home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ОСНОВАНИЕ И СУТЬ БЛАГОЙ ВЕСТИ

На что обращали основное внимание апостолы и другие христианские авторы, описывая мессианское правление и его цели? Они последовательно указывают на искупительную жертву Христа, его победу над «царями» грехом и смертью ради всего человечества, власть, которую Отец дал своему воскрешенному Сыну, чтобы он освободил от рабства греха и смерти всех, кто возлагает на него веру. Это было — и остается — той благой вестью, которую несет нам Библия сама по себе. В библейской благой вести не акцентируется внимание на том, связана ли она с какой–либо датой — будь то 1914 год или любой другой, — нет там и впечатляющих обещаний заманчивого физического или материального благоденствия, которое вот–вот наступит. Весть связана с событием, через которое Божий Сын исполнил свое главное назначение Мессии и отдал ради нас свою жизнь, после чего был воскрешен, поставлен по правую руку Бога, и служит там нашим защитником[709].

Хотя это центральное событие благой вести является событием 1900–летней давности, оно остается событием необычайной важности для всех нас сегодня. Факт, что мы лично сможем извлечь из него полную пользу лишь в будущем, никоим образом не меняет того факта, что самое значительное событие в человеческой истории уже произошло и не будет превзойдено никаким другим событием. Будущее, таким образом, неотвратимо определено этим действием прошлого. Какие бы блага ни принесло нам будущее, они, по сути, являются следствием этого действия.

Апостолы ясно видели вещи в этом свете, осознавая важность, окончательность, решающую и упреждающую природу этого события — смерти и воскресения Христа — и результат веры в открывшиеся благодаря этому событию примирение и искупление. Только поэтому они могли говорить о себе и о сохристианах так, как они говорили, то есть как об уже получивших величайшие благословения и уже извлекших пользу из искупительной жертвы. Свидетели постоянно ссылаются на стихи из Откровения 21:1–5, описывающие, по их словам, будущий «новый мир». Они упускают из виду, что на протяжении всей предшествующей части христианских писаний обо всём, что описывается, как исходящее от «Нового Иерусалима», говорится как об уже существующем на момент написания[710].

Очевидно, что полное и всеобщее исполнение христианской надежды всё еще находится впереди. Поэтому апостол Петр писал о новых «небесах и новой земле», которые «мы, по обещанию его, ожидаем»[711]. В то же время и он, и другие авторы Христианских Писаний показывают, что многие из Божьих обещаний уже исполнились на верующих — в буквальном или духовном смысле. Это были одновременно и духовные перспективы, и духовные реалии. И это определенно можно сказать о большинстве обещаний, если не обо всех, из рассматриваемого фрагмента книги Откровение.

Например, в Откровении 21:3 говорится о том, что «шатёр Бога пребывает с людьми», что «он будет обитать с ними, и они будут его народом», и что «сам Бог будет с ними». Писание показывает, что искупительная жертва Христа принесла примирение верующих мужчин и женщин с Богом, поменяв их состояние вражды с Богом на мир и дружбу[712]. Поэтому апостол мог в то же самое время говорить о христианах, как о «храме живого Бога», в котором «дух Божий обитает», как о «духовной обители Бога», и мог цитировать пророчество Исаии, где используются те же выражения, что и в двадцать первой главе Откровения:


Как сказал Бог: «Буду обитать среди них и ходить среди них; и буду их Богом, а они будут моим народом»[713].


Апостол представляет обещание Бога пребывать с людьми и сделать их своим народом как уже достигшее своего исполнения; он говорит о нем, не как о чем–то, ожидаемом в будущем, но как об уже установленных отношениях. Другой апостол, Петр, ясно утверждает: «Некогда вы не были народом, а теперь народ Бога»[714]. Благодаря жертве Христа и ставшему через нее возможным примирению с его Отцом в первом веке «шатер Бога» фактически был с людьми, и Он стал тогда пребывать среди них, и они стали Его народом — именно так, как это описано в Откровении[715].

В четвертом стихе обсуждавшегося фрагмента книги Откровение описывается, как Бог «отрёт… всякую слезу с их глаз, и смерти уже не будет, ни скорби, ни вопля, ни боли уже не будет». Первая часть этого стиха, касающася того, что Бог отрет всякую слезу и не будет смерти, соответствует словам из Исаии 25:8. Апостол Павел цитировал эту часть пророчества Исаии в 1 Коринфянам 15:54, указывая не на земные райские условия (как это постоянно делает Общество Сторожевой башни в своих изданиях), а на воскресение христиан и их переход от смертного состояния к бессмертному. Они уже одержали победу над смертью, и ее «жало» оказалось сломлено. Хотя христиане физически все еще были подвержены смерти, в более важном смысле они оказались вне пределов ее досягаемости, и могли остаться незатронутыми ей, укрепляя веру в высшую искупительную силу Христа. Они знали, что их, «прежде мёртвых в своих проступках и грехах» Бог «оживил»[716]. Поскольку они умерли для греха и были возрождены «в обновлении жизни», для них «царствование смерти» уже прекратилось; благодаря правящему положению Христа они больше не находились под властью и законом царствующей смерти[717]. По этой причине апостол Иоанн мог сказать: «Мы знаем, что перешли [а не перейдем] из смерти в жизнь, потому что любим братьев»[718]. Сказав это, он лишь повторил то, что в аналогичных выражениях говорил Иисус о людях, которые благодаря своей вере в него уже имеет вечную жизнь[719]. Совершенно очевидно, почему Иисус мог сказать не только, что «кто проявляет в меня веру, даже если и умрёт, оживёт», но также и то, что «каждый живущий и проявляющий в меня веру не умрёт никогда»[720]. Все эти высказывания столь же сильны, как и слова Откровения, о том, что «смерти уже не будет»; и все они показывают, что выкуп Христа уже возымел свое действие среди его последователей.

Что же касается скорби, вопля и боли, то Христос пришел именно для того, чтобы исполнить поручение, предсказанное в более раннем пророчестве, а именно «благовествовать нищим, … исцелять сокрушенных сердцем, … утешить всех сетующих, возвестить…, что им … дастся …, вместо плача — елей радости, вместо унылого духа — славная одежда»[721]. Он справился с этим поручением и мог сказать в синагоге в Назарете: «Сегодня исполнилось место Писания, которое вы только что слышали»[722]. Людям не нужно было ждать отдаленного будущего, чтобы увидеть исполнение обещания «Счастливы вы, плачущие теперь, потому что вы будете смеяться», равно как не должно было заставить себя долго ждать осуществление и других частей Нагорной проповеди. Вместо того, чтобы издавать «вопль» страдания из–за угнетения от рук человека, его ученики должны были радоваться и ликовать[723].

Хотя в обсуждаемом стихе из книги Откровение говорится также и об устранении «боли», даже это не означает, что исполнение видения является исключительно делом будущего. Контекст никоим образом не указывает на то, что речь идет о боли из–за болезни или физического увечья. Как передать употребленное апостолом Иоанном выражение (по–гречески пунос) — решает переводчик, при этом нужно помнить, что основным значением этого слова является «труд», и лишь вторым — «боль» или «страдание»[724]. Христос радушно пригласил всех «трудящихся и обремененных» прийти к нему и получить — прямо тогда, и в любое время с того момента — освежение и покой их душам[725]. Их религиозные руководители заставили их нести непосильную ношу своей безжалостной приверженностью букве закона и постоянным подчеркиванием роли определенных дел в достижении положения праведности перед Богом. Иисус сравнил это с взваливанием на плечи человека тяжелого груза, который своим весом причиняет боль. Благая весть, принесенная Божьим Сыном, позволила им избавиться от этой ноши, освободиться от ощущения безнадежности и утомления, вызванных старанием удовлетворять такие непосильные требования, и, таким образом, устранила боль — эмоциональную и умственную — вызванную этой борьбой[726].

Подобным же образом выражения «прежнее прошло» и «вот, я творю всё новое» ясно перекликаются с тем, что писали апостолы об обстоятельствах и отношениях того времени, они не ограничиваются лишь далеким будущим[727]. Практически тем же языком, что использовался в Откровении, апостол пишет:


Поэтому, если кто в единстве с Христом, он — новое творение; старое прошло, и вот — появилось новое[728].


Насколько справедливы были эти слова в то время! Старый завет был заменен новым, и с того момента законы Бога записывались в сердцах тех, кто присоединился к его Сыну. Несмотря на то, что христиане перед этим умерли в грехе, они были воскрешены к новой жизни, как будто получили новое рождение, служа по–новому — по Духу, а не по–старому — по записанному своду законов; верующие — иудеи и язычники, — образовали «одного нового человека» и примирились с Богом, войдя во взаимоотношения с ним как его сыновья. Теперь их мышление формировала новая сила, они сбросили с себя старый образ жизни и облачились в новый — образ жизни, постоянно обновляемый по образу его Создателя. Неподвластные и независимые более ни от какого человеческого священства в своих отношениях с Богом, они теперь могли приближаться к нему в полной уверенности, благодаря «новому и живому пути», открытому для них единственным их Первосвященником и Посредником, Божьим Сыном[729].


НАСТОЯЩАЯ БЛАГАЯ ВЕСТЬ ИЛИ ЕЕ ИСКАЖЕННАЯ ВЕРСИЯ? | В поисках христианской свободы | ПЕРЕНОС В ЦАРСТВО