home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Германия

Совершенно особое место в «разведгеографии» 1920-х гг. занимает Германия. Дело в том, что в начале 20-х обе страны — Советская Россия и Германия — были насильственно развернуты лицом друг к другу. Обе оказались во внешнеполитической изоляции и какое-то время пребывали как бы вне «клуба» великих держав. Объединяло их и наличие общего соседа-врага — Польши. В те времена она располагала мощной армией, сравнимой как с немецким рейхсвером, так и с РККА. Германия долгое время находилась на грани войны с Польшей, а Советская Россия в 1920 г. оказалась втянутой в такую войну, и после поражения ей пришлось подписать Рижский мирный договор, закрепивший за Польшей часть украинских и белорусских земель. Первые контакты между советскими и германскими военными состоялись в 1920 г. С нашей стороны их вдохновлял Карл Радек, с немецкой — главнокомандующий рейхсвера генерал фон Сект. Сотрудничество продолжалось весь период существования Веймарской республики и было довольно плодотворным, особенно для германской стороны, получившей возможность в обход Версальского договора разрабатывать и испытывать на нашей территории новое вооружение. Впрочем, и тогда, и позднее бытовало мнение, что сотрудничество не принесло реальной пользы ни для рейхсвера, ни для РККА.

В качестве связующего звена между РККА и рейхсвером выступал сначала И. Уншлихт, а затем руководство Разведупра, в первую очередь Я. К. Берзин. Именно по каналам военной разведки в правительство шла информация о военном сотрудничестве двух стран. При этом Разведупр не только докладывал, но и анализировал выдвинутые предложения и давал рекомендации.

Особое место в рамках советско-германских военных связей занимало двустороннее сотрудничество разведок, где инициатива принадлежала немецкой стороне. С начала 20-х годов Абвер и Региструпр регулярно обменивались материалами, в основном по Польше, но также и по Балканам и странам Азии. Этот обмен с 1925 г. со стороны советской военной разведки проходил под непосредственным руководством Я. К. Берзина. До какой степени дошло сотрудничество двух разведок, можно судить по такому факту. Когда в начале 30-х годов в Вене были арестованы несколько крупных советских разведчиков, при посредничестве тогдашнего главы Абвера полковника Фердинанда фон Бредова удалось добиться их освобождения. Лишь после прихода Гитлера к власти советское партийное руководство запретило военным разведчикам поддерживать какие-либо контакты с немецкими коллегами, а представители ИНО ОГПУ следили за тем, чтобы это указание строго выполнялось.

Особые отношения СССР с Германией позволяли использовать территорию последней как базу для ведения агентурной разведки в других странах Европы. В связи с этим в 1921 г. при нашей миссии в Берлине было учреждено Заграничное представительство Региструпра, получившие название Берлинского руководящего центра. Руководители центра занимали официальные должности в советском полпредстве.

Первым руководителем Берлинского центра назначили Сташевского, известного также как Верховский, настоящее имя его — Артур Карлович Гиршфельд. Перед ним поставили задачу — создать работоспособную агентурную сеть в Германии и других европейских странах, объединить и взять под свое руководство уже имеющиеся агентурные группы и резидентуры, создать условия для организации агентурной сети в США, наладить линии связи Берлинского центра с европейскими странами и Америкой.[130]

Разведывательные задачи центра в самой Германии были не менее многочисленны. О них можно судить по составленному еще в 1920 г. тогдашним начальником советской военной разведки Владимиром Ауссемом «Проекту плана постановки агентуры в Германии», в котором, в частности, говорилось:

«Германия требует всестороннего обследования не только в дипломатическом и политическом, но и военном и экономическом отношениях. <…> Центральной резидентуре необходимо будет обратить самое серьезное внимание…

3) В военной сфере необходимо выяснить действительные силы Германии, как предусмотренные Версальским договором, так и созданные или создаваемые в обход его, в виде различного рода обществ и организаций внутренней охраны, стрелковых, гимнастических и т. д. Количество лишь номинально числящихся в запасе офицеров и унтер-офицеров. Далее необходимо выяснение вооружения частей и различных организаций военного характера, степени обученности и дисциплинированности последних, запасы оружия и снаряжения всякого рода, имеющегося налицо в Германии, место расположения складов, а также и степень производительности фабрик. Важно также выяснение настроения частей, возможности их использования для внутренних целей и для внешней борьбы, секретные мобилизационные планы на случай войны, фактическое положение обучения молодежи военному делу (в связи с Версальским договором), настроение офицерства и влиятельных военных сфер, то или иное воздействие на них политических кругов (монархических) и значение этого в качестве политического фактора…

Необходимо выяснение точного количества военнопленных из России, их состав, место расположения лагерей, состояние, настроение, агитация реакционных русских кругов и степень поддержки последней современным Германским правительством, правительственными агентами, влиятельными монархическими кругами и представителями Антанты…

6) Провоз через территорию Германии тех или иных грузов для Польши, Чехословакии или Украины, переброска формируемых русских или украинских частей в этих направлениях.

7) Возможность изготовления военных заказов в Германии для нужд ее соседних государств…».[131]

Впрочем, основное внимание уделялось, естественно, вероятным противникам, в число которых тогда входили Польша, Румыния и Прибалтийские государства. А между делом центр должен был обеспечивать Разведывательное управление иностранными паспортами и другими документами, необходимыми для советских разведчиков-нелегалов.

Берлинский центр принял самое активное участие в подготовке т. н. «Германского Октября» — неудавшейся попытке готовившегося немецкими коммунистами при поддержке Коминтерна, Иностранного отдела ГПУ и Разведупра общегерманского вооруженного восстания осенью 1923 г. В последнее время на эту тему появилось немало публикаций, поэтому следует кратко упомянуть о том, что в этих событиях по линии военной разведки участвовали заместитель начальника Разведотдела Штаба РККА Я. К. Берзин, советским инструкторами военного аппарата КПГ руководил Стефан Жбиковский, его помощниками были Август Гайлис и Тууре Лехен, аппарат военной организации КПГ возглавляли Вольдемар Розе (Скоблевский), а после его ареста немецкой полицией в 1924 г. — Семен Фирин. Разведывательной работой военного аппарата КПГ руководил Вернер Раков (он же Феликс Вольф, подробно о нем далее, в разделе о США). Его помощником был немецкий коммунист, друг Карла Радека, так же, как и Радек, выходец из Галиции Мёллер, известный также под кличкой «Эрих», а также как Гейнц Шиппе. Настоящая же его фамилия была Гржип. Позднее в 30-е гг. этот человек был одним из резидентов ГРУ в Китае.

К сожалению, как известно Германия тогда в 1923 г. так и не стала советской. Однако работа советских спецслужб в ней не только не прекратилась, но даже усилилась.

К началу 20-х годов агентурная сеть Берлинского центра насчитывала уже свыше сотни человек, а к середине этого десятилетия им были организованы резидентуры в ряде важнейших в разведывательном отношении стран Восточной и Западной Европы, включая Францию, Польшу и Италия.

Однако руководить сложившимися тогда в Европе крупными агентурными организациями из одного Берлинского центра становилось все сложнее. Объединенная сеть явно была слишком велика для одних рук. Кроме того, появились и другие проблемы. Мощный Берлинский центр становился трудноуправляемым. Он слишком полно реализовывал свою автономию и в ряде случаев выходил из-под контроля руководства, а по некоторым вопросам вообще не считал нужным информировать Москву или ставил Центр перед свершившимся фактом. Поэтому руководство Разведывательного управления в 1924 г. приняло, все-таки, решение о ликвидации Берлинского центра и создании самостоятельных резидентур во Франции, Италии, на Балканах и в других странах, с непосредственным подчинением их Разведупру, а Берлинский центр был превращен в Берлинскую резидентуру. Однако старые связи остались, и впоследствии Берлинская резидентура не ограничивалась разведкой только в Германии, а выполняла некоторые задачи и в других европейских странах.

Задачи немецкой резидентуры были весьма разнообразными. Помимо чисто разведывательных задач именно через нее шло нелегальное военное сотрудничество рейхсвера и РККА, продолжавшееся вплоть до 1933 г. Ведущие сотрудники резидентуры, такие, как Артур Сташевский, Семен Фирин, Яков Фишман, Валентин Кангелари, а позднее — официальный военный атташе непосредственно занимались поддержанием контактов между представителями двух армий и налаживанием научно-технического обмена в оборонных отраслях.

Несколько слов надо сказать и об агентах, работавших на Разведупр в Германии. Среди них одним из самых интересных и неоднозначных был Владимир Федорович Петров, или Вольдемар фон Петров, как называли его на Западе.

Петров родился в 1896 г. в Иркутске в семье крупного уральского промышленника. Позднее один из его братьев перебрался в Париж, а другие родственники обосновались в Америке. Сам Петров окончил училище правоведения, был ротмистром царской армии, в совершенстве владел немецким и французскими языкам, неплохо знал и английский язык.

Оказавшись после гражданской войны в эмиграции в Германии, он устроился на работу в японскую военную миссию в Берлине. А в 1923 г. установил связь с советской военной разведкой, где проходил под псевдонимом Дипломат. После этого копии всех документов и материалов, к которым он имел доступ, регулярно поступали в берлинскую резидентуру Разведупра. Среди них стоит отметить дипломатическую переписку между правительствами стран Антанты, экономические и политические доклады о положении в Германии, получаемые от японского агента в германском МИДе. Кроме того, он имел отличные связи в белогвардейских кругах Берлина, постоянно контактировал с контрольной комиссией, был лично знаком со многими офицерами рейхсвера, имел доступ к информации о деятельности «Союза балтийских воинов» и работе объединенных национальных союзов.[132]

В середине 1920-х гг. Петров обзавелся тремя агентами. Один из них — начальник германской морской разведки, другой — английский разведчик Эллис, третий — один из директоров «Дойче Верке». Примечательно, что первых двух агентов Петров завербовал от имени японской разведки. От них он получал информацию о деятельности английской разведки в Вене против Германии, Италии, Чехословакии, Румынии, Венгрии, СССР, документы иностранных разведок по военно-морскому флоту и морской авиации, важные политические материалы и многое другое.[133]

К началу 1930-х гг. Петров был уже самостоятельным и высококвалифицированным разведчиком, имел свою агентуру, контактировал с немецкой разведкой и контрразведкой, с германским МИДом, с берлинскими финансовыми и промышленными кругами. Но его коммуникабельность сослужила ему плохую службу. Связь «Дипломата» с разведками нескольких государств — японской, английской, французской и немецкой — привела к тому, что в Советском Союзе ему приклеили ярлык «международного шпика», а получаемая от него информация стала считаться сомнительной. В связи с этим в марте 1935 г. Разведупр временно прекратил с ним связь. Однако в 1937 г. руководством военной разведки было принято решение о восстановлении контактов с «Дипломатом». Но массовые чистки в центральном аппарате разведки помешали этому.

Пост резидента в Германии считался самым важным в Разведупре. Поэтому по рекомендации Берзина на него назначались пользующиеся особенным доверием люди. Как нетрудно догадаться, по преимуществу это были латыши — Рудольф Кирхенштейн, Август Песс, Христофор Салнынь, Август Гайлис, Алексей Витолин и другие.

Так, с 1928 г. резидентом был Константин Михайлович Басов (Ян Янович Аболтынь), успешно работавший в течение двух лет. Именно Басов рекомендовал привлечь к работе в военной разведке прославившегося позднее Рихарда Зорге. При Басове берлинская резидентура насчитывала в своем составе 250 человек, т. е. выросла по сравнению с первой половиной 20-х годов более чем в два раза.

Болгарин Николай Янков — Яблин («Жан»), работавший в берлинской резидентуре РУ в 1925–1928, организовал пункт нелегальной радиосвязи с Москвой.

В 1930 г. резидентом стал ближайший друг и помощник Берзина Оскар Ансович Стигга. Основной упор при нем делался на научно-техническую разведку. При этом максимально использовался нелегальный военный аппарат Компартии Германии, так называемый «М-аппарат». Его руководителями были сначала член Политбюро Эрнст Шнеллер, а затем с 1929 г. — Ганс Киппенбергер. Работа военного аппарата по-прежнему тесно переплеталась с работой ГРУ. Яркий пример тому — судьба одного из виднейших руководителей «М-аппарата» в этот период Вильгельма Цайссера.

Он родился 20 июня 1893 г. в семье жандармского вахмистра в г. Роттхаузене под Эссеном. После окончания народной школы и учительской семинарии в Эссене, он участвовал в 1-й мировой войне и получил звание лейтенанта. В 1919 г. Цайссер стал членом Союза «Спартак» и вступил в КПГ. Во время путча генерала Каппа в 1920 г. он был одним из руководителей борьбы против путчистов в Эссене. В 1921 г. в Касселе был осужден за организацию Красной Армии в Руре на 6 месяцев тюрьмы. После освобождения он редактировал коммунистические газеты в Эссене и Бремене, работал в профсоюзе горняков и в 1922 г. в качестве делегата участвовал во 2-м конгрессе Профинтерна в Москве. С сентября 1923 г. Цайссер руководил военной работой КПГ в Рурской области. В 1924 г. он 4 месяца учился в Москве на специальных военных курсах, а затем вновь руководил «М-аппаратом» в Руре и Нижнерейнском округе, занимаясь антивоенной пропагандой среди французских оккупационных войск. С конца 1925 до начала 1926 г. Цайссер работал по линии Разведупра в Палестине, а затем в 1926–1927 гг. — в военном отделе ЦК КПГ. Следующие три года он провел в Маньчжурии, выполняя задания Разведупра. Затем до 1932 г. он работал в Праге инструктором орготдела ИККИ и Разведупра, а в 1932–1935 гг. — в Москве в орготделе ИККИ, одновременно будучи преподавателем в Международной Ленинской школе и Комуниверситете нацменьшинств Запада. Во время войны в Испании Цайссер командовал 13-й интербригадой. В Великую Отечественную войну он работал в Москве в Издательстве литературы на иностранных языках при ИККИ, в немецкой редакции радио, преподавал на курсах для военнопленных. После возвращения в Германию был министром госбезопасности ГДР вплоть до 1954 г., когда был снят с работы и исключен из партии за оппозицию руководителю СЕПГ В. Ульбрихту. Умер Цайссер в 1958 г.

В «М-аппарате» в 1929 г. был создан специальный отдел, занимавшийся промышленным шпионажем, так называемый «ББ-отдел». Его руководителями являлись: в 1929–1930 гг. — Франц Грибовский, в 1930–1931 гг. — Фриц Бурде и в 1932–1935 гг. — Вильгельм Баник (1900–1938, погиб в Испании, где работал по линии Коминтерна). На местах сотрудникам «ББ-отдела» всестороннюю помощь оказывали рядовые члены партии, одержимые идеей мировой революции. При этом широко использовались также сочувствующие, в основном из среды интеллигенции.

«ББ-отдел» работал не только на оборонных предприятиях. Он собирал также всю информацию, имевшую техническое и экономическое значение для СССР. В числе его достижений были похищение в фирме «Крупп-Эссен» документов и чертежей по производству амуниции и оружия, аналогичных документов по изготовлению прицелов в Дрездене. В марте 1932 г. «ББ-отдел» Северной Баварии подготовил доклад о производстве взрывчатых веществ и о перспективах немецкого ракетостроения. Были собраны сведения о деятельности немецкого исследовательского института воздушного флота, о изготовлении самолетов на предприятиях «Юнкерса» в Десау, о изготовлении высокомощных взрывчатых веществ на заводе фирмы «Хауф». Аресты сотрудников «М-аппарата» компартии, взятых с поличным, были рядовым явлением в веймарской Германии. Показательно в связи с этим задержание Эриха Штеффена и Карла Динсбаха с детальной информацией о строительстве броненосцев серии «А» и «Б», о коротковолновых передатчиках и производстве моторов.

Разведупр неоднократно пытался вывести «ББ-отдел» из подчинения «М-аппарату» компартии и взять его полностью под свой контроль. Однако это удалось сделать только в марте 1934 г., уже после фактического разгрома компартии.[134]

Помощником Оскара Стигги и руководителем нелегальной резидентуры в Германии в начале 1930-х гг. был Макс Германович Максимов («Бруно»), работавший под именем Ганса Грюнфельда. Максимов был человеком незаурядным и неординарным. Его яркий портрет нарисовала в своих мемуарах Эльза Порецкая, вдова небезызвестного советского разведчика-невозвращенца Порецкого:

«Когда Макс Фридман жил в СССР, он взял фамилию Максимов. Кривицкий в своей книге ошибочно называет его Макс Уншлихт, возможно, в связи с тем, что Макс находился в дальнем родстве с лидером польских коммунистов. Он был высокого роста, красив, образован. Являлся в свое время студентом Школы изящных искусств, что позднее служило прекрасным прикрытием. Объездил всю Европу. Макс хорошо знал европейцев, в особенности те слои общества, которые были недоступны для других сотрудников, бегло разговаривал на нескольких языках.

Он приехал в Советский Союз в начале 20-х гг. и решил там остаться. Кривицкий устроил его в IV управление, которое послало Макса в Голландию, где его космополитическая культура легко открыла перед ним двери в художественные и интеллектуальные круги. Одной из его первоочередных задач было привлечь на сторону СССР либералов и левых интеллектуалов, используя свои отношения с такими подлинными социалистами, как поэтесса Генриетта Роланд-Гольст — старый друг Розы Люксембург. Одним из его достижений было привлечение знаменитого скульптора Хильдо Кропа. СССР ценил свой престиж в глазах интеллектуалов и либералов. Кроп отмечал и ценил все положительное в СССР, но ненавидел социалистический реализм. Однако с Максом они оставались друзьями.

В отличие от других работников IV управления, Макс не был коммунистом. Он не только не принадлежал к партии, но не обладал ни психологическими чертами, ни духом настоящего коммуниста. Симпатизируя коммунизму, будучи преданным его идеям, как и своим друзьям, он действовал из чистого идеализма, не имея ничего общего с боевыми коммунистами. Поэтому утверждение Кривицкого, описывающего Макса (после встречи с ним в Москве в 1937 г.) как „закоренелого сталиниста“, неправдоподобно и непонятно. Жена Макса, Анна Рязанова, которую можно было назвать „железной коммунисткой“, так никогда и не смогла его переделать…

Последний раз Макса отправили за границу в Германию. Это была опасная работа, требующая большой осторожности, так как нацисты уже пришли к власти. Макс подверг себя еще большей опасности, когда стал любовником молодой немки, что ему как еврею грозило арестом по обвинению в осквернении чистоты расы. Он завершил свою работу, избежав неприятностей. Мы все думали, что его везение будет длиться вечно… В действительности же он был одним из первых, кого арестовали, как раз тогда, когда он собирался уезжать на место своего нового назначения в США».[135]

Максимов проработал в Германии до февраля 1935 г. И именно ему пришлось перестраивать работу берлинской резидентуры после прихода в 1933 г. к власти Гитлера.

С 1935 г. в нелегальной резидентуре в Германии работал А. М. Иодловский, с 1936 г. — Иван Крекманов («Шварц»).[136]


Скандинавия | Империя ГРУ. Книга 1 | Великобритания