home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть третья

ИНТРИГИ ДРАКОНЬЕГО ЗАМКА

Диритос долго не начинал разговор. Он сидел, удобно откинувшись на спинку кресла, и пристально меня разглядывал. Я, в свою очередь, смущенно переминалась с ноги на ногу, не представляя, как реагировать на столь очевидный интерес создателя драконьего рода, которого многие считали просто легендой. Что ему вообще от меня надо? И почему он решил встретиться со мной именно здесь — в покоях своего далекого потомка?

— Какое мнение у тебя сложилось о моих детях? — вдруг спросил Диритос.

— Ну… они такие… — промямлила я, силясь подобрать наименее обидное определение для этих чванливых спесивцев.

Вряд ли Диритосу понравится, если я выскажусь откровенно. Но я тут же осеклась, когда дракон лишь чуть повел бровью.

— Говори правду! — потребовал он. — Даже если она мне не понравится. Так что ты о них думаешь?

— Мне они не нравятся, — после секундного колебания призналась я. Правда, почти сразу исправилась: — Ну, за редким исключением. Нейн Ильрис вроде ничего. И Арчер… А вот женщины…

— Драконицы, — поправил меня Диритос.

— Драконицы, — послушно повторила я. — В общем, не нравятся они мне. Ни нейна Деяна, ни Кларисса. Но с другой стороны, я видела слишком мало представителей рода Ульер, чтобы делать выводы обо всех.

Больше книг Вы можете скачать на сайте - ReadRoom.me

— Ты видела достаточно, — мягко заверил меня Диритос. — Чтобы понять, не сгнил ли плод, не стоит есть его целиком. Хватит одного укуса.

Я нахмурилась, не понимая, куда это он клонит. Намекает, что разочарован своими потомками?

«Почему это намекает? — насмешливо буркнул Эдриан. — По-моему, прямо об этом говорит».

— Когда я впервые познал всю остроту и прелесть полета в тенях, то надеялся, что мои дети пойдут по моему пути, — проговорил Диритос. В его насыщенно-желтых глазах загорелся печальный огонек. — Мы — драконы! Как это гордо звучит! Мы почти бессмертны, мы великие маги. Я ожидал, что мои потомки изменят этот мир к лучшему. Что они все силы сосредоточат на развитии своих талантов, станут великими учеными. Сколько знаний может накопить тот, кто живет так долго! Сколько тайн мироздания он может разгадать! А что в итоге?

Я молчала, опешив от столь внезапной и проникновенной тирады. Ого! Вот только выслушивать стенания легендарного дракона для полного счастья мне не хватало.

— Мой род погряз в каких-то склоках, мелочных обидах, — продолжил Диритос после крохотной паузы, показав тем самым, что и не ждал от меня ответа. — Интриги… Мне всегда казалось чрезвычайно глупо терять время на них. К чему тратить жизнь на рытье ямы для своего ближнего? Ведь в мире есть столько удивительного, непознанного! Когда-то давно я удалился от своего рода. Счел, что дал своим птенцам достаточно мудрости, заботы и любви. Каждый дракон должен найти свой путь в тенях. Но мои дети… Они забыли мои наставления. Они свернули на какую-то кривую тропку, ведущую их к войне друг с другом. Но почему они не понимают, насколько это глупо? Все равно как если бы пальцы на одной руке принялись бороться друг против друга. Только в единстве их сила. Но драконы этого не видят.

И Диритос презрительно и горько усмехнулся. Положил локти на стол и спрятал в раскрытых ладонях свое лицо, словно стыдясь посмотреть на меня после своей столь проникновенной речи.

— Неужели все представители рода Ульер вас настолько разочаровали? — негромко спросила я. От волнения мой голос осип и прозвучал карканьем простуженной вороны. Но я упрямо продолжила: — А как же нейн Ильрис? Мне он показался достойным человек… драконом.

— Ильрис, его дочь Тесса и сын Арчер. — Диритос печально усмехнулся и загнул на руке три пальца. — Старшие сыновья… Они пошли в мать своей гордостью и спесью, хотя, казалось бы, именно ей стоило бы помнить, из какой грязи ее вытащили в свое время. Итого, трое. Из всего рода. И то насчет последнего я не уверен. Ты уж не обижайся на меня, но Арчер — еще мальчишка. Да, пока ему интересно читать книги и путешествовать, но долго ли это продлится? Юношеский пыл и задор имеют обыкновение затухать. Не осядет ли он в родном замке, не примется ли плести паутину собственных заговоров, дожидаясь, когда в нее угодит какой-нибудь неосторожный родственник? Мы ведь драконы, Тамика, а не пауки!

Я вздрогнула, как от удара, от его последней фразы. Это сравнение было случайным или же он намеренно намекнул о моей истинной сути?

— Да, я знаю, что твоя мать — арахния, — ответил Диритос на мой невысказанный вопрос. — Но я не буду называть тебя паучихой. Все не поздно изменить и исправить, пока твоя тень не обзавелась лапками и ядовитыми жвалами. И потом, мы сами решаем, как нам надлежит поступать. Мы, а не наши тени! Мои потомки имеют крылья, но ведут себя, как… как… — Диритос запнулся, не найдя, видимо, достойного сравнения. Затем обвел стены комнаты печальным взором и завершил: — Стоит признать, дочь арахнии угодила в самое подходящее для себя место. Посмотри вокруг. Это не замок, это самая настоящая паучья банка.

Я нахмурилась. По-моему, мне надлежит обидеться на эту фразу. Сам же сказал, что не желает называть меня паучихой, и тут же позволяет себе такое высказывание.

Но Диритос не обратил ни малейшего внимания на мое неудовольствие. Он погрузился в какие-то, по всей видимости, нелегкие размышления. Его лоб избороздили глубокие морщины, рот недовольно кривился, желтые глаза пылали огнем гнева и разочарования.

Я тоскливо покосилась на дверь позади меня. Может быть, выскользнуть прочь, пока древнейший из драконов занят своими мыслями? Если честно, как-то не особо прельщает меня роль жилетки для слез. Особенно если учесть, кто именно рассказывает мне о бедах рода Ульер. Здравый смысл подсказывает, что сильные личности не любят проявлять слабость при посторонних. А случайных свидетелей, как правило, принято устранять. Тем более Диритос столько веков скрывал то, что по-прежнему живет и здравствует… Он превратился в настоящую легенду и наверняка готов на многое, если не на все, чтобы сохранить свой статус. Что опять-таки не означает ничего хорошего для меня.

Я тяжело вздохнула, в тысячный, наверное, раз призвав все беды на голову Ульрики. Как часто я зарекалась не верить этой противной фее — и все без толку! Теперь я понимаю, почему Арчер столько времени прожил с ней, терпеливо снося все ее шалости и более чем сомнительное чувство юмора. Даром убеждения Ульрика владеет в совершенстве. А какие грустные глазки она умеет делать! И камень, наверное, разжалобить сумеет при желании.

«Меня бы не сумела», — не утерпев, подал голос Эдриан.

Пауза все затягивалась и затягивалась, и я начала не на шутку волноваться. Интересно, сколько длится ужин у драконов? Будет весьма неприятно, если меня в своих покоях застанет вернувшаяся Кларисса. Вряд ли она поверит моему рассказу о встрече с основателем драконьего рода.

— Не беспокойся, Клариссы не будет еще достаточно долго, — в этот миг наконец-таки нарушил долгое молчание Диритос, без особых проблем угадав причину моего беспокойства. Нервно забарабанил пальцами по столу, обронив: — В общем-то, именно о ней я и собираюсь с тобой потолковать.

Я еще раз вздохнула и поискала глазами стул. Сдается, беседа выйдет долгой. Мне опять придется выслушать про забавы Клариссы. И почему-то мне кажется, что Диритос тоже попытается оправдать ее поступки. А как же иначе? Она все-таки его, пусть и далекий, но прямой потомок.

— Кларисса перешла грань дозволенного, — вдруг обронил Диритос. — Ее поведение позорит мой род. Одна та выходка с этим несчастным мальчиком… как его там, Морганом, что ли… привела меня в бешенство. Дракон не может, просто не должен так поступать! Мы созданы для полета, а не для смехотворных разборок со смертными. Но даже не это главное. Куда сильнее меня волнует то, что Кларисса угодила под чье-то влияние. Она стала послушной марионеткой в чужих руках. Ее кто-то использует в своих целях, а глупышка считает, будто сама является главным кукловодом. Но я никак не могу понять, кто стоит за всем происходящим и чего он добивается.

Я невольно вспомнила разговор с Шерионом и изумленно вскинула брови. Надо же, вот уже второй очень старый и очень уважаемый дракон говорит мне, что в замке рода Ульер ведется какая-то очень опасная и непонятная игра. Но кто же наш противник? И чего он добивается?

— Я знаю о твоей сделке с Шерионом, — продолжил удивлять меня своей прозорливостью Диритос. — И она не идет вразрез моим желаниям. Выполни данное ему обещание. Он разрешит твою свадьбу с Арчером. А я помогу тебе сделать так, чтобы торжество не завершилось трагедией.

— Правда? — Я аж подпрыгнула на месте, не смея поверить такому счастью.

— Моя жена была русалкой. — Диритос слабо улыбнулся. — Да, у меня не появилось рыбьего хвоста, а она так и не сумела обзавестись настоящими крыльями, но это не помешало нам счастливо прожить долгие-долгие годы и нарожать целый выводок крикливых дракончиков.

Правда, при последней фразе лицо Диритоса как-то странно омрачилось, будто в этот момент он вспомнил о чем-то неприятном. Но дракон почти сразу улыбнулся с прежним снисходительным высокомерием.

— Зачем вы открылись мне? — сухо спросила я. — Вы столько веков сохраняли в тайне то, что еще не ушли дорогой теней. Стали легендой. И вдруг явились мне. Почему? Я уже заключила соглашение с Шерионом, которое полностью удовлетворяет вашим желаниям.

— Да, но я не уверен, что сам Шерион не замешан во всем этом, — резонно возразил Диритос. — Он хитер, очень хитер. И даже ваша сделка может быть частью его грандиозного плана.

— Но зачем ему все это? — Я недоуменно пожала плечами. Подумала немного и искренне призналась: — И вообще, если честно, я во всем запуталась. Слишком много интриг для одной меня. Я никак не могу понять, что вообще затевается. А без этого будет крайне непросто определить, кому это надо. Не так ли?

— Хороший вопрос. — Диритос удовлетворенно кивнул. — И именно на него тебе и надлежит найти ответ в первую очередь. Выясни, что затевается и кому это может быть выгодно. И тебе не составит особого труда понять, кто стоит за всем этим.

— А просто сказать нельзя? — недовольно осведомилась я. — К чему эти тайны на пустом месте?

Диритос лишь усмехнулся в ответ на мою претензию. Перегнулся через стол и прошептал, глядя мне прямо в глаза:

— Я ведь тоже дракон, а следовательно, не могу без тайн и недомолвок. Но кое-какую пищу для размышлений я подкину тебе прямо сейчас. Ты, кажется, хотела найти в этой комнате доказательство того, что Кларисса причастна к смерти Авериуса? Что же, лови.

И он вдруг с ловкостью ярмарочного фокусника выудил из пустоты какую-то небольшую потрепанную книжку, после чего бросил ею в меня.

Я ловко перехватила книжку в воздухе, после чего с немалым изумлением воззрилась на Диритоса, ожидая объяснений.

— Рабочий блокнот Клариссы, — пояснил он. — Иногда она вела в нем личные записи. Тебе будет полезно прочитать. И еще одно.

После чего вновь запустил в меня чем-то.

Первым моим порывом было уклониться от непонятной вещи, летящей мне прямо в лицо, но я все-таки поймала ее. Оказалось, что на сей раз Диритос кинул в меня какой-то склянкой, в которой тяжело переливалась ярко-зеленая маслянистая жидкость.

— То вещество, при помощи которого Авериуса подчинили чужой воле, — спокойно сказал Диритос. — Почему-то мне кажется, что оно может тебе пригодиться. Но даже если я ошибаюсь, то в любом случае ему не место в комнате Клариссы. Мало ли на ком она захочет испробовать его.

— То есть… — Я аж задохнулась от того вывода, который следовал из слов дракона. — То есть это все-таки Кларисса отправила Авериуса расправиться с Фреем?!

— Я еще раз говорю тебе, что Кларисса выполняет чужую волю, хоть и считает, глупышка, будто является главной интриганкой замка, — терпеливо напомнил мне свои слова Диритос. — Но не делай поспешных выводов. Помни, что она далеко не единственный представитель рода Ульер, который разбирается в подобного рода вещах. Можно сказать, что яды — это наше хобби.

— А что, если подкараулить Клариссу и заставить ее рассказать всю правду? — зловеще поинтересовалась я, задумчиво взвешивая на ладони полученную в дар склянку. — Насколько я поняла, при помощи этого вещества я заставлю Клариссу быть откровенной, поскольку она станет целиком и полностью зависима от моей воли.

Диритос лишь усмехнулся и неопределенно пожал плечами.

— Действуй, — проговорил он. — Но учти, если тебя поймают, то я не приду на помощь. Легенда должна оставаться легендой.

— Другого я и не ожидала, — не удержалась я от язвительного замечания. Хотела было добавить что-нибудь про то, что нечего на потомков пенять, коль сам не являешься образцом добродетели, но не успела. Диритос исчез. Нет, он не спрятался в тенях и не воспользовался палантром. Он просто растворился, словно был всего лишь дымкой, миражом, привидевшимся мне.

«Дела, — задумчиво резюмировал Эдриан. — А драконье гнездо-то, оказывается, прогнило насквозь. Знал бы я пару веков назад, что злейший враг драконов — сами драконы, то, не задумываясь, отправился бы на штурм замка».

Я лишь хмыкнула в ответ на столь смелое заявление. Ну пошел бы — и что? Эдриан просто не нашел бы замок или же не сумел миновать привратников.

«Ох, ошибаешься, — с насмешкой заверил меня он. — После всего узнанного я более чем уверен, что нашлась бы целая куча желающих открыть мне ворота драконьего замка изнутри. Диритос прав. Это не гнездо, а настоящая паучья банка. Но, возможно, оно и к лучшему. Попытаемся сыграть на слабостях и пороках этих детей сумрака. Благо недостатков у них, как оказалось, предостаточно».


* * * | Спасти жениха | * * *