home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава сорок вторая

Рандур стоял на палубе, щурясь от солнечного света. Его и самого удивляло, как часто он выходил в последнее время на воздух и стоял, глядя на красное солнце. Состояние погруженности в себя, как выяснилось, имело свои преимущества, и здесь, наверху, он нашел время остановиться и даже немного взрасти духовно. Он все пытался понять, когда, в какой момент его жизнь стала столь причудливой и ни на что не похожей, и клялся себе, что в будущем станет жить тише. Отныне с него хватит дома на берегу моря да приличного трактира по соседству; там он и проведет оставшиеся годы. Хватит непрерывной суеты; быть может, те люди из трактира на Фолке не были так уже неправы, в конце концов.

В лучах умирающего солнца «Эксмахина» продолжала медленно дрейфовать поверх пелены облаков к вершинам южной оконечности Й’ирена. Далеко впереди горы вставали над клубящимися тучами, словно айсберги над бурным морем.

Вдруг Рандур разглядел в их панораме нечто странное: самый высокий пик точно крошился, роняя со своей верхушки каменные глыбы. Огромные куски отрывались от него и повисали в воздухе. Точно какая-то неведомая сила не давала им упасть.

– Артемизия! – крикнул Рандур в пустоту палубы.

Миг спустя посреди палубы откинулась крышка люка и оттуда появилась воительница. Ему не пришлось ничего объяснять ей. Она навела на гору свою подзорную трубу и вздохнула.

– Это внушает тревогу, – решила она и бросилась в противоположный конец палубы.

Еще миг, и небо над «Эксмахиной» закипело: хануманы, хлопая крыльями и вопя, что означало у них предельное возбуждение, носились над палубой, пока корабль, замедлив ход, сворачивал с курса.

Эйр и Рика подошли к Рандуру и тут же схватились за поручни, чтобы не вывалиться за борт выполнявшего резкий разворот корабля.

– В чем дело? – спросила Эйр.

Рандур молча указал им на огромные повисшие в воздухе глыбы.

– Что это такое? – прошептала Эйр. У нее была привычка, волнуясь, потирать ладонями руки чуть выше локтей, как будто от холода.

Ветер усилился, как только они сменили курс, и пряди волос стали липнуть к лицу.

– Не знаю, только Артемизия, увидев это, бросилась куда-то со всех ног, что не предвещает нам ничего хорошего.

Тут как раз вернулась сама Артемизия с целой грудой предметов.

– Надевайте это, и с вами ничего не случится. – Она протянула им маски из какого-то неизвестного материала вроде красной сетки, и они послушно надели их, прикрыв ими рты. Рандур убедился, что дышать в них так же легко, как и без них.

Горные вершины плыли навстречу кораблю, вокруг них уже можно было различить маленькие темные объекты, которые то подскакивали над пиками, то спускались почти к самым облакам, выписывая на лету зигзаги, точно летучие мыши.

– Что это за штуки? – спросил Рандур, чувствуя, что его голос слегка приглушает маска.

– Это летательные суда, они называются «гиасти» – буквально «земляные города», хотя никакой жизни на них нет. Строения, которые вы увидите на них, состоят преимущественно из человеческих костей, что, надеюсь, пояснит вам, под каким углом они рассматривают человеческий род. В нашем мире человеческие кости ценятся как источник строительного материала. А те штуки, которые летают туда-сюда, называются «могилалы» – они-то как раз опасны. И боюсь, что они поджидают здесь именно нас.

– Это те, с кем вы сражаетесь? – спросил Рандур.

– Да, с ними сражается мой мир. – Она со звоном вытянула из ножен оба меча, и Рандуру даже пришлось немного отступить, когда один из них описал сверкающую дугу как раз перед его носом. Да, если судить по самой Артемизии, те твари могли оказаться куда как свирепы.

– Нам помочь? – Рандур посмотрел на девушек, чьи взгляды оставались прикованными к летающим островам. Он вынул из ножен свой меч, и Эйр, привыкшая реагировать на этот звук, последовала его примеру, но одного взгляда Артемизии хватило, чтобы понять – от их оружия толку будет мало.

Что-то пронеслось по небу, свистя и рассыпая искры, и тут же ударилось в днище судна. Артемизия спешно надела свою маску из той же красной сетчатой ткани. Казалось, она ждала…

Два глухих удара – и тишина.

Новый объект взмыл вверх вертикально, заметный белый след прорезал небо… объект направился к кораблю, вот он уже над ними. Хануманы, крича, окружили его, и тут же что-то взорвалось в облаке дыма. На палубу посыпались куски плоти.

Артемизия начала выкрикивать приказы на незнакомом языке, размахивая мечом, но хануманы, похоже, совершенно остолбенели от происшедшего. Целая стая их сбилась наверху в кучу и ждала. Со следующим снарядом они справились лучше: сильно замедлив его движение, они осторожно направляли его в сторону от корабля до тех пор, пока он не улетел куда-то вбок.

Воительница обратилась к людям:

– Не двигайтесь. Не дышите, когда взрываются эти штуки. Не снимайте маски, иначе потом не сможете говорить.

Они молча кивнули в знак того, что все поняли, и Артемизия сделала несколько больших шагов к центру палубы. Солнце уже почти село за облака, и от ног женщины протянулась длинная черная тень.

Хануманы тормозили движение одного снаряда за другим, уводя их от корабля на безопасное расстояние, где они растворялись в пространстве; снизу время от времени доносился взрыв.

Вытащив оба клинка, Артемизия ждала, словно какая-то пророчица, а хануманы кружили над ней. Ветер шевелил ее волосы.

Куски скалы подлетели совсем близко, так что Рандур смог различить на них жутковато-таинственные дома и другие строения, которые буквально загромождали все пространство летающего камня. Вид у них был до того странный, что в их реальность даже не верилось.

Небольшой кусок откололся от более крупного фрагмента и, подобно мыльному пузырю, поплыл к «Эксмахине». На его вершине стояла какая-то темная фигура.

Сначала объект летел навстречу «Эксмахине». Потом, приблизившись, лег на параллельный курс.

Когда обломок причалил к их судну, пришелец перескочил на борт и с глухим стуком коснулся ногами палубы. Такого же роста, что и Артемизия, только белокожий и в золотых доспехах, он сделал три шага вперед, и воительница попятилась, заманивая его в центр палубы.

И тут началось нечто странное.

Движения бойцов замедлились, их фигуры то исчезали совсем, уходя в другое пространство-время, то рывками возникали снова, каждый раз в другом месте палубы и в новой позе, точно преследуя друг друга и сходясь в рукопашной в иных, неведомых зонах пространства. Битва кипела в спирально переплетающихся невообразимых измерениях.

Третье появление: на противоположном конце корабля, клинки скрещены, как при ударе, резкие силуэты на фоне красного закатного неба.

Пропали.

Четвертое: посреди палубы, незнакомец нанес два удара подряд, противники упали; Артемизия отсекла ему руку, лужа крови натекла вокруг.

Пропали и тут же появились вновь, в пятый раз, теперь совсем близко; Артемизия подпрыгнула и ударила пришельца ногой в грудь, тот, взвизгнув, отлетел и упал навзничь. Воительница подошла к нему, но он оставшейся рукой поднял меч и нанес ей горизонтальный удар. Острие клинка вспороло ей мякоть бедра.

Обеспокоенная Рика охнула, и Эйр пришлось держать ее, чтобы она не ринулась в бой.

Артемизия упала на одно колено, выпустив меч, и они сцепились в рукопашной. Прижав к палубе единственную руку противника, женщина выхватила свой второй клинок и вонзила ему в грудь с такой силой, что кончик оружия пробил доски под ним.

После минуты жестоких, но безмолвных судорожных подергиваний враг затих.

Артемизия оттолкнулась от палубы, встала и, тяжело дыша и стирая с лица кровь, показала мечом на поверженного противника:

– Земляне, подойдите. Я покажу вам одного из тех, с кем мы ведем борьбу.

Рандур и девушки осторожно приблизились и сначала наблюдали, как она, оторвав от своего одеяния кусок ткани, бинтовала им свою рану.

Исковерканное тело утратило былое величие, черты узкого лица были почти человеческими, а фигура отличалась стройностью и изяществом. Белокожее мускулистое тело покрывал позолоченный панцирь, украшенный сложным орнаментом, отчего казалось, что эта вещь слишком дорогая для того, чтобы использовать ее в бою.

– Это пифиец – пользуясь терминологией ваших мифов, – один из тех, кто вместе с другими народами составляет нацию ахейцев. Другая раса, также изобретенная вашими далекими предками. Они располагают мощными ресурсами живой силы, включая и то племя, которое уже вторглось в ваш мир, – чиррипов. Хотя ваши люди наверняка уже дали им другое имя. Ахейцы убеждены в своем превосходстве над другими расами, и я удивлена тем, как скоро они оказались здесь. Обычно всю подготовительную работу чиррипы делают за них.

– Это существо кажется таким изящным, – заметил Рандур. – Судя по всему, создатели задумывали их красивыми.

– Пусть их красота не обманывает тебя. Они из тех, кто, глазом не моргнув, уничтожает все население побежденного мира и заселяет его. Сколько я таких повидала, со сколькими сражалась… тысячи тысяч. Имейте в виду, и людям, и румелям придет конец, если ахейцы возьмут в осаду ваше измерение, так же как сейчас они осаждают последний город в моем. Нас становится слишком мало для того, чтобы защищать вас.

– Что им здесь нужно? – спросила Рика.

– То же, что и всем нам. Выжить. Разве не к этому стремятся все виды? Людям вашей культуры мы можем казаться таинственными и странными, но уверяю вас, когда речь заходит о том, что нашему виду вот-вот придет конец, нам становится так же страшно и нас обуревает такое же отчаяние, как и всех остальных. Разница между нами и нашими врагами состоит в том, что они хотят сначала зачистить ваш мир целиком, а потом поселиться здесь, построив из ваших костей свои обиталища. Мы же хотим тихо и мирно жить подле вас, а то и в каком-нибудь отдаленном углу вашего мира. Повторяю, именно за этим меня к вам и послали.

– Как может одна женщина достичь чего-то? Нет, в обращении с мечом тебе, конечно, мало равных, и все же одна против целых армий?

Артемизию, похоже, ничуть не смутил этот вопрос.

– Я могу отключить их чувствительность – именно так ваши враги общаются между собой. Портал, сквозь который они прошли в этот мир, состоит из плотной цепи сообщений, использующих множественные первичные сигналы, которые передаются по воздуху. Лишившись этой цепи, они сразу станут куда менее искусными воинами. Остальное ваши солдаты наверняка сделают и без меня. Я не богиня, но пустить в дело научный потенциал, лежащий в основе этого корабля, сумею.

Рандур перебил ее:

– У нас есть культисты…

– Ваши культисты, – в свою очередь перебила его она, – поднимают шум на весь архипелаг, как будто что-то знают. Но я вам вот что скажу: ничего они не знают.


Глава сорок первая | Город холодных руин | Глава сорок третья