home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



(конец XV в. — середина XVI в.)

Историю, которую я хочу вам рассказать, начнем со знакомства с персонажем, который при самих событиях уже не присутствовал.

Иван Литовор Хрептович был и рыцарем могучим, и магнатом властным и знаменитым. Особенно когда в 1492 году после смерти Казимира Ягайловича великим князем литовским стал Александр Казимирович. И сам молодой князь приблизил к себе Литовора Хрептовича, и шляхта однозначно признавала его авторитет, так что он стал маршалком княжества, фактически первой особой в государстве после великого князя. А еще — наместником слонимским и новогородским, то есть представителем великого князя в этих городах, владельцем многочисленных имений. В личной жизни тоже все складывалось хорошо: Иван женился на Ядвиге из рода Гольшанских, девушке красивой и с характером. Родилась дочь Анна…

…Однако время было самое что ни на есть кровавое. Бесконечные войны, в которых, разумеется, не могли не участвовать рыцари… 14 июля 1500 года Иван Литовор Хрептович принял участие в роковой битве на реке Ведроше под Смоленском, когда войском ВКЛ руководил еще молодой гетман Константин Острожский. Как пишут хронисты: «Было масквы 40 000 конных, апроч пешых, а лiтвы чатыры з паловай тысячы… i сышлiся абодва палкi ў бiтве, i бiлiся да шасцi гадзiн абодва палкi…» По словам историка Геннадия Сагановича, «маскоўскiя ваяводы сцiскалi стомленае доўгiм маршам, зусiм малалiкае войска Астрожскага ды накiдалi яму сваю тактыку бою. Нарэшце ўдар iх засаднага палка, якi абышоў пабаявiшча лесам ды каршуном наляцеў збоку, канчаткова вырашыў зыход няроўнага мiжбою. Рэшткi гетманавых людзей кiнулiся ўцякаць, аднак мала хто ўратаваўся. Пераможцы разбурылi мост праз раку Трасну ў тыле зможаных ды бязлiтасна секлi iх, тапталi, тапiлi — „зза трупаў конь не скакаў…“».

В этой битве были взяты в плен многие шляхтичи. В том числе Иван Хрептович и Григорий Остик. Григорий Станиславович Остик в государстве тоже был человеком отнюдь не последним, а одним из первых: Остики и Радзивиллы — из одного корня. Московский плен длился 9 долгих лет. За это время магнаты, видимо, сблизились — понятно, что совместно переживаемое несчастье сближает. Именно там, похоже, и договорились породниться — дочь Хрептовича Анна и сын Григория Остика Юрий как раз подходили друг другу по возрасту…

Настало перемирие. Знатных пленников выкупили, обменяли на московитов… Великим князем литовским в это время был Жигимонт Старый. Он благоволил и к Хрептовичу, и к Остикам. Так что Анне и Юрию предстояло, судя по всему, стать счастливой семейной парой.

И сюжета не получилось бы, если бы не трагическое событие — в 1513 году Иван Хрептович внезапно умирает. Его дочери Софье, родившейся уже после возвращения Хрептовича из Москвы, всего полтора года. Анна же по понятиям времени невеста вполне созревшая. И тут на сцене начинает активно действовать еще один персонаж. А именно — вдова Хрептовича пани Ядвига Гольшанская, мать Анны и Софьи, дочь князя Александра Юрьевича Гольшанского и Софьи Судимонтовичевны. По отзывам современников, это дама с крутым характером и авантюрной жилкой. И Юрий Остик в качестве зятя ей почемуто совсем не нравится. Более того, Ядвига нашла дочери другого супруга — своего старинного приятеля, подкоморого ВКЛ Андрея Довойну. Хотя по возрасту Довойна подходит в мужья пани Ядвиге куда более, чем ее юной дочери.

Анна, однако, проявляет характер и категорически отказывается от пожилого жениха: она любит Юрия Остика и даже тайно с ним венчается. Но мать отказывается признавать брак дочери — держит ее при себе, а Довойна готовится к свадьбе. И что вы думаете? Свадьба состоялась. Несмотря на сопротивление невесты и на то, что она в общемто уже была обвенчана. Ее силой венчают еще раз. Что ж — в подобных случаях обращали внимание не столько на чувства и приличия, сколько на материальные соображения. После смерти отца Анна стала богатой наследницей, например, ей принадлежал город Свержень с окрестностями. Мать же была опекуншей и могла распоряжаться имуществом дочери только до ее замужества.

Но и Юрий Остик тоже не собирается отказываться от законной жены. Можно представить, как юноша возмущен: он готов на любые, самые отчаянные поступки… Но его отец, трокский воевода Григорий Остик, уверен, что легко решит проблему законным путем. Ведь он имеет большое влияние на короля, который к тому же ему должен внушительную сумму — 2 тысячи коп грошей. Жигимонт принимает сторону приятеля, и к строптивой вдове отправляется королевская делегация — подскарбий Абрам Юзефович и князь Василий Шахович, — дабы уладить дело о браке Анны с Остиком. Но пани Ядвига даже не пожелала принять послов.

Великий князь рассердился и отправил в дом Мнишеков, где в то время пребывали Ядвига Гольшанская с дочерью, новое посольство. На этот раз в него входит и Юрий Остик. Но Ядвига отказалась выслушать и эту делегацию.

В это время в доме находился старый Довойна с братом и свитой… Видимо, нелюбимый жених решил устранить проблему в духе леди Макбет. Когда незваные гости находились в сенях, произошло нападение… Сеча разгорелась нешуточная, кровавая. Неизвестно, чем бы кончилось, если бы Анне не удалось пробраться на шум битвы. Вся в слезах, девушка бросилась к молодому мужу, умоляя забрать ее с собой. И королевские посланники триумфально удалились с драгоценной добычей.

Не стоит удивляться дерзости вдовы, осмелившейся выступить против короля. Шляхетская вольница на наших землях была просто легендарной. «Шляхцiц на загродзе роўны ваяводзе», — говорили предки. История того времени — это и история склок между правителями и магнатскими группировками. Вскоре в суд поступают сразу три жалобы на Юрия Остика. Ядвига Хрептович обвиняет его в похищении дочери, мать Андрея Довойны — «невестки». А Мнишеки, в доме которых происходила битва, в нанесении их имению ущерба.

Григорий Остик поступает мудро: он добивается, чтобы судом руководил сам король, он же великий князь литовский. На суд была вызвана Анна Хрептович. Девушка высказалась твердо: она хочет остаться со своим законным мужем Юрием Остиком, которого любит, и не желает возвращаться ни к матери, ни к старому Довойне.

И король с полным правом и, несомненно, с внутренним удовлетворением утвердил брак Анны Хрептович и Юрия Остика.

А имущественные споры о приданом невесты тянулись еще долго. В них пару лет спустя тоже вмешался король, определив, что пани Ядвиге достаются во владение местечки Городок и Высокое, а остальное должно быть разделено между Анной и Софьей.

Впрочем, наверное, Анна была слишком занята своим личным счастьем, чтобы думать о юридических тонкостях. Впоследствии она завещала свою часть наследства сыну Николаю.

Проигранное дело на характер вдовы не повлияло. При ней оставалась еще одна дочь, Софья, которой на момент вышеописанных страстей было всего 4 года. Подросла и она. И в 10 лет была отдана замуж. Случилось это событие 22 июня 1523 года. Новым зятем Ядвиги Гольшанской стал Ян Аборский из Мазовии. Видимо, по причине малолетства невесты она пока осталась жить с матерью. Дальнейшее можно было предположить. Взбалмошная дама резко разлюбила и этого зятя и попыталась от него избавиться. Похоже, ему тоже пришлось прибегнуть к силе, потому что в 1525 году в суд поступает очередная жалоба от Ядвиги Хрептович на кражу дочери. На этот раз — Софьи, увезенной в общемто законным мужем. Ядвига требует отменить брак Софьи и Аборского.

В дело снова вмешивается король. На время рассмотрения дела он приказывает Аборскому передать несовершеннолетнюю жену под опеку архиепископа Гнезненского Яна Лаского. Неизвестно, как на самом деле относилась к происходящему сама девочка, но ее муж смог представить суду достаточно свидетелей того, что она шла к алтарю добровольно и что венчание состоялось по всем правилам. Архиепископ утвердил брак и вернул Софью мужу.

Вновь пани Ядвига проиграла… И вторая дочь ее покинула.

Но вряд ли дама пала духом. Поскольку не забыла и о собственной личной жизни. В 1525 году, как раз в то время, когда пыталась разрушить брак Софьи и Аборского, она хлопотала перед королем о должности войта в местечках Высокое и Городок для… своего сына Казимира. То есть вдова успела повторно выйти замуж и родить. Сколько на то время было лет Казимиру, не знаю, поскольку должность княжескому сыну могла быть предоставлена и в младенческом возрасте.

Сказать по правде, у меня впечатление, что в этой истории есть еще масса драматических подробностей. Возможно, гдето они и зафиксированы…

Только представьте, сколько подобных сюжетов в семейных хрониках белорусских родов! Сериалов снимать не переснимать…


(1470 –1534) | Рыцари и Дамы Беларуси | (? –1518(19))