home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Польша

В первой половине 1920-х гг. и еще долго после этого Польша считалась противником номер один Советской России. Поэтому разведывательную работу по ее вооруженным силам, кроме Варшавской резидентуры, вели работники Разведупра, действовавшие в Берлине, Париже, Вене и даже в США. А первым легальным резидентом советской военной разведки в Варшаве был работавший под прикрытием второго секретаря полпредства М. А. Логановский, который одновременно выполнял и функции резидента ИНО ОГПУ.

Тактика работы против Польши напоминала тактику времен гражданской войны. Агенты вербовались среди польских эмигрантов во Франции, Бельгии, Чехословакии, Германии, а также среди жителей польско-германской приграничной полосы. Затем завербованные перебрасывались в Польшу, где приступали к разведывательной работе.

К 1927 г. Польшу изучили достаточно хорошо. Разведупру была документально известна организация ее вооруженных сил, имелись также очень важные и редкие материалы, касающиеся мобилизации и предполагаемого стратегического развертывания польской армии, и практически вся информация о воздушном флоте.

Что же касается конкретных операций советской разведки в Польше в этот период, то здесь можно отметить работу Софьи Залесской. Молодую разведчицу в 1921 г. командировали в Краков с заданием организовать нелегальную резидентуру. Успешно справиться с этим заданием ей помогли родственные связи (она происходила из дворянской семьи). В результате Залесской удалось быстро войти в аристократические и военные круги Кракова и даже завербовать несколько офицеров, от которых она получала информацию оперативного характера. В 1922 г., когда работа краковской нелегальной резидентуры была налажена, Залесскую направили в Берлин.

Если говорить о работе легальной резидентуры в Варшаве, то о ней довольно интересные подробности рассказывает в своей книге «На путях к термидору» советский дипломат-невозвращенец Григорий Беседовский — с ноября 1922 г. сначала он был первым секретарем, а затем поверенным в делах УССР, а в сентябре 1923 г. стал советником полпредства СССР в Варшаве: «В это время, то есть в первой половине 1923 г., во главе отдела ЧК и военной разведки при посольстве стоял Мечислав Логановский. Это был поляк по происхождению, бывший член польской социалистической партии, перешедший затем к коммунистам. Во время гражданской войны Логановский отличился на фронте, имел ордена Красного Знамени и пользовался личным расположением Дзержинского. Дзержинский, любивший окружать себя польскими коммунистами, предложил Логановскому перейти на работу в Чека, и Логановский принял предложение. Одновременно с этим он принял также предложение Уншлихта быть резидентом Разведывательного управления (Разведупра) в Польше. Эта работа давала Логановскому большое политическое влияние, так как Уншлихт руководил тогда не только военной разведкой, но и польской секцией Коммунистического Интернационала. От Уншлихта, а не от Наркоминдела зависело направление советской политики в отношении Польши.

Логановский был человеком твердой воли, железной выдержки и зверской жестокости. Человеческая жизнь не имела в его глазах никакой ценности. Он готов был принести в жертву тысячи жизней, чтобы добиться выполнения какой-либо, иногда чисто технической, директивы. Помощником Логановского по отделу Чека являлся Казимир Кобецкий, тоже поляк по происхождению и бывший член польской социалистической партии. Кобецкий значительно уступал Логановскому по политическому развитию и по уму, но зато был блестящим техником, и недаром польская газета „Курьер червоный“ назвала его в одной из статей о советском шпионаже в Польше „королем шпионов“. Основной специальностью Кобецкого являлась вербовка агентуры вовне посольства. Несмотря на свое официальное положение (Кобецкий, как и Логановский, был секретарем миссии), он работал вовне под разными вымышленными фамилиями, и надо было обладать действительно блестящими способностями, чтобы вести такую двойную жизнь. Информация Кобецкого была поставлена блестяще. Он имел десятки осведомителей во всех слоях польского общества и еженедельно посылал в Москву обстоятельнейший доклад о внутреннем политическом положении Польши. Для этого доклада Кобецкий, впрочем, лишь систематизировал сырой материал, который обрабатывался вторым помощником Логановского — Карским (Тыщуком по кличке).

Карский был несомненно крупным политическим работником. Типичный интеллигент, вечно бегающий с книжкой или газетой в руке, близорукий и рассеянный, он был похож на учителя провинциальной школы. Он обладал большими политическими знаниями, много работал над собой, прекрасно разбирался во внутренней польской обстановке, знал всех политических лидеров, со всеми их достоинствами и недостатками. Карский считался в Чека „кабинетным“ работником, и к нему относились поэтому несколько свысока. Оперативная работа ему никогда не поручалась, лишь изредка, когда Кобецкий бывал занят, Карский ходил в город на свидания с информаторами, но при этом у него бывал такой растерянный, перепуганный и вместе с тем таинственный вид, что за несколько километров можно было догадаться, что он идет на конспиративное свидание. Однажды Кобецкий вздумал подшутить над ним, и, когда Карский вечером возвращался в посольство, в одном из темных переулков к нему подскочила какая-то фигура и крикнула: „Арестую вас, как сотрудника ГПУ! Следуйте за мной на Братскую улицу!“ (на этой улице помещалась политическая полиция). Карский, несмотря на свое дипломатическое звание, покорно поплелся за фигурой, не попросив даже предъявить какое-нибудь служебное удостоверение. На одном из ближайших перекрестков фигура юркнула в подворотню, а перепуганный Карский еле живым добрался до посольства и рассказал о своем страшном приключении. Кобецкий смеялся до слез, так как неизвестный, „арестовавший“ Карского, был одним из его агентов…

По линии военной разведки Логановский имел в качестве помощника офицера красного генерального штаба Еленского. Еленский прекрасно наладил разведку, пользуясь услугами коммунистов-рабочих на железных дорогах, заводах и фабриках и работой Союза коммунистической молодежи в армии. Главной опорной базой его работы был Данциг. Там, на территории вольного города, работали в то время военные разведки нескольких стран, и там же устроил свою главную квартиру Еленский. Польские граждане ездили в Данциг без виз. Это создавало большие удобства в работе агентов Еленского, ездивших в Данциг как в польский город и в то же время гарантированных на его территории от посягательств польской полиции».[119]

В 1923 г. Варшаву посетил эмиссар Коминтерна В. П. Милютин. Вскоре после его отъезда полпред СССР Оболенский вызвал Беседовского и сообщил под строжайшим секретом, что по распоряжению Уншлихта Логановский должен создать в Польше террористическую организацию. Целью проводимых ею диверсий и терактов должно стать усиление и обострение революционной борьбы в Польше. А во главе организации встанут два польских офицера-коммуниста: поручик Багинский и подпоручик Вечоркевич.

Это сообщение вызвало у Оболенского чувство глубокой озабоченности: он опасался бессмысленных террористических актов, которые могут скомпрометировать советское полпредство. Тем более, что непосредственная связь резидента с Уншлихтом ставила Логановского в положение прямого подчинения Коминтерну минуя полпреда. Коминтерн же вел в Польше совершенно самостоятельную политику, нимало не считаясь с государственными интересами СССР. Террористическая организация была создана в очень короткие сроки и вскоре дала о себе знать. В помещениях польских политических и общественных организаций и газет начали взрываться бомбы и адские машины. Взрывы происходили без различия политической ориентации, точнее, по принципу маятника — то взлетит на воздух контора правой политической организации, то левой. Создавалось впечатление, что появились две экстремистские политические организации, перешедшие к «латиноамериканским формам» политической борьбы. Некоторый публицисты назвали этот период польской истории «бомбовым периодом».

В полпредстве подозревали, что взрывы — дело рук организации Логановского, но «железный Мечислав» категорически отрицал какую-либо к ним причастность. Проконтролировать же его было невозможно — ведомство Логановского в полпредстве было «государством в государстве». Более того, создавалось впечатление, что само полпредство существовало только для прикрытия деятельности резидента.

Впрочем, постепенно польская полиция начала выходить на след неуловимых бомбистов. И к сентябрю 1923 г. часть руководителей организации арестовали, хотя основная масса террористов еще находилась на свободе.

Однако самым громким, в прямом и переносном смысле, террористическим актом «бомбового периода» стал взрыв Варшавской цитадели в октябре 1923 г. К тому времени Логановский уже покинул Варшаву, а вместо него организацию курировал новый резидент военной разведки Еленский (настоящее имя — Стефан Узданский). Беседовский, бывший очевидцем этих событий, так описывает случившееся:

«В ночь на 13 октября 1923 г. я лег спать очень поздно, так как пришлось приводить в порядок ряд разных дел, и около трех часов ночи заснул крепким сном. Утром меня разбудил неожиданный толчок. Дверь из комнаты на балкон распахнулась со страшным шумом. Стекла посыпались из окон и из дверей. Я почувствовал, что лежу на полу. Сильный ток воздуха ворвался в комнату, сбрасывая все на пути. Жена проснулась одновременно со мной. Мы подбежали к балкону. В это время часы показывали ровно девять часов пять минут утра. Вся улица была усеяна осколками битого стекла. Толпа народа в ужасе бежала от Краковского предместья по Трембацкой улице. Я сначала подумал, что кто-нибудь бросил бомбу у здания посольства, и мне невольно пришла в голову мысль, что вот настала наконец расплата за грехи Логановского. Но вдали, на Краковском предместье, виднелись также толстые слои битого стекла, и было ясно, что взрыв произошел где-то далеко и что до нас дошли только последние волны воздуха, приведенного взрывом в движение. Я выскочил из комнаты в коридор. Оболенский бежал по коридору в нижнем белье. Он был взлохмачен; с перекошенным от страха лицом, не переставая повторял: „В нас бросили бомбу! В нас бросили бомбу!“ С трудом удалось успокоить его и разъяснить, что никакой бомбы в посольство никто не бросал.

Через час вышли экстренные выпуски газет, из которых мы узнали, что взрыв произошел в варшавской цитадели, отстоявшей от посольства на расстоянии нескольких километров. Взорвалась большая часть погребов цитадели, где хранился экразит. Взрыв произошел сначала в одном погребе, а затем, вследствие детонации, взлетели на воздух и остальные. Лишь несколько погребов случайно уцелели. Сила взрыва была так велика, что рота солдат, стоявшая на плацу в полукилометре от цитадели, была поднята целиком на воздух и сброшена на середину Вислы, где утонуло несколько десятков человек. От взрыва пострадали сотни людей, и только счастливой случайностью можно было объяснить, что уцелели предместья и улицы Варшавы, расположенные вблизи цитадели. На этих улицах ютится, в гнилых и пыльных трущобах, еврейская беднота, и если бы взрыв захватил и погреба, расположенные в той части цитадели, которая обращена в сторону предместья, то десятки тысяч еврейских трупов усеяли бы Варшаву. Лишь чудом спаслись от смерти эти вечно полуголодные нищие еврейские ремесленники и торговцы!..

Взрыв породил массу толков в городе. Правительство Витоса выпустило воззвание к населению, указывая, что „преступная рука“ взорвала цитадель, но доказательств участия этой руки у правительства почти не было. Взрыв был произведен искусно. Только часовой, стоявший у первого взорвавшегося погреба и спасшийся чудом, показал, что сначала блеснул огонь в проходе в погреб, а затем раздался сравнительно слабый взрыв, вслед за которым последовал второй взрыв и самый погреб взлетел на воздух. Было ясно, что цитадель взорвалась от адской машины, спрятанной в проходе первого погреба…

Страшные дни потянулись в посольстве. Все понимали или догадывались, кто герой этого преступного акта, его инициатор и организатор».[120]

Впрочем, надо заметить, что лидеров террористической организации Багинского и Вечоркевича арестовали еще до взрыва и в ноябре 1923 г. приговорили к смертной казни. На процессе они вели себя мужественно. Эти два польских офицера были убежденными коммунистами. После их ареста их семьи жили в нищете, но Багинский и Вечоркевич не хотели брать денег от советского полпредства, чтобы у польских властей не возникло даже тени подозрения, что они являлись платными агентами большевиков. По настоянию советского правительства Багинский и Вечоркевич были помилованы польским президентом и впоследствии обменяны. Но в вагоне, отвозившем их в Советский Союз, 25 марта 1925 г. у самой границы их убил полицейский чиновник Мурашко.

Взрыв Варшавской цитадели заставил польскую контрразведку активизировать свою работу. В результате к 1924 г. нелегальная резидентура Разведупра была фактически разгромлена. И тогда Центр направил в Варшаву опытного сотрудника М. Скаковскую, поставив перед ней задачу принять на себя руководство остатками агентурной сети и заново наладить ее деятельность.

Мария Вячеславовна Скаковская, дворянка, стала работать в советской военной разведке в 1921 г. В то время Штаб РККА особенно интересовала деятельность Верховного штаба Антанты и генеральных штабов западных стран. И М. Скаковскую направляют в Париж, где довольно скоро она становится помощником резидента. Ее деятельность во Франции была весьма успешной. Так, в 1923–1924 гг. в Москву начинают регулярно поступать сведения о планах Верховного штаба Антанты. А в начале 1924 г. военные разведчики раздобыли даже стенограмму совместного совещания представителей генеральных штабов Англии и Франции с командованием русской армии в эмиграции. На совещании обсуждался вопрос о новой интервенции с одновременным выступлением контрреволюции внутри страны.

Обосновавшись в Польше, обаятельная и интересная женщина, Скаковская привлекала к себе широкое внимание как польских офицеров, так и сотрудников дипломатического корпуса Варшавы. Пал жертвой ее чар и советский посол П. Л. Войков. Это был мужчина хоть куда (точнее, он считал себя таковым), а работу за границей он воспринимал как сплошную увеселительную поездку. Чтобы не быть голословными, процитируем снова Беседовского: «Войков стремился сделать из советского посольства центр „великосветской жизни“ дипломатического корпуса. Начались рауты, приемы, балы. Из Москвы в громадном количестве выписывалась икра, разные балыки, деликатесы. Завезены были российские настойки, „рябиновка“, „спотыкач“ и т. п. Одновременно Войков пытался играть роль „льва“ в дамской части дипломатического корпуса. Он был твердо уверен, что ореол „цареубийцы“ придает ему особое обаяние в глазах женщин, и настойчиво добивался своего появления на разных дипломатических приемах и церемониях, причиняя этим не мало огорчений устроителям, так как именно дамская часть дипломатического корпуса упорно не хотела с ним знакомиться из-за пресловутого „ореола“. Впрочем, Войков брал реванш среди женщин — сотрудниц посольства».[121]

Страсть посла оказалась роковой для советской разведки в Польше. Войков оказался в высшей степени навязчивым поклонником Марии Вячеславовны. Понимая, что его ухаживания могут привести к крупному провалу, Скаковская не раз посылала в Москву телеграммы, умоляя Центр воздействовать на высокопоставленного дипломата и избавить ее от наглых домогательств Войкова. Но тщетно!

Все окончилось так, как и предполагала Скаковская. Из-за ухаживаний советского посла польская контрразведка обратила на нее внимание. В результате в июле 1926 г. Скаковскую арестовали и осудили на пять лет каторжных работ. Польская каторга основательно подорвала ее здоровье. Поэтому, возвратившись после освобождения в 1931 г. в СССР, она переходит на гражданскую работу.[122]

Обстоятельства провала Скаковской были доложены в ЦК ВКП(б) и лично Сталину. По его указанию делом посла Войкова занялась Центральная контрольная комиссия. Решением Президиума ЦКК ВКП(б) Войкова исключили из партии и освободили от обязанностей посла в Польше. Однако судьба готовила ему более трагическую развязку. Еще в 1918 г., будучи комиссаром продовольствия в Екатеринбурге, Войков в числе других участвовал в убийстве царской семьи. Ко времени освобождения Войкова от должности посла террористическая группа русских эмигрантов, поставившая себе цель ликвидировать всех, кто имел отношение к трагической смерти членов царской семьи, выследила его. И 7 июня 1927 г. он был убит в Варшаве неким Борисом Ковердой. Труп Войкова с большой помпой перевезли в Москву и как жертву полицейско-белогвардейского террора захоронили у Кремлевской стены. При этом по «политическим» соображениям о решении Президиума ЦКК ВКП(б) больше не вспоминали.

О дальнейшей деятельности Разведупра в Польше известно следующее.

В июле 1931 г. после скандала с арестом и расстрелом офицера польского Главного штаба майора Демковского из Варшавы был отозван заместитель военного атташе Василий Григорьевич Боговой.[123]

Вот что по поводу этой истории писала эмигрантская газета «Возрождение»:

«Громадной сенсацией для всей Польши явился арест майора ген. штаба Петра Демковского. В один из ясных вечеров осени 1931 года, в Варшаве на углу улиц Снядецких и Польной стоял господин в штатском, с туго набитым портфелем под мышкою. У тротуара остановилась крытая машина с дипломатическим значком на крыле и услужливая рука изнутри открыла дверцу автомобиля. Господин с портфелем быстро направился к автомобилю и в тот момент, когда склонив голову вступил на ступеньку, внезапно он оказался окруженным несколькими людьми в штатском. Минутная борьба, портфель схвачен, его владелец арестован, таинственный незнакомец, пытавшийся силою втянуть арестуемого в автомобиль, грубо оттолкнут и смят.

Через секунду автомобиль укатил в неизвестном направлении.

Арестованный оказался майором ген. штаба Петром Демковским, портфель был набит документами мобилизационного отдела, в котором работал майор, а таинственный незнакомец в дипломатической машине — военным агентом СССР в Польше комбригом Боговым.

Несмотря на свою дипломатическую неприкосновенность, Боговой решил из Польши бежать. В тот же вечер, около 10 часов — арест Демковского произошел приблизительно в 7 час. вечера — Боговой выехал, в сопровождении нескольких сотрудников полпредства, в Данциг.

Майор Демковский, поляк, во время войны был офицером казачьих войск. Попав в Польшу, Демковский, благодаря способностям и редкому трудолюбию, делал быструю и блестящую карьеру штабного офицера. По делам службы он познакомился с военным агентом СССР в Польше и его сотрудниками. Занимаясь, помимо службы, военно-историческими изысканиями, — Демковский принимал, как военный историк, участие в издании самой большой польской энциклопедии — он „ценил знакомство с большевиками, как бесплатный источник дорогих и трудно доступных в Польше русских и советских военных и исторических памятников“. Под видом хлопот о приезде из СССР в Польшу его отца, Демковский стал бывать в полпредстве и в скором времени сделался советским агентом.

Утверждают, что в предательстве Демковского играли роль не только деньги, но и громадное честолюбие офицера-шпиона. Будто бы ему было показано письмо одного из членов реввоенсовета, в котором обещалось Демковскому за предательство блестящее положение в красной армии.

Измена Демковского произвела потрясающее впечатление на польские военные круги, в частности, на многочисленных сослуживцев и товарищей Демковского, у которых он пользовался репутацией отличного офицера. Раскрытие этого предательства, хотя и было чрезвычайно ценным, но в то же время принесло военному ведомству большие хлопоты. Пришлось проверить за продолжительные сроки папки документов, планов и материалов, к которым по службе имел доступ майор Демковский и внести изменения в мобилизационные планы. Это стоило массы труда и еще больше денег.

Майор Демковский был расстрелян дежурным взводом стрелков у староваршавской цитадели…

В связи с поимкой Демковского, бегством Богового и обострившимся вниманием польских властей была раскрыта еще одна крупная шайка советских шпионов, руководимая и организованная военным агентом СССР в Польше Боговым.

Через короткое время после расстрела майора Демковского стало известно, что еще один офицер арестован по обвинению в шпионаже. Поручик Хумницкий, принадлежащий к родовитой польской семье, служил в штабе брестского военного округа, пользовался доверием начальства и товарищей, на шпионскую работу пошел ради денег. Следствие выяснило, что Хумницкий был членом шайки, непосредственно руководимой Боговым. Дело поручика разбиралось в военно-полевом суде. Хумницкий был расстрелян».[124]

«Дело остальных членов шайки было выделено и разбиралось в варшавском окружном суде. Механик Станишевский выдавал себя в Польше за инженера. С фальшивым дипломом, он работал продолжительное время в качестве инженера на заводах, обслуживающих военное ведомство. У него был обнаружен фотографический аппарат Богового, которым он пользовался для работы. Его любовница, Г-а, принимала участие в шпионской работе в качестве агента связи между полпредством и остальными членами шайки. Следствие выяснило, что встречи с Боговым происходили регулярно.

Станишевский имеет за собою богатое шпионское прошлое. В свое время он работал за границей в иностранных разведках. Предполагают, что и в Польшу он вернулся по поручению иностранной разведки, с которой впоследствии разошелся. Варшавский суд приговорил его к десяти годам тюрьмы».[125]

Заметим, что майор Петр Демковский и поручик Винценты Богдан Хумницкий были не единственными офицерами польской армии, завербованными советской разведкой в этот период. В печати назывались имена более дюжины их коллег, вплоть до бригадного генерала Михала Жимерского.

С начала 30-х гг. и вплоть до развязывания Второй мировой войны в Варшаве в качестве групповода, руководившего сетью из проживавших в Польше немцев — журналистов и дипломатов, работал выдающийся советский разведчик немецкий коммунист Рудолф Гернштадт, завербованный в Праге в 1930 г., о котором подробнее будет рассказано далее.

С 1936 г. в Кракове действовала нелегальная резидентура «Монблан» во главе с болгарским коммунистом Николой Поповым. О нем и его деятельности впервые в нашей стране рассказал московский историк Валерий Яковлевич Кочик в статье, опубликованной в еженедельнике «Секретные материалы».

Его настоящее имя — Никола Василев Задиров. Родился он в 1888 г. в с. Мадлеш Бургасского округа Болгарии в семье священника. Окончил в 1906 г. Русенское военное училище машинистов Дунайской флотилии, служил машинистом на железной дороге и в армии во время Балканской войны. Активно участвовал в социал-демократическом движении в Болгарии, подвергался арестам. Работал музыкантом в кинотеатрах и в оркестре. Во время Сентябрьского восстания 1923 г. командовал отрядом, после поражения восстания перешел болгаро-турецкую границу. С помощью руководителей резидентур Коминтерна и Региструпра в Стамбуле Семена Мирного и Николы Трайчева Попов вместе с 60 других болгарских эмигрантов на советском корабле прибыл в Одессу в октябре 1923 г. Затем по линии Разведупра он занимался переправкой оружия в Болгарию (под руководством Христофора Салныня). После захвата складов с оружием болгарскими властями в августе 1924 г. был заочно приговорен к 5 годам тюрьмы. Затем получил военную подготовку в спецшколе в Тамбове и по заданию Коминтерна под именем Ивана Петрова работал в Югославии, где заведовал участком канала связи София — Белград — Вена. С 1927 г. под именем хорвата Станко Кукеца он находился в Париже в советском торгпредстве, был официальным представителем МОПР и одновременно работал в резидентуре Разведупра. Тогда же он вступил во Французскую компартию. После провала Павла Стучевского, о котором речь пойдет далее, Попов выехал в Москву в сентябре 1931 г., где работал в ИККИ, учился в Военной академии им. Фрунзе, после окончания которой в 1935 г. был направлен в Разведупр.

По заданию С. П. Урицкого он направился в Париж, затем в Вену для промежуточной легализации под именем богатого богарского фермера Стояна Владова. В Кракове его резидентура, в которой работала радисткой Урсула Кучински-Рут Вернер («Соня»), получала ценную информацию от сотрудников болгарских представительств в Варшаве, Берлине, Вене, Праге, Будапеште, преподавателей и студентов Ягеллонского университета в Кракове, рабочих военных заводов и садоводов в Болгарии, Чехословакии, Венгрии и Австрии. Попов продолжал работу и после оккупации Польши немцами.

После начала Великой Отечественной войны связь Попова с Москвой прервалась. Он установил контакты с польскими подпольщиками. Видимо, это и навело немцев на его след. В январе 1943 г. он был арестован и содержался в Освенциме и Маутхаузене. Погиб Попов в июле 1944 г. в австрийском концлагере Хартхайм. В сентябре 1977 г. в Кракове на доме, где жил Никола Попов (Стоян Владов) была установлена посвященная ему мемориальная доска.[126] Сохранилась ли она теперь?


Болгария | Империя ГРУ. Книга 1 | Румыния и Бессарабия