home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

Не все было гладко в новой империи. Вернее, в старой империи, возрожденной усилием Андрея и Шанти. Но разве может быть все ровно и гладко у живых людей? Они же люди, а не покойники, мирно лежащие в своих деревянных ящиках. Это время историки потом назвали временем собирания земель. И когда наконец эти земли были собраны воедино, настал период благоденствия, названный Золотым тысячелетием.

Беата родила мальчика, которого назвали Урхардом, Шанти родила только через пять лет, когда уже почти отчаялась родить – видимо, ее организм все-таки не до конца перестроился и стал человеческим. Но все-таки случилось – двойня, мальчик и девочка, Федор и Антана. Они родились обычными младенцами и лишь через несколько лет начали выказывать признаки своего странного происхождения – оба могли принимать любой облик, какой захотят, что очень осложняло жизнь слугам и родителям.

Впрочем, Шанти и Андрей быстро научились отличать своих детей в любой толпе по особой ауре, присущей и драконам, и оборотням одновременно.

Мальчик Беаты тоже стал оборотнем, как и его отец. На десятом году жизни, как дети Антаны и Олры.

Федор Гнатьев прожил еще пятьдесят лет и тихо скончался в своей постели – однажды лег спать и не проснулся. Все говорили: «Хорошая смерть!», что злило Андрея – как смерть может быть хорошей? До последнего дня он поддерживал своего друга, вливал в него силы, однако организм Федора все-таки угас, как свечка, исчерпав запасы жизненных сил. После него остались дети, внуки, правнуки и толпа друзей, которые искренне его любили. На похоронах Федора плакала вся Анкарра.

Марк занял трон Балрона, когда ему исполнилось двадцать лет. Это был очень хороший мальчик, и он вырос в достойного короля.

Трон Славии занял Урхард, сын Беаты и Андрея, по первенству рождения. Впрочем, Федор и Антана были не против и только посмеивались над братом, которого впрягли в ярмо управления королевством. Но не оставляли его без помощи.

Андрей стал императором Славийской империи, а его жены – Шанти и Беата – императрицами. Официальная версия выглядела так: Антагон Третий, император Славии, скоропостижно скончался от желудочной болезни, успев передать бразды правления Андрею Монаху, жесткой рукой подавившему очаги сопротивления знати.

Беата прожила сто шестьдесят лет, детей у нее больше не было. Тихо ушла, окруженная любовью, в кругу близких и родных, успев увидеть внуков и правнуков. Похоронили императрицу Беату в очень хорошем месте, в лесу, и через год на ее могиле стояло дерево, зародыш будущего Леса.

Андрей и Шанти не реже раза в год посещают ее могилу, ухаживая за молодым деревцем, в котором осталась частичка души их любимой подруги. Деревце пока неразумно, но… все впереди! Вокруг дерева возник поселок Служителей Леса, адептов новой религии, возникшей после образования Славийской империи.

Урхард и Адана родили пятерых детей, сестер и братьев Беаты. Раз в год они приезжали к Беате в гости, а когда пришла весть о ее смерти, вся огромная семья Гирсе стояла возле ее могилы – десятки и сотни людей.

В скором времени после того, как Андрей вернулся домой, были налажены контакты между Северным материком и Славийской империей, к всеобщей выгоде.

Глава клана, некогда пытавшийся сделать из Андрея донора крови, был отравлен своим братом, и страна на некоторое время погрузилась в хаос гражданской войны, неожиданно быстро прекратившейся, возможно, потому, что Андрей прислал на помощь одному из кланов отряд тяжеловооруженных гвардейцев, железной рукой установивших закон и порядок.

Через сто лет Северное королевство вошло в состав Славийской империи. Королем Северного королевства стал Урхард, глава того самого клана, которому и помог Андрей.

Смута на Шинунале закончилась тоже не без участия Андрея и его десантников. Островное королевство стало четвертым вошедшим в Славийскую империю. Королем его стал командир Рыжего корпуса, вышедший в отставку со службы королю Балрона и императору Славийской империи.

Лес, разумный, могучий, но одновременно беспомощный, процветал и был очень доволен сотрудничеством с людьми. Андрей много раз беседовал с ним, когда навещал своего тестя, и потом, когда тестя и тещи уже не было и их место занял первый сын Урхарда и Аданы, а потом – внук.

Урхард и Адана прожили по двести лет, поддерживаемые Лесом, умерли в один день, во сне, держа друг друга за руку, как всегда и хотели. Никто не смог сказать о них ни одного плохого слова. Правили Гирсе справедливо и разумно, как и полагается королям. Королевство после их смерти на три дня погрузилось в траур, люди плакали на похоронах и молили богов, чтобы следующий правитель был не хуже Урхарда. Так и получилось.

Капитан, доставивший Андрея в Славию, остался в ней жить, стал известным купцом, женился и, вспоминая события, приведшие к такому исходу, благодарил судьбу за встречу с императором Славийской империи. Команда частично осталась с ним, частично отправилась на родину, и судьба вернувшихся неизвестна.

Зоран, молодой парнишка, потерявший глаз во время бунта в Балроне, был ближайшим советником Андрея, женился и умер в возрасте ста лет, оставив многочисленное и не менее шустрое, чем он, потомство.

Хастер Шур до самой смерти возглавлял тайную стражу, а прожил он девяносто четыре года, и лишь на смертном одре признался, что всегда знал, что Шанти подменяла императора. Он служил верно, как служит верный пес, и хорошо помог Андрею и Шанти держать империю в руках. После него остался служить его сын – такой же умный и верный человек. Вся семья Шур посвятила себя служению империи, и их старания были замечены. Они удостоены высших наград империи, и первая из них – орден Святых Антаны и Олры.

Этот орден был учрежден вскоре после того, как Андрей укрепился на троне империи, и представляет собой золотой шестигранник, на котором изображены две молодые, красивые женщины, протягивающие невидимому императору свои сердца, сделанные из маленьких адамантов, сверкающих в лучах солнца. Этим орденом награждаются лучшие люди империи, внесшие огромный вклад в дело развития страны. Награжденных можно пересчитать по пальцам, их имена внесены в Книгу Памяти и заучиваются школьниками, как пример служения Родине.

Все, кто вместе с Андреем боролся против варварского режима, поклонявшегося демону, не были забыты. Они служили империи по мере сил и возможностей и были награждены орденами и медалями, а также поощрены денежными премиями.

Прогресс, которому Андрей дал не просто толчок, а хороший пинок, развивался бурно, взрывообразно, и через пятьдесят лет по улицам городов колесили автомобили, по морям плавали металлические корабли, а в воздухе летали первые самолеты.

Андрей постарался взять от своего мира лучшее, что он мог привнести в этот мир, ставший ему родным. Как это у него вышло – судить потомкам.

В Славийской империи первым указом императора были разрешены все религии, кроме поклонения демонам. В своде законов было определено, что каждый поклоняющийся Сагану или подобным демонам подлежит уголовной ответственности. Как известно, по этой статье закона за поклонение Сагану и демонам предусматривается в том числе и смертная казнь.

По всей империи восстановили храмы Светлому Богу, выбросив из оскверненных церквей иконы с ликами демонов.

Отношения с драконами находятся в равновесии – драконы не вмешиваются в дела людей, люди не трогают драконов, удалившихся за северное море. Там драконы облюбовали одинокий остров и живут так, как хотят.

Драконы – памятливые существа и до сих пор не простили драконью погибель, как они назвали Андрея.

Шанти и ее мать Гараскарания встречаются редко, по крайней мере официально, однако ходят слухи, что иногда люди видят громадного дракона, проплывающего по ночному небу над императорским дворцом. И в покоях императрицы Шанти видели неизвестную женщину, которая не желает общаться ни с кем и не отвечает ни на какие вопросы. Ее видели гуляющей с детьми Шанти во дворцовом парке, и охрана в этот момент никого к ней не подпускала. Кто эта женщина – можно только догадываться.

Империю покрыла сеть школ. Каждый ребенок теперь мог получить образование за счет государства, а если у него открывались способности – к магии либо инженерии, – продолжал обучение в закрытых школах для особо одаренных детей.

Попасть в эти школы считалось невероятной удачей, ведь потом ребенок будет гарантированно обеспечен и, возможно, богат.

Магия перестала быть вне закона, маги служили в армии и на флоте, а самое главное – лечили людей, ведь болезней, которых не могут победить лекарства, более чем достаточно.

На этом можно закончить повествование о судьбе бывшего солдата, бывшего наемного убийцы, человека из другого мира Андрея Монаха, ставшего императором могучей Славийской империи. Но только повествование – ведь жизнь движется дальше, нет ничего вечного и ничего застывшего.

И у Андрея, и Шанти, и у их детей было еще много приключений, но это уже другая история, другая жизнь.


Глава 14 | Монах. Шанти |