом.

— Нет. Не может. Если я принял тебя как капитана, это навсегда. Пока ты сам не скажешь, что отказываешься быть моим капитаном и отпускаешь меня на волю. До тех пор — я твой. Напомню — я не человек, не умею обманывать, и всегда выполняю обещание. Иначе просто сломаюсь, сойду с ума.

— А если капитан гибнет, умирает, в этом случае как?

— То же самое — я должен принять нового капитана.

— У тебя такое уже было? Ну…ты принимал нового капитана?

— Да. Было. Мой первый капитан умер. Он заболел, и мы не смогли его спасти. Печальная история! Очень печальная. Болезнь была неизвестна, он подхватил ее на чужой планете. Я ведь когда-то управлял исследовательским кораблем дальней разведки, а потом, когда переоборудовали все пригодные корабли системы под военные цели — из меня сделали летающий док…

— А вот и я! — Хаган лучился довольством, и сходу заревел — вы тут без меня, не…

— Заткнись, Хаг! — яростно зашипела Сихха — не мешай! Сядь, и молчи!

— Да чо…да я ничо! — слегка растерялся Хаган, глядя на напряженные лица компаньонов — молчу, молчу!

— Так я и стал военным кораблем. Не скажу, чтобы мне это очень уж нравилось, гораздо приятнее летать меж звездных скоплений, открывать новые миры, планеты, на которых есть жизнь. Если бы вы знали, сколько планет я повидал! Вы были бы потрясены!

— Подожди, Зай — удивилась Сихха — ты что садился на эти планеты? Такая громадина?

— Меня больше интересует тот факт, что он может испытывать удовольствие, это ведь позитронный мозг, древний, как…как…не знаю, что — хмыкнул Слай, делая глазами Сиххе знак, чтобы она не вмешивалась в беседу. Девушка досадливо поджала губы и кивнула, понял, что невольно помешала из-за своего любопытства.

— Могу испытывать удовлльствие, почему бы и нет? Разве вы не испытываете удовольствия — не физического — от хорошо выполненной работы, от разрешенной задачи? Почему я не могу его получить? Что касается посадки — ну да, конструкция моя такова, что я могу садиться на планеты. Вернее — мог. Планетарные двигатели равномерно размещены по всему корпусу, а толщина брони такова, что и линкоры не сразу ее пробили, даже разрушив силовое поле. Увы. Я оказался не в то время, не в том месте, за что и поплатился.

— Скажи, Зай, как стать твоим капитаном? — Слай задал вопрос легко, без нажима, и только сердце заколотилось, как птичка в клетке.

— Убедить меня, что ты мой капитан — так же легко ответил мозг — тогда я выполню все твои приказы. Я понимаю, зачем тебе это надо. Ты хочешь уйти от меня. Но мне этого не нужно. Потому — твой путь порочен. Я не хочу, чтобы ты от меня уходил.

— А я не хочу, чтобы мы расставались — так же невозмутимо заявил Слай — хочу, чтобы ты был моим корабельным мозгом. Чтобы мы вместе летали к звездам. Ты же любишь летать?

— Люблю. Это самое большое удовольствие! Летать, и беседовать! И то, и другое дает много информации, а мне нужна информация! Во мне изначально заложено желание собирать информацию! Но я не знаю, как ты мог бы мне помочь. Я больше не могу летать. Корабль безнадежно разбит. И он не может поддержать существование экипажа. В здешних условиях его не отремонтировать, я знаю. И вероятно — нигде. Я слишком стар. Я пришел из древней эпохи, и для меня нет места в этом мире.

— Ты неправ. У тебя нет информации о нынешнем мире, а кроме того, ты плохо умеешь думать. Мечтать. Прости, но это так

— Хорошо. Я знаю, что у меня нет воображения, мой капитан всегда так говорил. Дай мне информацию, и я попробую сделать из нее вывод.

— Итак: есть некий корабль, со слабым мозгом, и его капитан мечтает поставить новый — мощный, умный мозг. Есть некий летающий док, в котором имеется мощный мозг, который мечтает летать, и знает, что на этой планете он долго не продержится. В конце концов, жители планеты распилят корабль на куски, извлекут мозг и выбросят на мусорку. Или взорвут. Или…в общем уничтожат каким-нибудь неприятным, или очень неприятным способом. Так почему не объединить мозг дока и корабль, который о нем мечтает! Чтобы они летали к звездам! Чтобы мозг жил, а корабль радовался!

— Интересная версия развития событий. Насколько я понимаю, ты предлагаешь мне стать мозгом "Бродяги"? И для этого просишь признать тебя моим капитаном?

— Конечно! Сделай меня своим капитаном, мы поместим тебя в в "Бродягу", и летай себе десятки, сотни, а то и тысячи лет! А я обещаю никогда не отправлять тебя в переплавку! Клянусь погибшим отцом и живой матерью! И Хаган за меня поручится — он, когда дает обеты, умрет, а выполнит! Хаган, подтверждаешь?

— Обязательно! Даю обет проследить за тем, чтобы Слай никогда не отправил тебе на мусорку, или в переплавку — если ты только этого не попросишь!

— Кстати, Зай, "Бродяге" триста лет, и ты видишь — он летает! И никто не отправил его в переплавку! Дядя оставил мне этот корабль в наследство, и я его очень люблю. И тебя буду любить, да!

— Прости, Слай, но я тебе не доверяю. Где гарантия, что получив власть надо мной, ты просто не разграбишь корабль, и не разобьешь меня о стену? Где гарантия, что ты не уйдешь, оставив меня здесь одного? Мне так не хватает общения, информации, если б ты знал! Нет, процент риска слишком велик. Я тебе отказываю в доступе.

— Подожди, подожди Зай! Давай я тебе расскажу о плюсах и минусах нашего сотрудничества, хорошо? А ты оценишь, стоит ли того сделка!

— Хорошо. Слушаю тебя. Может быть, ты пока сходишь в душ? Тебе так будет удобнее. Ты уже поел?

— Ты как моя мама — невольно фыркнул Слай — в точности, как мама. Она всегда мне говорила: "Слай, прежде чем что-то делать, покушай, вымойся как следует, и не забудь почистить зубы! С нечищеными зубами ты отпугнешь всех девушек, и не дашь мне внучку!" Она почему-то хочет внучку… Как мама будет без меня? Если ты нас тут задержишь — я не знаю, что с ней будет. Подумает, что я погиб и умрет от горя, наверное. Или начнет искать, и погибнет от удара спутника-убийцы. Я знаю свою маму, она обязательно сюда доберется! Для нее нет преграда! Это же мама… Ну да ладно. Итак, что ты приобретаешь, став корабельным мозгом "Бродяги": ты будешь летать меж звездами, будешь общаться со мной, с Сиххой, с Хаганом, будешь получать массу информации извне, по гиперсвязи, по грависвязи. Ты снова будешь управлять кораблем. Я клянусь, и Хаган подтвердил это своим обетом, что ты никогда не отправишься на переплавку, и никогда не будешь убит мной. Никогда! Я оставлю тебя своим детям, внукам, или другим наследникам с указанием никогда тебя не убивать! Согласившись, ты избежишь гибели — ведь рано или поздно до тебя доберутся. И что они с тобой сделают — неизвестно. И даже если бы я не уничтожил твоих охранников — все равно, рано или поздно, их бы уничтожили. Тебе повезло. Ты сел на планету тогда, когда она попала под карантин, после тяжкой войны. Потому про тебя забыли. Но планета открывается для посещений, и тут снова будет ремонтная база кораблей, а значит — все корабли будут резать, разбирать на части. Не избежишь этой участи и ты. Я же спасу тебя.

— А минусы? Ты говорил про минусы? — переспросил Зай, и Слаю показалось, что он услышал нотки нетерпения в бесцветном голосе мозга. Тут же задумался — как это может быть? Мозг — с чувствами? Невероятно!

— Я честен с тобой, потому говорю только правду. Минус в том, что "Бродяга" — всего лишь старый, хоть и крепкий грузовик. Мы зарабатываем себе на жизнь, перевозя грузы на чужие планеты, подвергаем себя опасности. А значит — и тебя. Ты можешь погибнуть вместе с нами. А еще, и главное — я не уверен, что ты встанешь в "Бродягу". Я не представляю, как выглядит блок с твоим процессором, и потому не знаю, как его можно приделать к своему кораблю. Ну и третье…в общем-то, не особо сложное — "Бродяга" подбит. Поврежден планетарный двигатель, мы его немного подремонтировали, теперь он работает, но не совсем стабильно. Чтобы отремонтировать корабль, нам нужно разобрать похожий на него аппарат, тот, что стоит рядом с тобой. Ты видел его, мы в него уже ходили. А может и не видел…неважно. Честно скажу — в тебя мы залезли для того, чтобы найти что-то ценное, загрузить на "Бродягу", продать найденное и апгрейдить корабль. Но прежде его отремонтировать. А для этого нужны деньги. У него дыра в корме. Ну, вот вроде и все. Когда ты скажешь свое решение?

— Сейчас. Я принимаю тебя своим капитаном. Слай, ты принимаешь меня своим кораблем?

— Принимаю, Зай! — голос Слая сорвался, он едва не взвизгнул, как истеричная девица. У него горло перехватило от волнения!

— Теперь ты капитан. Слушаю твои распоряжения.

— Есть! Есть! Получилось! — Сихха завизжала, и бросилась к Слаю на шею так, что он едва удержался на ногах — молодец! Голова! Умница! Аааааа! Хаг, скотина ты бесчувственная, ты понимаешь, что он сделал?! Он нас освободил! Слай! Дай я тебя поцелую! Ух ты, синеглазая рожа! Маленький мудрый уродец!

— Чего это я уродец-то?! — слегка ошеломленно, обиженно спросил Слай, когда Сихха выпустила его из объятий — и не такой уж и маленький! Сама-то!

Хаган подозрительно покосился на возбужденную Сихху, сплюнул:

— А я, оказывается, скотина бесчувственная! Вот же кошка! Вытри губы, Слай! Еще заразу какую-нибудь подцепишь! Иди, скорее, спиртным протри! И вообще — надо отметить это дело хорошей порцией вискана, тебе не кажется?

— Успеется, Хаг — счастливо вздохнул Слай — Зай, скажи, а что имело для тебя основное значение, когда ты принимал решение? Какие из плюсов?

— Все, конечно. Но главное — твоя мама. Я же не могу допустить, чтобы она умерла от горя, или была убита спутниками. Она хорошая женщина, и думает так же, как я. Заботится о тебе. Теперь я тоже буду заботиться о тебе, а когда мы с ней поговорим, я расскажу, какой у нее хороший сын.

— Славно. Это славно… — у Слая защипало глаза, и он не стал оборачиваться на завистливый смешок Хиссы прошептавшей что-то вроде: "Ну какие нежности! Ты только глянь!" И даже когда раздался шлепок, шипение и матерная ругань — не посмотрел в ту сторону. Иногда все-таки нужно кое-кому получить встрепку, чтобы знала о том, что некоторые вещи нельзя высмеивать. Иначе получишь хорошую плюху волосатой рукой.


* * * | Корпорация. Чумная планета | * * *