home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава сорок четвертая

Следователь Джерид собирал вещи в пыльном номере полуразвалившейся гостиницы. Они с Марисой провели здесь несколько хороших, безопасных ночей, и Джерид странным образом успел привязаться к этому месту, хотя и понимал, что оно того совершенно не заслуживает.

Вдали раздавался и снова стихал грохот взрывов, из-за расстояния казавшийся не вполне реальным, под окном время от времени проходили маршем солдаты или ополченцы.

Он уйдет с одним маленьким заплечным мешком, хотя непонятно, куда его девать в бою. Может, тем, кто не входит в регулярную армию, предоставят комнаты? Или у них будет одна большая спальня на всех? Будет ли у них вообще время для сна? Но он рассудил, что эти вопросы как-нибудь решатся. В конце концов, командующий Латрея производит впечатление человека, который знает, что делает.

Джерид проверил свой арбалет и повесил его на спинку кровати, рядом с пучком болтов. Затем проверил ножи, рассованные по сапогам. На нем была лишь плотно прилегающая туника, инквизиторское одеяние он, аккуратно сложив, оставил на кровати. Понадобится ли оно ему еще когда-нибудь? Только вчера он ловил преступников, а сегодня… Все изменилось так быстро.

К нему подошла Мариса. Эту женщину он любил десятилетиями, продолжал желать и сейчас и, глядя на нее, чувствовал, как захлестывают его эмоции и в горле встает комок.

– Я хочу пойти с тобой. – Мариса сжала его руки в своих.

– Нет. – Джерид медленно покачал головой, закрыв глаза, чтобы не видеть ее взгляда. – Это я затащил тебя в такую даль, втянул в этот кавардак. Поэтому я хочу, чтобы у тебя, по крайней мере, был шанс из него выбраться.

– Но я умею драться – я ведь спасла тебя, ты разве забыл?

– Мариса, я знаю, что после тех тренировок, на которые ты ходила, ты, скорее всего, лучший боец, чем я. Но мне казалось, что мы все уже обсудили.

Тот разговор длился несколько часов. Они договорились, что в тоннелях, ведущих прочь из города, от нее будет больше пользы. Джерид говорил жене, что среди беженцев наверняка найдутся насильники и воры и должен же кто-то защищать от них остальных, нельзя, чтобы все лучшие бойцы оставались на поверхности. В тоннелях будут женщины, дети, мужчины, нуждающиеся в помощи и защите, а ведь ни одна из крупнейших банд не предложила своих услуг даже в этом деле.

Он отдал Марисе свой запасной инквизиторский медальон, знак, который ей может пригодиться больше, чем ему. Она вздохнула и посмотрела на мужа большими черными глазами. И сколько всего ожило в этом взгляде, сколько былых разговоров он ему напомнил! Джерид нежно поцеловал ее, втянул носом запах ее волос. Как странно, что именно таких мелочей, на которые он почти не обращал внимания в повседневной жизни, ему будет не хватать сильнее всего. А еще он очень боялся, что в час его смерти Марисы не окажется рядом.

Болезненное это было прощание.

Однако надежда на скорую встречу, пусть и слабая, не покинула их, и они договорились, где и когда встретятся после войны: за Ониксовыми Крылами и костяными воротами, в одном из их любимых бистро. Или, если город будет разрушен, в одной деревеньке, которую Джерид обозначил на наспех нарисованной им самим карте.

Мариса ушла первой, оставив щемящую пустоту, и время в гостиничном номере словно остановилось.


Джерид надел шляпу и вышел на улицу. Повсюду вокруг него по узким тротуарам брели закутанные в теплую одежду люди с тоской на лицах. Не считая отчаянного плача тех, кто уже потерял родных и любимых, город был странно тих. Напряжение, разлитое в воздухе, было почти осязаемо. Раздался новый взрыв, звуки боя докатились издалека – но на этот раз не из такого далека, как прежде.

Виллирен ведь не его родина, так почему он вообще идет воевать за него? И тут же понял: он поступает так потому, что так велит ему долг. То же моральное чувство, которое десятилетиями не давало ему уйти из инквизиции. Своя выгода – не главное. Если бы все действовали, исходя только из того, что кому выгодно, не было бы ни отрядов ополчения, ни спасательных лодок у берегов, ни бесплатного супа для голодающих. Джериду пришлось даже посмеяться над собой. Следователь Румекс Джерид: новоявленный философ.


Где-то возле Альтинга Джерид осознал, что его подхватил поток ополченцев-новобранцев. Мужчины, женщины и дети шли сквозь метель, опустив головы и упрямо набычившись, лица одних выражали решимость, других – печальную отрешенность. Все эти люди направлялись к старым зданиям вокруг цитадели, и чем ближе к цели, тем больше их становилось. Улицы здесь утратили привычную прямизну, они петляли и извивались, как змеи, местами нельзя было пройти из-за обломков, которые солдаты грузили на тачки и отвозили на строительство баррикад. Ряд за рядом стояли верховые драгуны; ожидая приказа идти в бой, они лишь слегка ерзали в седлах, но лица их – закаленных профессионалов – не выражали никаких эмоций.

Десятки людей в военной форме стояли повсюду с табличками в руках; спокойно и терпеливо они записывали имена подходивших к ним ополченцев, направляя всех к Старому кварталу. Люди брели, куда им было указано. Среди них присутствовали и румели. Джериду велели встать в очередь с остальными; в очереди царила такая тишина, словно в конце ее каждого ждал эшафот.

Молодой солдат молча внимательно оглядел его с головы до ног и записал его имя и другие подробности.

– Сержант, разве с нами, румелями, что-то не так? – спросил у него Джерид. – Я замечал, что в этом городе к нам плохо относятся.

Тот ответил ему холодным взглядом, и в глубине его человеческих глаз Джерид прочел невысказанную отповедь.

– В армии захватчиков сражается большое число румелей. Вот мы и проявляем осторожность – дополнительные проверки и все прочее. Сожалею, но мне придется задать вам несколько вопросов относительно вашего происхождения…

Джерид, закипая, потянул из-за пазухи медальон.

– Может быть, эта штука убедит тебя в том, что я воюю на твоей стороне, парень, как и все последние сто восемьдесят лет, черт возьми. – Он чувствовал, что вокруг них уже начинает собираться нетерпеливая толпа.

– Ладно, не кипятись. – Солдат сделал успокаивающий жест рукой. – Правила есть правила.

Если все так плохо уже сейчас, то насколько же хуже станет по мере усиления вторжения? Румели составляли здесь этническое меньшинство, и ему вовсе не улыбалось, чтобы окружающие считали его подозрительным. Когда его раздражение немного улеглось, он понял, что молодой солдат всего лишь исполнял приказ. Придется, наверное, поговорить с командующим Латреей.

Он получил инструкции, согласно которым должен был пойти в другой отряд, не туда, куда все. Вероятно, пост, занимаемый им в инквизиции, делал его ценным кадром: ему доверили командование отдельным батальоном. Очень скоро он узнал, что его батальон состоит из одних румелей; те радостно закивали, приветствуя его. Их было не больше пятидесяти, и они выступали к оружейному складу. Придя на место, Джерид обнаружил там огромное помещение, доверху заваленное оружием, а в нем офицера из Ночной Гвардии, он оглашал приказ.

Джерид показал ему свой медальон, который, вполне возможно, ничего уже больше не значил, и на этот раз с ним обошлись без лишней подозрительности.

Следователь Джерид стал лейтенантом Джеридом – командующим взводом Первого румельского нерегулярного полка. По крайней мере троих из своего взвода он знал по инквизиции – видел их в штаб-квартире, но под его началом было еще около тридцати мужчин и женщин. Всех их вооружили простыми арбалетами и боеприпасами, обработанными культистами, и, как сразу подумал Джерид, из-за их толстой, менее восприимчивой, чем у людей, кожи их наверняка используют против снайперов или отправят в вылазки на открытых позициях, а также для удержания территорий в ночное время. Им выдали грубую форму и белые шарфы с семиконечными звездами Джамурской империи, после чего Джериду объяснили, что от них требуется.

Все произошло очень быстро, война началась для него как-то вдруг: появился командующий Латрея, толпа в страхе расступилась перед ним, точно перед бледным красноглазым призраком.

– Следователь, на одно слово, пожалуйста.

– Я теперь лейтенант, – ответил Джерид со смехом. – Что я могу для вас сделать?


Взяв двух крепких лошадей, они поскакали к главному зданию инквизиции, радуясь, что снег хотя бы на время стих.

Джерид задал вопрос, почему войска не доверяют румелям. На что командующий спокойно ответил, что войска интервентов состоят в том числе и из румелей, правда иной породы, и потому, чтобы предотвратить проникновение вражеских элементов в вооруженные силы империи, военные вынуждены проявлять бдительность. Когда они прибыли на место, Джерид проводил командующего к главному инквизитору Виллирена, дряхлому сивому румелю, едва стоявшему на ногах от старости. В пыльной комнате, обшитой деревянными панелями и заваленной юридическими документами, двое помощников усадили старика в кресло и оставили один на один с посетителями. Те тоже сели.

Бринд, не теряя времени, приступил к делу:

– Сэр, как вам, должно быть, известно, почти везде на территории города закон теперь находится в руках военных.

Главный инквизитор тихо засипел и кивнул:

– Вы хотите лишний раз указать мне на это, чтобы облегчить наш разговор. Что ж, я вас понимаю.

Бринд улыбнулся, чего с ним почти никогда не бывало.

– Вот и хорошо. У вас под стражей сидят два преступника, ожидающие суда, – по делу доктора Воланда.

– Следователь Джерид проявил чрезвычайное усердие в этом деле, наше учреждение может им гордиться.

Джерид не любил комплиментов, а тут все же заставил себя хоть криво, но улыбнуться.

– Нисколько не сомневаюсь в этом, сэр, – продолжал Бринд. – Однако просьба, с которой я к вам пришел, может показаться вам странной, возможно, даже неприятной.

– Продолжайте…

– У меня есть основания полагать, что эти два существа уникальны. И потому, учитывая характер текущих военных действий, я, кажется, нашел им применение.

– Применение?! – не веря своим ушам, воскликнул Джерид. – Да они же ни на что не годятся!

– Напротив, – возразил Бринд. – И я хочу, чтобы их немедленно освободили.

Джерид едва не выплюнул свой чай прямо на стол.

– Вы с ума сошли? За каким чертом сейчас выпускать на свободу серийного убийцу и… и этого монстра?


Глава сорок третья | Город холодных руин | Глава сорок пятая