home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2.

Собачья жизнь.

Расположившись на лавочке в ближайшем скверике, Артём распотрошил упаковки и, сооружая бутерброд за бутербродом, неторопливо и с аппетитом поел. Стало не то чтобы легче, но как-то менее нервно. Неожиданно его осенило, что теперь он в общем-то, совершенно не обязан пользоваться исключительно собственным автомобилем. Похоже, что все ресурсы города в его распоряжении и нет смысла отказывать себе в элементарных удобствах, тем более что его машина лежит вверх колёсами на окраине, а здесь, совсем недалеко, был какой-то дилерский центр. Кажется, «Форд»… ну да пусть будет «Форд», какая разница. В принципе, Артёма устраивал любой исправный автомобиль, но на дилерских стоянках машины не надо взламывать, ключи обычно хранятся где-то рядом. Тестовые машины, например, обычно даже стоят заправленными. Эта идея сразу прибавила ему сил и настроения. Свернув упаковки от еды, он аккуратно запихал их в ближайшую урну. В этом действии было что-то ритуальное, ведь опорожнять эти урны уже некому. Но оставить за собой мусор тоже было как-то… неправильно, что ли… Пожав плечами, Артём направился в сторону автосалона.


Из переулка ему навстречу высыпала стайка бродячих собак. Они уселись на горячий асфальт и молча уставились на него, как в колбасную витрину. Выглядело это, надо сказать, неприятно. Появилась мысль развернуться и обойти стаю, но Артём решил, что страх лучше не показывать. Кто тут царь природы и вершина пищевой цепочки? А вообще, на будущее, неплохо бы озаботиться каким-то оружием – остатки страха перед человеком выветрятся быстро, а стая одичавших собак очень опасна. Прежде всего, потому, что собаки умны. Не прошло и суток, как человечество исчезло, а они уже смотрят на тебя как на бутерброд. Развернув плечи, решительной походкой царя природы Артём направился прямо на собак. Чётко печатая шаг и смотря на них с вызовом. Стая молча расступилась, но, пропустив, сразу направилась следом.

Артём прибавил шагу, но собаки не отставали, следуя в десятке метров сзади. Из дворов выбегали все новые барбосы и присоединялись к шествию. Каждый из них по отдельности не страшен взрослому мужику – питание отбросами и бродячая жизнь не давали шансов слишком крупным особям, – но от стаи голов в пятнадцать голыми руками не отобьёшься. Кстати, с отсутствием человека прекратилось и поступление на помойки городских отбросов, так что они, скорее всего, скоро проголодаются. Артёму, чем дальше, тем больше становилось не по себе. «Вот бы сюда тех зоозащитников, которые в Интернете протестовали против отстрела бродячих собак. Пока бы их доедали, я бы как раз смылся…» – подумалось ему. Вокруг, как назло, были только закрытые магазины и ни одного подъезда, где можно было бы отсидеться. Хотя и подъезды сейчас все с домофонами и замками… Хоть на дерево лезь! Автосалон «Форда» находился за поворотом, но Артёму пришло в голову, что ведь и он тоже сейчас закрыт, а в кармане только ключи и мобильник. И тут из-за угла появилась ещё одна собачья шайка и перегородила дорогу. Артём остановился, и две стаи моментально слились в один охватывающий его лохматым зубастым кольцом полукруг.


– Ох и ох… Тяжело в деревне без нагана… – пробормотал он, медленно отступая к ларьку Роспечати. Ларёк был, разумеется, закрыт, но зато рядом валялся кусок квадратной трубы от ремонтируемого павильончика остановки. Радуясь этому проявлению человеческого раздолбайства, Артём, не отводя глаз от стаи, присел и подхватил с земли железяку, сразу же оцарапавшись о какой-то заусенец. Обретённым оружием он погрозил собакам, но, кажется, впечатления не произвел. Вроде бы, припомнил он, в таких случаях надо смотреть в глаза вожаку, а то и бить его сразу в лоб. Или это про людей? Впрочем, очевидно, выраженного вожака то ли не было, то ли Артём не мог его определить.


Собак становилось всё больше, и чувствовали они себя всё увереннее – расстояние сокращалось. Артём уже не рисковал поворачиваться к ним спиной, а отступал медленно задом, демонстративно помахивая железной палкой. В конце концов он упёрся спиной в ларёк и остановился. Свора немедленно образовала плотный полукруг, отсекая возможность побега. Напасть они ещё не решались, но это явно был вопрос времени, причём времени совсем небольшого.


– Будет довольно глупо пойти на собачий корм… – с досадой сказал Артём, обращаясь в пространство. И тут он увидел: на краю прилавка в ларьке, среди груд того дешёвого, яркого и никому не нужного дерьма, которым обычно завалены торговые точки Роспечати, разноцветной грудой валялись петарды. Резким ударом железного прута Артём расколотил стекло витрины – врезав на нервах так, что блестящие осколки довольно-таки толстого стекла разлетелись, как брызги из лужи. Не ожидавшие шума собаки отпрянули, а Артём, чертыхаясь и не спуская с собак глаз, левой рукой нашаривал картонные цилиндрики. Рука тут же покрылась порезами, но он этого даже не заметил, загребая в горсть обретённые «боеприпасы» вместе со стеклом. Просунув руку чуть дальше, он ухватил коробок спичек и, сунув в витрину, чтобы освободить руки, свою железку, чиркнул головкой петарды по коробку. Зашипевшая китайская пиротехника отправилась в самую гущу собак, а Артём, пачкаясь собственной кровью, уже поджигал следующую. Пересохшая от долгого лежания петарда грохнула почти мгновенно, собаки бросились врассыпную, и вторая «граната» не достигла цели, бабахнув на пустом асфальте. Артём подхватил железяку и, орошая тротуар каплями крови, побежал к стеклянным дверям автосалона «Форд».


Двери, разумеется, были закрыты. Артём с молодецким запалом несколько раз врезал по ним трубой, но не тут-то было – толстенное витринное стекло чихать хотело на его усилия. Между тем собаки снова собирались плотной сворой, и решимости у них явно прибавилось. Кажется, выделился и вожак – крупный серый пес с большой примесью немецкой овчарки, – он понюхал капли крови на асфальте и лизнул их как-то даже демонстративно. Артём подхватил стоящую рядом железную урну и, поднатужившись, с разбега метнул её в витрину. Стекло лопнуло с грохотом пистолетного выстрела. Оскальзываясь на битом стекле, Артём бросился внутрь салона. Там, в не потревоженном своём величии, сверкали свежим лаком новые автомобили.

– Ага, день, кажется, перестаёт быть томным! – радостно сказал себе Артём. Прыжком перемахнув через стойку администратора и оставив на ней кровавый отпечаток ладони, он бросился к шкафчику с ключами. Пытаясь восстановить дыхание, Артём рассматривал привязанные к ключам картонные бирки и осматривал салон. Ближе всего к воротам стоял большой чёрный внедорожник «эксплорер». Однако «эксплореров» в салоне было несколько, соответственно, имелось и несколько комплектов ключей с такой надписью на бирке, а условные обозначения салона Артём не понимал. Ссыпав без разбору все ключи в карман, он перепрыгнул через стойку обратно и тут же взвыл от боли – в икру ноги вцепились собачьи зубы. Хитрая тварь прокралась внутрь незаметно, пока Артём возился с ключами. Остальные собаки прыгали в витрину, уже не скрываясь.

– Ах ты, падла! – заорал Артём и изо всех сил треснул псину трубой по голове – собака отлетела в сторону, выдрав кусок штанины. Нога болела зверски, но Артём изо всех сил рванулся к выбранной машине. Ещё одна собака попыталась в прыжке прокусить ему ляжку, но получила железкой по зубам и откатилась с визгом. В три прыжка Артём добрался до «эксплорера» и рванул на себя дверь – к счастью, она оказалась открыта. Пачкая кровью белую кожу салона, он захлопнул дверь и от облегчения рассмеялся.

– Что, ляди! – заорал он сквозь стекло. – Кто ещё хочет комиссарского тела?


Хотели многие.

Часть собак рвала в клочья оглушенную Артёмом дворнягу, остальные пачкали слюной стекла машины и скребли лапами по железу кузова. Артём выгреб из кармана ключи и стал совать их по очереди в замок зажигания. Окровавленные руки скользили, прокушенная нога быстро немела, и в кроссовке хлюпала кровь – надо было убираться отсюда немедленно. Четвёртый ключ подошёл: загорелись огоньки, чуть слышно зажужжал бензонасос и приятно тренькнул колокольчик, предупреждая о непристёгнутых ремнях. Новая машина завелась, но ворота оставались закрытыми. Какой-нибудь киногерой, несомненно, протаранил бы их тяжёлым джипом и в живописном облаке пыли вырвался на свободу, но так легко всё бывает только в кино. Артём прекрасно представлял себе, насколько далека жизнь от кинематографа (как-то раз он пытался сбить пулей висячий замок, как это проделывает каждый «Настоящий Терминатор», но истратил впустую пять патронов двенадцатого калибра и чуть не ранил себя при рикошете. Кроме того, он неплохо разбирался в автомобилях. Трёхтонная машина, скорее всего, действительно вышибет ворота (если хватит места для разгона), но далеко ли уедешь, насадив радиатор на двигатель? Передок у современного автомобиля легкосминаемый, бампер пластиковый – в целях безопасности. Машины делают не для киногероев, а для обычных людей, которые не таранят джипами стальные рольставни. Плохо было то, что пространства для маневра не оставалось – «эксплорер» стоял носом к воротам, а вокруг – другие машины. Зазор между ними был невелик – пара метров, не более. Артём как-то раз видел, как выкатывали для клиента машину из дальнего ряда – переставляя автомобили как в детской игре «пятнашка», но для него этот метод не годился: собаки продолжали наскакивать на машину со всех сторон. Серый вожак вскочил на капот и теперь скалил окровавленные зубы сквозь лобовое стекло. Артём показал средний палец, но внутренне признал, что выглядит тот довольно эффектно: клыки, кровь, глаза… Бррр!

Стараясь не обращать на него внимания, Артём вывернул руль, перевел рычаг автомата в положение «R» и аккуратно перенес ногу с тормоза на газ. Массивный внедорожник попятился, пока не упёрся в серебристый «фокус». Артём аккуратно добавил газу, и сзади послышался жуткий для любого водителя звук сминаемого железа и осыпающегося стекла. «Как серпом по яйцам», – подумал Артём с сожалением. Ему всегда было жалко портить хорошие вещи. Мощный «эксплорер» без большого труда отодвинул «Фокус» на полметра, пока тот не упёрся в следующий автомобиль. Артём ещё поднажал на педаль, и скрежет усилился, но движение вскоре прекратилось – третья машина упёрлась в стену. Высокий вседорожник начал задирать корму кверху, попросту заезжая на смятый капот «Фокуса». Артём переключил коробку на «D» и вывернул руль в другую сторону. Массивный капот пошёл вправо, пока бампер не упёрся в синий «мондео». Стекла легковушки хрустнули и осыпались крошкой, затрещал бампер «эксплорера», но машина, накренившись, заскользила, освободив ещё метр пространства. Теперь снова назад: задний бампер упёрся в широкий борт собрата-«эксплорера» и начал сминать обшивку дверей. Собаки неистовствовали вокруг варварски маневрирующей машины, одна шавка угодила под колёса, но Артёму было на них глубоко плевать. Вперед-назад, руль вправо – руль влево, под жуткий хруст и скрежет автомобиль разворачивался с грацией слона в посудной лавке. В конце концов Артём своего добился: машина теперь стояла кормой к воротам и имела запас пространства для разбега. Лучше пожертвовать задней дверью, чем радиатором.

– Ну, с Мирозданием, – сказал Артём и вдавил до упора педаль.


Трехсотсильный мотор и полный привод сыграли свою роль – на десятке свободных метров пола «Эксплорер» успел набрать приличную скорость. Артём изо всех сил вжал голову в подголовник, и с жутким треском согнувшиеся посередине рольставни вылетели из направляющих, как пробка из бутылки, а за ними – покалеченный, но не потерявший хода автомобиль. Заднее стекло разлетелось, боковые рядом с ним тоже – кажется, машина стала короче на пяток сантиметров, но все важные узлы у неё находились спереди. Артём лихо крутанул «полицейский разворот» и снова вдавил педаль. Стая выметнулась следом из ворот серо-бурой волной, но где им тягаться с машиной! Пролетев уже полквартала, Артём глянул в салонное зеркало и увидел в нём окровавленную собачью морду. Он резко дёрнул рулём, отправляя машину в занос, и уже прыгнувший на него сзади серый вожак промахнулся, ударившись боком о правый подголовник и скатившись под заднее сиденье. «Эксплорер» чудом разминулся со столбом и остановился, ударившись в дорожное ограждение. Серая туша пронеслась над плечом и врезалась в лобовое стекло. Артём в бешенстве схватил пса за загривок и, раскрыв дверь, выскочил из остановившейся машины, выдернув собаку за собой.

– Ну что, сука, давай! – заорал он. – Хотел меня съесть? Хрен там! Акела, лядь, промахнулся!

На адреналине он рванул с земли здорового пса, как болонку. Сунув серую башку в дверной проём, изо всех сил треснул по ней тяжёлой дверью джипа. Но тут прокушенная нога подогнулась, и Артём свалился на землю, больно ударившись головой о порог. Из рассечённого лба хлынула, заливая глаза, кровь, и они с собакой оказались лежащими на асфальте нос к носу, и, кто выглядел краше, сказать было трудно.

Артём поднялся на одно колено и ударил оглушённого пса кулаком по морде, сдирая кожу на костяшках об зубы. Вожак заскулил и дёрнулся назад, но Артём ударил его сверху, вбивая морду в пыль. Снова и снова он молотил кулаками ненавистную псину, вымещая на ней весь ужас сегодняшнего дня, пока собака не затихла, пачкая кровью асфальт. Пошатываясь, Артём поднялся на ноги и замер, тяжело дыша и опираясь на машину. Сердце колотилось от избытка адреналина, в ушах шумело, в глазах двоилось.

– Чёрт его знает сколько лет не дрался… – сказал он устало. – Ах, ну да: «Я слишком стар для этого дерьма!» – Всю жизнь мечтал произнести эту фразу по какому-нибудь действительно достойному поводу…

Пнув безжизненную серую тушку, он полез в кабину. Из-за угла раздался злобный лай приближавшейся стаи. Ну что ж, надо полагать, они достойно позаботятся о павшем товарище.

С идеей ехать на дачу пришлось повременить – в разбитых окнах свистел ветер, а на панели тревожно горела лампочка резерва топлива. Кто ж будет держать в салоне машину с полным баком? Так, чуть-чуть, чтобы клиент до заправки мог доехать. А жрёт «эксплорер» очень даже немало. Да и самому ему, пожалуй, требовалось привести себя в порядок.

– Вот вам и царь природы… Только на улицу вышел, уже похож на зомби. Какие-то барбосы помоечные понадкусали. А дальше что? Воробьи заклюют? – ругался в пространство Артём, поглядывая в салонное зеркало. Лицо оставляло желать многого: как минимум, умывания и перевязки, а лучше бы наложения швов. Корка из крови и грязи, слипшаяся колтуном борода и распухший нос.

Наконец решив, что достаточно отдалился от четвероногих преследователей, Артём зарулил на большую заправку. Вставив пистолет в горловину бака, он направился к стеклянным дверям заправочного мини-маркета. Он понятия не имел, как запускать колонку, но смотрел на это оптимистично – девушки, отпускающие топливо, никогда не казались образцом технической смекалки, так что вряд ли в этом есть что-то сложное. Однако первым делом стоило позаботиться о себе. Шипя и ругаясь, он промыл раны сначала под краном в туалете, а потом водкой из мини-маркета. Вскрыв пару автомобильных аптечек, обильно полил йодом и забинтовал ногу. Порезанные руки и разбитый лоб заклеил пластырем. По собственным ощущениям, большой кровопотери не было, но нога болела зверски.

– Дорогое Мироздание! Только не бешенство и не столбняк, ладно? Это было бы уже совсем глупо… – вслух сказал он, глядя почему-то вверх. Хотя Мироздание – оно везде, – аптека мне нужна, аптека… – пробормотал Артём. – Обезболивающие, антибиотики и так далее. А то теперь от порезанного пальчика можно ласты склеить…

Прихватив из-под прилавка большой пластиковый пакет, он кинул туда несколько бутылок с водой, упаковку крекеров и литровую бутылку виски «Чивас Регал». «В медицинских целях», – подумал он. Больше ничего полезного на глаза не попалось.

Поставив продукты у дверей, Артём направился за прилавок, где стоял компьютер, управляющий насосами, но тут свет в магазине погас. Послышался затихающий звук умирающих электроприборов – кондиционеров, холодильников, вентиляторов. В наступившей тишине отчётливо раздалось отдалённое, на грани слышимости, взлаивание.

– Чёрт, чёрт, чёрт! Надо было сначала заправиться! – ругал себя Артём. – Потерпел бы с этими царапинами!

Немного успокоившись, он присел на прилавок и достал из потухшего холодильника банку «Туборга». «Похоже, это последний шанс попить холодного пива», – подумалось ему. Надо было что-то делать. Бензин на заправке есть – чёртова прорва бензина. Осталось только его добыть. Отхлебнув холодного пива, Артём поставил банку на прилавок и пошёл в подсобку. Ведро отыскалось быстро – обычное оцинкованное ведро, его явно использовали для мытья полов. С верёвкой было сложнее, но, в конце концов, ему попались на глаза упакованные в пластик ярко-оранжевые буксирные тросы. Кинув парочку в ведро, Артём прихватил ещё воронку с прилавка и лом с пожарного щита. Подумав, добавил к продуктам несколько банок пива.

– Один плюс – гаишников больше нет, – невесело усмехнулся Артём. – Пей за рулем сколько сможешь…


Закинув вещи в багажник, подогнал машину к ярко-красным контрольным крышкам топливных цистерн. Сорвал ломом символический замок с той, на которой было написано «АИ-95», и, соединив карабинами два троса, прицепил к ним ведро. «Каменный век какой-то. Журавля колодезного не хватает», – подумал невесело. Ведро в небольшую горловину для контрольного отбора топлива не лезло, пришлось несколько раз его хорошенько пнуть, сминая в этакую сложную загогулину емкостью всего-то литров на пять. Втаскивать его обратно было сущим проклятием – увечная железяка цеплялась за края, и половина добытого выливалась обратно. В общем, эффективность метода оказалась чертовски сомнительной, но деваться было некуда.

Таская ведро за ведром и аккуратно переливая бензин в бак через воронку, Артём надышался парами до головокружения. Вся одежда пропиталась топливом, и кожа зудела, а потекшая с синтетических тросов оранжевая краска заляпала руки по локти. Да, одежонкой тоже надо было озаботиться. И много ещё чем. Артёму показалось, что в кустах на другой стороне дороги мелькнула тень. Причём довольно большая. Чёрт его знает что это, но, похоже, пора было закругляться. Забросив вонючий, истекающий краской и бензином трос вместе с ведром в машину прямо через разбитое стекло, он прыгнул в кабину и завел мотор. Указатель топлива показывал всего полбака, но на первое время сойдёт. «Ну теперь хрен вы меня возьмете», – подумал Артём и рванул с места так, что колёса оставили на асфальте чёрные полосы. С дачей, пожалуй, придётся опять погодить – кажется, обнаружились более актуальные цели.

Артём подлетел прямо к дверям магазина «Арсенал», благо большие колёса внедорожника позволяли не обращать внимания на бордюры. Вытащив из багажника лом, он решительно направился ко входу и встал как вкопанный – на двери были явные следы попытки взлома. Попытки неудачной – стекла были выбиты, но решётки на окнах уцелели, а укреплённая дверь только слегка перекосилась. Рядом валялся небольшой железный прут.

«Такой палкой только в жопе ковырять, а не двери взламывать», – подумал с досадой Артём.

Он подобрал прут с земли и тут же бросил. На руках остались липкие следы крови. От дверей начинался кровавый след и уходил за угол. Первым порывом Артёма было броситься туда, но он сдержался. Что бы там ни произошло, оно уже случилось, и дёргаться поздно. Так что первым делом – оружие, а потом уже всё остальное.

– Но как мне в голову не пришло, что я не один остался? Просто даже не подумал об этом. Надул щеки, как хомяк: «Последний человек на Земле!» – ругался на себя Артём, вставляя лом в оконную решётку и привязывая к нему всё ещё воняющий бензином и пачкающийся краской трос. – Допустим даже, что на весь город нас только двое, но это уже значит, что уцелели два человека на миллион. Если считать, что население на Земле было семь миллиардов, то это четырнадцать тысяч человек получается! Неплохая армия. Хотя, скорее всего, большая часть их сосредоточена в Китае да ещё в Индии…

Решётка, привязанная тросом к «эксплореру», с грохотом вылетела из оконного проёма и загремела по асфальту в клубах цементной пыли. Артём аккуратно выбил ломом осколки стекла и, подтянувшись, пролез внутрь. В закрытых витринах висели рядами ружья, в глубине застеклённых прилавков тускло мерцали лезвия ножей и россыпи разноцветных патронов.

– Ну вот, теперь я чувствую себя человеком! – сказал он вслух.


Через пятнадцать минут, увидев себя в зеркале, Артём только хмыкнул: «Дюк Ньюкем форевер! Экий я теперь… тактический…» Драные штаны и окровавленную футболку сменил удобный и прочный камуфляжный наряд – ботинки с высокими берцами, мешковатые военного покроя штаны, буро-зелёная майка и такого же цвета разгрузочный жилет со множеством карманов.

Карманы эти раздулись от боеприпасов – покопавшись в витринах, Артём остановил свой выбор на помповом дробовике «ремингтон» 12-го калибра и распотрошил ящик патронов с крупной картечью. Из него он по крайней мере умел относительно пристойно стрелять – таскался, бывало, с приятелями на стенд, побить тарелочки. Однако из чистой жадности прихватил и дальнобойный «Тигр», который «таки немножко СВД». Стрелять из него с открытого прицела глупо, а пристреливать с оптикой – уметь надо. Артём не умел, но штатный прицел – какой-то гражданский аналог ПСО-1 – взял, и патронов тоже – не на себе таскать, пусть будет. Хотелось ещё короткоствол, как «оружие последнего шанса», но в витрине «служебное оружие» лежал только какой-то уродливый револьвер. Короткоствольный раздутый огрызок не заслужил даже собственного имени, обходясь бессмысленным цифро-буквенным кодом, который Артём, прочитав, немедленно забыл. Пятизарядный барабанник вряд ли имел прицельную дальность дальше дистанции пинка, но патроны 12,3 миллиметра с безоболочечной свинцовой пулей на взгляд дилетанта выглядели внушительно. Пожалуй, останавливающее действие должно быть приличным. Большая дырка гарантирована. На поясе повисла кобура вместе с охотничьим ножом впечатляющих размеров. В рюкзак отправились спальный мешок, сапёрная лопатка, охотничьи спички, всякие мелочи вроде рыболовных принадлежностей, а в багажник – коробки, коробки, и ещё раз коробки с патронами. Кто знает, когда ещё придётся пополнить запасы…

С трудом вытащив неподъёмный рюкзак, Артём закинул его в багажник. Подумав, отправил туда же винтовку в чехле, оставив себе только помповик – его по крайней мере не надо пристреливать. Повесил, укоротив ремень, под правый локоть стволом вниз, чтобы можно было подхватить одним движением и сразу стрелять – во всяком случае, именно так носили оружие невероятно крутые ребята в каком-то кино. Попробовал – вроде бы ничего, прихватисто. Расстегнул кобуру револьвера, затем проверил, легко ли вынимается нож, и, почувствовав себя готовым ко всему, отправился по кровавому следу.


С оружием Артём чувствовал себя немножко глупо, как мальчишка, играющий в войну. Отслужив срочную, дальнейший тактический опыт он получал в основном в игре «Сталкер». Иногда ездил пострелять на стрельбище, и даже вроде бы больше попадал, чем мазал, но оружейным маньяком не был. Модное увлечение всем «тактическим», свойственное обширным рядам «выживальщиков-теоретиков», всегда казалось ему слабо связанным с реальностью и проходило по разряду дорогих игрушек для тех, кто не вырос. Как известно, первые тридцать лет пубертата для мальчиков особенно тяжёлы…

Кровавый след становился все отчетливей, чтобы идти по нему, не требовалось быть следопытом. На штукатуренной стене дома остался бурый смазанный отпечаток ладони – кто бы ни бежал здесь, спасаясь, ему явно не повезло. Артём прибавил шагу и завернул во двор. На пыльном газоне молча и сосредоточенно доедала кого-то разномастная свора собак. Дробовик бухнул, как небольшая пушка, пара собак брызнула красным и свалилась, ещё несколько завизжали на мучительно высокой ноте, расползаясь в стороны на перебитых лапах. Стая моментально развернулась и двинулась к Артёму. Оскаленные пасти в крови, глаза горят – и никакого страха перед огнестрельным оружием. «Взбесились они, что ли?» – подумал Артём и, передёрнув цевье помповика, нажал на курок. Крупная картечь с близкой дистанции выбила из ближайшей собаки яркие брызги, пару других хорошо зацепило, но остальные и не подумали разбежаться. Артём отпрыгнул, перезаряжая ружье, и выстрелил снова, и снова, и снова… В подствольном магазине ружья умещалось всего шесть патронов. Этого едва хватило – Артём уже бросил опустевший дробовик и выхватил из кобуры револьвер, когда собаки, не выдержав бьющей в упор картечи, кинулись врассыпную. Из ублюдочного револьвера Артём, естественно, ни в кого не попал – стая уже рассосалась по ближним дворам. В воздухе висел белыми клубами пороховой дым, звенело в ушах, а вокруг была тошнотворная картина бойни: клочья мяса, шерсти и кровь, кровь, кровь… Артём подобрал дробовик и, запихивая на ходу патроны в тугой зарядник, подошёл к лежащему человеку. Его сразу замутило – он явно опоздал. По длинным, слипшимся от крови волосам и остаткам платья можно было определить, что это была женщина, но для опознания потребовалась бы генетическая экспертиза – от тела мало что осталось.

Сдерживая тошноту, Артём отвернулся и пошёл обратно к машине. В рюкзаке осталась саперная лопатка, а он не мог допустить, чтобы собаки, вернувшись, доели человека, как своих убитых сородичей. Артём понимал, что погибшей это уже безразлично, но было в этом что-то всерьёз неправильное. «Какая поганая смерть», – думал Артём, копая короткой лопаткой закаменевший на жаре газон. Дробовик лежал рядом, на расстоянии вытянутой руки, но псы пока не показывались. «Что же случилось с собаками? Тоже мне, друзья человека. Так одичать за несколько часов – разве это возможно? И ведь совсем не боятся, гады! Чёрт, недаром мне всегда больше нравились кошки…» – Артём одолел примерно полметра высохшего грунта, но уже сбил непривычные к физическому труду руки до кровавых мозолей. «Хрен с ним, хватит», – решил он и аккуратно спихнул лопатой растерзанное тело в яму. Прикоснуться к нему было выше его сил. Забросав останки неизвестной женщины землёй, он задумался. Казалось необходимым сказать какое-то прощальное слово, но Артёму ничего не приходило в голову. Преобладающим чувством была досада, а преобладающим ощущением – подкатывающая к горлу тошнота. Пожав плечами, он пошёл к машине. Нужно было позаботиться о себе.


Остаток этого длинного дня прошёл хлопотно. Прежде всего, Артём решил поменять изрядно помятую машину, рассудив, что с разбитыми стеклами его сожрут если не собаки, то комары точно. Дилеров в городе хватало, и к его услугам был широчайший выбор чуть ли не из всего спектра мирового автопрома. Артёму даже пришла мысль скататься в гараж к знакомым трофистам и взять что-нибудь монструозное с лебёдкой и на огромных колёсах, но он отверг искушение, решив, что не пойдёт на поводу своего нового «тактического» образа. Этак ненароком заделаешься записным сурвайвером…

Всякого рода «выживальщиков» Артём не любил. В его кругу общения в последние годы таких стало много – он их называл про себя «жопоголиками». Как тот буревестник, виртуально вились они над социумом, восклицая истошно в блогах, соцсетях и форумах: «Жопа! Скоро грянет Жопа!» Причины для грядущей Жопы каждый находил свои – от гражданской войны и оккупации китайцами до свинячьего гриппа и налетания Земли на небесную ось, но главным, так сказать, модным, трендом сезона, была пионерская идея «Будь готов!».

Жопоголики всерьёз обсуждали, на каком расстоянии от городов нужно прикупить домик, достаточно ли хорош «уазик» или лучше сразу заводить лошадь, и со смаком обсасывали сравнительные преимущества автоматов «Абакан» и АКМ. То, что абсолютное большинство из них не попали бы из автомата даже в стену дома и с трудом представляли себе, с какого конца эту лошадь кормить, их совершенно не смущало. В конце концов, нехитрое дело – компьютер освоили, с лошадью тоже разберёмся!

Основная масса из них, правда, ограничивалась теоретическими штудиями, скачивая с торрентов массивные базы текстов по сельскому хозяйству, коневодству и оружейному делу. Они уже знали, как отличить 12-й калибр от 16-го, видели на картинках корову и освоили теоретическую кинематику рубки дров для печки. У них были собственные форумы, на которых они, наверное, страшно ругались друг с другом, – но Артём их не читал, ему было неинтересно.

Некоторые, более продвинутые, находились в стадии поиска дома в достаточном отдалении от городов – чтобы миновала ударная волна, недочихнула свинья или не добежали хунвейбины. Цены на сельскую недвижимость на всякий случай рванули вверх, но на самом деле жопоголики ничего не покупали – трудно найти эдакую глушь, да чтобы с Интернетом, а без Интернета как они будут хвастаться своёй предусмотрительностью на форумах? Опять же хунвейбины ещё вон где, а комары уже вот они. Но съездить, посмотреть, поторговаться и уехать, оставив за спиной крутящих пальцем у виска крестьян, стало для них чем-то вроде способа досуга на природе, не хуже прочих. Ну и на форумы потом есть чего написать, не без этого. Они предполагали отчего-то, что можно прекрасно жить на лоне природы, «питаясь от земли» и отрешась от ужасов мерзкого государства. Эти люди, как правило, имели совершенно превратное представление о тяжести крестьянского труда, экономике сельской жизни и психологии малых социумов. В их рассуждениях о прелестях деревенской жизни отчетливо виделись невесть откуда взявшиеся крепостные, которые будут их приветствовать протяжным криком: «Ба-а-арин приехал!» – и падать в ноги, предлагая продукты труда и выталкивая вперёд краснощёких девок для реализации права первой ночи. В реальности любителей буколической жизни ожидали сортир-дырка, комары, навоз, жуткая нерентабельность ручного труда и пьяные злые пейзане, почитающие за доблесть что-нибудь спереть у «этих городских придурков».

Самые упорные купили себе по развалюхе средь бескрайних просторов родины и сидели там который год, ожидая прихода Жопы, которая все нейдет и нейдет. Сначала они непрерывно писали оттуда в Интернеты, цепляя слабый GPRS с вершины яблони, пропагандируя Жопу во всём её грядущем величии и слегка посмеиваясь: «Мол, мы-то теперь точно переживём, при своих козах и огородах, а вот вы…» – потом, за недосугом, писали всё реже и в конце концов тихо исчезли с виртуальных горизонтов, поглощённые прозой сельской жизни, которая не оставляет времени на всякую ерунду и здорово прочищает башку от дури. В последних своих писаниях они уже не сравнивали АКМ с «Абаканом», зато начинали пристойно разбираться в моделях мотоблоков и способах посадки картошки, постепенно приходя в гармонию с миром. Их дети уже будут обычными трактористами и доярками, а внуки уедут в город, освоят компьютер и тоже начнут ожидать Жопу, завершая великое коловращение жизни.

Артём же всегда считал, что если Жопа таки действительно придёт, то выживут не те, кто запасся пулемётом и окопался среди болот, питаясь морошкой и комарами. И не те, кто освоил сельское хозяйство и двадцать способов выйти в Интернет без электричества. И даже не те, кто проводил свой досуг в тирах и научился попадать мухе в попку с километра из рогатки.

Выживут те, кому очень сильно повезёт. И никак иначе.


Выбор транспорта пал на Mitsubishi L200 – полноприводной пикап, помесь небольшого грузовичка с внедорожником. Выбирал без особых причин – просто дилерский салон был удобно расположен, а машина стояла на площадке, готовая к выезду – уже с номерами. Явно клиентская. Неплохая грузоподъёмность и приличная проходимость – самое то для дальнего путешествия. Кроме того, дизель – а солярка, по идее, хранится дольше бензина. Машина, конечно, не сильно скоростная, но Артём рассудил, что спешить ему теперь совершенно некуда. Перекидав в новый автомобиль вещи, он отправился колесить по городу. Дробовик держал всё время под рукой, но нападать на него больше никто не спешил – хотя неприятное ощущение чьего-то недоброго присутствия периодически появлялось. То мелькали на краю зрения какие-то движущиеся тени, то вроде как смотрит в спину кто-то тяжёлым взглядом… Это нервировало, хотя Артём никак не мог решить – не мерещится ли ему слежка. Всё-таки стрессов этого дня иным на всю жизнь бы хватило с избытком. Немудрено заработать паранойю. Пару раз он даже пальнул с хода по кустам, но вроде бы ни в кого не попал, а идти проверять поленился.

Читая всякие «постапы», Артём без интереса пролистывал красочные смакования волшебного процесса «мародёрки». Ему всегда казалось, что это сублимация небогатых писателей, которые хотя бы своим героям дают «много всего даром». Оказавшись же вдруг в шкуре «выживанца», он разочаровался в этом процессе окончательно. Заехав на стоянку огромного гипера, он вдруг понял, что ему, собственно, ничего не нужно, кроме еды. Большая часть того, чего ему иногда сильно хотелось в наведённых социумом потребительских фантазиях, – вещи сугубо социальные. Вот, скажем, одежда – скромные потребности в тепле и удобстве удовлетворил первый попавшийся сетевой магазин спортивно-туристических товаров. Нормальную обувь и одежду делают для туристов, охотников и военных, а все остальное – игры тщеславия, отныне бессмысленные. Вся престижная электроника имеет, по большей части, коммуникативную функцию и тоже оказалась совершенно ни к чему. Только в одном Артём не смог преодолеть вау-фактор – сам над собой посмеиваясь, взял хорошую дорогую зеркалку и оптику к ней. Решил, отчего бы не поснимать пустые пространства безлюдной планеты? Даже если показать это будет некому, сам процесс тоже доставляет изрядное удовольствие, а ему нужно чем-то себя развлекать в дороге – Артём незаметно для себя уже принял решение уехать из города подальше, но ещё не решил куда.

Добравшись до аптеки, сгрёб в сумку все лекарства, которые точно знал как применять. Таковых вышло не так уж много, но основной набор первой помощи самому себе получился приличный. К лекарствам он добавил бинты, марлю, вату, пластыри, несколько одноразовых стерильных скальпелей и шовный материал вместе с хирургическими иглами – нельзя было исключать возможность серьёзной травмы. «Самый ужас начнётся, если у меня вдруг заболят зубы…» – подумал Артём, но придумать в этой связи ничего не смог, положившись, как всегда, на Мироздание, которое иногда бывает и благосклонно. Сам себе зуб всё равно не просверлишь.

За аптекой последовал гастроном. В мешок летели продукты, не требующие холодильника, – сухие копченые колбасы, вяленое мясо, солёные сыры, целая куча сублимированных продуктов и консервов, канистры с водой. Нашлось место и для нескольких бутылок самого дорогого – а чего стесняться? – вискаря, и для хорошего трубочного табака. Курить сигареты Артём несколько лет назад бросил – как только узнал, из чего их делают, – но выкурить иной раз трубочку считал приятным дополнением к досугу. Досуга же теперь предполагалось много.

Из того же спортивно-туристического гипера в багажник отправились палатка, надувная кровать с компрессором, топор, пила, походные кастрюли, газовая плитка с баллоном… Здесь же обнаружился автомобильный холодильник, и Артём, чертыхнувшись, вернулся в гастроном, добирая продукты и пиво. Теперь его можно было пить холодным. С некоторым сомнением взял GPS-навигатор – сколько времени проработают спутники сами по себе, Артём не мог предположить даже примерно, но какой-то срок, очевидно, протянут.


Больше брать было нечего и незачем, но он чувствовал себя слишком уставшим, чтобы отправляться на ночь глядя на дачу. В конце концов, у него есть и квартира в городе. Там можно забрать любимые диски с музыкой и фильмами, а заодно и переночевать. Нигде не спится так хорошо, как в собственной постели, – тем более что с ней вскоре придётся расстаться, и, видимо, навсегда.


Квартира встретила его пропылённой духотой и привычным беспорядком. Перетащив на второй этаж оружие, баклагу с водой и немного продуктов, Артём тщательно запер железную дверь, налил стаканчик виски и закурил трубку. «Да, денёк выдался тот ещё», – устало подумал он. Разбинтовав ногу, увидел, что раны подсохли и не воспалились, но на всякий случай снова обильно смазал их йодом. Сгреб, не разбираясь, со стойки все диски в сумку, пока тянул заряд в бесперебойнике, залил всю электронную библиотеку с компьютера в читалку, затем, выключив комп, вынул из него жёсткий диск – недописанного романа и архивов стало почему-то жалко – и отправил его на дно сумки. Подумав, собрал бельё и зубную щётку. Хотелось помыться, но обошёлся умыванием – воды в кране не было. Зажёг свечи, уселся в любимое кресло и, поставив рядом бутылку, открыл на ридере недочитанную книгу.

– Сложно наслаждаться жизнью в таких обстоятельствах, – сказал в пространство Артём, – но надо же себя как-то заставлять!


Глава 1. Начало. | Операция «Переброс» | Глава 3. Большой Чёрный.