home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Прибалтика

Когда в 1921 г. в прибалтийских государствах появились советские военные атташе, вместе с ними в качестве секретарей или помощников прибыли и резиденты Разведупра. Разумеется, сами прибалтийские государства не представляли военной угрозы. Но их территория вполне могла быть использована как плацдарм для агрессии против Советской республики. И именно поэтому Латвия, Литва и Эстония находились под пристальным вниманием советской военной разведки.

Так, к началу 1922 г. в Латвии была создана агентурная сеть, насчитывавшая более 20 человек, которой руководили Мартин Зелтынь, работавший под видом кассира советского посольства Яна Соирио, и помощник военного атташе Андрейс Виксне. В число агентов резидентуры входили люди, работавшие в организационно-мобилизационном и административном отделах Генерального штаба Латвии, в штабе пограничной дивизии, в главном таможенном управлении, на артиллерийском складе и т. д. Через агента — офицера Генштаба — в 1922 г. резидентура получила мобилизационные планы Генштаба, а также штаты частей и соединений латвийской армии на военное время. В том же 1922 г. Зелтыню удалось раздобыть важные материалы Варшавской конференции министров иностранных дел Латвии, Эстонии, Финляндии и Польши, проходившей с 13 по 17 марта 1922 г., и завербовать высокопоставленного сотрудника Государственного контроля Латвии Альфреда Витолса. За приличное вознаграждение (от 25 до 40 тысяч рублей за документ) он поставлял особо ценную информацию о латышской армии.[128]

Однако успех длился недолго. 9 января 1923 г. Зелтыня арестовали в отдельном кабинете рижского ресторана «Мариенбад». А за последующие два с половиной года латвийская контрразведка раскрыла и арестовала почти всех агентов резидентуры. Так, в марте 1924 г. была разгромлена агентура в латышской армии, которой руководили второй секретарь советского полпредства Волгин и его помощник, служащий транспортного отдела полпредства Лев Миллер. Он держал явку в лавке Зиверта на улице Матиса. Среди арестованных агентов Волгина были Трейчунас, Жуковский и другие. Основной причиной провалов стала активная и профессиональная работа латвийской контрразведки, установившей плотное и систематическое наблюдение за всеми работниками советских учреждений. Кроме того, зачастую провал происходил в результате плохой подготовки как агентов, так и оперативных работников Разведупра.

В результате к середине 1925 г. в латвийской резидентуре осталось всего два агента. Сложившееся положение надо было срочно исправлять, и в сентябре 1925 г. в Ригу направили нового резидента — военного атташе Анина. За год работы он сумел наладить, а точнее, воссоздать агентурную сеть. И уже к исходу 1926 г. она довольно полно освещала состояние вооруженных сил Латвии. Более того, один из агентов добывал сведения из посольств Англии и Японии, а также латвийского министерства иностранных дел. Всего с 1 октября 1925 по 1 октября 1926 г. от резидентуры было получено 769 материалов по различным вопросам.

Но вслед за успехами последовали провалы. В 1926 г. арестовали Альфреда Витолса, а также сотрудника советского полпредства Белова. Анин был объявлен персоной «нон грата» и выслан из страны. В период с января по ноябрь 1926 г. в Латвии было ликвидировано 5 советских разведывательных групп, арестовано 40 человек, занимавшихся, главным образом, военным шпионажем.

Тогда для усиления агентурной работы в сентябре 1926 г. в Ригу командировали Карлиса Ланге (Яна Фреймана), официально занявшего должность секретаря военного атташе, которым был И. Г. Клочко, а с августа 1927 — полковник Ф. П. Судаков. Прибыв в Ригу, Ланге развернул активную разведывательную деятельность, занимаясь прежде всего сбором информации по латвийской армии. С агентами он работал лично, сделав местом конспиративных встреч с ними мебельный магазин Тайца. К. Ланге активно помогала Антония Биндже, чей брат служил в ОГПУ в Москве. На своей даче на берегу озера Балтэзерс она часто устраивала приемы для латышских офицеров, а некоторое время там даже проживал бывший командующий латвийской армией П. Радзиньш. Антонии Биндже удалось завязать знакомства с офицерами штаба Видземской дивизии — старшим лейтенантом Кактиньшем, ранее служившим в Красной Армии и капитанами Зандбергсом и Званерсом.

Но и К. Ланге уже через полтора года постигла неудача. 11 мая 1928 г. он был арестован с поличным — при нем нашли мобилизационные планы латвийской армии и сведения о сотрудничестве Латвии с Польшей. После этого К. Ланге и Ф. Судакова выслали из Латвии, а Антония Биндже получила пять лет каторги.[129]

В мае 1929 г. советским военным агентом в Латвию назначают Николая Смирнова, который до этого в 1927–1929 гг. работал в Финляндии. Там он создал обширную разведывательную сеть, но после провала части агентуры был вынужден покинуть Хельсинки. Прибыв в Ригу и ознакомившись с ситуацией, Смирнов приступил к работе, и уже к декабрю 1930 г. его агентурная сеть насчитывала около 15 человек.

Что касается Литвы, то там дела обстояли хуже. Литовская контрразведка полностью блокировала любые попытки вести на территории страны какие-либо разведывательные операции. В результате вооруженные силы Литвы приходилось изучать, используя в основном легальные возможности, а также по косвенным данным, полученным из других стран. Однако в одной области был достигнут успех и даже взаимопонимание с Генштабом Литвы, который санкционировал ведение с литовской территории разведку против Польши. Используя давнее, точнее, вечное соперничество этих двух государств, представители Разведупра заключили с Генштабом Литвы неофициальное соглашение об обмене разведданными по польским вооруженным силам.

В очень сложной обстановке пришлось работать советской военной разведке в Эстонии. Активность контрразведки и террор против членов компартии создали крайне трудные условия для агентурной работы в этой стране. Немногочисленная агентурная сеть, организованная в 1922 г., после неудавшегося 1 декабря 1924 г. вооруженного восстания в Таллинне была почти полностью утрачена. К концу 1925 г. у Разведупра в Эстонии осталось только пять глубоко законспирированных агентов-источников, которые, впрочем, добывали ценную информацию по вооруженным силам и военно-политическим вопросам.


Румыния и Бессарабия | Империя ГРУ. Книга 1 | Скандинавия