home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

Кендрика, Эрека, Бронсона и Срога со связанными запястьями за веревки вели захватчики Империи, шагая впереди тысяч своих солдат. Все они теперь были военными пленниками. Кендрик кипел от гнева и унижения, глядя на Тируса, который самодовольно скакал рядом с командиром Империи. Он поклялся отомстить. Тирус перехитрил их, но сделал это с помощью предательства и коварства. В глаза Кендрика такая победа вовсе победой не является. Тирус лишен чести. А сам Кендрик скорее умрет, чем запятнает свою честь.

Тем не менее, они были здесь, лучшие воины МакГила вместе с воинами Бронсона МакКлауда. Теперь они все зависели от милости этого предателя, этого ничтожного брата отца Кендрика, который всю свою жизнь стремился уничтожить собственную семью и захватить трон. Тирус увидел эту возможность с вторжением Андроникуса. Зная последнего, Кендрик понимал, что все это плохо кончится для самого Тируса. Если бы только Тирус это знал, если бы он мог предвидеть недальновидность своего предательства.

Кендрик ненавидел капитулировать. Хотя в его глазах это была не капитуляция, а простая отсрочка. Однажды каким-то образом они найдут другой способ сразить своих захватчиков. Тирус пообещал относиться к ним с честью, как к военным пленникам. Кендрик доверял ему в этом вопросе. Он не мог представить, что Тирус опустится так низко, чтобы пятнать остатки своей чести. Если война закончится и Андроникус на самом деле позволит Тирусу контролировать часть Кольца, Кендрик верил в то, что Тирус будет относиться к ним справедливо. Возможно, он заставит их служить ему. И однажды, когда Тирус меньше всего будет этого ожидать, Кендрик объединит своих людей, чтобы подняться и сразить его.

Но если Андроникус предаст Тируса, тогда с Кендриком и его людьми может случиться что угодно. Он вспомнил Силезию, их положение в руках Андроникуса – он слишком хорошо все это помнил. Именно поэтому Кендрик был начеку, пытаясь усмотреть любую возможность для побега.

Они шли уже несколько часов, и Кендрик тихо обсудил это несколько раз с Эреком, Бронсоном и Срогом. Они все были с ним согласны: они сбегут, как только смогут освободить своих людей.

«Как думаешь, куда они нас ведут?» – спросил Бронсон рядом с Кендриком.

Кендрик окинул взглядом холодный заброшенный ландшафт перед ними. Вдалеке он увидел огромный лагерь людей Империи, а посредине большую пустую огороженную территорию, похожую на загон. Кендрик понял, что именно сюда их и ведут.

«Они будут держать нас здесь до тех пор, пока Андроникус не решит иначе», – ответил он. – «Мы теперь его трофеи».

«Пока Андроникус не решит убить нас», – добавил Эрек.

«Но Тирус дал нам слово», – сказал Бронсон.

«Слово Тируса недорогого стоит», – вмешался Срог.

«Значит, мы совершили ошибку, сдавшись?» – спросил Бронсон.

Кендрик задавал себе тот же вопрос.

«Сражение в то время, как ты находишься в засаде, означает неминуемую смерть. По крайней мере, теперь у нас есть шанс».

Солдат Империи сильно толкнул Кендрика, и они все продолжили идти вперед, направляясь к отдаленному лагерю пленников.

«Твоя жена продала нас», – сказал Кендрик Бронсону. – «Это она обманула Тора и помогла Андроникусу схватить его».

Бронсон скривился.

«Ты прав», – сказал он. – «Но Луанда и твоя сестра. Ты знаешь ее натуру так же, как и я».

Кендрик покачал головой.

«Моя сводная сестра», – поправил он. – «Тем не менее, я помню ее характер. Слишком амбициозна. Что ты в ней нашел?»

Бронсон пожал плечами.

«Наш брак был устроен нашими отцами. Твоим отцом. Тем не менее, должен признать, что я полюбил ее. Несмотря ни на что, в ней есть и хорошая сторона. В глубине души Луанда – хороший человек. Полагаю, несмотря ни на что, должен признать, что я все еще люблю ее. Я все еще питаю надежду на ее раскаяние».

«Любишь ее?» – спросил Срог, поразившись. – «После всего ее предательства по отношению к нам?»

Бронсон пожал плечами. Хотел бы он ответить по-другому, но это было бы ложью.

«Я знаю, что она натворила ужасные вещи», – сказал он. – «Но я знаю, что в глубине ее души есть часть, которая раскаивается. Луанда слишком амбициозна и она стала жертвой своих собственных недостатков. Но она может измениться».

Эрек покачал головой.

«А пока она изменится, сколько еще наших людей должно умереть?»

Бронсон замолчал. Разумеется, они правы, и часть его с ними соглашалась. Он хотел бы ненавидеть Луанду, хотел бы избавиться от любви к ней. Но он вынужден был признать, что часть его все еще ее любит, несмотря ни на что. Бронсон спрашивал себя, увидит ли он свою жену когда-нибудь снова, думает ли она еще о нем. Он бросил взгляд вниз, посмотрел на обрубок вместо руки и вспомнил, что потерял руку, защищая Луанду, спасая ее от гнева своего отца.

Неужели он потерял руку напрасно?

Наконец, огромная группа остановилась, когда солдаты Империи повели их к загороженному загону. Командир Империи верхом на своем коне и Тирус рядом с ним посмотрели на Кендрика, Эрека, Бронсона и Срога. Лагерь замолчал, пока все войска стояла и наблюдали.

Кендрик и остальные смиренно подняли глаза вверх, как узники.

«Сегодня вечером ты и твои люди останутся в этом лагере узников», – объявил генерал гремящим голосом. – «На рассвете вас казнят».

По лагерю МакГила прошел возмущенный вздох. Кендрик потрясенно ахнул.

Тирус повернулся и удивленно посмотрел на командира Империи. Четверо его сыновей, гарцуя на своих лошадях, выглядели не менее встревоженно.

«Но, милорд, мы об этом не договаривались», – сказал Тирус. – «Эти люди должны быть моими военными пленниками, чтобы я мог делать с ним все, что захочу. Вы пообещали не причинять им вреда».

Командир Империи повернулся и посмотрел на него.

«Никто не заключает сделок с Империей. Я говорю от лица Андроникуса. Тебе повезло, что мы оставили тебя в живых. Или ты передумал и хочешь, чтобы тебя и твоих людей убили вместе с ними?»

Тирус покраснел, после чего опустил взгляд вниз. Он казался пристыженным и застигнутым врасплох. Он замолчал, очевидно, осознав, что Империя взяла верх.

Кендрик кипел от злости. Он поступил очень глупо, снова поверив Тирусу, согласившись сдаться. Оглядываясь назад, ему следовало бы сразиться не на жизнь, а на смерть там, в долине. Они бы все погибли, но, по крайней мере, погибли бы с честью, как воины, на своих ногах.

«Я дам вам шанс», – прогремел командир Империи, глядя на Кендрика, Эрека, Бронсона и Срога. – «Мы можем казнить вас, лидеров, или сотню ваших людей вместо вас, и тогда мы позволим вам жить. Кто умрет – вы или ваши люди?»

Не колеблясь, Кендрик, Эрек, Бронсон и Срог гордо произнесли в унисон:

«Мы умрем».

Они все гордо стояли в тишине, глядя на своих захватчиков с вызовом, ни на секунду не усомнившись в своих словах.

Командир Империи кивнул в ответ с уважением в глазах.

«Настоящие воины. Меньшего я не ожидал. Этой ночью подумайте о своем последнем дне на земле. Завтра будьте готовы встретиться со своим создателем».


Глава десятая | Дар оружия | * * *