home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6. Выстрел во тьме

Не проронив ни слова, Шерлок Холмс выскочил из комнаты. Мы со Стриклендом выбежали вслед за ним из гостиницы и устремились к экипажам, выстроившимся перед ней в ряд. Когда наш экипаж выехал на Фрере-стрит и покатился в сторону Хорнимэн Серкл, мистер Холмс зажег сигарету и принялся отрывисто пускать дым.

– Что за преступное легкомыслие! Как я мог не предвидеть следующего хода Морана! – с досадой произнес он. – Боюсь, что единственная непрочная ниточка, которая вела к разгадке этого дела, только что оборвалась.

– Послушайте, мистер Холмс, но ведь у нас же есть улика – отпечаток большого пальца Морана, – возразил я. – Разве ее недостаточно для того, чтобы задержать полковника Морана ad interim[35], пока против него не будет выдвинуто более веское обвинение?

– Дорогой мой Хари, всего только отпечаток пальца не заставит ни одного судью выписать ордер на арест человека, обладающего таким весом в обществе, как полковник Моран. Нам не следует забывать и о том, что старый шикари – человек весьма находчивый и с легкостью обойдет любое препятствие, какое мы только способны воздвигнуть сейчас на его пути.

– Боюсь, что вы правы, мистер Холмс, – удрученно сказал Стрикленд. – Нам нужно было признание этого проклятого портье, но теперь он мертв. Мне следовало бы предупредить Маклауда…

– Это всецело моя вина, – степенно проговорил Шерлок Холмс. – Вы просто не могли предвидеть подобного поворота событий. Но смотрите-ка! Похоже, мы на месте: только убийство может собрать такую кучу людей – если, конечно, допустить, что болезненное любопытство лондонской толпы характерно для человечества в целом.

И в самом деле, толпа перед полицейским участком на Хорнимэн Серкл была столь велика, что наш экипаж никак не мог пробраться к самому участку. Босоногие уличные мальчишки, не обращая внимания на мои увещевания, словно обезьянки, гроздьями висли на нашем экипаже, стремясь лучше разглядеть происходящее. В итоге Стрикленд и сержант полиции вынуждены были сойти и двинуться через толпу напролом. Расплатившись с возницей, мы с Холмсом последовали за ними.

– Эй, вы! Чале джао! – громко позвал Стрикленд, пытаясь перекричать гул толпы. – Давайте-ка сюда!

Энергично вращая офицерской тросточкой, он сумел наконец пробиться через скопление зевак. Стоило нам оказаться в поле зрения констеблей, как они пришли нам на помощь, размахивая латхи. Пробившись сквозь толпу, я увидел на земле большую лужу крови. Тело уже перенесли в полицейский участок. Там нас встретил инспектор Маклауд. Он был в смятении, а его жидкие седые усы выглядели еще более растрепанными, чем прежде.

– Прошу прощения, сэр, – забормотал он. – В жизни бы не подумал, что…

– Мой дорогой Маклауд, – прервал его Стрикленд, – просто расскажите нам по порядку, что произошло…

– Конечно, сэр, – начал инспектор. – Я конвоировал арестованного из гостиницы в полицейском экипаже. Со мной были двое констеблей. Когда экипаж подъехал к тхане и я выходил из него, что-то ударило арестованного в грудь и нанесло ему страшное увечье. Рана была такая, как если бы стреляли из ружья, но это никак не могло быть ружье, поскольку ни я, ни констебли не слышали выстрела. Мы внесли раненого в участок, и доктор Пэттерсон немедленно им занялся, но все было без толку. Он умер буквально через несколько минут.

Из соседней комнаты появился дородный англичанин средних лет в белом врачебном халате. Я понял, что это доктор Пэттерсон.

– Добрый вечер, мистер Стрикленд… честь имею, джентльмены… – быстро поприветствовал он нас и повернулся к инспектору Маклауду. – Его определенно застрелили, Маклауд, и вот пуля, которой его застрелили. Я только что извлек эту штуковину из его грудной клетки.

Он протянул нам белый эмалированный поднос, по которому перекатывалась из стороны в сторону окровавленная пуля. Шерлок Холмс склонился над подносом, чтобы получше разглядеть ее.

– Это мягкая револьверная пуля, – заявил он. – Легко заметить, что после выстрела она изрядно увеличилась в объеме, тем самым причинив покойному то страшное увечье, о котором говорил инспектор Маклауд.

– Но это не мог быть револьвер! – в недоумении воскликнул инспектор, раздраженно дергая себя за жидкие усы. – Я ведь уже сказал, что мы не слышали выстрела. А в это время суток на улицах не так уж и шумно. Во всяком случае, ничего такого, что могло бы заглушить выстрел из пистолета.

– Так посмотрите сами, – ответил Шерлок Холмс, указывая на маленькую пулю на подносе.

– Да я же не отрицаю, что это пуля, сэр, – сердито запротестовал инспектор. – Но послушайте, капитан Стрикленд, сэр, вы же знаете, что внутренний двор участка ярко освещается газовыми фонарями. Я готов поставить на карту свою пенсию, но поверьте мне, вокруг нас с арестованным не было ни души. Во всяком случае, на расстоянии выстрела из пистолета.

– А может быть, где-то в отдалении? – предположил Стрикленд. – Может, на той стороне улицы?

– Дотуда добрых восемь футов, – ответил инспектор, – и я не могу утверждать с уверенностью, что там никого не было.

– А было ли на улице движение? Может быть, мимо вас проезжал какой-нибудь экипаж?

– Нет, тут уж я уверен. Ах да, перед одной из лавок на той стороне улицы стоял фургон – обычный крытый фургон, ну, знаете, из тех, что занимаются доставкой товаров. Однако даже первоклассный стрелок не смог бы убить человека из пистолета с такого расстояния, особенно в сумерках.

– А не слишком ли сейчас поздно для того, чтобы доставлять товар? – заметил Холмс, подойдя к открытому окну и вглядываясь в ночь. – Так или иначе, он уже уехал. – Он отвернулся от окна и посмотрел на нас. – Боже мой, боже мой, что за странная загадка.

Что-то в его голосе заставило меня насторожиться. Мне показалось, что он произнес эту фразу отнюдь не озадаченно, а напротив, как если бы ему было о чем сообщить нам по секрету. Стрикленд, судя по всему, тоже обратил на это внимание, поскольку тут же решил прервать обсуждение и увести Шерлока Холмса из полицейского участка.

– Что ж, мне кажется, сегодня нам уже больше ничего не сделать, – энергично произнес Стрикленд, направляясь к двери. – Маклауд, завтра я попрошу вас первым делом опросить всех окрестных лавочников и местных жителей. Выясните, не заметили ли они чего-нибудь необычного или кого-то подозрительного в тот момент, когда стреляли.

Толпа вокруг полицейского участка уже рассосалась. В свете газовых фонарей мы увидели только нескольких нищих, улегшихся спать прямо на мостовой. В тихом ночном воздухе едва звенели струны ситара. На миг я задумался о толстяке портье, безжизненное тело которого лежало сейчас на бетонном столе в мертвецкой, а душа начинала странствие в «безвестный край, откуда нет возврата земным скитальцам»[36]. Констебль поймал для нас экипаж, и мы покатили обратно в гостиницу, наслаждаясь ночной прохладой.

Шерлок Холмс пребывал в заметном смятении. Он угрюмо склонил голову, пряча острое свое лицо под охотничьей шляпой, и настолько погрузился в собственные мысли, что, судя по всему, не расслышал вопроса Стрикленда:

– Как им это удалось, мистер Холмс?

– Что?

– Выстрел, мистер Холмс. Как прикончили португальца?

– А, вот вы о чем, – с безразличием ответил Холмс, медленно поднимая голову. – Из духового ружья.

– Что вы имеете в виду?

– Духовое ружье, дорогой мой Стрикленд. Оно же – пневматическая винтовка[37]. Поверьте, и такое бывает. Это уникальное оружие, обладающее удивительной мощью и при этом совершенно бесшумное. Я знал фон Гердера, слепого механика, который сконструировал такое ружье по приказу покойного профессора Мориарти. Оно стреляет мягкими револьверными пулями. Ведь это попросту гениально! Ну кто бы подумал, что такая пуля может быть выпущена из духового ружья? Моран уже как-то раз пытался прикончить меня именно таким способом, однако судьба оказалась ко мне более милостива, чем к знаменитым тиграм полковника.

– Но ведь если мы его не арестуем или не выведем из строя, он наверняка повторит свою попытку, – возразил я. – До тех пор ваша жизнь будет под угрозой, мистер Холмс.

– Я не робкого десятка, Хари, но, судя по всему, вы правы. Что бы вы посоветовали мне предпринять?

– Благоразумие – высшая доблесть, и я бы посоветовал поскорее убраться из этой отвратительной метрополии.

– Хари прав, мистер Холмс, – сказал Стрикленд. – У полковника Морана здесь все преимущества. Даже если забыть о размерах города и о царящей в нем суматохе, которая изрядно мешает слаженной работе полиции, в Бомбее множество преступных организаций, и ничто не помешает Морану нанять их для достижения своих гнусных целей.

– Я бы посоветовал на время уехать в Шимлу, мистер Холмс, – сказал я. – В это время года там стоит изумительная погода, в высшей степени приятная для европейца. Ах… «зеленые холмы, кристально чистые реки, прохладные горные ветры, благоухающие сосновым запахом», как пишет в «Путеводителе по Шимле» Тауэлл.

– Надеюсь, поэтичность Хари не расхолодит вас, мистер Холмс, – произнес Стрикленд. – Сейчас нам действительно не найти для вас убежища лучше Шимлы. Несмотря на то что это летняя столица правительства, город невелик, и нам легко будет приметить любого чужака, а местные жители – простой и честный горный народ. Более того, Хари чувствует себя в горах как рыба в воде, так что он без труда обеспечит вашу безопасность.

Я рад был услышать, что мне предстоит сопровождать Шерлока Холмса в Шимлу. Те два дня, что мы провели бок о бок, убедили меня, что продолжение знакомства с этим удивительным человеком будет не только поучительным, но и увлекательным.

– Пограничный курьерский поезд в Пешавар отправляется сегодня в час ночи, мистер Стрикленд, – сообщил я, изучив расписание поездов и взглянув на большие серебряные часы-луковицу, полученные мною в наследство от отца. – Если мистер Холмс не сочтет наши действия чрезмерной спешкой, у нас есть два часа на сборы.

– О, я привык к походной жизни, – ответил Шерлок Холмс, – и двух часов мне с избытком хватит на то, чтобы забрать из гостиницы саквояж.

– Значит, договорились, – сказал Стрикленд, когда экипаж остановился перед входом в гостиницу. – Чем скорее вы покинете Бомбей, тем меньше шансов на очередное покушение останется у полковника Морана. А ты, Хари, – обратился он ко мне, – отправляйся к себе и собери все необходимое. Встретимся на вокзале Виктория у книжного киоска рядом с залом ожидания для пассажиров первого класса.


5.   Медный слон | Шерлок Холмс в Тибете | 7.   Пограничный курьерский поезд