home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

– Итак, рассказывайте. В какую темную историю вы вляпались?

Откинувшись на спинку кресла и закинув ногу на ногу, Фил приготовился слушать.

Марго сидела в кресле напротив. Она была одета в фиолетовый шелковый халатик с довольно короткими полами, подпоясанный широкой шелковой лентой, а ее узкие ступни оставались босыми. Марго обожала ходить дома босиком, и никакая сила не заставила бы ее сейчас надеть носки или тапочки.

Потягивая из большой чашки кофе, она прищурила зеленые глаза и осведомилась:

– А с чего вы взяли, что я во что-то вляпалась?

Фил едва заметно усмехнулся.

– Марго, – терпеливо начал он, – мужчины, конечно, глупые существа, но не настолько. Двое неизвестных громил нападают на вас средь бела дня. Причем ваш бумажник их абсолютно не интересует. Что же тогда? Вы таскаете в сумочке нож, пневматическую хлопушку и баллончик с газом. Спрашивается – зачем вам этот арсенал? Чего вы боитесь? Вы отказываетесь выходить из квартиры, но ваши ноги – а я хорошенько их рассмотрел – в великолепном состоянии. И, наконец, самое главное: в ваших глазах, таких зеленых и таких прекрасных, застыло выражение страха. Вы позвали меня не потому, что жаждали меня видеть, а потому, что вам нужна защита. Я прав?

Марго, нахмурившись, молчала. Тогда Фил продолжил:

– Я расцениваю ваше молчание как согласие. Хочу сразу предупредить: я готов вас защищать… хотя, честно говоря, не знаю, с какой стати я это буду делать… Однако быть с вами рядом постоянно я не смогу.

Марго вздохнула:

– Конечно. Вам нужно заботиться об африканских детях.

– Дело не в детях, – возразил Фил. – Тем более что с сегодняшнего дня я выхожу в отпуск.

– В отпуск? – Глаза Марго возбужденно блеснули, и она невольно подалась вперед. – Вы правда уходите в отпуск?

Фил посмотрел на нее удивленно.

– Вот уж не думал, что вас так волнует судьба африканских детишек, – сказал он. – Успокойтесь. О них есть кому позаботиться и без меня.

Марго пропустила его реплику мимо ушей.

– А как вы собираетесь провести свой отпуск? – взволнованно спросила она. – Вы куда-нибудь уезжаете?

Фил покачал головой:

– Нет.

– Почему? – неожиданно заинтересовалась Марго.

– Меня здесь кое-что держит, – ответил Фил. – А вернее – кое-кто.

Марго нахмурилась. Она вдруг поняла, что совершенно упустила из виду одну вещь. Вернее сказать – самую важную. Глянув на Фила из-под нахмуренных бровей, она сухо спросила:

– Вас держит жена?

Фил сдвинул черные брови и трагически проговорил:

– Хуже. Меня держит один забавный домашний зверек. Я никак не могу его пристроить.

– Собака?

Фил покачал головой:

– Нет. Хомяк. Это мой домашний питомец, и я его обожаю.

– Хомяк? – Марго облегченно вздохнула и улыбнулась. – А если я найду, куда его пристроить, вы поедете со мной в Питер? – просто, как будто речь идет о самых простых и очевидных вещах, спросила она.

Чашка с кофе застыла у губ Фила. Несколько секунд он изумленно смотрел на Марго, после чего настороженно поинтересовался:

– А что я забыл в Питере?

– Ну… – Марго на мгновение замялась. – Там красиво.

– Да что вы? – Фил насмешливо приподнял бровь. – Никогда бы не подумал. А можно узнать – в каком качестве я туда поеду?

– В качестве моего друга, – уверенно ответила Марго. – Разве друзья не ездят вместе в путешествия?

– Ездят, – согласился Фил. – Но обычно они не берут с собой женщин.

Взгляд зеленых глаз Марго потускнел.

– Значит, не поедете? – сухо спросила она.

– Спасибо за приглашение, но я хочу провести отпуск в родном городе, – ответил Фил. – Я к нему сильно привязался за последние тридцать пять лет.

«Ему тридцать пять, – почти машинально отметила Марго. – На десять лет старше меня. Он неплохо сохранился». Она собралась с духом и снова заговорила – негромким, проникновенным, почти вкрадчивым голосом:

– Я хочу кое в чем вам признаться, Филипп… Только пообещайте, что никому не расскажете.

– У вас мания величия. Кому я о вас буду рассказывать?

– Поклянитесь! – вновь потребовала Марго. – Поймите, это очень важно! По крайней мере для меня.

Фил пожал плечами:

– Ну, хорошо. Клянусь.

Для начала Марго тяжело вздохнула, давая понять, каких душевных терзаний стоит ей это признание, затем произнесла обреченным голосом:

– Вы были правы. Мне действительно угрожает опасность. Несколько дней назад я совершила нечто… нечто страшное. И кое-кому это сильно не понравилось.

– Да что вы! – утрированно воскликнул Фил. – Что же вы сделали? Украли шоколадный батончик из супермаркета?

– Нет. Все гораздо серьезнее.

– Два батончика?

Марго сбросила ноги с кресла и подвинулась ближе к краю, зашуршав шелковым халатом.

– Я не шучу, – сказала Марго. – Пару дней назад ко мне в дверь позвонили…

И она стала рассказывать. Щеки Марго порозовели от волнения. Одним стремительным движением поднявшись с дивана, она принялась вышагивать по комнате на своих стройных ногах, которые показались Филу воплощением изящества.

Марго ходила, изредка останавливаясь, неосознанно-соблазнительным движением выставив бедро, потом снова принималась вышагивать. И она рассказала ему все – тщательно, не опуская деталей и подробностей.

Пока Марго рассказывала, лицо Фила было абсолютно непроницаемо. Наконец она закончила свой рассказ и нетерпеливо поинтересовалась:

– Ну? Что вы обо всем этом думаете?

– Думаю, что часть из того, что вы сказали, правда, – отчеканил Фил. – Но только очень малая.

– В моем рассказе все правда! – возмутилась Марго. – И за мной действительно охотятся бандиты! С двумя из них вы уже имели удовольствие познакомиться.

Фил задумчиво сдвинул брови.

– Значит, картина сейчас в Питере… – медленно проговорил он. – И как же вы собираетесь найти вашего случайного знакомого?

– Я знаю, как его зовут! – взволнованно сообщила Марго.

– Замечательно! – одобрил Фил. – И как же?

– Гоша!

Фил несколько секунд помолчал, явно ожидая продолжения, но, поскольку продолжения не последовало, недоверчиво спросил:

– Это все?

– Да! – кивнула Марго.

Фил задумчиво поскреб ногтем переносицу.

– Замечательно, – снова сказал он. – С такой бесценной информацией вы его легко найдете и без меня.

Марго ошарашенно выкатила глаза.

– Вы что, не поедете со мной? – спросила она возмущенно.

Фил ответил спокойно и терпеливо, как взрослые разговаривают с неразумными, разыгравшимися детьми:

– Послушайте, ангел мой, зная только имя, отправляться на поиски бессмысленно. Ваш Гоша может оказаться и Георгием, и Егором, и Игорем, и Юрой, и еще черт знает кем. Вы это понимаете?

Марго глубоко вздохнула и медленно выпустила воздух через ноздри. От волнения у нее даже вспотели ладони.

– Ладно, – сказала она почти спокойно. – Вам я скажу. Я знаю, где он работает!

Фил недоверчиво прищурился:

– Точно знаете?

Марго кивнула:

– Угу.

– И где же?

– На фирме, которая послала его в Москву на выставку. Он как-то связан с выставками, понимаете?

– Как?

– Не знаю. Может быть, он их организует? Или постоянно в них участвует?

Фил вздохнул и снова нахмурился.

– Понятно, – проговорил он. – Ну, а хотя бы что это была за выставка – вы знаете?

Марго покрутила головой:

– Нет. Мы с ним об этом не говорили.

Фил снова поскреб ногтем переносицу. Должно быть, это был его характерный жест, так другие подергивают себя за мочку уха или теребят пальцами нижнюю губу.

– Что ж, – пробормотал Фил раздумчиво, – значит, нам придется узнать, какие именно выставки проходили в Москве в эти дни.

– А вы сможете это сделать?

– Попытаюсь. – Фил чуть прищурил глаза и пристально посмотрел на Марго. – Только, пожалуйста, не выдавливайте из себя информацию по капле, – попросил он. – Если есть что-то, что может мне помочь, – говорите сразу.

Марго ненадолго задумалась, после чего покачала головой и сказала:

– Нет. Больше ничего.

На лице Фила отобразилось недовольство.

– Ну, как знаете, – сказал он. – Чем дольше вы тянете, тем больше вероятности, что бандиты найдут картину раньше нас.

– Интересно знать – как? – с холодной иронией поинтересовалась Марго. – Они ведь ничего не знают.

– Наше знание отличается от их знания только одним именем – Гоша.

Марго покачала головой:

– Нет, не только. Во-первых, как вы верно отметили, я знаю его имя. Во-вторых, я знаю его в лицо. В-третьих, мы знаем, что он был в Москве на выставке. У нас с вами целых три зацепки. Хорошему сыщику этого было бы более чем достаточно!

Фил слушал Марго, но на какой-то момент ему стало почти безразлично, что она говорит. Единственное, о чем он мог думать, – это как она выглядит, говорит и двигается.

Ее кошачья грация производила не большее впечатление, чем ее слегка раскосые зеленые глаза, ее глаза – меньшее впечатление, чем ее порывистость, ее порывистость – меньшее впечатление, чем ее дерзкие манеры, а ее дерзкие манеры – меньшее впечатление, чем ее потрясающая энергичность.

На мгновение Фил испугался, не написано ли это все у него на лице? Но он тут же успокоил себя тем, что Марго, в возбуждении расхаживающая по комнате, почти не смотрит на него. Впрочем, Филу было наплевать, выдал он свои чувства или нет.

– Жаль, – сказал он негромко.

– Вы о чем? – остановилась Марго.

– Жаль, что вы знаете о нем так мало. Вам следовало подробнее расспросить его… ну, хотя бы о выставке. А лучше всего – узнать, кем он работает.

Марго холодно пожала плечами:

– Мне это было не нужно.

– Разумеется, – кивнул Фил. – Вы, как все женщины, привыкли слушать только собственную трескотню. Живете только сегодняшним днем, и единственное, что вас заботит, – это то, насколько хорошо вы в данный момент выглядите. Вы не фиксируете факты, даже когда они сами бросаются вам в глаза.

Марго гневно нахмурилась.

– Не клевещите на женщин! – сказала она почти сердито.

Фил понял, что перегнул палку, и примирительно проговорил:

– Ладно, проехали. Как сказал Семен Семеныч, «будем искать». Но мы не обсудили главный вопрос.

– Какой?

Он посмотрел на нее спокойным взглядом и так же спокойно осведомился:

– Что я с этого буду иметь?

Марго застыла на месте. Вот об этом она как-то и не подумала. В самом деле, за работу ему придется заплатить. Но сколько?

Марго убийственно хмыкнула.

– Надо же, – насмешливо протянула она. – А с виду не скажешь, что вы такой меркантильный.

– Ну, положим, на альтруиста я тоже не слишком-то похож. Итак, сколько я получу?

– Ну… – Марго отвела взгляд. – Вы получите десять процентов от стоимости картины. Думаю, этого более чем достаточно.

Фил насмешливо прищурился:

– Вы пошутили?

– Пятнадцать.

– Это какой-то розыгрыш?

– Шестнадцать… с половиной.

Фил рассмеялся.

– Вы очень занятная женщина! – весело проговорил он. – А теперь послушайте мои условия: пятьдесят на пятьдесят, и ни копейкой меньше.

Глаза Марго возмущенно расширились.

– Но это же грабеж!

Он покачал головой:

– Нет. Это – равноценное партнерство.

Марго снова принялась взволнованно вышагивать по комнате. Шелк халата соблазнительно развевался вокруг ее узких коленей. Наконец она остановилась и нехотя проговорила:

– Ну, ладно. В конце концов, вы слишком много знаете, чтобы я могла так просто вас отпустить. Конечно, по идее, мне бы нужно было вас прикончить. Но, так и быть, я оставлю вас в живых.

Фил улыбнулся:

– Благодарю вас. Отныне моя жизнь принадлежит вам.

– Самое главное, чтобы вы не забыли об этом, когда придет время делить деньги, – отчеканила Марго.

– Если оно когда-нибудь придет, – заметил Фил и взял со стола чашку. – Кофе совсем остыл, – пожаловался он. – Знаете что, налейте-ка мне еще чашечку. Только не экономьте на сахаре. Можете записать его на мой счет.


предыдущая глава | Портрет-призрак | cледующая глава