home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Сероглазый спаситель привел ее в небольшой китайский ресторанчик под названием «Джон Ка». У входа в заведение Марго поинтересовалась, кто такой этот «Джон Ка», в ответ на что ее спутник просто пожал плечами.

Ресторан оказался очень уютным. Почти все столики были заняты, а те, что не заняты, – зарезервированы, но новый знакомый Марго заговорщически подмигнул менеджеру зала, и тот, радушно улыбнувшись, усадил их за самый лучший столик, находившийся в уютной нише и отгороженный от остального зала огромным аквариумом с золотыми рыбками.

Усевшись на мягкий стул и оглядевшись, Марго поняла, что ни при каких условиях не согласилась бы сейчас отсюда уйти.

«Странно, что я раньше здесь не бывала, – подумала она. – В Москве не так уж и много по-настоящему уютных мест».

– Как вам тут? – поинтересовался сероглазый спаситель.

– Прикольно, – ответила Марго.

Брюнет чуть вскинул брови:

– Подростковый жаргон?

– Точно, – кивнула Марго. – Хотите научу?

– Я для этого слишком стар.

– С этим не поспоришь, – согласилась Марго и снова огляделась.

Они сидели в самом темном углу зала, в окружении шелковых полотнищ, исписанных изящными иероглифами, похожими на больших кузнечиков.

Подошел официант, вежливо поздоровался и положил перед Марго и ее спасителем меню. При одном виде меню у Марго потекли слюнки.

– Я так голодна, что готова съесть лошадь! – сообщила она, разглядывая фотографии блюд.

– С лошадьми в Москве сложно, – сказал брюнет. – Но при желании вы можете заказать морского конька.

Марго подумала, что бы такого остроумного сказать в ответ, ничего не придумала и решила спустить своему спасителю жалкий каламбур.

Тут она вдруг вспомнила, что до сих пор не знает его имени.

– Как вас зовут? – спросила она.

– Я думал, вы уже не спросите. – Он нахмурил брови и солидно представился: – Меня зовут Фил.

– Как?

– Филипп, – пояснил брюнет. – Но для вас – просто Фил.

– Просто Филя? – Марго хихикнула. – Простофиля. Мне это нравится. А я Марго.

– То есть – Рита?

– Еще раз назовете меня Ритой, и я уйду.

– Отлично. Теперь я знаю, как от вас отделаться.

– А вы хотите от меня отделаться?

– Пока нет. Но кто знает, как все пойдет дальше. Вдруг вы маньячка, коллекционирующая мужские уши.

– Дурацкая шутка. Тем более что ваши уши мне совершенно не нравятся.

– Я тоже от них не в восторге. Но, в отличие от вас, мне приходится с ними жить. Итак, что мы закажем?

Марго снова опустила взгляд в меню.

– Даже не знаю… – задумчиво пробормотала она. – Здесь все такое аппетитное.

– Как насчет утки по-пекински? Хотите?

– Можно.

– А что вы думаете о жареных хрящиках в кисло-сладком соусе?

– Я не против.

– А о салате из морепродуктов?

– Мне нравится.

– А…

– Хватит! – прервала его Марго. – Сперва закажите утку, а потом продолжайте свой садистский перечень.

Фил кивнул и подозвал жестом официанта.

– Утку по-пекински, самый вкусный салат и бутылку сливового вина, – сказал он.

Официант кивнул и удалился. Фил взглянул на Марго и сказал:

– Итак?

– Что «итак»? – не поняла она.

Фил чуть склонил голову набок и взглянул на Марго с нескрываемым любопытством.

– Я понял, что основную часть своего времени вы тратите на выяснение отношений с мужчинами, – сказал он. – А чем вы занимаетесь помимо этого?

– Я журналистка, – ответила Марго. – А мужчины – это всего лишь хобби.

– Вы их коллекционируете?

Марго отрицательно качнула головой:

– Нет, просто изучаю. Одни изучают птиц, другие насекомых. А я мужчин.

– Не слишком лестное сравнение, – заметил Фил.

Марго пожала плечами:

– Что делать. Другого не заслужили.

Фил хотел что-то сказать, но тут подошел официант и поставил на стол бутылку вина и мясные салаты, которые выглядели так изысканно, словно с них собирались писать натюрморты.

Фил открыл бутылку и разлил вино по бокалам. Затем взял свой бокал и взглянул на Марго.

– Хотите выпить на брудершафт? – поинтересовался он.

Марго покачала головой:

– Нет.

– Почему?

– Потому что вы потребуете от меня поцелуя, а я не целуюсь с первым встречным.

– Мы встречаемся уже в третий раз, – напомнил Фил.

– Это ничего не меняет, – отрезала Марго. – Целоваться я с вами не буду.

Фил удрученно вздохнул:

– Хорошо. То есть ничего хорошего, конечно. Но я вынужден смириться. За что же мы тогда выпьем?

– За знакомство, – сказала Марго.

Фил кивнул:

– Принято.

Они чокнулись и принялись смаковать вино маленькими глоточками.

«Как все это странно, – думала Марго. – Откуда ни возьмись, появился мужчина. Сначала я топталась по его ногам, а потом… потом мы с ним лежали на траве… А кончилось тем, что он спас меня от бандитов, как настоящий романтический герой. Как это все смешно, глупо и странно».

– Фил, – сказала Марго, поглядывая на него поверх бокала, – а вы кто?

Он приподнял бровь:

– В каком смысле?

– Ну, кем вы работаете?

– Я? Я врач.

«Врач, – подумала Марго. – Но он совсем не похож на врача. Хотя почему бы и нет? Врачи бывают разные».

– А вы какой врач? – уточнила Марго.

– Полагаю, что хороший, – ответил Фил.

– Я не об этом. Бывают – хирурги, бывают – терапевты. А вы кто?

– Полагаю, что хирург, – ответил Фил. Подумал и поправился: – Вернее – терапевт.

– Так хирург или терапевт?

– И то и другое. В зависимости от ситуации.

Марго усмехнулась:

– А разве так бывает?

– Сплошь и рядом, – убежденно ответил Фил.

Марго несколько секунд изучала его лицо. Он был довольно красив, этот Фил. Крупные, но приятные черты лица, серые, лучистые глаза.

– Значит, вы врач, – сказала Марго.

Фил кивнул:

– Именно так. Помните, как у Заболоцкого… – И он принялся декламировать, раскачивая бокалом:

И к больному несмело

Он пошел, темнолиц,

И в безгласное тело

Ввел спасительный шприц.

И в степи, на закате,

Окруженный толпой,

Рухнул в белом халате

Этот старый герой!

– Это про меня, – объявил Фил.

– Для старого героя вы довольно молоды, – заметила Марго.

Он кивнул:

– Это так же верно, как то, что у вас красивые ноги.

– У вас довольно раскованный способ ухаживания за женщинами, – кокетливо проговорила Марго.

Фил вскинул черную бровь:

– А кто вам сказал, что я за вами ухаживаю?

– А разве нет?

Он покачал головой:

– Нет.

– Что же вы тогда делаете?

– Кормлю вас. Там, в кустах, у вас был такой несчастный вид, что мне захотелось хоть чем-нибудь вам помочь.

– Значит, я для вас что-то вроде голодающих детей Африки?

– Что-то вроде, – согласился Фил.

Марго нахмурилась и хмыкнула.

– С негритятами меня еще никто не сравнивал, – сказала она.

– Всегда бывает первый раз, – сказал Фил.

В кармане у него запиликал телефон. Фил достал мобильник и пробежал глазами по дисплею.

– Вот черт!

– Что? – спросила Марго.

– Мне нужно идти.

– Как это – идти?

Фил вздохнул и развел руками:

– Срочный вызов. Меня ждут у постели больного.

– А как же утка по-пекински?

– К сожалению, вместо утки по-пекински у меня будет утка по-медицински.

– Но одной мне ее не одолеть, – жалобно проговорила Марго.

Фил улыбнулся и сказал, пряча телефон в карман:

– Не бойтесь. Я еще никогда не слышал, чтобы жареная утка съела человека. Кстати, я был бы чрезвычайно благодарен, если бы вы оставили мне свой адрес.

– Зачем? – оторопела от такой наглости Марго.

– Вы слишком часто произносите слово «зачем», – назидательно сказал Фил. – Научитесь доверяться судьбе. Знаете, что говорил по этому поводу Шопенгауэр?

– Нет. А что?

Фил наморщил лоб:

– Точно не помню. Но общий смысл таков: если прекрасный незнакомец требует у вас адрес – дайте ему то, что он просит, и не думайте о последствиях.

– Во-первых, с чего вы взяли, что вы прекрасный? – насмешливо проговорила Марго. – А во-вторых, Шопенгауэр не мог сказать подобную чушь. – Тут Марго улыбнулась и игриво добавила: – Но мне нравится ваша вера в судьбу. Я назову вам улицу, номер дома и подъезд. Остальное будет зависеть от вас.

И Марго скороговоркой продиктовала ему все это.

– Запомнили?

Фил кивнул:

– Угу. Теперь вам от меня не скрыться. Всего доброго!

Фил сунул под пепельницу стодолларовую бумажку, встал из-за стола, повернулся и бодрой походкой зашагал к выходу. Марго некоторое время задумчиво смотрела ему вслед, затем перевела взгляд на стодолларовую купюру и усмехнулась.

– Моя обычная такса, – горестно пробормотала она, вздохнула, взяла бутылку и неторопливо наполнила свой бокал.


предыдущая глава | Портрет-призрак | cледующая глава