home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава первая

Гвендолин съежилась на холодном хлещущем ветру, когда ступила на край Каньона и сделала свой первый шаг на арочный мост, растянувшийся над Северным Пересечением. Этот шаткий мост, покрытый льдом, поддерживала изношенная веревка и рейки. Казалось, что он едва ли может удержать их. Сделав первый шаг, Гвен съежилась.

Гвендолин поскользнулась и, протянув руку, схватилась за поручень, который раскачивался и с трудом помогал. Ее сердце ушло в пятки, когда она подумала о том, что этот хрупкий мост был их единственной возможностью пересечь северную сторону Каньона, войти в Преисподнюю и найти Аргона. Подняв глаза вверх, девушка увидела, что вдали показалась Преисподняя, полотно ослепляющего снега. Пересечение показалось еще более зловещим.

Налетел внезапный порыв ветра, и веревка начала раскачиваться так неистово, что Гвендолин пришлось схватиться за поручень обеими руками и упасть на колени. Какое-то мгновение она не знала, сможет ли удержаться, не говоря уже о том, чтобы пересечь Каньон. Гвен поняла что это было гораздо более опасно, чем она думала, и каждый из них должен будет рискнуть своей жизнью, попытавшись.

«Миледи?» – послышался голос.

Обернувшись, Гвен увидела Абертоля, который стоял в нескольких футах от нее, а рядом с ним – Штеффена, Алистер и Крона. Все они ждали, чтобы последовать за ней. Все пятеро представляли собой необычную группу здесь, на краю мира, перед лицом неопределенного будущего и вероятной смерти.

«Мы на самом деле должны попытаться пересечь его?» – спросил он.

Гвендолин обернулась и посмотрела назад на хлещущий снег и ветер перед собой, она поплотнее обвернула меха вокруг своих плеч, не переставая дрожать. В глубине души ей не хотелось пересекать этот мост, ей вообще не хотелось отправляться в это путешествие. Гвен предпочла бы вернуться в безопасный дом своего детства, в королевский двор, где она смогла бы остаться в его уютных стенах, у огня, и не думать об опасностях и тревогах мира, которые поглотили ее с тех пор, как она стала королевой.

Но разумеется, Гвен не могла этого сделать. Королевского двора больше нет, ее детство закончилось, а сама она теперь – королева. У нее вот-вот родится ребенок, о котором она должна заботиться, ее жених пропал, и они нуждаются в ней. Ради Торгрина Гвендолин прошла бы и через огонь, если действительно пришлось бы. Им всем нужен Аргон – не только ей и Торгрину, но и всему Кольцу. Они противостоят не только Андроникусу, но также и могущественной магии – достаточно могущественной для того, чтобы заманить в ловушку Тора, и без Аргона девушка не знала, как они вообще могут с ней бороться.

«Да», – ответила она. – «Мы должны».

Гвен приготовилась сделать следующий шаг, и в этот раз Штеффен бросился вперед, преградив ей путь.

«Миледи, пожалуйста, позвольте мне пойти первому», – сказал он. – «Мы не знаем, какие ужасы ожидают нас на этом мосту».

Гвендолин была тронута его предложением, но она протянула руку и оттолкнула его.

«Нет», – ответила она. – «Я пойду».

Она не стала больше ждать, а сделала шаг вперед, крепко держать за канатный поручень.

Когда Гвен сделала шаг, она ощутила в руке холод, лед врезался в нее. Холод побежал по ее рукам и ногам. Она сделала резкий вдох, даже не будучи уверенная в том, что может удержаться.

Налетел очередной порыв ветра, раскачивающий мост из стороны в сторону, заставивший ее усилить хватку и терпеть боль, причиняемую льдом. Гвендолин изо всех сил старалась сохранить равновесие, когда ее ноги скользили по покрытой льдом веревке и планкам под ней. Мост резко накренился влево, и на мгновение Гвен была уверена в том, что она упадет через край. Мост выпрямился сам по себе и качнулся назад в другом направлении.

Гвен снова опустилась на колени. Ей с трудом удалось пройти десять футов, а ее сердце уже колотилось так сильно, что она едва могла дышать. Ее руки онемели настолько, что она с трудом ощущала их.

Гвен закрыла глаза и сделала глубокий вдох, думая о Торе. Девушка представила его лицо, каждую его черту. Она сконцентрировалась на своей любви к нему. На своей решимости освободить его. Чего бы это ни стоило.

Чего бы это ни стоило.

Гвендолин открыла глаза и заставила себя сделать несколько шагов вперед, крепко держать за поручень, на этот раз ни за что не желая останавливаться. Ветер и снег могут сбросить ее вниз, в глубины Каньона, но ее это больше не волновало. Дело больше было не в ней, дело было в любви ее жизни. Ради него она может сделать что угодно.

Гвендолин почувствовала, что вес на мосту позади нее сместился и, обернувшись назад, увидела, что за ней следуют Штеффен, Абертоль, Алистер и Крон. Крон заскользил на своих лапах, когда бросился мимо других, закружившись, пока он не оказался рядом с Гвендолин.

«Не знаю, могу ли я сделать это», – выкрикнул Абертоль после нескольких неуверенных шагов, его голос был напряжен.

Он стоял на мосту, его руки тряслись, пока он держался за веревку – слабый старик, который едва мог держаться.

«Вы можете это сделать», – сказала Алистер, встав рядом с ним и сжав его запястье одной своей рукой. – «Я рядом с Вами. Не волнуйтесь».

Алистер шла рядом с Абертолем, помогая ему продвигаться вперед, когда их группа продолжила идти, направляясь все дальше и дальше через мост, шаг за шагом.

Гвен снова поразилась силе Алистер перед лицом бедствия, ее спокойной натуре, ее бесстрашию. Кроме того, девушка излучала силу, которую Гвендолин не понимала. Гвен не понимала, почему она чувствует по отношению к Алистер такую близость, но за то короткое время, когда она знала ее, девушка уже стала ей сестрой. Присутствие Алистер придавало ей сил. Ее и Штеффена.

Ветер на мгновение затих и им удалось продвинуться дальше. Вскоре они пересекли середину моста, теперь уже продвигаясь быстрее. Гвен начала привыкать к скользким планкам. Перед глазами предстал дальний край Каньона, который находился всего в пятидесяти ярдах, и сердце Гвендолин начало наполняться оптимизмом. В конце концов, им удалось сделать это.

Налетел новый порыв ветра, на этот раз сильнее, чем предыдущие. Этот ветер был таким сильным, что заставил Гвен упасть на колени и схватиться за веревку обеими руками. Она держалась за нее изо всех сил, когда мост покачнулся почти на девяносто градусов, после чего не менее резко качнулся назад. Гвен почувствовала, как планка под ее ногами ускользает, и крикнула, когда одна ее нога провалилась в отверстие в мосту по самое бедро. Девушка извивалась, но не смогла выбраться.

Обернувшись, Гвен увидела, что Абертоль теряет хватку, отпуская Алистер и начиная соскальзывать через край моста. Алистер отреагировала быстро, протянув руку и хватая его за запястье, удерживая его как раз перед тем, как Абертоль чуть не соскользнул через край.

Алистер наклонилась над краем моста, крепко держась, в то время как Абертоль раскачивался под ней. Между ним и дном Каньона не было ничего. Алистер потянула его, и Гвен молилась о том, чтобы веревка выдержала. Она чувствовала себя очень беспомощной, когда ее нога застряла между планками. Ее сердце бешено колотилось, когда она пыталась выбраться.

Мост сильно раскачивался, Алистер и Абертоль раскачивались вместе с ним.

«Отпусти!» – крикнул Абертоль. – «Спасайся!»

Трость старика выскользнула из его руки и полетела кубарем в глубины Каньона. Теперь единственным, что у него осталось, был его жезл, привязанный к спине.

«С Вами все будет в порядке», – спокойно сказала Алистер.

Гвен удивилась, увидев, насколько Алистер уравновешенна и уверена.

«Посмотрите в мои глаза», решительно попросила она.

«Что?» – крикнул Абертоль сквозь ветер.

«Посмотрите в мои глаза», – приказала девушка с еще большей силой в голосе.

Было в ее тоне нечто, что заставляло мужчин подчиняться, и Абертоль поднял на нее глаза. Их взгляды встретились, и Гвендолин наблюдала за светом, исходящим из глаз Алистер, которые светили прямо в глаза Абертоля. Она не верила своим глазам, став свидетельницей того, как этот свет окутал Абертоля и, откинувшись назад, Алистер единым рывком вытащила старика обратно на мост.

Пораженный Абертоль лежал, тяжело дыша, и удивленно смотрел на Алистер. Затем он тут же обернулся и схватился за веревку двумя руками, до того как налетел очередной порыв ветра.

«Миледи!» – крикнул Штеффен.

Он склонился над ней, после чего протянул руку, схватил ее за плечи и изо всех сил дернул ее.

Гвен начала медленно вытаскивать ногу из досок, но в следующую минуту она выскользнула из его ледяной хватки и снова упала туда, где была, хотя в этот раз она погрузилась даже глубже. Внезапно вторая планка под Гвендолин треснула и девушка закричала, почувствовав, что начинает стремительно падать.

Гвендолин протянула руки и схватилась одной рукой за веревку, а другой за запястье Штеффена. Ей показалось, что ее плечи вырвали из впадин, когда она начала болтаться в воздухе. Штеффен тоже повис, так далеко наклонившись над краем, что его ноги запутались. Он рисковал своей жизнью, пытаясь удержать ее от падения. Рвущаяся веревка позади Штеффена была единственной вещью, которая удерживала их в воздухе.

Раздалось рычание и вперед прыгнул Крон, который вонзил свои клыки в меховую накидку Гвен, изо всех сил потащив ее наверх, скуля.

Гвен медленно поднималась, дюйм за дюймом, пока, наконец, не смогла схватиться за перекладины моста. Она втащила себя наверх и лежала лицом вниз, тяжело дыша.

Крон облизывал ее лицо, не переставая, пока девушка пыталась отдышаться. Она была очень благодарная ему и Штеффену, который теперь лежал рядом с ней. Гвен была очень счастлива тому, что жива, что спаслась от ужасной смерти.

Но девушка вдруг услышала треск и почувствовала, что весь мост задрожал. У Гвен кровь застыла в жилах, когда она оглянулась назад – одна из веревок, скрепляющих мост над Каньоном, порвалась.

Весь мост пришел в движение и Гвен в ужасе наблюдала за тем, как другая веревка, висящая на волоске, тоже порвалась.

Они все закричали, когда внезапно половина моста отделилась от стены Каньона. Мост раскачивал их так быстро, что Гвендолин с трудом могла дышать, пока они летели в воздухе, направляясь со скоростью света к дальней стороне стены Каньона.

Гвен подняла глаза вверх и увидела, что на них как в тумане надвигается каменная стена. Девушка понимала, что через несколько секунд они все умрут от удара, их тела будут раздавлены, а даже если кто-то и выживет, то он упадет прямо в недра земли.

«Скала, уступи дорогу! Я ПРИКАЗЫВАЮ ТЕБЕ!» – крикнул голос, наполненный первобытной силой, голос, подобно которому Гвен не приходилось слышать.

Оглянувшись, она увидела Алистер, которая сжимала веревку, вытянув одну руку, бесстрашно сосредоточившись на скале, в которую они вот-вот собирались врезаться. Из руки Алистер исходил желтый свет, и когда они приблизились к стене Каньона и Гвендолин приготовилась к удару, она была потрясена тем, что случилось в следующую минуту.

Твердая поверхность скалы Каньона на ее глазах превратилась в снег, и когда они все ударились, Гвендолин не почувствовала, как ломаются ее кости, чего она боялась. Вместо этого она ощутила, как все ее тело погрузилось в стену легкого, пушистого снега. Было очень холодно, снег залетел ей в глаза, нос и уши, но не причинил ей боли.

Она была жива.

Они все болтались там, пока веревка свисала с вершины Каньона, погруженная в стену снега, и Гвендолин почувствовала сильную руку на своем запястье. Алистер. Ее рука, как ни странно, была теплой, несмотря на лютый холод. Каким-то образом Алистер уже удалось схватить и остальных, и совсем скоро она выдернула всех их, включая Крона, наверх. Девушка взбиралась по веревке так, словно это была самая естественная вещь на свете.

Наконец, они забрались на вершину, и Гвен упала на твердую почву на дальней стороне Каньона. В ту же секунду порвались оставшиеся веревки и то, что осталось от моста, упало вниз, погрузившись в туман, в глубины Каньона.

Гвендолин лежала, тяжело дыша, испытывая огромную благодарность за возможность снова ощущать твердую почву под ногами, удивляясь тому, что только что произошло. Земля была замерзшей, покрытой льдом и снегом, но, тем не менее, это была твердая почва. Гвен уже не находилась на мосту и она была жива. Им это удалось. Благодаря Алистер.

Гвендолин обернулась и посмотрела на Алистер со вновь вспыхнувшими чувствами удивления и уважения. Ее переполняла огромная благодарность за то, что девушка находится вместе с ними. Она искренне считала Алистер сестрой, которой у нее никогда не было. У Гвен было чувство, что она еще даже не начала видеть глубину силы Алистер.

Гвен понятия не имела, как им удастся вернуться в Кольцо после того, как они завершат свою миссию здесь – если они вообще ее завершат, если они когда-либо найдут Аргона и смогут вернуться. Пока Гвен вглядывалась в стену ослепляющего снега, на вход в Преисподнюю, у нее было дурное предчувствие о том, что самые тяжелые препятствия еще ждут их впереди.


Избранные отзывы о Морган Райс | Дар оружия | Глава вторая