home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава тридцать первая

С трудом перебравшись через поваленные стволы берез, они выехали на вырубку. Один ее край занимали развалины, разбитые гранитные изваяния, покрытые снегом, – свидетели незапамятных времен. Два рухнувших тотемных столба были вырезаны из выбеленного временем камня, их гигантские лица с открытыми ртами вечно таращились в небо. Сидевшие на них птицы разглядывали проезжавших путников.

Между деревьями снега было мало, а здесь из него торчали хохолки папоротника и гривки пожухшей травы. В лесу путешественников защищала от жестокого ветра растительность, так что это была относительно легкая часть пути, особенно когда сквозь кроны деревьев прорывались солнечные лучи, заливая все кругом ярким светом и высвечивая цвета. До другого края застывшей в зловещей тишине вырубки было всего около ста шагов. Почему-то возникло чувство, будто за ними пристально следят. «Может быть, в прошлые века этим тотемам приносили жертвы, – подумал Рандур. – И теперь за нами наблюдают духи».

Он торопил сестер, подгонял их, а Мунио, наоборот, медлил, то и дело оглядываясь.

– Может, нам постоять здесь немного, – окликнул он их наконец, высматривая в небе солнце. Как раз в эту секунду облачность разошлась, и старый мечник принялся изучать светило, пытаясь определить по его положению направление и время. – Сейчас почти полдень, мы идем с хорошей скоростью, давайте передохнем. А то вы, молодежь, совсем загоняли старика Мунио.

– Я бы прошел еще немного, – отозвался Рандур. – Дамы?

Эйр кивнула в знак согласия, не нарушая таинственного молчания. Соскользнув с седла, в котором она сидела вместе с сестрой, девушка схватилась за рукоятку меча. Можно было подумать, что меч – последнее, что у нее осталось в жизни. Она ежедневно упражнялась в искусстве боя и с каждым днем становилась все более ловкой фехтовальщицей. Рандура впечатляла перемена, произошедшая в ней с тех пор, как они покинули Виллджамур. Жаль только, мысли о том, как защитить ее от грозящих бед, не дают ему покоя. Ничто не стимулировало его мозг в этой пустыне: ни суета большого города, ни общество других людей, и он чувствовал, как потихоньку тупеет.

– Со мной все в порядке, – объявила Рика, исхудавшая до того, что стала напоминать призрак. Она и раньше не отличалась особой крепостью телосложения, а как она умудрялась выживать и действовать здесь, в этих суровых условиях, превосходило понимание Рандура. «Наверное, представляет себя в каком-нибудь монастыре, со строгим уставом, высоким стенами и всякой всячиной, тем и жива», – думал он.

– Я слишком стар! – театрально воскликнул Мунио и опустился на ствол поваленного дерева. Что-то странное было в его лице, когда он смотрел сначала вперед, на солнце, а потом оглядывался назад.

– В чем дело? – спросил Рандур.

– Все в порядке, молодой Капп.

Рандур давно уже с ума сходил от страха, и стариковское актерство не добавило ему спокойствия. Внезапный шорох, раздавшийся в лесу, заставил его стремительно обернуться и выхватить из ножен меч. Но за спиной у него ничего не оказалось: только темный сырой лес, в котором темно-зеленая хвоя мешалась с коричневой корой, перемежаясь полосами и пятнами белого снега.

– Мунио? – Рандур снова оглянулся. Старик продолжал сидеть, закрыв лицо ладонями.

Хруст веток.

Лязг металла.

Стрела просвистела и воткнулась в ствол ближайшего дерева, заставив Рику с криком отскочить.

– Джамур Рика, Джамур Эйр! – прокатился по поляне зычный голос. – Говорит сержант Хаулз Одиннадцатого драгунского полка. Сотня пехотинцев окружает вас. Сопротивление бесполезно, вас ждет обратный путь.

– Вот черт! – ругнулся Рандур. Солдаты империи. Как они нас тут выследили?

Эйр продолжала сжимать рукоять своего меча, точно намереваясь драться до последнего, Рика стояла спокойно и молча.

Солдаты выступили вперед, раздвигая ветки деревьев, похрустывали сучки.

Почти тут же из их рядов вышел худощавый небритый солдат и направился к беглецам. На вид ему было лет сорок, в его коротко стриженных темных волосах проглядывала седина. Он был выше шести футов ростом, его лицо, все в рытвинах оспин и шрамов, выдавало ветерана, выражение глаз говорило о том, что попусту терять время он не намерен.

– Мунио? – окликнул он старого мечника. – Ты свободен, можешь идти. Вознаграждение получишь у солдат.

– Э-э, сержант?

– Что, Фелч? – Сержант обернулся к одному из своих подчиненных – молодому острожному солдату.

– Тут не все ладно. Придется ему принять векселя, а то мы не всю наличность взяли из лагеря.

– Бора ради, разберитесь с этим как-нибудь сами! – прорычал сержант.

Мунио избегал взгляда Рандура, спрятав лицо в ладонях.

Наконец Рандура осенило.

– Ах ты, козел! Ты нас сдал, да? – Рандур рванулся к старику, словно собираясь его ударить, но один из солдат опередил его, заломив ему руку. Юноша попытался высвободиться, но его мышцы свело от боли. – Сколько тебе заплатили за наши жизни, ты, ублюдок?

Наручники сомкнулись вокруг его запястий и вокруг запястий Рики, а у Эйр отняли меч.

– Ты говорил, люди меняются, молодой Капп, – пробормотал Мунио, глядя в землю. – Но нельзя не стать тем, что ты есть. В этом мире у меня одна роль – мерзавца, и я играю ее, играю с охотой, за что могу только… попросить прощения.

– Деньги, – вмешался Хаулз, – уравнивают всех, но вы трое еще слишком молоды, чтобы это понимать. Сейчас вас прямо отсюда повезут в Виллджамур, где вы предстанете перед судом. Думаю, вы знаете, что будет потом: вас казнят на городской стене, только на этот раз приговор приведет в исполнение сам Уртика. Кажется, он сказал: «Здесь личная обида», а значит, нам надо привезти вас в город живыми и невредимыми.

– Вы ведь понимаете, – обратился к нему Рандур, – что мы ни в чем не виноваты.

– Ну а то! – Хаулз усмехнулся. – Зайди в любую тюрьму, там всякий скажет тебе то же самое.

В эту секунду низкий звук, похожий на стон, разорвал воздух над их головами.

Какой-то человек – или существо, напоминающее человека, – рухнул между ними прямо с небес, опустившись на одно колено, чтобы прервать падение. Силу его удара о землю почувствовали все, кто был на поляне. Мгновение окутанный темным плащом пришелец стоял на одном колене неподвижно, точно молился.

Потом он проворно вскочил на ноги и оказался выше любого из солдат, не менее семи футов ростом. У него были длинные темные волосы, голубоватая кожа и щеки такие впалые, что казалось, они прилипли к зубам. Зато его глаза, когда он обводил ими всех, кто был на поляне, горели, словно два угля. Когда он обернулся, все увидели, что на нем военная форма, но незнакомого образца, с косым крестом поперек груди. Небрежным движением пришелец извлек из-за спины две сабли: Рандуру не то чтобы держать в руках, видеть мечи такой длины не приходилось.

Все вокруг тоже обнажили оружие.

– Вы – солдаты Джамура? – спросил пришелец скрежещущим голосом, от которого становилось больно ушам.

– Технически мы теперь называемся армией Уртики…

– Хорошо. Неважно. – Пришелец говорил медленно, точно впервые пробовал джамурский на вкус.

– Верно. Печать на приказах другой формы, вот и все.

– Тихо, Фелч.

– Прошу прощения, сержант.

– Наши дела тебя не касаются, кто бы ты ни был, – проворчал сержант, приближаясь к незнакомцу.

– Оставьте этих людей – этих женщин. Идите своим путем. С вами не случится дурного.

– Нельзя, – скривился сержант. – У нас приказ самого императора Уртики вернуть этих пленников в Виллджамур.

– Если это так, – пришелец, казалось, глубоко задумался, – то мне придется вас уничтожить.

Рандура даже насмешила самоуверенность чужака. Что это еще за спаситель выискался? Нет, глядя на его размеры, жаловаться, конечно, не приходилось. В любой потасовке с таким, как он, лучше быть на одной стороне…

– Ты, – оскалился Хаулз, – один против сотни солдат империи?

– Это выглядит нечестно. Да. Вы получили мое предупреждение. Не говорите, что у вас не было шанса подчиниться моей воле.

– Черт подери! – буркнул Хаулз и тут же отдал серию отрывистых команд своим людям.

Солдаты, повинуясь железной армейской дисциплине, мгновенно выполнили приказ и окружили поляну по периметру. Вскоре голубокожая фигура скрылась за ними целиком, только голова возвышалась над цепью солдат. Дюжины стрел взвились в воздух одновременно, и Рандур увидел, как длинный меч незнакомца описал круг над головой, превратившись в размытое серебристое облако.

Все происходило медленно, будто во сне.

Отзвенело металлическое стаккато, солдаты, что стояли впереди, ринулись на врага и тут же упали на землю, изрубленные и изуродованные. Еще никогда в жизни Рандур не слышал, чтобы вопило сразу столько людей. Всякий, кто делал шаг вперед, погибал. Казалось, само присутствие незнакомца несло смерть.

Меч в руке пришельца прочертил горизонтальную линию в воздухе, и две головы скатились с плеч. Солдаты на противоположном фланге от ужаса встали как вкопанные.

По мере того как меч дотягивался до новых и новых людей, кровь все обильнее орошала снег; иные бросались наутек в поисках спасения, но меч разрезал им спины, ломал хребты. Забыв о выучке и дисциплине, солдаты атаковали по двое-трое, но тщетно: им не удалось отвоевать у странного создания с длинными мечами и пяди земли.

Рандур смотрел на эту бойню с ужасом.

Крики постепенно стихли. Нетрудно было догадаться, что последует затем. Рандуру почти хотелось, чтобы двое оставшихся солдат спаслись бегством, но пришелец, зажав оба меча в одной руке, другой схватил одного из солдат за шею с такой силой, что едва не сломал ее, и тот, не отдавая себе отчета в том, что делает, вонзил острие своего меча в живот второму. Один упал на землю бездыханным, второй – аккуратно разрезанным на две части.

Спины нескольких солдат мелькнули в чаще леса и скрылись. Наступила такая тишина, в которой не слышно было даже птиц. Рандур повертел головой в поисках Мунио, но тот уже трусливо бежал, не оставив и следа. Мунио Портамис всегда был – и, наверное, останется мерзавцем.

Сердце Рандура подпрыгнуло у него в груди, когда человек с голубой кожей повернулся в их сторону. Ровным шагом, не обращая внимания на глубину снега под ногами, гигант двинулся к ним. «Смотри не сболтни чего-нибудь лишнего. Ни сейчас, ни когда-нибудь потом», – подумал Рандур.

Когда их спаситель остановился перед ними, Рандур впервые по-настоящему увидел его лицо. Его кожа была одного цвета с синеющими сумерками, а у глаз не было зрачков, так что трудно было понять, куда он смотрит. Он повернулся к девушкам, и Эйр инстинктивно выступила вперед, заслоняя сестру.

– Вы – наследницы Джамуров? – осведомился пришелец.

Те кивнули.

– Очень хорошо. У меня ушло слишком много времени на ваши поиски с тех пор, как вы покинули город. Меня зовут Артемизия, я агент Трувизы. – (Они смотрели на него в замешательстве.) – Мои слова ничего не значат для вас?

Сестры покачали головами, а Рандур не сводил взгляда с одежды незнакомца, насквозь пропитанной кровью. Под ней виднелось еще какое-то одеяние вроде кольчуги, но явно не кованой, а расшитой вручную. Глубокие порезы пересекали неизвестный материал на рукавах, на подбородке кровоточил еще один порез, многочисленные мелкие шрамы испещряли лоб и щеки, однако существо, кем бы оно ни было, похоже, совершенно не испытывало боли, а также не смущалось валявшимися вокруг человеческими останками.

– Хорошо, что это не моя кровь, – проворчало оно, проследив взгляд Рандура. – И не ваша, если на то пошло.

– Верно, – согласился Рандур. – Просто… дело в том, что мы не знаем, что думать о парне, который взял да и свалился с неба.

– Я женщина… И может быть, для вас будет лучше ни о чем пока не думать. Давайте отойдем подальше.

– Может, сначала поможешь нам избавиться от этого? – попросил Рандур.

Существо склонилось над их цепями и без усилий просто разделило их на две половины.

– Большое спасибо, – сказал Рандур, пораженный такой демонстрацией силы.

Они прошли через свежее кладбище, усыпанное отрубленными и перерубленными пополам человеческими руками и ногами, настоящую долину мертвых. Рика была не в силах смотреть на них.

– Я иду за вами от самого Виллджамура, – повторила Артемизия. – Ваше бегство сильно нарушило мои планы. Останься вы внутри вашего маленького городка, моя задача была бы значительно проще. А так мне пришлось идти по вашему следу. Это было нелегко.

– Мы очень сожалеем, что доставили вам столько неудобств, – произнес Рандур с горечью. – Хлопотное это дело – пытаться сохранить себе жизнь…

– Ты слишком много болтаешь, землянин.

– Пытаться его заткнуть – дело бесполезное, – заметила Эйр.

Рандур фыркнул:

– Слушай, Артемизия, ты нас действительно выручила, спасибо тебе за это. Но… может быть, объяснишь?

– Вопросы здесь задаю я, Рандур Эстеву, – если это, конечно, еще твое имя.

– Откуда ты знаешь, как меня зовут? И как ты узнала, что они из династии Джамуров? – Он кивнул на двух сестер.

– Я часто удивляюсь тому, – начала Артемизия вместо ответа, – как мало знаете вы, люди. У меня в вашем мире есть целая агентурная сеть, даже в Виллджамуре действуют мои эмиссары, однако никто из них не подозревает о том, кому он в конечном итоге служит. – Она указала на то место на поляне, где она впервые появилась перед ними, и подняла лицо к небу.

Рандур подошел к ней, тоже поднял голову и проследил направление ее взгляда.

– Ничего не вижу.

Вдруг там, наверху, что-то как будто замигало, и прямо под облаками возник непомерно огромный темный силуэт. Люди смотрели на него, пораженные до немоты. Как может столь огромный предмет просто висеть в воздухе и не падать?

Первой прервала молчание Эйр, она пролепетала:

– Что… что это такое?

– «Эксмахина», – буркнула Артемизия. – Что-то вроде временного дома.

Эйр повернулась к Рандуру посмотреть, понимает ли он, о чем говорит Артемизия, пожала плечами и отвернулась. Зато Рика, казалось, испытывала перед великаншей трепет, и это было тем более удивительно, что обычно ее ничто не могло привести в замешательство.

Рандур продолжал рассматривать удивительный объект. По форме он напоминал маленькую луну, принявшую цвет, противоположный оттенку неба. Снижаясь, он стал похож скорее на огромный драккар, несоразмерно широкий в поперечнике; казалось, судно заняло собой все небо. Летучий остров. Его присутствие пугало, и Рандуру вдруг стало по-настоящему страшно.

Однако корабль не сел на землю; напротив, когда он завис над ними, от него отделилось что-то и опустилось прямо к ногам Артемизии. Это оказалась веревка. За ней последовала другая.

Великанша вдруг резко обернулась. Ее внимание привлек какой-то шум позади них, в лесу. Насторожившись, она подняла крупную руку, прося тишины. Рандуру показалось, что откуда-то издалека донесся еле слышный звук рога. Он потянулся за клинком, которых после недавнего побоища на земле валялось сколько угодно.

Артемизия, увидя это, нахмурилась:

– Не поможет.

– По-твоему, нам грозит большая опасность?

– Можно сказать и так, Рандур Эстеву. С тех пор как я впервые ступила на землю этого дурацкого мира, некие силы неотступно преследуют меня. Как им это удается, я не знаю.

«Впервые ступила – о чем это она?» – удивился Рандур, уверенный, что различает какое-то мельтешение между стволами двух деревьев. Он напрягся.

– Кто за тобой гонится?

– Сатир, – прошептала Артемизия. – Ради вашей безопасности, не сходите с места. – И она отошла к опушке поляны. Там, в тени, стоял бородатый мужчина, у которого, кажется, были козлиные ноги. Его голову венчали два рога, а угловатое подвижное лицо являло все признаки смеха.

Артемизия выхватила один из своих массивных мечей и ринулась за ним, но он ускользнул от нее, нырнув в листву и бросившись в самую чащу леса.

Она вернулась туда, где с неба свисали веревки, в ее движениях появилась напряженность.

– Мелкое неудобство, но оно меня беспокоит. Ему нужна я, а не вы, так что давайте покинем это место. Держитесь. – Она показала им веревку. – Ее волокна пристанут к вашей коже, так что вы не соскользнете.

– Ты что, предлагаешь нам подняться туда, в такой ветер? Да он нам задницы оторвет, если мы только попробуем. Должен же быть другой способ попасть туда… куда ты хочешь попасть. Может, предложишь что-нибудь другое?

Артемизия вытаращилась на него, сверкая глазами. Ее одежду и лицо все еще покрывала кровь сотни убитых ею людей.

– Что?! – рыкнула она. – Думаешь, у тебя есть выбор?

– Верно замечено. – Рандур пожал плечами.

Выбора у них и в самом деле не было. Их только что едва не отвезли назад, в Виллджамур: это уже угнетало. Потом прямо с неба свалилась эта убийца, раскидала по поляне около сотни солдат и начала командовать. Эйр приникла к Рандуру, когда тот с колотящимся сердцем взялся за веревку. Едва его пальцы коснулись ее волокон, появилось едва заметное сияние и его кожа действительно прилипла к веревке. Девушка последовала его примеру и тоже взялась за веревку, которая не только облепила ее пальцы, но и свернулась петлей, образовав что-то вроде ступеньки для ног. Я не хочу туда… понятия не имею, что меня ждет там, наверху.

– Ты не боишься? – шепнул он ей.

Эйр ответила ему спокойным взглядом:

– Не обязательно бояться того, чего не понимаешь.

– Императрица, ты…

– Пойду с вами наверх, разумеется. – И Рика с готовностью шагнула вперед, ко второй веревке, за которую ухватилась одной рукой, в то время как вторую она положила на спину Артемизии, туда, где начиналась ее кольчуга.

Эйр послала Рандуру взгляд, в котором явственно читался вопрос: «Что бы это значило?»

– Возможно, она считает ее кем-то вроде богини, – прошептал Рандур, отнюдь не уверенный в ее неправоте. До сих пор ее интересовало лишь одно – периодические джорсалирские бормотания. Просто смешно, сама все ныла: «Ах, неужели нельзя обойтись без насилия?», а теперь, гляди-ка, так и льнет к этой семифутовой машине для убийств.

Через несколько секунд веревки вместе с людьми стали сами втягиваться наверх.

Проплывая высоко над пологом леса, они смотрели, как уменьшается полянка, красно-белая от снега и человеческой крови. Когда они поднялись еще выше, налетел ветер.

Низкую гряду облаков отнесло к югу, рассеянный солнечный свет заливал открывшуюся внизу панораму острова: коричнево-зеленую шкуру леса пронзали пики гор и каменные хребты, с обрывистых боков высокого плато полосами сползал снег.

Внезапно началось головокружение, перед глазами у Рандура все поплыло, но его пальцы не отрывались от веревки. Умом он понимал, что им абсолютно ничего не грозит, но почувствовать это было сложнее. А вот Эйр спокойно отнеслась к их взлету, и это раздражало.

– Ты в порядке? – промямлил он.

– Конечно! Отсюда такой прекрасный вид! – ответила она. – Твой остров – очень красивое место, Рандур.

За ними качались, сплетясь в тесном объятии, Артемизия и Рика, причем кровь с платья воительницы перепачкала одежду императрицы. Ее юбка и плащ хлопали на ветру, развевались волосы, но спокойный взгляд Рики был прикован к Артемизии.

Что-то метнулось к ним сверху, полоска темноты, столь стремительная, что он едва успел ее заметить. Артемизия выкрикнула какую-то фразу на незнакомом гортанном языке. Темное пятно шарахнулось наверх и стало летать над ними, описывая в воздухе широкие круги. Это был небольшой зверек с мохнатым телом, светлой мордочкой и жилистыми кожаными крыльями.

– Эйр, это что… гм, крылатая обезьяна?

После минутного молчания девушка ответила:

– Я только раз видела ее в книге… обезьяну то есть; но, по-моему, это она.

Существо стремительно приблизилось к ним сзади, потом снова улетело вдаль, так что Рандуру не удалось его рассмотреть. К тому же его отвлекло зрелище прямо над их головами.

– Ох, черт, брось эту обезьяну, Эйр.

Они подлетали к тому самому гигантскому кораблю, который видели с земли: непомерная махина, на днище которой гроздьями висели другие летучие существа. Все-таки это был корабль, хотя и больше похожий на летучий остров в тысячу шагов длиной и примерно столько же шириной. Его обращенная к земле сторона была вся в зазубринах и вмятинах, отовсюду торчали доски и куски металла, и чем ближе они подлетали, тем яснее Рандур видел свет, лившийся изнутри. Разинув от изумления рот, Рандур летел прямо к центру огромного воздушного корабля.


Глава тридцатая | Город холодных руин | Глава тридцать вторая