home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать четвертая

Андроникус стоял рядом с Торникусом. Их было всего двое на склоне холма против заходящего солнца, они рассматривали ущерб после своего сражения с Ромулусом. Андроникус стоял рядом со своим сыном, испытывая огромную гордость. Впервые в своей жизни он испытывал не злость или жажду мести, а другое чувство. Впервые он не сгорал от желания разрушить, убить или подвергнуть пыткам все на своем пути. Вместо этого Андроникус испытывал чувство, которого он не понимал. Когда он думал обо всем том, что сделал Тор, о том, что Тор дважды спас ему жизнь, то испытывал гордость. Андроникус заботился о молодом человеке. Он испытывал нечто, что даже можно назвать любовью.

Это чувство пугало его, и Андроникус тут же подавил его, спрятал в глубинах сознания, не в силах справиться с ним. Это было чувство, к которому он не привык – к тому же, слишком сильное, слишком непреодолимое.

Вместо этого Андроникус просто посмотрел на Тора с более безопасным чувством – с единственным чувством, которое он понимал: с гордостью победы. Тор оказался намного более ценным кадром, чем он когда-либо представлял.

Андроникус обвернул свои длинные ногти вокруг плеча Тора и сказал:

«Сегодня ты спас мою жизнь на поле боя», – сказал он.

Торникус стоял рядом с ним с затуманенными глазами, глядя на бойню. Андроникус задавался вопросом, стал бы Тор продолжать служить ему, если бы Рафи убрал свои чары. В глубине души он надеялся на то, что Тор стал бы, что сын тоже полюбил его, как любой сын любит своего отца. Андроникус втайне надеялся на то, что, когда Рафи уберет свои чары после достаточного количества времени, Тор может стать преданным Андроникусу по своему желанию, может увидеть в нем настоящего отца.

Андроникус рассматривал разрушение, видел всех своих людей мертвыми, видел всех восставших воинов Империи мертвыми и понимал, что обязан Торникусу жизнью. Такого он не ожидал.

Вокруг них раздавались крики, поскольку люди Андроникуса истязали всех выживших солдат Империи, которые предали его. Андроникус тяжело дышал, наслаждаясь этими звуками. Пришло время всем предателям заплатить, пришло время отправить сообщение всех, кто осмелится бросить ему вызов. Ромулус был в бегах, и Андроникус не остановится ни перед чем, чтобы найти его и покончить с ним навсегда.

Хотя сначала у Андроникуса были более насущные вопросы. Обернувшись, он посмотрел на находившуюся вдали Хайландию, разрушенную восставшими воинами. Он стоял, уперев руки в бока, рассматривая город с досадой. Хайландия принадлежала ему, и если бы Ромулус не атаковал его сзади, если бы ему не пришлось развернуться, чтобы преследовать этого предателя, им бы не пришлось оставлять этот город. Андроникус скривился, осознав ущерб, который нанесли Кендрик, Эрек и другие, убив несколько тысяч его солдат, в то время как его армия была отвлечена. Они сбежали в неизвестном направлении, вероятно, вернулись в безопасность гор. Андроникус рассматривал горы, но уже становилось темно и сейчас найти их не представлялось возможным. Хотя утром они их выловят, как ласок, и убьют всех до единого.

«Утром мы найдем и убьем всех твоих бывших друзей, оставшихся в живых», – заявил Андроникус.

«Я к твоим услугам, отец», – сказал Тор.

Андроникус смягчился, услышав эти слова. Он повернулся и посмотрел на Торникуса.

«Я в большом долгу перед тобой. Никто прежде не спасал мне жизнь. Скажи мне, как я могу отплатить тебе. Назови цену. Все, что пожелаешь в Империи, – твое».

Тор долго всматривался вдаль, словно потерялся в другом мире, и Андроникус не знал, ответит ли он вообще.

Затем, наконец, Тор тихо произнес:

«Кольцо моей матери».

Андроникус удивленно посмотрел на него.

«Один из твоих людей украл его у меня», – сказал Тор. – «Я хочу вернуть его».

Андроникус кивнул.

«Ты его получишь».

Андроникус щелкнул пальцами, и к нему подбежал один из его генералов. Андроникус что-то прошептал ему на ухо и оттолкнул его. Генерал развернулся и убежал, торопясь выполнить его приказ.

«Мы быстро его найдем, сын мой», – сказал Андроникус. – «В противном случае генерал сам будет мертв к утру».

Тор удовлетворенно кивнул.

«Кроме того, я лично стану истязать и казню того, кто украл его у тебя», – сказал Андроникус.

«Я не хочу, чтобы кого-то пытали или казнили», – ответил Тор. – «Я просто хочу вернуть кольцо».

«Они будут подвергнуты пыткам и казнены – нравится тебе это или нет», – решительно произнес Андроникус. – «Таков мой метод. Вскоре он станет и твоим тоже».

Андроникус вздохнул.

«Утром мы будем сражаться и сокрушим твоих бывших людей, оставшихся в живых, и тогда наше королевство станет полным. Бок о бок, вместе, мы будем править им вечно».

Торникус повернулся и посмотрел на своего отца, и Андроникус ощутил, что он полностью с ним согласен.

«Нет ничего, чем я дорожил бы больше, отец».


* * * | Дар оружия | * * *