home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 17

— Сюда!.. Сюда!.. — Педро старался перекричать ураган, тащил своего мула за повод и махал рукой.

— Твою же мать… — Я практически на коленях; встать на ноги не позволяли шквальный ветер, дождь и градины размером не меньше голубиного яйца.

Потянул Родена в указанную сторону, уже практически ничего не видя. С началом урагана стало практически темно.

Роден всхрапывал, ржал, но шел, таща за собой еще одну лошадь, груженную провизий и снаряжением. Тука я совсем потерял из виду, но изредка доносимые ветром вопли и ругательства на скоттском языке позволяли надеяться, что он не отстал.

Черт… Все же шло отлично, отряд баронессы благополучно проводил нас почти до самой границы. Дальше мы стали взбираться узкими тропками на тайный перевал контрабандистов, который не контролировали франки.

Великолепный воздух, заснеженные вершины Ането и Монте-Пердидо, бурные речки, величественный водопад Гаварни в окружении одиннадцати более мелких. Все первобытное, нет даже малейших следов вмешательства человека. Все дикое и первозданное. Я такой красоты никогда не видел и по-настоящему наслаждался путешествием.

Наш проводник уверенно вел нас, находя тропинки, вполне проходимые для лошадей. Конечно, порой они шли по краям жутких пропастей, но это только добавляло экзотики и адреналина.

Все случилось внезапно; как только к исходу дня мы ступили в ущелье Тру-де-Тор, небо мгновенно потемнело и поднялся шквальный ветер, несший не только град и дождь, но и увесистые каменюки с щебнем вперемешку. Ущелье превратилось в гигантскую аэродинамическую трубу, в которой выл ветер, заглушая все остальные звуки.

— Сюда… — Из темноты вырос Педро и схватил повод. — Здесь есть пещера.

— Где? — заорал я, так как ничего, кроме беспорядочно навороченных глыб камней, не видел.

Так же внезапно, как появился проводник, передо мной открылась зияющая черная щель. Едва удалось туда протиснуть коней — и то пришлось поснимать поклажу, с ней они не пролезали. Затем выскочил наружу и потащился за шотландцем и остальными лошадьми. В буквальном смысле потащился, нормально идти уже не было ни сил, ни возможности.

— Тук, matj twoyu! Тук, долбаный скотт!.. — периодически орал я, ничего не различая вокруг. — Да что же это такое?

— Здесь… Здесь я… — Шотландец безуспешно старался поднять упавшую вьючную лошадь. — Кажись, зараза, ноги себе переломала…

— Бросай… — дернул его за руку.

— Нет… Как можно? Тут еда и доспех! — Шотландец вырвался и стал стаскивать вьюки с лошади.

— Дай сюда… — Перехватил пару сумок, вцепился в повод коня шотландца и потащил его в пещеру.

— А упряжь?!

— Бросай, дурак…

Чертова шотландская прижимистость. Тут конец света наступает, а он о седле заботится.

Ну и куда идти? Ничего же не видно…

Спас нас проводник, опять вынырнувший из темноты и указавший путь.

— Что это за напасть! — дрожа от холода, прикрикнул я на Педро, чиркающего кресалом, стараясь разжечь факел.

— Горы. Это горы… — невозмутимо буркнул баск и несколько раз махнул факелом, раздувая пламя. — Надо пройти дальше, там будет большой зал, где можно и заночевать.

— Ну так веди…

Еле протащили лошадей по длинному извилистому ходу и очутились в просторном подземном зале, отблескивающем стенами в неровном свете факелов.

— Эта пещера называется «Приют Роланда»: по легенде, он здесь ночевал… — объяснил Педро и принялся стаскивать складированный у стены хворост и относить его к сложенному из камней очагу посередине пещерного зала.

— Это тот самый Роланд? — переспросил у баска и осекся, увидев его непонимающее лицо.

А какой еще? М-да… сморозил. Вроде других знаменитых персонажей под этим именем не значится. И, кажется, его как раз где-то в этих местах и угробили, то ли сарацины, то ли сами баски… что-то там историки плели на эту тему. Да и хрен с ним. Тут на каждом шагу реальная история с творчеством писателей переплетается, сразу не разберешь, что правда, а что вымысел…

Расседлал Родена, обтер его и задал зерна. Затем снял мокрую одежду, развесил ее около костра на рогульках и завернулся в плащ.

Забрели мы вглубь горы на добрых полсотни метров, но даже и сюда периодически доносился рев урагана. Черт… Даже представить себе трудно, что сейчас на поверхности творится. Вот тебе и Пиренеи… курортные места.

Немного отогревшись и ожидая, пока подоспеет в котелке варево, мы с Туком прикинули, как распределить груз на оставшихся лошадей. Еще терпимо, потянут. Да и по пути запасы еды и зерна оскудеют однозначно, так что справятся. Но лошаденку все равно жалко.

Потом, налопавшись, лежа у костра и поглядывая на мерцавшие гранитные стены, раздумывал о превратностях судьбы и неожиданно сильно заскучал по Кармен.

Зачем я еду в Арагон? Вот же оно — счастье, в одном дневном переходе от этой пещеры. Не надо суетиться, не надо никому ничего доказывать. Живи, люби и наслаждайся… Нет… не получится; бастард внутри заест, да и я сам себя заем. Не могу… Верну себе достойное положение — тогда и женюсь на Кармен…

Да, именно женюсь.

Тьфу ты… дошел до ручки. Хотя мысль неплохая…

Спать не хотелось, и я, прихватив горящий сук в качестве факела, отправился погулять по пещере. Не знаю точно, из какого камня состояли стены и свод, но внешне он очень смахивал на гранит. Сталактитов и сталагмитов, по моему мнению, обязательных в пещерах, не было, зато она казалась обжитой. В углу была свалена груда сена и хвороста. Опять же очаг, любовно сложенный из камней, присутствует. Скорее всего, это убежище контрабандистов, хотя совершенно не представляю, что контрабандисты в пятнадцатом веке могут таскать через границу. Педро, конечно, знает, но спрашивать его что-то не хочется, да и не особо интересно мне. Приметил на стене какие-то разводы и, рассмотрев внимательней, чуть не сел на пол.

Мама дорогая… Наскальная живопись… Охренеть и не встать!

Все правильно. Вот группка мужичков — не перепутаешь, мужские достоинства детально прорисованы — пыряет копьями здоровущего быка.

А здесь валят чудовище, здорово смахивающее на мамонта.

А тут танцы какие-то ритуальные…

Ну а вот это?

Это смахивает на ритуальную коллективную случку…

Твою же мать, вот бы сюда археологов…

Да нету их пока как класса. Все списывается на божье произволение, и усомнившиеся прямиком отправляются на костер.

А что думает по этому поводу баск?

— Педро, ты видел рисунки на стенах?

— Да, — невозмутимо и коротко ответил проводник.

— Кто их нарисовал?

— Люди, — также коротко проинформировал меня баск.

— Понятно, что не олени; какие люди?

— Те, что были до нас… — Проводник подбросил хвороста в костер и опять замолчал.

Философ-лаконист, однако. Если посчитать количество слов, которые он сказал за время нашего путешествия, вряд ли с пару десятков наберется. Да и хрен с ним, глупо было рассчитывать, что он сейчас мне расскажет про неандертальцев и кроманьонцев.

— Ураган закончится к утру?

— Да.

Ну и ладненько. Хватит допросов.

Предупредил Тука, чтобы бодрствовал до полуночи, а затем будил меня. Скотт пообещал… хотя не представляю, как он определит под землей, когда эта полночь наступит.

Ночь прошла спокойно, а к утру ураган действительно угомонился. На поверхности многое изменилось: валялись вырванные с корнем деревья, стало гораздо холоднее, и пришлось закутываться в плащи на волчьем меху, подаренные нам предусмотрительной баронессой.

Облачность сошла с горных пиков Ането и Монте-Пердидо, и они сверкали снежными вершинами, что, по словам проводника, свидетельствовало о нормальной погоде на ближайшую пару дней. Это радует, как-то не хочется больше попадать под дождь с градом пополам с булыжниками.

Продолжили свой путь и к обеду подошли к расщелине, перегораживающей нам путь. На дне провала бурлила река, вспениваясь о скалы, и никакой другой возможности, кроме как через хлипкий веревочный мостик, преодолеть это препятствие не было.

— «Щель Роланда», — кратко сообщил Педро.

— Ну и как через эту щель перебираться? — поинтересовался Тук, опасливо посматривая на тучи брызг, поднимающиеся с глубокого дна провала.

— Лошадей надо разгрузить и по одной перевести, а потом груз перетащить, — кратко сообщил Педро и, сняв поклажу со своего мула, первым перевел его на другую сторону.

— Очень просто… — буркнул я и стал снимать вьюки с лошадей.

Ненавижу высоту, а еще больше ненавижу веревочные мосты и всякие «Щели Роланда», будь они неладны. Куда ни сунься — одни памятки от этого Роланда. Наверное, пакостный был мужик. Ничего хорошего его именем и не назвали.

Переправа заняла несколько часов. Взбунтовался жеребец Тука и наотрез отказался ступать на шаткий мостик. Пока перетаскивали его, пока опять грузились, опять стемнело, причем как-то мгновенно. Педро довел нас до углубления между скалами и объявил привал.

Этот переход нам дался трудней, да и забрались мы уже довольно высоко. Давала о себе знать и разреженность воздуха. Ноги гудели. Большую часть пути приходилось топать на своих двоих, ведя лошадей в поводу.

Быстро распределили дежурства между собой и, поужинав всухомятку, завалились спать.

Проводник поднял нас еще затемно, едва стали выделяться на фоне черного неба горные вершины. Накормили лошадей и двинулись дальше. Баск сообщил, что отрезок пути, который мы должны пройти сегодня, — самый трудный и опасный, зато потом начнется спуск и будет легче.

Тропа серпантином поднималась по заросшим кизилом склонам и местами казалась совершенно непроходимой, на преодоление завалов уходило много времени.

Переправились вброд через небольшую горную реку.

Частенько стал встречаться снег в расселинах.

Педро все чаще встревоженно поглядывал на склоны гор впереди нас.

— Ты о чем-то беспокоишься? — поинтересовался я у баска на коротком привале.

— Здесь иногда можно встретить лучников франков. Местные… — презрительно сказал проводник. — Потомки тех, кому раздал наши земли Симон де Монфор, когда воевал с кабальеро добрых людей. Хорошо знают места и ненавидят нас, вот их и нанимают.

— Ненавидишь франков?

— А за что мне их любить? — сплюнул баск. — Это наша земля…

М-да… Это радует. Долго здесь франкам покоя не будет. Это же потенциальные мои союзники. Только правильно им мотивацию оформи.

Но это потом, после Арагона…

Напоили лошадей и пошли дальше.

Когда солнце стало в зените, Педро вдруг подал команду спрятать лошадей в зарослях. Укрыли их и сами растянулись на земле.

Я осторожно выглянул и замер.

Совсем близко, примерно в сотне метров выше, по склону гуськом спускался отряд лучников. Невысокие коренастые бородатые мужики в кожаных кирасах с луками за плечами и короткими широкими мечами на поясе легко шагали по камням, подозрительно вертя головами.

— Они… — шепнул Педро и вдруг приглушенно выругался.

Я разглядел, что лучники ведут за собой несколько мулов, нагруженных до предела вьюками, и тащат на веревках связанных и жестоко избитых трех пленников. Один из них совсем молодой, почти мальчишка. С головой, перевязанной грязной тряпкой, и сильно разбитым лицом.

— Боже… Эстормо… — зашипел баск и потянул меч из ножен.

— Возьмем? — вопросительно посмотрел на меня Тук, вставляя ворот в арбалет. — Их всего десять. После залпа будет всего семь. Как раз нормально. Ну в самом же деле, ваша милость, пора и подраться. Опять же и груз у них…

— Кто это? — шепнул я баску, показав шотландцу кулак.

— Сын! — с тоской ответил проводник и с мольбой посмотрел на меня. — Первый раз самостоятельно пошел. Сеньор… я вас прошу. Им всем отрубят правую руку и левую ногу, а мне еще придется возвращать евреям деньги за товар! Сеньор! Моя семья век вас славить будет! Я отплачу…

Вот те напасть! До отряда лучников оставалось метров семьдесят, и они как раз должны были пройти мимо нас, совсем рядом. А если лошади всхрапнут? Заметят нас, как пить дать заметят. Твою же мать! Ну почему у меня все не слава богу, даже Пиренеи спокойно перевалить не могу. Млять, и доспех весь во вьюках…

— Ты мне будешь должен, Педро! — зло заявил я баску и заработал воротом, взводя арбалет. — Готовьтесь, дам команду. Сначала стреляем, затем вперед с мечами.

Ох как ты мне будешь должен, Pedrito…

Вот зачем я принял такое решение? Спасти сына проводника? Вряд ли… Какое мне до него дело… Или просто побоялся, что лучники нас обнаружат, и решил упредить их? Не знаю… Скорее всего, второе; во всяком случае, никакого сочувствия к контрабандистам я не испытываю. Это странно для человека двадцать первого века, особенно русского, но совершенно нормально для кабальеро — гасконца пятнадцатого столетия. Так кто больше я сейчас?

Долбаные мысли! Надо поскорее избавляться от лишнего налета цивилизованности — и буду себя чувствовать гораздо комфортнее.

Отряд лучников приближался. Я приметил головного бородача и прицелился ему в грудь. Доспех кожаный, болт должен навылет прошить.

Баск тоже целился из своего самострела, шепча какую-то молитву.

Тук переместился за ближайший валун, и что он там делал, мне не было видно.

Дождался, пока отряд приблизится, и, когда до нас осталось всего десяток метров, я, нажав спуск, завопил:

— Вперед!

Головной лучник ничком рухнул на камни с болтом в груди. Попал я, куда и целился.

Баск сшиб второго лучника, засадив ему стрелу в шею.

В кого попал Тук, я не успел заметить, потому что сам уже несся вперед с эспадой и баклером в руках. Щит, к счастью, был прицеплен к седлу, и вытаскивать его из вьюка не пришлось.

Особой растерянности у лучников не наблюдалось, но я все-таки успел почти добежать к тому времени, как они натянули луки. Залп стрел я встретил, взметнувшись в прыжке и вытянув руку с эспадой.

Свистнуло возле самого виска, обдав воздухом и дернув прядь волос, но клинок уже с легким хрустом проткнул живот низенькому крепышу, ошеломленно выпучившему глаза и раззявившему в крике рот. Пинком послал еще живое тело в сторону лучника, лихорадочно тянущего из колчана стрелу, и, подскочив, вонзил ему шип баклера в лицо, попав точно в глаз. Содрогнулся от его истошного вопля и, разворачиваясь, успел поднырнуть под удар размахивающего клинком третьего стрелка.

Бородач «провалился», но устоял на ногах и мгновенно развернулся, держа перед собой меч. Пользуясь тем, что между нами было метра три и мгновенно напасть он не сможет, я повел по сторонам глазами.

Тук, азартно вскрикивая и размахивая глефой, теснил к обрыву сразу двух стрелков, не давая им времени на атаку, заставляя постоянно защищаться.

Баск в этот самый момент, прижимая своего противника к земле, раз за разом всаживал в него свой короткий меч и не замечал, как еще один франк целится в него из лука. Черт!

— Твою мать… — Едва успел сбить меч несущегося на меня с воплем лучника и рубанул ему по ногам.

Убедился, что правки не надо, ногу почти отрубил пониже колена, и побежал к баску, с ужасом понимая, что уже поздно, проводник получил стрелу в спину и безуспешно пытался встать с камней.

— Черт, черт… — Не глядя, отмахнулся от стрелка, ранившего баска, вогнал ему в бок шип баклера и добил косым ударом по голове.

— Терпи, Педро, терпи… — Взрыв щебенку, затормозил и побежал к Туку.

Шотландец уже срубил одного из своих противников, но второй оказался крепким орешком и сражался с моим эскудеро почти на равных. Даже умудряясь атаковать…

— Я сам!.. — обиженно крикнул Тук, заметив краем глаза, что я приближаюсь.

— Сам так сам… — Я развернулся на месте, осматривая поле боя.

Стрелок, получивший от меня болт в грудь, был еще живой. Пускал кровавые пузыри и пытался куда-то ползти. Это ненадолго… болт пробил грудь насквозь.

Получивший шипом баклера в глаз лежал ничком и не шевелился.

Мужик с пробитым животом корчился, скручиваясь и разгибаясь.

Лучник с разрубленной ногой сидел, прислонившись к валуну, зажимал рану и глухо выл…

Все ясно… Извините, братцы. Ничего личного, просто не ваш сегодня день.

Проходя мимо и не испытывая абсолютно никаких эмоций, аккуратно рубанул первого эспадой сзади по шее. Второму просто ткнул острием под лопатку.

Во как… Уже и не противно людей убивать. Вжился, урод, в образ. Хотя как я сам себя уродом могу называть? Нормальный кабальеро пятнадцатого века. С четким принципом: неопасный враг — мертвый враг. Все в рамках, и нечего всякий волюнтаризм разводить. Знать бы еще, что это такое…

За спиной в это время раздался вопль, прервавшийся булькающим хрипом. Не шотландца — чужой. Значит, все нормально.

— Твою же мать… — невольно ругнулся, увидев, как оба пленных контрабандиста лежат без движения на камнях. У одного из них торчала из спины стрела, засаженная почти до оперения, у второго из разрубленной головы толчками била кровь.

А где пацан? Черт! Черт! И этот! Парень лежал лицом вниз, по всей спине и боку расплывалось кровяное пятно. Получается, эти уроды сначала кончили пленных, а уже потом схватились с нами? Но как они успели?

Не важно, все уже не важно…

Присел рядом с проводником и помог ему лечь на бок. Сразу стало понятно, что баск не жилец на этом свете. Стрела попала точно под лопатку и вошла в тело на половину своей длины. У проводника, не останавливаясь, шла изо рта кровь.

— Мы их всех убили, но… — Хотел ему сказать, что его сын мертв, — и запнулся.

— Я… я уже знаю… — прохрипел баск. — Но мы хотя бы попытались, ваша милость. Правда?

— Правда.

— Спасибо… — прошептал проводник. — Держите путь строго на скалу с двумя головами. Один дневной переход. Ее постоянно видно. Дальше уже Андорра… Спуск там нормальный, троп много, идите вниз, не ошибетесь. А теперь дайте вина и мой клинок…

Вложив в его холодеющую руку меч, я послал Тука за флягой.

Баск сделал два судорожных глотка, закашлялся и, дернувшись, умер, успев прошептать:

— Эускара та Батасуна!

— Что он сказал, монсьор? — угрюмо поинтересовался шотландец.

— Родной язык и единство, — перевел я ему.

— Это же я сына его срубил… — вдруг буркнул Тук. — Парнишка пытался сбежать, дернулся — и под удар попал. Я уже не смог глефу сдержать, да и эти наседали…

Даже так… И что в таких случаях говорят?

— Ты его в первую очередь спасал. Брось… Не казнись. Господь явил, Господь и забрал. Пошли, надо трупы в пропасть выбросить и Педро с сыном похоронить по христианскому обычаю. Заупокойную молитву еще не забыл?

— Нет, конечно. Как можно, ваша милость? — Уныние с шотландца мигом слетело. — Мулов с собой заберем? Да и досмотреть их груз не помешает и кошели с мертвецов подрезать…

Тук, одним словом. Что еще скажешь?


ГЛАВА 16 | Бастард | ЭПИЛОГ