home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

– Ну и?

– И что?

– Рассказывай!

– А может, ты первый? Ты пришел ко мне, а не я к тебе. Начинай.

– Хм… ты прав. Нальем по второй?

– Нальем. Только предупреждаю – бесполезный перевод вина. Я не пьянею.

– Что, совсем? Врешь! Хм… не врешь, вижу… интересно… неужто?! Перевертыш? Не может быть! Хотя почему нет? Это объясняет, как ты смог со мной разделаться, будто муху прихлопнул.

– А почему ты так удивился? Неужели перевертышей так мало? Ты же знаешь про таких?

– Знаю? Да я за всю свою жизнь видел только одного перевертыша, и он был в охране главы клана! Такие, как вы, не бродят по миру просто так, их всегда прибирают к рукам. Или они прибирают… У тебя странный акцент. Только не говори, что это северный говор! Я знаю северный говор, но ты странно выстраиваешь фразы, окончания слов тоже немного отличаются. Незнающий человек не заметит, но я искушен в этом деле. Меня не обманешь. Откуда ты взялся, Андрей?

– Издалека, – решился Монах, – и хочу вернуться домой. Если ты мне поможешь, я тебе заплачу. Хорошо заплачу.

– Эх… жаль, что ты перевертыш! – с искренним сожалением воскликнул гость. – Так и знал, деньги у тебя водятся. Я бы тебя прибил, а потом обобрал! И сейчас бы лежал с двумя лучшими девками из «Лунного цветка», пьяный, счастливый, и голова бы не болела!

– Самому-то не стыдно – обирать несчастных горожан? – невольно ухмыльнулся Андрей. Ему чем-то нравился этот беззастенчивый бретер, говорящий то, что думает, невзирая на последствия.

– А чего стыдного? – удивился Харад. – Я что, не даю им возможности сопротивляться? Я честно вызываю на бой, они имеют право взрезать мне брюхо так же, как я им. И кто виноват в том, что они умеют драться хуже, чем я? Пусть учатся!

– А не боишься, что тебе как-нибудь всадят стрелу в затылок? Или болт в сердце? Родственники или друзья убитых тобой. Не боишься мести за ограбленных?

– Ну… есть такая опасность, – неохотно признал Харад, – два раза покушались, твари. Руку пробили болтом да глаз чуть не выбили – чиркнуло по виску. Вообще-то я собирался покинуть эту землю, и твои денежки должны были послужить мне мостом в другую жизнь. Что-то горячо здесь стало… пятки так и прижариваются. Хотел на Шинунал свалить. Там сейчас идет война, можно хорошо заработать.

– Грабить селян? Горожан? – скривился Андрей. Гость уже не казался ему симпатичным парнем.

– Кто попадется, – пожал плечами Харад. – А что, во время войны на территории противника все, что добудешь, – твое! Разве в твоих краях не так?

– Хм… вообще-то так, – неохотно признал Андрей и вздохнул. – Ничего не меняется. Ни в каких мирах. Подожди, а кто там воюет? И с кем?

– Кланы – между собой. За власть. Король отправился к далеким берегам, на юг, власти нет. Как только он исчез, как только исчезла королева, тут и началось. Резня, резня и резня. Уже несколько месяцев резня. Я не хотел туда ехать, но… лучше уж там повоевать, чем получить стрелу в затылок здесь.

– Не понимаю разницы, – пожал плечами Андрей. – Там убьют и тут убьют… а что, другого занятия найти нельзя?

– В пираты? – усмехнулся Харад, поглаживая рукой глиняную кружку с рисунком ели на боку. – Пираты долго не живут. Два, три, пять походов – и тебя грохнут. Случайная стрела, камень из камнеметалки, и конец. Да и не так это дело прибыльно, как кажется. Я был в пиратах – больше не хочу. Ну что, расскажешь, что тебе понадобилось здесь, в забытой богами дыре?

– А мне показалось, приличный город, – усмехнулся Андрей. – Чего это забытый богами-то? Просто у тебя сейчас черная полоса в жизни, вот и кажется, что город плох.

– Черная полоса? Какая черная полоса? – не понял Харад.

– Ну… говорят, что жизнь похожа на… хм… в общем, представь себе дорогу, которая поперек раскрашена полосками. Это и есть наша жизнь. Полоса черная – это полоса неудач, полоса белая – это период, когда тебе везет, когда все замечательно. Вот так и живем.

– Интересно, – восхитился Харад. – Ты точно не из наших краев, я никогда не слышал такого! Но ты опять хитро увел разговор от себя! Ох ты и хитрый тип! Итак, перевертыш, который никому не подчиняется, не из наших краев, говор странный. Пришел в город-порт – зачем? Значит, хочет куда-то плыть. Точно?

– Точно. Мне нужно уплыть туда, куда отправился король Шинунала, – решился Андрей. – Насколько это реально? Ты местный, ты должен это знать.

– Никто ни за какие деньги не поплывет в те края, – хмыкнул Харад. – Безумная королева заставила короля отправиться за море, и теперь от них нет никаких известий. Все знают, что они погибли. За морем живут чудовища, питающиеся людьми, – это знают даже младенцы.

– За морем живут такие же люди, как и вы, – усмехнулся Андрей. – Или ты не всерьез? Шутник…

– Многие так и считают – за морем чудовища, – ухмыльнулся Харад, – только я не верю. Но верю в то, что, если одинокий корабль приблизится к чужим берегам, участь его будет незавидна. Пираты, они везде пираты. И некому защитить. Отправляться в такую даль можно только в несколько судов, с толпой умелых бойцов, способных дать отпор. Потому никто и никогда не отправится в те края в одиночку. Понятно? Значит, ты из тех краев… и как ты попал сюда? Магия? В сказках умелые маги могут переносить на огромные расстояния всякие там предметы, и даже людей. Ты так тут оказался?

– Случайно, не своей волей, – неохотно подтвердил Андрей. – Перенесся сюда и теперь хочу вернуться домой. Что посоветуешь?

– Давай-ка нальем по кружечке… у меня от хорошего вина голова лучше работает. Ну, за то, чтобы наши мечты сбылись!

Харад в три больших глотка опустошил кружку и удовлетворенно вытер рот тыльной стороной ладони, откинувшись на спинку стула и поглядывая на Андрея поблескивающими глазами. Посидел, созерцая собеседника, будто диковинную зверушку, и продолжил:

– Давай рассуждать так: у кого кораблей достаточно, чтобы отправить за море целый флот или хотя бы штук пять? Меньше пяти просто глупо: пираты обычно ходят на промысел в три-четыре корабля, самое меньшее – в два корабля. Это должен быть или крупный купец, или… сам глава клана. Впрочем, есть и еще путь – купить корабль, оснастить, набрать команду и отправиться куда надо. Но… где ты найдешь таких смельчаков, чтобы отправиться неизвестно куда через все море? Ты хоть знаешь, сколько времени займет путешествие? Куда плыть?

– Если с Шинунала – месяц пути. – Андрей задумчиво покатал между пальцами шарик из хлебного мякиша, потом прицелился и ловко выстрелил им в открытую форточку.

Харад проводил «снаряд» взглядом, удивленно поднял правую бровь, будто восхищаясь способностями собеседника, и вернулся к разговору:

– Нужен хороший рулевой, способный держать курс, нужен хороший корабль, способный выдержать шторм в открытом океане. Нужна команда, которая способна бегать по снастям и не будет ночью красться к твоей каюте, чтобы перерезать тебе горло. Видишь, как много надо, чтобы ты смог перебраться на Южный материк? Кстати, а ты уверен, что он есть, этот материк? Мало ли что придумали безумная королева и король, который, как говорят, полностью был у нее под каблуком!

– Хочешь, чтобы я рассказал о том материке? – усмехнулся Андрей. – Есть, есть материк. Месяц пути на корабле. А ваше войско, наполовину выбитое, теперь служит империи Балрон. Рыжий корпус – так оно теперь называется. То, что осталось от армии безумной королевы. Да, я их разбил. Я и мои люди. Как тут оказался, не знаю. Магия какая-то. Итак, нужен корабль – ты с этого начал? Посмотри, ты человек опытный, этого хватит, чтобы купить нужный корабль?

Андрей поднялся, сделал пару шагов к шкафу и достал с нижней полки небольшой мешочек с камнями, которые дал ему Урхард.

– Гляди! – Андрей развязал горловину кошеля и высыпал на стол горсть камешков, тускло блеснувших среди крошек на столе, залитом вином. – Этого хватит на корабль?

– Это… это то, что я думаю? – вытаращил глаза Харад. Он осторожно потыкал пальцем в камешек размером с ноготь мизинца. – Это они, адаманты?

– Они, – усмехнулся Андрей. – Я не знаю, сколько стоит ваш корабль, способный пересечь море, потому ты мне должен помочь. Я оплачу твои услуги, не беспокойся.

– Оплатишь? Вот это правильно, – довольно кивнул Харад. – Я поиздержался, работа мне нужна. На корабль тут хватит. И на снаряжение, и на припасы. Проблема только в том, что все хорошие корабли, все до единого, принадлежат главе клана. Все – нужного нам размера и оснастки. И продаст ли он такой корабль – это вопрос.

– Подожди… а как же купцы, о которых ты говорил? – неприятно удивился Андрей. – Крупные купцы? У них что, нет хороших кораблей? В чем дело?

– Я тут подумал – нет, таких у них нет, – невозмутимо пожал плечами Харад. – Те, что есть, больше подходят для путешествий вдоль побережья, да могут достичь Шинунала, не более того. Ну и пограбить сойдут: низкая осадка, если что – прячутся на мелях. А тебе нужен настоящий морской корабль, с большой осадкой, крепкий, устойчивый. Такие строят только для главы клана. У него их десятка два – боевые корабли, с камнеметалками, высокими бортами, за которыми прячутся лучники. Стоят такие корабли дорого, да. Но тебе хватит денег, вернее, камешков – если он будет согласен продать такой корабль. Теперь подумай, что ты можешь предложить главе, чтобы он согласился расстаться с боевым кораблем. Деньги? У него их куча. Власть? Он тут бог. Захочет – любого вздернет или башку отрубит. Глава делает все, что хочет. И закон ему не указ. Это самый крупный клан нашей земли, и скоро он будет главным – ходят слухи, что глава собирается подмять под себя остальные кланы. Единственное, что его может заинтересовать, это ты, перевертыш. Вот только он сразу пожелает, чтобы ты ему служил. А если не захочешь – уничтожит. Зачем ему в землях клана человек, который может пройти через охрану как раскаленный нож через брусок масла? Ты опасен, а значит, нужно тебя уничтожить. От стрелы в башку никто не застрахован, и у нас есть стрелки, сажающие стрелу в пятно размером с кулак на расстоянии триста шагов и больше. Ты не сможешь пройти по улице, не сможешь тут жить. Кроме как служа главе.

– А если попробовать найти корабль на Шинунале? – угрюмо переспросил Андрей. – Они ведь ушли на юг, и корабли для этого нашли. И, замечу, много кораблей. Что-нибудь да осталось!

– Нет. Все ушли. И больше кораблей они не строят. Смута охватила Шинунал, идет борьба за власть, я тебе уже говорил. Не до путешествий теперь им. Весь остров клокочет, булькает в крови. Забудь про Шинунал, как только твоя нога ступит на берег – тут тебе и конец. Ну хорошо, может, и не сразу, но все равно конец. Каждый островитянин постарается выпустить тебе кишки. Сотому или тысячному это удастся – как я уже говорил, от случайной стрелы никто не застрахован. Ты чужак. Тебя издалека видно – ты чужак. Парень, ты просто не видишь себя со стороны, от тебя так и веет чужаком, и твои рассказы о том, что ты с севера, из дальнего клана, никого не введут в заблуждение! Кстати, я не удивлюсь, если главе клана уже доложили о странном путешественнике, который так быстр и ловок, что за несколько ударов сердца уложил на пол некоего придурка, и выглядит не так, как здешние люди. Глава любит все странное… может, на этом сыграть? – Харад задумчиво поскреб чисто выбритый подбородок со следами пореза. Видимо, порезался, когда брился.

– Погоди, ты сказал, что можно завербоваться в наемники на том же Шинунале? А как это вяжется с тем, что чужаку выпустят кишки? Любому чужаку?

– Ну не надо так буквально понимать все, что я сказал, – поморщился Харад. – И притом, когда завербуешься, ты уже не чужак, ты свой. На тебе будут цвета того клана, в котором ты воюешь. За который ты воюешь… – Харад помолчал, отпил из кружки, вытер губы и поднял взгляд на Андрея. – Вот что я скажу: тебе одна дорога, к главе клана. Сумеешь его уговорить – он продаст корабль, поможет с командой. Не сумеешь – ничего не получится, даже если ты осыплешь порт золотом.

– Как попасть к главе? Если я правильно понимаю, к вашему главе не так просто попасть. Вряд ли кого-то с улицы приведут в его покои.

– Ну… всякое бывает, – усмехнулся Харад, – но мысль верная. Ты хочешь спросить, могу ли я провести тебя к главе? Как ни странно, могу. Я знаю начальника его охраны, знаю приближенных. Когда-то я… впрочем, это длинная история и тебе неинтересная. Ну что же, завтра я за тобой зайду… в полдень. Да, в полдень. Готовься, думай, что скажешь главе. А я пойду договариваться о встрече, не буду терять время. И вот что – ты мне будешь должен… пятьдесят золотых.

– Не жирно ли? – ухмыльнулся Андрей. – Запросы у тебя не по одежде, а?

– А что одежда? – слегка обиделся Харад. – Ну некому вычистить было, денег нет, а так-то лучшие раванские кружева, болорская шерстяная ткань, сапоги из мягкой кожи руки мастера Гулрада! Оружие – лучших мастеров… хм… ну да, да, у тебя лучше. Да у меня тоже были полосы светлые! Пришлось вот на черной полосе расстаться с хорошим оружием… я и сам не рад. Но с твоей помощью разбогатею, да. Дай в счет оплаты десять золотых? Не бойся, я не убегу с деньгами! Хочу посетить «Лунный цветок» – у меня бабы не было три седмицы! А на портовых грязных шлюх я не размениваюсь! А пошли вместе к девкам? Там есть такие штучки – потом спасибо скажешь! Пошли?

– Нет, не пойду, – снова усмехнулся Андрей, – я не хожу к шлюхам. Нет, не предпочитаю мужчин, не делай такую физиономию. Я сплю с теми женщинами, которых люблю. Или хотя бы влюблен.

– Молодой еще, – скривился в улыбке Харад. – Я тоже когда-то был романтичным идиотом. Теперь знаю цену деньгам, словам и любви. Нет ее, любви-то, есть желание… и когда ты его не можешь удовлетворить, тогда… тогда… в общем, хреново тогда. Я не люблю обслуживать сам себя, это унизительно для воина. Впрочем, менее унизительно и безопасно, чем связываться с гнилозубыми портовыми бабами, воняющими потом, черными пеньками зубов и селедкой! Брр! От них пахнет мертвечиной!

– Откуда знаешь? – не выдержал Андрей. – Раз ты с ними не связываешься?

– Ой, ну не будь таким придирчивым, – подмигнул Андрею Харад, – всякое бывало! Когда солнце палит, не думаешь, насколько грязна вода, – напиться бы! Утолить жажду! Ну что, пойдем со мной?

– Что-то разговор не туда зашел, – помотал головой Андрей. – Нет, не пойду. Денег дам – пять золотых. Выполнишь дело, получишь свои пятьдесят золотых. Но! С этого момента я тебя нанимаю. Ты будешь работать на меня, отрабатывать свои пятьдесят золотых.

– Пятьдесят золотых – без учета еды и выпивки! – вставил Харад, блестя глазами. – Кормежка за твой счет!

– Без учета выпивки и кормежки, – согласился Андрей. – Когда ты со мной. Оплачивать твои походы в публичный дом я не собираюсь. Ты делаешь все, чтобы я мог купить корабль, нанять команду. Если понадобится – дерешься вместе со мной, за меня.

– За море тоже с тобой идти?

– Это как захочешь. И вот еще что, никаких драк без моего разрешения, если только тебе не будет угрожать опасность. Или мне. Я не хочу, чтобы какой-то удачливый боец выпустил тебе кишки прежде, чем ты сделаешь все возможное по нашему контракту. Согласен?

– Так-то согласен, но замечание про драки мне не нравится! – фыркнул Харад. – Я этим только и жил последнее время! И они не смогут меня взять, болваны все! Я самый…

– Никакой ты не самый, – резко перебил Андрей, не обращая внимания на неудовольствие собеседника. – Если я смог тебя побить, значит, и еще кто-нибудь сможет. А ты мне нужен. Готов заключить контракт? На таких условиях?

– Готов, но ты обещай, что отомстишь за меня, если мне прострелят башку, – уныло заключил Харад. – Я теперь работаю на тебя, значит, ты должен мстить за своего наемника.

– Хорошо. Я отомщу, если только узнаю, что тебе мстят не за подлый поступок, – пожал плечами Андрей. – Вдруг ты снасильничал какую-нибудь девицу, а потом ее задушил? За такое любая казнь не кажется несправедливой.

– Обижаешь! – поджал губы Харад. – Я похож на человека, насилующего девиц? Впрочем, наверное, похож, – хохотнул он. – Ладно, согласен. По рукам! Ритуал?

– Ритуал.

Андрей встал вслед за Харадом, они скрестили руки, соединив ладони, и Андрей перечислил все, что они с Харадом должны сделать. Завершили ритуал слова Харада:

– И пусть покарают меня боги, если я нарушу договор!

Андрей достал из пояса пять золотых, бросил их на стол, и не успело стихнуть эхо стука монет, как они уже исчезли под ладонью бретера, радостно заулыбавшегося новому работодателю. Еще через пять минут Харада уже не было в комнате, он так спешил к своим девицам, что чуть не упал, споткнувшись о порог.

А может, подействовало вино, которое он выпил в одиночку – Андрей больше не пил. Что толку пить, когда не пьянеешь? Андрей всегда считал это извращением. Безалкогольному пиву – бой!

Пустой день. Андрей не любил такие дни, они в его бурной жизни случались не раз и не два. Какой-нибудь городишко, в котором и посмотреть нечего, и сходить некуда, и вообще, тоска, пыль и пустота. Нет друзей, нет знакомых, нет ничего, что бы могло занять мозг, – кроме мысли, что нужно выполнить заказ и быстро унести ноги. А до акции нужно ждать, иногда по несколько дней – цель никогда не указывали заранее, только на месте. Обычно Андрей выходил в город и бродил по улицам, отмечая для себя пути отхода, укрытия, дорожную обстановку – застрять в пробке на отходе было бы верхом глупости.

Все провинциальные городки похожи друг на друга: люди двигаются медленно, будто под водой, никуда не спешат или сидят возле забора на корточках и курят, лениво перебрасываясь ничего не значащими фразами. Куда спешить, когда все дни похожи один на другой и, если ты ускоришь движение, все равно ничего не изменится. Кафешки – почему-то всегда их владельцами были кавказцы. Скучающие таксисты на ржавых рыдванах, отмытых до блеска. Автобусы на автостанции, поглощающие жадными ртами дверей тех, кто отправляется в большой город на поиски лучшей жизни, не замечая, что городок держит их на длинных-длинных нитях и норовит притянуть назад, в душное болото провинциальности.

Вот и сейчас у Андрея было странное чувство, что-то вроде дежавю – все знакомо, все банально и навязло в зубах, как жилистая говядина. И пусть прохожие одеты по моде другого мира, все равно они не такие, как в столичных городах, более спокойные, что ли. Они так же сидят на корточках, так же курят – слабую наркоту, – закатывая глаза и лениво болтая о том, что видят. А видят они чужака, одетого, как принято в северных кланах. Видят и тут же забывают о нем. Как и он о них.

В порту такое же вялое движение – середина дня, солнце высоко, время обеда. Грузчики, которых нетерпеливый наниматель заставил работать без перерыва, посулив высокую плату, с угрюмыми физиономиями и руганью таскают мешки на небольшое судно, будто раздувшееся от поглощенного груза. Купеческий корабль видно сразу – устойчивый, вместительный, по скорости равный утюгу. Купцу незачем устанавливать рекорды, ему бы медленно и важно доплюхать до порта и разгрузиться. Впрочем, на палубе купца стояли две камнеметалки, а возле них были сложены камни, и, как по опыту знал Андрей, где-нибудь в крепкой клети обязательно имелись сосуды с зажигательной смесью. Здешние вояки умели делать что-то вроде «греческого огня», по сути «коктейли Молотова», в больших кувшинах с фитилями. На «купце» на бухтах канатов сидели вооруженные охранники, спрятавшись в тени, зевающие, но неусыпно и зорко наблюдающие за причалом. Как только Андрей попытался подойти поближе, тут же был остановлен окриком лучника, угрожающе поднявшего лук с наложенной стрелой. Поговорить с хозяином корабля не получилось – тот отсутствовал, вместо него был помощник, и этому помощнику было совершенно некогда разговаривать со всякими там бродягами, мешающими следить за погрузкой «этой демоновой лохани» и по вине которых «эти дети больной ослицы, по недоразумению называемые грузчиками», лишатся надзора и обязательно уронят в воду какой-нибудь ящик с ценным товаром. Посему чужак был отправлен восвояси с фырканьем и проклятиями. Впрочем, этот злющий человек, утирающий пот с грязного, пыльного лба, навел Андрея на правильный путь: оказывается, в городе был трактир, в котором после работы собирались корабелы. В этом же трактире заключались сделки по продаже кораблей. Туда и был отправлен покрытый пылью и руганью чужак.

В трактире «Белый парус» в этот час народу было мало, и делать тут до вечера было нечего. Но Андрей ничего не потерял, все равно трактир находился по дороге к той гостинице, где он остановился. Убедившись, что придется ждать несколько часов, пока соберутся корабелы, Андрей побрел в свою гостиницу и после более чем обильного обеда завалился на кровать, созерцая остатки утреннего завтрака, пустой кувшин из-под вина и вспоминая разговор с Харадом.

В очередной раз прокрутив беседу в памяти, пришел к выводу, что делает все правильно. А то, что он пытается найти другие варианты, так это нормально. Почему он должен верить словам Харада? Тем более что Харад, похоже, «мутный» по самую макушку.

По привычке старого солдата спать тогда, когда удается, а не тогда, когда хочется, Андрей заставил себя заснуть и проснулся уже вечером, когда светило почти погрузилось в море, окрасив небо сочными красными мазками. Прежде чем стемнело совсем, Андрей уже шагал в «Белый парус».

Увы, посещение «Белого паруса» не дало совершенно ничего. Его выслушивали, задавали вопросы, улыбались, как опасному сумасшедшему, от которого неизвестно что можно ожидать, и слегка испуганно пересаживались, тихо делясь со своими собутыльниками комментариями о ненормальном, собирающемся отправиться за море. Именно тихо, потому что сумасшедший выглядел довольно грозно, и никому не хотелось получить кинжал в брюхо, случайно задев странного северянина неосторожным словом.

В общем-то все оказалось так, как ему рассказал Харад, – все крупные океанские корабли, они же военные корабли, находились под контролем главы клана, и продавать их никто не собирался. Купцам корабли такого типа были не нужны, они их не строили. А тот, кто собирался строить, должен был получить разрешение у главы. Все. Круг замкнулся.

Раздосадованный и мрачный, Андрей отправился в гостиницу дожидаться своего наемника – а что еще было делать? Время он коротал за обильным ужином.

Уже лежа в постели, обдумывая сегодняшний день, Андрей вдруг понял, что ему не давало покоя. Весь день ему казалось, что за ним кто-то наблюдает. Он оглядывался, осматривался, но не замечал никого похожего на соглядатая. Однако Андрей доверял своему чутью старого вояки, наемного убийцы, потому был уверен – кто-то и вправду за ним внимательно и пристально следит. Профессионально следит, иначе он бы уже обнаружил филера. Не новичок же, в самом деле.


– Эй, командир, подъем! – В дверь грохнул крепкий кулак, и Андрей, с рассвета мучительно ожидавший прихода своего «подчиненного», тут же отодвинул засов и впустил Харада.

– Готов? – Хрипловатый голос бретера был еще более хриплым, а на щеке красовалась ссадина, вокруг которой расплывался сине-желтый кровоподтек. – Я думал, ты дрыхнешь, а ты вон что, уже одет!

– Я же сказал тебе – не драться? – холодно осведомился Андрей. – Так какого демона?!

– Да я и не дрался! – возмущенно выдохнул Харад. – Это подлая стрела, едва успел голову убрать! Что я поделаю, если эти твари за мной охотятся? Эта семейка Меркин – злые гады, я тебе скажу. Они в родстве с главой одного из южных кланов, вот и обнаглели вконец! Думают, им все сойдет с рук! Ничего… будет еще время…

– Хватит о Меркинах, – так же холодно перебил Андрей. – Ты договорился о встрече с главой?

– Конечно! – опять оскорбился Харад. – Я же обещал! Ты встретишься с главой. Прямо сейчас. Пошли?

– Пошли, – кивнул Андрей, окинув Харада быстрым взглядом.

Тот был слегка бледен, видимо, после ночной попойки и общения с девицами, но руки у него не дрожали. Харад вышел в коридор, Андрей за ним, задержавшись, чтобы закрыть за собой дверь на ключ.

Идти было недалеко – минут пятнадцать быстрым шагом. Андрей легко успевал за Харадом, который шагал тяжело, размашисто, как ходят мореходы, только что покинувшие палубу корабля. Они как будто стараются впечатать ногу в землю, подозревая, что та сейчас вдруг закачается и сбросит их на камни мостовой.

Поместье главы, как и ожидалось, напоминало небольшую крепость – мощные каменные стены, центральная башня, в которой можно прятаться от неприятеля, захватившего остальную территорию.

Как было известно Андрею, в таких крепостях можно отсиживаться если не годами, то месяцами точно. В каждой башне были свой колодец, запасы продовольствия. Вот только всегда удивляло – ну хорошо, достать тебя не могут, а ты их? Можно же взять измором! Подкопаться, в конце концов, если приспичит. Расчет, похоже, был на то, что захватчикам надоест осаждать башню и они разбегутся на поиски более легкой добычи, а тут и делай ноги. А возможно, имелся подземный ход, по которому можно сбежать – сбежали же они с Урхардом через систему канализационных тоннелей, почему другие не могут?

Эти мысли промелькнули в голове Андрея, как пробегает по информационному табло строка новостей, и канули где-то на задворках сознания, не оставив никакого следа. Почти никакого.

Охранники у ворот – здоровенные парни, закованные в железо с головы до пят и возвышающиеся над Андреем и Харадом как осадные башни, – раздвинулись при их приближении, пропуская гостей в замок. Молча, не задав ни одного вопроса и не сделав ни одного лишнего жеста. Андрея с Харадом точно ждали, и охрана была предупреждена заранее. Гости пересекли мощенный булыжником двор, сопровождаемые пристальными взглядами караульных лучников на стене.

Андрея удивило такое количество охранников с луками – неужели каждый день глава окружен столь многочисленной охраной? Сделал вывод, что столько охраны именно из-за него. Похоже, глава его опасается. Знает, что он перевертыш. Откуда узнал? От Харада, конечно.

Они миновали длинную террасу, потом небольшой ухоженный парк, площадку, которая, видимо, служила для тренировок охраны – судя по стеллажам с деревянными мечами и шестами, которые должны были изображать боевые копья.

Убранство замка Андрея не удивило. Его дворец в Балроне был гораздо богаче, ухоженнее, цивилизованнее, если можно так выразиться. Здесь же варварская роскошь сопутствовала грубости солдафона – на задрапированных богатой тканью стенах висели мечи, щиты, сабли, дротики и много-много всяческих приспособлений для лишения человека жизни и здоровья.

Глава клана оказался вполне милым человеком, его лицо немного портил шрам, проходящий от уха к подбородку. Похоже, были повреждены нервы, управляющие мышцами щеки, и та оставалась неподвижной, отчего улыбка делалась ироничной, будто ее хозяин постоянно подтрунивал над собеседником. Впрочем, оно так и было. Глава просто-таки лучился весельем, довольством, и первые его слова были:

– Ну наконец-то! А я уже вас заждался!

Андрей был слегка обескуражен приемом, не так он представлял себе главу могущественного клана и владельца десятков боевых кораблей, но виду не подал и, слегка поклонившись, представился:

– Андрей. У меня к вам просьба…

– Подожди, подожди! – перебил глава. – Давайте-ка присядем за стол, там и поговорим. Вы все-таки гости, по крайней мере ты гость, – усмехнулся мужчина и сел в высокое кресло, украшенное резьбой и позолотой. – Харада-то я давно знаю, очень давно… сколько лет, Харад?

– Хм… сорок, господин! – усмехнулся бретер. – С самого детства!

– Уже сорок лет! Ай-ай! Как бегут годы! – сокрушенно покачал головой хозяин дома и кивнул мрачному, настороженному Андрею: – Ты наливай себе вина… а! Забыл, тебе с него проку нет. Вы, перевертыши, не можете пьянеть. Не принимает организм. Зато у вас много прекрасных свойств, которые помогают жить, не правда ли?

– Правда, – невозмутимо кивнул Андрей. – Жить и убивать.

– Да-да, конечно! – восхитился глава. – Ну тогда поешь. Я знаю, вам, перевертышам, надо много есть, иначе вы умрете. Сожжете себя. Ты худой для перевертыша, обычно они потолще. Болел? Был ранен? Скорее всего, второе. Это ты ухайдакал главу клана на севере? Точно ты. Там такая смута теперь началась, жуть! Но скоро закончится. Решил я прибрать к рукам их клан. Бестолочи они какие-то, им нужна твердая рука настоящего правителя. Как думаешь, долго они продержатся против меня?

– Не знаю, – пожал плечами Андрей, обводя глазами слуховые окна наверху. За каждым из них прятался человек. И скорее всего в руках у него был или лук, или арбалет. И в любую секунду могла вылететь стрела. Ловушка, само собой. – Завел? – хмыкнул Андрей, глядя в глаза Хараду.

– Завел! – довольно кивнул тот, подмигнув. – А ты что, поверил всему, что я тебе говорил? Я служу главе с самого детства. Он мой молочный брат. А ведь здорово вышло, правда? Ты ничего и не заподозрил! Или заподозрил? Не стесняйся, говори – тут все свои!

– Не рано ли меня в свои записывать? – усмехнулся Андрей. – А как же договор? Богов не боишься?

– Самое время, – весело усмехнулся Харад, – ты ведь теперь наш! Или ты никуда отсюда не выйдешь. Заметил, да? Слуховые окна? Ага, только рукой двинуть, и у тебя в голове дырка. Пикнуть не успеешь. Есть и еще варианты, но о них позже. Если придется. Что касается договора, я же сказал, что собираюсь исполнить договор. Но не сказал какой! В уме я держал договор с господином, и его я не нарушал. Что же касается пяти золотых – ну не будь таким жадным! У тебя и так денег хватает, хе-хе-хе…

– Мне вот интересно, вы и в самом деле думаете, что, если я дам обещание служить, моим словам можно верить? – пожал плечами Андрей. – Разве можно доверять человеку, которого силой заставили себе служить?

– А мы тебе плюшку пообещаем! – жизнерадостно похлопал в ладоши глава. – Послужишь, ну… десять лет, к примеру, я тебе корабль дам! И поплывешь, куда тебе надо! А еще у меня человечек есть, который скажет, врешь ты или нет! Эй, Ангус, поди сюда, мальчик!

Человек, сидевший позади главы в тени портьеры, поднялся и подошел к хозяину замка. Андрей посмотрел на него и внутренне похолодел – это был оборотень. Только… какой-то другой. Не такой, как он, не такой, как оборотни Славии или Балрона. У него была другая аура! Он светился приглушенным зеленым светом. Массивный, огромный, на голову выше Андрея, он оставлял ощущение несокрушимой силы, мощи, перед которой не устоит никто, даже другой оборотень. Андрей впервые пожалел, что никогда не отличался большими габаритами, ведь размер Зверя зависит от размера человеческого тела. От его массы. Чем массивнее человек, тем сильнее будет оборотень, в которого тот превращается.

Но Андрея ждал еще один неприятный сюрприз.

– Мангус, и ты иди сюда!

Дверь скрипнула, и вошел еще один оборотень – точная копия первого! Оба светились зеленым, оба были громадными, как медведи, и лица почти неотличимы!

– Видишь, какие у меня мальчики? – с гордостью сказал глава. – Я нашел их в глухой рыбацкой деревушке, воспитал, научил всему, что должен знать воин. Научил быть настоящими бойцами! Они вдвоем порвут целую армию! И всех, на кого я укажу. А еще Ангус у нас чувствует, когда врут. Вот скажи чего-нибудь, соври – он тебя сразу разоблачит! Да ладно, не хмурься, будешь служить мне – будешь богат! Хотя ты и так не беден, да? Но будешь еще богаче! Хороший дом, семья, будешь со своей женщиной жить лучше многих в клане!

– Какой такой женщиной? – вдруг насторожился Андрей.

– Женой твоей! От которой ты сбежал! Какой же еще? – хохотнул глава. – Зачем сбежал от нее? А она тебя разыскивала! Вот и соединитесь теперь. Здесь. Будете жить, детей народите – тоже будут нам служить! Может, тоже перевертышами станут! Зачем тебе какой-то мифический материк? Ты же врал Хараду, да? Хотел пиратствовать? Набеги делать? Понимаю, сам такой! Но без моего позволения никто тут набеги не делает!

– Где Беата? – мрачно спросил Андрей.

– У нас, конечно! Что, показать тебе? Не веришь? Сейчас приведут! Эй, там, девушку сюда, северянку! – Глава снова устроился на стуле, поставил локти на стол и оперся подбородком о кулаки, поглядывая на Андрея. Помолчал, потом подмигнул. – Видишь, и ты в моих руках, и твоя женщина. На одной чаше весов – смерть твоя, твоей женщины… да-да, я обязательно ее убью, если ты будешь дураком! На другой чаше – богатство, власть, сытная, веселая жизнь! Что ты выберешь? Ты ведь не дурак!

– Как к вам попала Беата? – бесстрастно спросил Андрей, лихорадочно просчитывая варианты. И по всему выходило – он в западне. Он знал, что здесь будет ловушка, но рассчитывал на свою силу, ловкость, на свои возможности. Два здоровенных оборотня не входили в его планы. Как и Беата, непонятным образом оказавшаяся в этом городе.

Андрей сразу просчитал, что Харад врет. Но, как оказалось, – не во всем. Выбраться с материка Андрей мог только с помощью главы. Значит, его дорога к главе клана. А там посмотрим, война план покажет. Вот и показала…

Дверь грохнула о стену, вошли двое стражников. Между ними шла Беата. Она была бледна, на щеке красовался здоровенный синяк. Губы припухли, похоже, ее избили. Ее глаза смотрели бессмысленно, как будто девушка находилась в полуобморочном состоянии. Наркотики, сразу определил Монах.

Андрей напрягся, глава заметил это, как заметили и оборотни, тут же выдвинувшиеся вперед и закрывшие хозяина могучими телами.

– Она сильно дрыгалась, когда ее забирали, – поморщился глава, – сама себе набила шишки, никто не хотел ее бить. Мы установили за тобой слежку, и тут она случайно попалась на глаза моим людям – ходила спрашивала, не видел ли кто человека с твоими приметами. Одежда северного клана, говор северный, ищет тебя – тут все и поняли. Взяли ее, ну и поспрашивали. Нет, не били, есть методы гораздо более эффективные. Например, кое-какие настойки. Влить в глотку, и человек поет, рассказывает все, что знает. И мы знаем. Многое знаем. Наверное, не все, но это дело времени. Некогда было допросить как следует. Впрочем, время у нас есть. Вы теперь с нами надолго. Может, навсегда.

Андрей почувствовал, как у него из глубины души поднимается гнев – тяжелый, черный, яростный, как ураган, сметающий все на своем пути. Как он смеет им манипулировать? Как он посмел схватить Беату, опаивать ее наркотой? И это тогда, когда она беременна его ребенком?! Тварь!

– Господин, осторожно! Он может атаковать! – Ангус шагнул вперед, напрягшись, готовый к прыжку. То же самое сделал Мангус. Оборотень почувствовал гнев Андрея.

Андрей заставил себя успокоиться, незаметно выдохнул, приводя себя в нормальное состояние, и спросил главу, снова раздумывая, что ему делать:

– Что вы от меня ожидаете? Зачем я вам нужен? Мне всего лишь нужен корабль, я уплыву… мы уплывем, и не будет никаких проблем! Зачем я вам? У вас свои перевертыши! Я заплачу за корабль, дорого заплачу! И материк, на который я хочу отправиться, совсем не миф, поверьте!

– Он не врет, господин! – кивнул Ангус.

– Не врет? – искренне удивился глава. – Но все равно это не имеет значения. Имеет значение одно – ты перевертыш. И ты мне нужен. Зачем, спрашиваешь? Затем, что я должен усилить свой клан. Пора объединять все эти стада в одно. С одним пастухом. И мне нужны все силы, что я смогу собрать. Ты мне поможешь. Я соберу армию перевертышей. Непобедимую, сильную!

– Разве ты не знаешь, что выживает один из десяти, самое большее двое из десяти людей, которых сделали перевертышами через кровь? – хмуро спросил Андрей, уже зная, что ответит ему глава. Главное – потянуть время, подумать…

– Не важно, – глава удовлетворенно откинулся на спинку кресла, – получить десять перевертышей вместо сотни бойцов – прекрасный размен! Каждый перевертыш стоит сотни бойцов! А значит, я получаю вместо сотни воинов тысячу! Понимаешь?

– Говорить, что это жестоко и подло, не стоит?

– Не стоит! – хохотнул глава. – Тем более что у нас есть способ увеличить процент выхода перевертышей. Есть хорошие лекари.

– А почему ты не хочешь использовать своих выкормышей? – Андрей кивнул на близнецов. – Я-то вам зачем?

– От них почему-то не получается, – пожал плечами глава, – дохнут бойцы, и все тут. Все дохнут. Возможно, их кровь не годится – так мне сказал лекарь. Так бывает. Других перевертышей у меня пока нет. Ищу, но… перевертыши почему-то не желают себя показывать. Скрываются. Не очень-то у нас их любят. В общем, ты мне нужен. Что касается доверия – а никакой верности мне от тебя не надо. Согласишься работать на меня – будешь свободно ходить… там, где я тебе разрешу. Если не согласишься – я прикую тебя цепью, и ты не сможешь освободиться, даже сменив облик. Кровь можно брать и у скованного. Шутки кончились. Пора переходить к делу. Что скажешь?

– А может, моя кровь не подходит? – спокойно спросил Андрей, демонстративно расслабив мышцы. – Может, так же, как у близнецов, отравленная? Тогда как?

– Тогда будешь просто служить мне, и все. Или пойдешь на корм крысам – что еще-то? Я с самого начала тебе сказал, что хочу и что будет. Чего зря спрашивать?

«Двое возле Беаты расслабились, скучают. Вырубить бойцов, ее на плечо и бежать! Куда бежать? В дверь, куда же еще. Туда, откуда они пришли. А успею? Сейчас эти два волкодава вцепятся, не осилю. Вон какие туши! Туши-то туши, но скорость у них должна быть понижена, масса большая. У меня преимущество в скорости. В силе? Не знаю. Но это и не важно. Главное, уйти из-под выстрела. Башня! Нужно бежать в башню! Пора!»

Старт – такой, что чуть жилы не порвались. Два удара – два шлема смяты, вбиты в головы стражников. Гарантированно – трупы. Под такими вмятинами не может быть живых людей. Если, конечно, мозг у них не с грецкий орех и не скрывается в толще костяной брони черепа.

Глава будто застыл на месте, не успел даже удивиться – никогда Андрей еще не работал на такой высокой скорости. Застыли и другие охранники, на входе в зал – молчаливые статуи, изображающие воинов.

Обернулся, и вовремя – Ангус летит со скоростью паровоза. Кулак огромный, как кувалда, в стальной перчатке. Попадет – голова всмятку. Вот только кто ему позволит попасть? Мангус прикрывает главу, Ангус атакует.

«Это вы зря, ребята! Вдвоем навалились бы – и мне конец! А так еще посмотрим! Ну-ка, попробуем «дракон бьет хвостом»? Ага, не нравится? Челюсть-то треснула, да? И быстро не срастется! Проверено!»

Вжик! Вжик! Бам! Бам! Удары один за другим!

«Рукопашная! Изрубить или утыкать стрелами легко, но где потом брать кровь? Да и тесно – не размахнуться. А то бы и я помахал клинком. Корову из меня дойную решили сделать, твари?! Н-на!»

Нос Ангуса вмялся как пластилиновый, брызнула кровь, и он рухнул как подрубленное дерево.

«Вряд ли убит – оборотня убить сложно, но поваляться ему придется. И пока не перекинется, рожа будет как мятое тесто. Оп-па! Накаркал!»

Тело Ангуса стало меняться, замерцало, и через мгновение перед Андреем лежал Зверь, похожий на медведя. Если Андрей при переходе превращался во что-то подобное волку, то это был гризли – громадный, могучий и очень, очень злой.

Рывок! Тихую, расслабленную Беату на плечо и за дверь, пока медведь поднимается с пола, он еще не пришел в себя после удара, видимо, мозгу хорошо досталось.

Бегом по коридору. Куда ведет – непонятно, но куда-то бежать надо?

Коридор вывел к башне – той самой, последней надежде осажденных обитателей крепости. Высокая, мрачная, тяжелая, она походила на ободранный кулак, обращенный к небесам. Вот, мол, вам, держитесь! Когда-нибудь и до вас доберемся!

Дверь в башню открыта, возле нее скучает стражник, опершись на древко копья.

Удар! Звон, хруст кости под шлемом – не глядя на кровавое дело рук своих, вперед!

Вбежал, уперся в массивную, окованную сталью дверь, рванул – дверь захлопнулась, стальной засов на место, второй, третий… не поскупились на засовы. Тут же мощнейший удар – будто тараном врезали.

«Ангус! Добежал, бродяга! Но поздно – птички улетели! Поскреби, поскреби дверь, еще порычи, зверюга проклятая! Поздно! Теперь меня отсюда не достать!»

Облегченно опустил Беату на пол, прислонив спиной к стене, достал меч и начал подниматься по длинной лестнице, у которой почему-то часть ступеней были каменными, а часть деревянными. Вернее, целые пролеты были деревянными. Показалось странным, но выбросил из головы. Значит, так надо.

Вверху ощущалось присутствие пяти человек, вероятно охранники. Один из них уже спускался на шум у дверей и тут же попал под удар меча, разрубившего его почти пополам. Остальные тоже не смогли оказать сопротивление – полегли, как трава под косой жнеца.

Наверху несколько комнат, вполне уютных, хотя и нежилых. Это было видно сразу – комнаты не использовались. Похоже, что хозяину замка не хотелось постоянно влезать на высокую башню и жил он внизу, в многочисленных пристройках к центральной башне. Их, кстати, отсюда было хорошо видно, как и толпу охранников, беснующихся у дверей башни. Медведя среди них не было – Ангус уже принял свой нормальный облик. Впрочем, это еще вопрос, что нормальнее, образ человека или образ Зверя. Для оборотня эти два состояния совершенно нормальны.

Андрей обошел всю башню, наткнулся на глубоченный колодец. Крикнул в него пару раз и, улыбнувшись, послушал эхо – трудно удержаться и не послушать.

Осмотрел кладовые, порадовался – если и помрут в этой чертовой башне, то сытыми. Головки сыра, копченое, вяленое мясо. Соль, крупы, пшеница… Даже вино. Сидеть в осаде, так с удобствами – с этим тезисом Андрей был согласен безоговорочно.

Кухня с очагом и каменной трубой, выводящей дым на верхний этаж, в окно, зарешеченное толстыми прутьями, котлы, чашки-плошки, все как положено.

Снова поднялся наверх, выглянул за парапет башни и едва не получил стрелу в глаз. Успел уклониться, выругался, потом огляделся по сторонам. Увидел лук стражника, убитого несколько минут назад, достал из колчана покойника стрелу, наложил на тетиву, попробовал – слабоват для него! Но ничего, сойдет. Снова осторожно выглянул, прицелившись, пустил стрелу. Кто-то завопил, и Андрей очень надеялся, что вопит проклятый лучник, едва не вынесший ему мозги. Ухмыльнувшись, поставил оружие к парапету и пошел за Беатой.

Девушка уже пыталась что-то сказать, но пока получалось неразборчивое бормотание, а когда Андрей наклонился к ней, обняла за шею и заплакала, поглаживая его по щеке.

Андрей вздохнул и сосредоточился на ауре Беаты. Аура была неоднородной – кое-где, особенно в мозгу, проглядывали пятна какого-то кислотно-зеленого, гадкого цвета. Вероятно, это был наркотик, который организм девушки воспринимал как яд, чем тот в общем-то и являлся.

Андрей коснулся ауры, сосредоточился… потянул… зеленые пятна стали бледнеть, исчезать, и вскоре Беата засветилась ровным желтым цветом, чистым, как лучи солнца. Заодно излечились и ушибы, полученные ею в момент захвата.

– О боги! Я все-таки тебя нашла! – засмеялась Беата сквозь слезы. – И никуда теперь одного не отпущу! Тебе придется меня убить, если хочешь, чтобы меня рядом с тобой не было!

– Ты как тут оказалась, чудо в перьях?! – Андрей опустился на ступеньку рядом с девушкой, обнял ее и прикрыл глаза. После пережитой перегрузки его слегка потряхивало.

– И ничего я не в перьях! – рассмеялась Беата. – Я заключила с Лесом соглашение! Он дал мне семена, я их проглотила, теперь они во мне, и, когда я умру, семена прорастут! А пока они будут храниться в моем теле! Так что не вздумай меня сжигать, когда я отправлюсь в лучшие миры, а закопай. И возможно, вырастет новый Лес. Я ему обещала это! Ты обещаешь мне?

– Обещаю, что не буду тебя сжигать, – вздохнул Андрей. – А отец что? Я же сказал ему не отпускать тебя!

– Да чего отец, он мне никогда не отказывал! – расхохоталась девушка. – Я и поехала!

– Глупая! А если бы разбойники?! А если бы попались бунтовщики? Ну как ты могла решиться на такую глупость?! Выпороть тебя надо! Да еще ведь ты беременна! Ну как тебе пришла в голову такая дурацкая затея?!

– Ты виноват, – шмыгнула носом Беата. – Взял бы меня с собой, и все. И не было бы ничего.

– Как попалась этим гадам, я уже знаю… можешь не рассказывать… – проворчал Андрей.

– Я шла по твоему следу, вот-вот догоню, вот-вот… и не успела. Прости.

Девушка прижалась головой к груди Андрея, и он почувствовал, как на душе у него потеплело. Все-таки приятно, когда рядом родная душа, даже если ты заперт в башне, а вокруг беснуются толпы врагов, надсадно колотящих в дверь.

– А я тут была! – неожиданно заявила Беата. – Помню эти ступени. Меня сюда затащили, потом влили какую-то гадость, а больше… ничего не помню. Все в тумане. Опоили, да?

– Опоили. И ты рассказала им все, что они спросили, – вздохнул Андрей. – Впрочем, это большого значения не имеет. Главное – решить, как нам отсюда выбраться. Войти они не смогут, но мы-то тут заперты. Нам что делать? Ладно, пошли наверх. Отдохнем, подумаем, придем к какому-нибудь решению. Но сначала посетим кладовые, еды прихватим – есть хочется, аж ноги трясутся.


Глава 11 | Монах. Шанти | Глава 13