home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть четвертая

КОНЕЦ ИГРЫ

Моргану явно не помешало бы принять ванну и сменить одежду на свежую. По-моему, за прошедшую ночь маг так и не прилег. Он сидел напротив меня осунувшийся, с темными кругами под глазами. Кожа туго обтягивала острые скулы, губы постоянно кривились в невысказанных обидах.

— Ты отвратительно выглядишь, — честно сказала ему я.

Фрей угукнул что-то в знак согласия. К его величайшему счастью, несколько часов назад он вновь стал полностью видимым и перестал пугать меня видом одной головы и кистей рук. Первым же делом после этого он помчался навестить Мышку, отданную заботам Санча, и вернулся совсем недавно. Судя по широкой веселой улыбке, приятель оказался более чем доволен тем, как ухаживали за его питомцем. Хотя не сомневаюсь, что в случае необходимости Мышка и сама была способна постоять за себя. К этому ее обязывало гордое звание «твари Альтиса».

— Я много думал, — негромко проговорил Морган. И замолчал, словно эта фраза была способна целиком и полностью оправдать его внешний вид.

— И к каким выводам ты пришел? — полюбопытствовала я, глядя на него через отражение зеркала. Я как раз заканчивала приводить себя в порядок после умывания. Длинные волосы я, как и обычно, заплела в скромную косичку и отложила в сторону гребень.

— Я ничего не понимаю в женщинах, — грустно констатировал Морган. — И еще меньше, как оказалось, разбираюсь в драконицах.

— Ох, удивил дракона голым рыцарем, — не выдержав, фыркнул от сдерживаемого с трудом смеха Фрей. — Да точно так же могут сказать почти все мужчины! А кто будет утверждать обратное — тот просто наглый врун и хвастун!

— В моем случае вернее будет сказать: удивил драконицу голым магом, — вымученно улыбнулся Морган.

Я хихикнула, немного успокоившись. Ну что же, если Морган способен шутить, значит, его дела обстоят не так уж и плохо.

— Кстати, твоя ненаглядная Кларисса навестила меня вчера, — проговорила я, обернувшись к магу, который занимал одно из кресел в моей небольшой гостиной.

Морган заявился в мои покои на рассвете. Немало удивился, застав здесь спящего Фрея. Бедняга здоровяк, которого за эту ночь разбудили уже во второй раз, так отчаянно заругался, что тем самым поднял меня. Я тоже не удержалась от парочки крепких выражений в адрес мага, мысленно прикинув, что спать мне сегодня довелось никак не больше трех-четырех часов, а то и меньше. Но почти сразу замолчала, увидев, в каком виде ко мне пожаловал Морган. Сегодня он вызывал у меня только жалость, но никак не уважение или страх.

— Вот как? — с нарочитым безразличием спросил он, хотя на самом дне его зрачков зажегся жадный огонек любопытства. — И о чем же вы разговаривали?

— Ну, сначала она попыталась убить меня. — Я слабо усмехнулась, заметив, как помрачнел после этого Морган. — Правда, очень испугалась, застав здесь Фрея. Точнее, голову Фрея, встретившую ее на пороге. Как и обычно, рухнула в обморок. А когда пришла в себя, у нас состоялся весьма содержательный разговор.

Я решила утаить от Моргана то, что опробовала на его бывшей возлюбленной ее же средство, созданное для подчинения чужой воли. Боюсь, мне было бы весьма непросто объяснить, откуда оно у меня появилось. По какой-то непонятной даже для себя причине я никак не решалась ему поведать о встрече с Диритосом Легендарным, которую устроила для меня Ульрика. Понятия не имею, почему Фрею о ней я рассказала без малейших сомнений, а в случае с Морганом язык словно прирастал к нёбу. Возможно, я просто опасалась, что он не поверит мне и поднимет на смех. В преданности же и доверии Фрея я могла не сомневаться.

— Вы говорили обо мне? — еще более равнодушным тоном осведомился Морган.

Я опустила голову, пряча в тени кривую ухмылку, которая могла бы обидеть и без того несчастного мага. Бедняга! Утверждает, будто отныне не испытывает никаких чувств к Клариссе, а сам все равно надеется, что произойдет чудо и она снизойдет до него.

«Мне кажется или это каким-то образом задевает тебя?» — флегматично спросил Эдриан.

Я предпочла проигнорировать его вопрос. Нет, конечно же, мне нет никакого дела до чувств Моргана к Клариссе. Мне просто обидно, что он позволяет к себе такое отношение. По-моему, Морган заслуживает большего.

Эдриан как-то странно хмыкнул, но предпочел не развивать эту тему. Вообще после сообщения о том, что, скорее всего, именно Шерион был повинен в его смерти, он вел себя на удивление тихо. Видимо, обдумывал услышанное и решал, как надлежит поступить. И я с откровенным страхом ожидала его вердикта. Не надо быть провидицей, чтобы понять: Эдриан потребует от меня завершения заключенной сделки, а следовательно, мне надлежит убить патриарха драконьего рода, чтобы он оказался отомщен. Но я не представляла, как это сделать. Тем более учитывая то обстоятельство, что оружием для этого была выбрана булавка. В голове роились самые дикие предположения, как использовать ее для столь смертоносной цели. Подкрасться к Шериону и воткнуть ему булавку в шею? Закрепить булавку в том кресле, в которое он предпочитает садиться?

«Ну, в последнем случае ты вряд ли его убьешь, — вновь подал голос Эдриан, уловив обрывок моей мысли. — Только разъяришь сверх меры. Кому же приятно заполучить иголку в столь нежное место, как зад».

Я, затаив дыхание, ожидала продолжения, но мой постоянный спутник предпочел вновь замолчать.

— Так вы говорили обо мне? — повторил свой вопрос Морган, когда пауза чересчур затянулась.

— Очень мало, — поспешила я его успокоить. — В основном наша беседа велась о другом.

И я быстро пересказала ему доводы Клариссы о том, что истинным виновником смерти Авериуса был именно Шерион. Помимо этого я передала ему мнение драконицы о том, какую игру затеял патриарх рода, и о его страхе перед смертью. После краткой заминки добавила о любви Клариссы к Авериусу и об их намерениях оставить род.

Морган выслушал меня на удивление спокойно. Лишь однажды он выдал, какие эмоции его терзали в этот момент. Когда я начала рассказывать о запретных чувствах Клариссы и Авериуса друг к другу и планах убежать, его лицо дрогнуло и окаменело, а в темных глазах появился непонятный огонек.

— Вот, значит, как, — хмуро обронил он, когда я завершила рассказ. Хмыкнул со странной интонацией: — А я-то все гадал, что Авериус постоянно около Клариссы увивается.

Я невольно отвела взгляд. Хоть Морган и старался держаться как можно более бесстрастно, но я прекрасно понимала, какая сильная душевная боль терзает его в этот момент. Однако я не сомневалась, что малейшее проявление сочувствия скорее всего не приободрит мага, а оскорбит. Он определенно не относился к числу тех людей, которым нравится страдать на потеху публике.

— Арчер был в курсе всего этого? — почти не разжимая губ, превратившихся в тонкие бескровные линии, задал новый вопрос Морган.

— Нет, — твердо проговорила я. Замялась, гадая, стоит ли пересказать Моргану те детали разговора с нейном Ильрисом, которые прежде я предпочла оставить при себе. Пожалуй, нет, не стоит. Иначе у него возникнет вполне резонный вопрос, с чего вдруг я держала это в тайне. К тому же тогда у меня не было свидетелей, а сейчас истинность моих слов мог подтвердить Фрей.

— И он не в курсе интриг Клариссы? — спросил Морган. Тут же продолжил, не дожидаясь моего ответа, который и без того был очевиден: — Что же, выходит, мне с твоим женихом надлежит хорошенько поговорить наедине. Кажется, мы погорячились, объявив друг друга злейшими врагами.

Я не сумела удержаться от глубокого удовлетворенного вздоха. Одной проблемой меньше. Вероятность смертельного поединка между Арчером и Морганом стремительно приближается к нулю, и это очень хорошо!

«Не радуйся раньше времени, — не удержался от капельки яда Эдриан. — Полагаю, убедить Арчера в коварстве его сестры будет еще более непростым делом».

Я лишь рассерженно качнула головой, не желая отвлекаться на подобные мелочи. Потом, все потом. Трудности надлежит решать по мере приоритета. У нас сейчас есть намного более важные проблемы, требующие скорейших действий.

— Как по-твоему, Кларисса верна в своих выводах? — спросила я Моргана.

Маг вздрогнул и посмотрел на меня. В его темных глазах застыла столь глубокая душевная боль, что невольно мне стало не по себе. Ох, не до драконьих интриг ему сейчас! Но что поделать, если времени на переваривание информации у нас просто нет.

— Я имею в виду желание Шериона отправить по дороге теней вместо себя внука, — пояснила я.

— Я понял, — кратко отозвался Морган. Несколько раз ударил пальцами по подлокотнику кресла, затем пожал плечами: — Не знаю. Если честно, понятия не имею, Тамика. Ты утверждаешь, что Кларисса говорила тебе чистую правду. Я верю тебе, но не стоит забывать о том, что убежденность Клариссы в своей правоте не гарантирует возможности обмана. Точнее, в данном случае — самообмана. Кларисса действительно может верить в то, что Шерион — корень всех бед. Но так ли это на самом деле?

— Ответить на это может сам Шерион, — внезапно вмешался в наш диалог Фрей. Кровожадно усмехнулся в ответ на удивленный взгляд Моргана и пояснил: — Почему бы не подстеречь этого так называемого патриарха рода и не поговорить с ним по душам?

— И он станет отвечать? — с сарказмом проговорил Морган. — Полно тебе! Во-первых, почти невозможно застать Шериона врасплох. Он все-таки очень старый и очень осторожный дракон. А во-вторых, я при всем своем горячем желании не в силах представить способ, при помощи которого мы бы могли разговорить…

Морган запнулся на полуслове, когда я сделала шаг к нему, вертя между пальцев склянку, которую достала из кармана платья. Вчерашний разговор «по душам» с Клариссой изрядно опустошил ее, однако на еще одну беседу загадочного вещества, способного развязать любой язык, было достаточно.

— Вот, значит, как, — задумчиво проговорил Морган, глядя на склянку блестящими от возбуждения глазами. — Теперь я понимаю, почему вы оба были настолько уверены в правдивости Клариссы. Но откуда это у вас?

— Прихватила из покоев Клариссы вместе с ее записной книжкой, — кратко пояснила я, не собираясь открывать всю правду Моргану. Достаточно и того, что Фрей знает о моей встрече с Диритосом Легендарным.

— И мне ничего не сказала, — с непонятной досадой чуть слышно откликнулся Морган.

Я неопределенно пожала плечами, почувствовав некое смущение. Но с другой стороны: а с какой стати я обязана отчитываться перед Морганом за каждый свой шаг? Да, между нами заключено соглашение, и он должен помочь мне вызволить Арчера из подземелья. Но он пошел на эту сделку лишь потому, что был уверен в последующей неминуемой гибели своего якобы злейшего врага. Поэтому я не понимала, почему должна терзаться угрызениями совести от того, что далеко не все рассказываю Моргану. Вот Фрей — совсем другое дело. Он мой друг, который спас меня не просто от смерти, но от участи, намного худшей. Ему я верю. А Морган — лишь временный союзник.

«Интересно, который раз за последние сутки ты повторяешь столь избитую истину? — с раздражением проворчал Эдриан. — Как будто силишься убедить в ней прежде всего саму себя. Знаешь, как в старой легенде: „Я несколько недель скакала за вами, мой принц, загнала немало лошадей. И все для того, чтобы сказать, насколько вы мне безразличны!“»

Я не знала легенду, на которую ссылался мой надоедливый спутник. Но прекрасно поняла смысл его высказывания. Кровь бросилась мне в лицо. Я опустила голову, чувствуя, как вспыхнули мои многочисленные веснушки некрасивыми рыжими пятнами.

— Что же, задача упрощается. — Морган не увидел, а скорее, не захотел замечать моего непонятного волнения. — Кому-то из нас надлежит незаметно подобраться к Шериону и оцарапать его чем-то, на что нанесено вещество. А потом он сам прикажет всем посторонним покинуть нас и с радостью ответит на все наши вопросы.

— Вроде бы ты говорил, что скоро ожидается церемония встречи драконов рода, — несмело напомнил Фрей.

— Да, она назначена на сегодняшний полдень, — подтвердил Морган. При этом глубокая вертикальная морщина разломила его переносицу. Он внимательно уставился на Фрея, ожидая продолжения его мысли.

— Наверняка Шерион будет присутствовать при этом, — чуть приободрившись, проговорил тот. — И наверняка будет царить настоящее столпотворение. Возможно, я бы мог затеряться в толпе…

На этом месте рассуждений друга я не выдержала и тонко, нервно хихикнула. Одна мысль о том, что Фрей с его комплекцией и внешностью здоровяка-разбойника способен затеряться в толпе, вызвала во мне нехорошее веселье.

— А что такого? — Фрей осекся и мгновенно набычился. — Я какую-то чушь разве сказал?

— Легче тролля спрятать между фей, чем тебя в толпе, — проговорила я и тут же вскинула обе руки вверх, заметив, как от моих слов Фрей насупился пуще прежнего. Видать, вспомнил, что его прозвищем в родной деревне было именно «тролль». Примирительно проговорила: — Только не обижайся, но ты на эту роль вряд ли годишься. Тебя и близко не подпустят к Шериону.

— Есть другая кандидатура? — негромко спросил Морган.

Наступила секундная пауза. Я ощущала себя более чем неуверенно в перекрестии двух взглядов: испытующего — Моргана и встревоженного — Фрея. Но решение было уже принято. Оно ждало лишь того момента, когда его озвучат.

— Есть. — Я кивнула, когда терпеть и дальше эту пытку молчанием стало невыносимым. — Я.

— Даже не вздумай! — раненым медведем взвыл Фрей. — Тамика, ты — слабая девушка. Если тебя поймают на этом, то тебе несдобровать.

— Как и тебе, — парировала я.

— На мне благословение верховного бога, — возразил Фрей, но пыла в его голосе немного уменьшилось.

— Поверь, это будет значить ровным счетом ничего, если покушение провалится, — парировала я. — Шерион — патриарх рода. У него наверняка имеются телохранители, раз уж таковой есть даже у нейны Деяны. Он прожил много веков, если не тысячелетий, и обладает просто-таки звериным чутьем на опасности…

— Все, что ты говоришь, лишний раз подтверждает правоту Фрея, — прервал меня Морган. — Будет практически невозможно незаметно подобраться к нему и каким-либо образом оцарапать.

— И все-таки я попытаюсь, — твердо проговорила я. Выдавила из себя слабую улыбку, заметив, что мои друзья продолжают глядеть на меня с недоверием и страхом, и провозгласила с уверенностью, которую, увы, сама не испытывала: — Не беспокойтесь! В конце концов, во мне течет кровь паучихи, а следовательно, я умею маскироваться!

Морган и Фрей переглянулись и согласно скривились. По всей видимости, их отнюдь не убедила моя речь, преисполненная бравадой. Но беда была в том, что я и сама почти не верила в успех затеи.


* * * | Спасти жениха | * * *